<<
>>

§ 2. Понятие и система экономических преступленийв английской правовой доктрине

В англосаксонской системе права, так же как и в российском уголовном законе, нет определения экономического преступления как такового. Ни в законе, ни в правовой доктрине, ни в прецедентах Англии не упоминается термин "экономическая преступность", хотя первый вал разнообразных крупных мошенничеств в сфере экономики в 60-70-хгг.

XIXв. имел место именно в Великобритании, к тому времени уже ставшей общепризнанным мировым бизнес-центром. Однако английский Парламент принял первый специальный пакет нормативных актов, устанавливающих контроль над содержанием балансов корпораций, проспектов эмиссии акций, а также правила выпуска акций и ограничения по владению акциями директорами компаний только в 1900г. после целого ряда крупнейших скандалов с акциями, которые серьезно подорвали доверие англичан не только к коммерческим компаниям, но и к правительству страны*(109).

Второй очень важный для всей англосаксонской системы права пакет специального законодательства, направленного на защиту инвесторов от обмана, манипуляций с ценными бумагами, а также иных видов мошенничества, был принят в США в 1933-1934гг. Эти законы получили образное наименование "законы голубого неба" (blue-sky laws), поскольку их основной целью было защитить инвесторов от вложений средств в ценные бумаги от продажи им "чистого (голубого) неба". Законодательными актами, оказавшими наиболее сильное влияние на регулирование деятельности на рынке ценных бумаг, безусловно, являются Акт о ценных бумагах 1933 г.*(110) и Акт о фондовых биржах 1934 г.*(111)

За последние двадцать лет в Англии отмечались два пика резкого роста преступлений в сфере экономики. Первый пришелся на 1983-1986гг. и был связан с биржевыми мошенничествами. Расследование подобных преступлений, требующее глубоких знаний экономики и механизмов совершения финансовых операций, анализа бухгалтерской документации, затруднялось отсутствием в правоохранительных органах специалистов такого высокого уровня.

В результате был принят закон*(112), регулирующий процедуру расследования экономических преступлений и определявший компетенцию нового органа- Подразделения по борьбе с серьезными мошенничествами (Serious Fraud Office), по расследованию "наиболее сложных и многогранных уголовных дел в сфере коммерческой деятельности"*(113).

При этом под преступлениями в сфере коммерческой деятельности понимаются деяния, включающие в себя обман, преступления, связанные с отмыванием денег, составлением ложных отчетов*(114), правонарушения в сферах инвестирования, посягательства на интересы кредиторов компаний, банковских и иных финансовых институтов, центрального и местных правительств, манипуляций на финансовых рынках и др.*(115) С принятием в 2001 г. Акта о борьбе с терроризмом, преступностью и безопасности*(116) к компетенции SFO также было отнесено расследование преступлений, связанных с коррупцией и организованной преступностью в сфере их деятельности, т.е. в сфере расследования наиболее серьезных экономических преступлений.

Второй всплеск мошенничеств пришелся на 1999-2000 гг.*(117), что было сопряжено с появлением новых финансовых инструментов и окончательным оформлением мирового финансового рынка как части глобальной интегрированной экономики*(118). Затем в течение двух лет общее количество мошенничеств, зарегистрированных полицией, снижалось, но по итогам 2002-2003гг. вновь заметно выросло, практически приблизившись к пиковому за всю историю показателю 1999-2000 гг.*(119) Этот факт послужил причиной начала интенсивной работы Комиссии по праву над очередной реформой законодательства в целях еще более эффективной борьбы с экономической преступностью.

С увеличением влияния экономических отношений на жизнь общества экономические преступления стали объектом анализа не только правоохранительных органов, но и политиков.

Так, в 1998 г. представители "Большой восьмерки" уделили значительное внимание экономической, в первую очередь финансовой, преступности. В Коммюнике были сформулированы следующие основные принципы обмена информацией между регулирующими финансовыми органами для предупреждения финансовых правонарушений*(120):

- обмен информацией между регулирующими органами различных секторов финансовых услуг;

- обмен объективной информацией о наличии и причинах интереса регулирующих органов в отношении определенных лицах, например, владельцев, акционеров, директоров, менеджеров или служащих фирм, за которыми ведется наблюдение;

- конфиденциальность полученной в результате обмена информации;

- использование информации правоприменительными органами для дальнейших контрольных целей;

- устранение законов, препятствующих обмену информацией и др.*(121)

По мнению участников саммита, все формы транснациональной преступности, в особенности мошенничество, могут подорвать устойчивый рост и развитие национальных экономик*(122).

