<<
>>

§ 3. Особенности методологии расследования преступлений посредством преобразования информации

Проведенный нами ранее анализ показал, что одной из основных задач криминалистической деятельности является расследование и раскрытие преступлений, которая может быть решена путем исследования и познания обстоятельств совершения преступления, подлежащих установлению.

В связи с этим наука криминалистика рассматривает событие преступления как один из материальных процессов действительности и результат изменений в окружающей среде.

Данные изменения находят свое отражение в сознании человека и выступают как процесс возникновения информации.

В силу этого актуальное значение приобретают проблемы, связанные с возможными путями получения, преобразования, сохранения, утраты и искажения информации, ее исследования и оценки как в ходе отдельного акта криминалистической деятельности (оперативно-разыскные мероприятия, следственные действия, назначение и проведение экспертиз), так и при расследовании уголовного дела в целом.

Иными словами речь идет о деятельности, которая представляет собой определенный набор целенаправленных методов и средств получения, хранения, накопления, преобразования информации об отдельных этапах преступных действий, в том числе, и ее анализ, то есть определенную конкретную методологию.

В методологии расследования преступлений важно учитывать специфические факторы, среди которых наряду с организованным характером преступной деятельности, активным противодействием расследованию, отсутствием гарантий личной безопасности участников процесса выделяется наиболее специфический фактор.

Таким фактором является высокая степень информационной неопределенности, порожденной дефицитом ориентирующей и доказательственной информации.

Значение информации может изменяться в зависимости от ее объема и роли в доказывании[93].

Так, в ряде работ криминалистов совершенно верно отмечается, что «в самом начале расследования, даже на стадии возбуждения уголовного дела ...

для большинства расследований этот этап характеризуется недостатком информации.»; «... поставленные задачи решаются в условиях сложившейся информационной недостаточности. Чаще всего это происходит на первоначальном этапе расследования.»[94] [95].

Данное обстоятельство обусловливает поэтапный характер процесса познания события и признаков преступления, и всего расследования. Как правило, исходная информация о совершенном преступлении фрагментарна, неполна и не достаточна для принятия необходимого процессуального решения. «Совокупность всей информации в принципе адекватно отражает преступление, но именно в «принципе», поскольку в действительности полнота отражения может и не быть либо ставшая известной информация может оказаться не полной» .

Недостаток информации, необходимость предпринимать определенные действия в условиях дефицита времени и нередко в условиях активного противодействия требуют высокой пластичности интеллекта следователя, повышенной продуктивности мыслительной деятельности. Следователю не всегда удается сразу выделить необходимую информацию, имеющую