Такие преступления представляют глобальную угрозу, поскольку могут привести к ослаблению государственных и общественных институтов, потере доверия граждан и, следовательно, привести к эрозии демократических и экономических основ общества*(123).

Проблема роста финансовой преступности приобретает особую актуальность для объединенной Европы. Органами Евросоюза отмечается серьезная и все более возрастающая угроза международной организованной, в первую очередь экономической, преступности самому существованию Европейского союза, что послужило одной из причин принятия целого ряда законодательных актов, направленных на борьбу с коррупцией в частном секторе экономики*(124), отмыванием денег*(125), незаконной инсайдерской деятельностью*(126), мошенничеством*(127) и др.

Рассматривая основные направления деятельности мирового сообщества по борьбе с финансовой преступностью, можно сделать вывод, что к финансовой преступности относятся преступления, посягающие на различные секторы финансовых услуг как в рамках национальных финансовых систем, так и в рамках мировой экономики; основному контролю подлежат инвестиционные вложения частного сектора экономики, а субъектами финансовых преступлений признаются владельцы, акционеры, директора, менеджеры или служащие коммерческих фирм. Очевидно, что представителей мирового сообщества в первую очередь интересуют крупные транснациональные корпорации, использующие преступный капитал и способные повлиять на мировую экономику в целом. Однако аналогичные преступления совершаются и на национальном уровне, и на уровне экономик регионов государства, а также на уровне экономик отдельно взятых фирм.

В английском праве нет единого мнения о том, какие именно деяния относятся к экономическим преступлениям, особенно учитывая тот факт, что сам термин "экономические преступления" практически не употребляется в законодательстве, судебной практике и работах ученых-юристов.

Как отмечалось выше, представители правоохранительных структур рассматривают как синонимы понятия "экономическая преступность" и "преступность в сфере коммерческой деятельности".

Политики включают в содержание финансовой преступности практически все виды посягательств на экономическую сферу. Однако все специалисты отмечают, что в связи с глобализацией экономики исследуемые деяния наносят все больший ущерб как отдельным хозяйствующим субъектам, так и целым экономическим системам.

Попытки выделения экономической преступности как самостоятельного объекта исследования предпринимались учеными начиная со второй половины ХХв. Впервые это было сделано более пятидесяти лет назад Э. Сатерлендом*(128), выделившим экономические преступления по субъекту их совершения и назвавшим их термином, впоследствии вошедшим в юридическую терминологию всего мира - "беловоротничковая преступность". При этом следует отметить, что если изначально под "беловоротничковой преступностью" понимались преступления, совершаемые уважаемыми лицами, имеющими высокий социальный статус, при осуществлении ими своей профессиональной деятельности*(129), то в дальнейшем указанный термин получил более широкое толкование. Так, по мнению М.Леви, одного из наиболее авторитетных исследователей проблемы "беловоротничковой преступности" в Великобритании, указанный термин подразумевает преступления, совершенные "самим бизнесом и против бизнеса"*(130), т.е. данное им определение практически идентично применяемому в России термину "преступления в сфере экономики". По мнению С. Уиллера, Д. Уэйсберда и Н. Боде, "беловоротничковой преступностью" признаются экономические преступления, совершенные с использованием сочетания мошенничества, обмана и сговора*(131). В. Поллак и Р. Смит определяют "беловоротничковую преступность" как все незаконные деяния, совершенные без применения физического воздействия, но с помощью обмана или утаивания информации в целях получения денег, имущества, личной или коммерческой выгоды, либо во избежание потерь денежных средств или имущества*(132). Б.С. Никифоров и Ф.М. Решетников относят к "беловоротничковой преступности" различные финансовые манипуляции, взяточничество, компьютерные, налоговые, банковские преступления, направленные на получение денежной выгоды лицами, занимающими высокое социально-экономическое положение, за счет государственной или частной компании, в которой они работают, либо на получение денежной выгоды самой частной компанией (корпорацией)*(133).

Наиболее широкое понимание определения "беловоротничковой преступности" состоит в представлении его как отдельного социального явления современной жизни, получившего свое начало и развитие с развитием бизнеса и свободных экономических отношений в обществе*(134).

Несмотря на то что указанное сочинение Э.Сатерленда вышло в свет довольно давно, феномен "беловоротничковой преступности" не исследуется практиками, а анализируется в основном, в рамках научных статей. Нормы об ответственности за преступления "белых воротничков" являются в Англии общеуголовными и в самостоятельные разделы в законодательстве не выделяются. Следует отметить, что в английской юридической литературе данный термин встречается крайне редко. Более того, М.Леви отмечает практически полное отсутствие научных исследований, посвященных этой тематике, а также весьма низкий интерес ученых Англии к исследованию экономической преступности.

Термин "беловоротничковая преступность" находит свое отражение в ежегодном статистическом отчете Министерства внутренних дел по Англии и Уэльсу, правда, не в качестве юридического термина, а как "общеупотребимое понятие". По мнению составителей отчета, "жесткого определения этого явления не существует, однако обычно с данным понятием ассоциируются некоторые виды мошенничества и подделки документов"*(135).

В начале прошлого века экономические преступления вообще не выделялись в качестве социального явления. Так, одна из самых известных классификаций профессора Э.Дженкса включает в себя в качестве самостоятельной следующую систему преступлений:

- против физической неприкосновенности;

- против собственности;

- против религии и нравственности;

- против репутации*(136).

При этом мошенничество уже выделяется им в качестве особого подкласса, но внутри группы преступлений против собственности*(137).

Профессор Дж.Смит, работы которого также применяются судами при вынесении судебных решений, выделяет самостоятельную группу "кража и соответствующие преступления", в которую входят: кража; хищение электричества; грабеж; преступления, включающие в себя обман; уклонение от платежа; составление ложных отчетов и другие мошенничества; временное изъятие; шантаж; берглэри (burglary- проникновение в помещение с намерением совершить предусмотренное уголовным законом противоправное деяние) и берглэри с отягчающими обстоятельствами; going equipped- снаряжение для совершения предусмотренного уголовным законом противоправного деяния; приобретение краденых товаров; незаконное удержание ошибочно предоставленного кредита; объявление награды за возврат украденных или потерянных товаров; другие различные случаи*(138).

Дж.Инглиш и Р.Кард, аналогично определяя группу кражи и относящихся к ней преступлений, в отличие от Дж.Смита выделяют в самостоятельные разделы уголовно наказуемое причинение ущерба, берглэри, мошенничество (offences of fraud), приобретение краденых товаров, а также подделку и фальшивомонетничество*(139). При этом к мошенничеству относятся получение имущества путем обмана, получение материальной выгоды путем обмана, получение услуг путем обмана, избежание обязательств путем обмана, уклонение от платежа, составление ложных отчетов, ответственность директоров компаний за преступления, связанные с обманом или ложной отчетностью, а также незаконное использование компьютеров*(140).

П.Р.Глэйсбрук, составитель сборников статутов по уголовному праву, которые имеют чрезвычайно широкое распространение среди правоприменителей, выделяет сходную индивидуальную группу "кража, мошенничество и незаконная коммерческая деятельность", однако берглэри, несмотря на то, что его определение дано в Актах о кражах 1968, 1978гг., переносит в главу "Нарушение границ и вторжение в сферу частной жизни", а в главу "Кража, мошенничество и незаконная коммерческая деятельность" относит также преступления, совершаемые в сфере авторского, патентного законодательства, законодательства о торговых знаках, банкротстве, противодействии коррупции, а также о защите прав потребителей*(141).

Составитель же сборника законодательства И.Х. Деннис*(142) вообще не делает разделения на главы, публикуя выдержки из законодательных актов в произвольном порядке.

К.Эллиотт и Ф.Куин вводят две самостоятельные системы: преступления против собственности, не включающие обман (non fraudulent property offences), к которым относят кражу, грабеж, разбой, шантаж, причинение имущественного ущерба и др.*(143), и преступления против собственности, включающие обман (fraudulent property offences), к которым относятся получение имущества путем обмана, получение материальной выгоды путем обмана, получение услуг путем обмана, избежание обязательств путем обмана, "беловоротничковую преступность" и др.*(144)

Х.Кроэл также предлагает собственную классификацию, в которую входят преступления против собственности, профессиональная и организованная преступность, а также "беловоротничковая" и корпоративная преступность*(145). При этом мошенничество она относит к преступлениям против собственности, а внутри "беловоротничковой" и корпоративной преступности выделяет следующие подгруппы:

- преступления, связанные с профессиональной деятельностью, также включающие в себя различные виды мошенничеств и уклонение от уплаты налогов;

- компьютерные преступления;

- корпоративные преступления, включающие преступления против потребителей, преступления против здоровья и безопасности, а также экологические преступления;

- финансовые мошенничества;

- коррупция*(146).

М.Леви подразделяет экономические преступления на преступления, совершаемые компаниями и против компаний, подделку документов, компьютерное мошенничество, мошенничество с кредитными картами и чеками, а также мошенничество в сфере морских перевозок*(147).

По мнению Д. Вайтмана, "беловоротничковую преступность" можно подразделить на преступления, совершаемые в основной сфере деятельности преступника (occupational crimes), а также преступления организационного характера (organisational crimes). К первым относятся мошенничество и растрата, совершенные физическими лицами для их собственной выгоды. Вторая группа включает манипулирование ценами и территориальные ограничения, совершаемые корпорациями, их менеджерами или служащими в интересах корпорации*(148).

Министерство внутренних дел в своем отчете за 2001 г. "Уголовная статистика Англии и Уэльса" выделяет следующие группы преступлений: преступления, включающие в себя насилие против личности; сексуальные преступления; берглэри и грабеж; кражу и хранение краденого имущества; мошенничество и подделку документов; причинение ущерба преступлением; преступления, связанные с наркотиками; преступления, связанные с управлением транспортными средствами, и др.*(149)

При этом к преступлениям против собственности практики относят вандализм, берглэри и различные виды краж*(150). Последние подробно детализированы в разделе "Кража и хранение краденого имущества"*(151).

По мнению министерства внутренних дел, мошенничество в различных его проявлениях не относится к посягательствам на собственность. Раздел отчета "Мошенничество и подделка документов" включает в себя следующие подгруппы: мошенничество, совершенное директорами компаний; составление ложных отчетов; иные мошенничества; преступления в сфере банкротства; подделка или использование подложных рецептов на лекарства; подделка документов; другие (более 60) преступления*(152), большинство из которых посягают на осуществление экономической деятельности.

Авторы, которые выделяют в отдельный вид класс экономических преступлений, не дают их определения, отмечая, что целый ряд уголовных статутов может рассматриваться как относящиеся к экономической преступности (economic criminality), например такие, как Акты о кражах*(153), Акт о подделке и подлоге*(154), а также некоторые специальные статуты, применяемые только к преступлениям в сфере бизнеса*(155).

Таким образом, все преступления, так или иначе затрагивающие сферу предпринимательской деятельности, в английской правовой системе можно отнести к экономическим, независимо от того, посягает ли преступник на правоотношения в сфере производства, распределения, обмена товаров, работ, услуг или же на правоотношения, складывающиеся на финансовых рынках, или же в регулируемых государством областях, таких как процедура банкротства, банковская деятельность идр.

В настоящее время многие авторы, как английские, так и американские, рассматривают современную экономическую (финансовую) преступность как одну из наиболее опасных разновидностей организованной преступности.

По мнению Р.Босворф-Дэвиса, проблема финансовой преступности не только в Великобритании, но и во всем мире реально гораздо сложнее и острее, чем это представляется даже тем правоохранительным органам, чьей непосредственной обязанностью является противодействие преступлениям в кредитно-финансовой сфере. "Органы, применяющие право, должны радикально пересмотреть свое отношение к преступлениям, совершаемым в финансовом секторе экономики, и должны признать, что ситуация, имеющая место на финансовом и инвестиционном рынках, в действительности является "организованной преступностью" и, следовательно, обращаться с ней нужно соответствующим образом"*(156).

П.Джонстоун и Д.Хэйнес также рассматривают финансовые преступления как наиболее опасную разновидность организованной преступности, указывая при этом на усиление роли новейших технологий в формировании нового качества и содержания преступности. "Неумолимый рост организованной преступности, в частности отмывания денег и связанных с ним преступлений, таких как незаконная инсайдерская деятельность и мошенничество, были сильно облегчены экспансией многочисленных глобальных компьютерных сетей и разнообразных коммуникаций, которые обеспечивают неограниченный доступ финансовым преступникам"*(157).

Все преступления, совершенные на территории Англии и Уэльса, включая преступления в сфере экономики, подразделяются на три группы:

- преступления, судебное разбирательство по которым производится в королевских судах с участием присяжных заседателей (indictable offences);

- преступления так называемого упрощенного обвинения, судебное разбирательство по которым производится судами магистратов без участия присяжных заседателей (summary offences);

- преступления, судебное разбирательство по которым может быть произведено как с участием присяжных заседателей, так и без оного (offences triable either way).

Актом о толковании 1978 г.*(158) установлено обязательное единообразие толкования данных терминов, которые указываются в законах при определении наказания за то или иное деяние.

В то же время следует отметить, что в ряде случаев само определение "дела, рассматриваемые судом присяжных" имеет формальный характер, поскольку при определенных обстоятельствах дела могут слушаться судами без фактического привлечения к делу присяжных заседателей. Так, например, наиболее опасные и сложные случаи мошенничества могут, по ходатайству обвинения, рассматриваться королевскими судами без участия присяжных заседателей*(159). Сложность и предполагаемая длительность процесса могут стать для членов жюри присяжных настолько обременительными, что в интересах правосудия будет проведение слушаний без привлечения жюри. Однако для этой процедуры необходимо получить одобрение Лорда главного судьи или иного судьи, уполномоченного Лордом главным судьей принимать такие решения.

Наказание за совершение преступления по обвинению в суде присяжных обычно бывает значительно суровей наказания по упрощенному обвинению. Этот факт ранее позволял судить о тяжести совершенного деяния. Отнесение уголовного проступка к одной из указанных выше групп фактически являлось критерием подразделения преступлений на серьезные (serious) и средние (minor), поскольку право устанавливать, каким образом будет рассматриваться то или иное дело, реализуется Парламентом при установлении уголовной ответственности за совершение общественно опасных деяний и с течением времени может изменяться.

В последнее время в английском нормотворчестве появилась тенденция законодательно определять серьезность преступлений. Так, Закон об уголовном правосудии 2003г. дает определение серьезных преступлений:

- преступления, связанные с насилием, или сексуальные преступления;

- преступления, за которые лицам старше 18 лет может быть назначено наказание в виде пожизненного заключения или на срок 10 и более лет*(160).

Это указание дано законодателем в силу особого режима отбывания наказания такими преступниками и особых условий применения к ним института условно-досрочного освобождения.

Вместе с тем следует обратить внимание на некоторую неопределенность терминологии, возникшую после вступления в силу указанного закона в декабре 2003 г. Так, термин "серьезные мошенничества" широко употребляется как среди юристов, так и в обыденной жизни, более того, никаких изменений не произошло и в наименовании соответствующего государственного органа (SFO). Тем не менее экономические преступления не отвечают признакам серьезных преступлений, поскольку они не связаны с насилием и максимальный срок наказания в виде тюремного заключения, который может быть назначен судом за их совершение, не превышает 10 лет. Следовательно, они не могут быть отнесены к серьезным преступлениям в понимании последнего закона об уголовном правосудии.

Большинство преступлений, совершаемых в сфере экономики, относятся к преступлениям, которые могут быть рассмотрены как с участием присяжных заседателей, так и по упрощенному обвинению, в зависимости от обстоятельств дела. И только суд может решить, какой способ рассмотрения дела будет наиболее приемлем в данном конкретном случае*(161). Из этого можно сделать вывод, что преступления, совершаемые в сфере экономики, находятся в средней группе общественной опасности, хотя понимание их опасности и ущерба, который они наносят, в английском обществе все возрастает.

<< | >>
Источник: Чупрова Е.В.. Ответственность за экономические преступления по уголовному праву Англии. - 2007 г.. 2007

Еще по теме § 2. Понятие и система экономических преступленийв английской правовой доктрине:

  1. § 2. Понятие и система экономических преступленийв английской правовой доктрине
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -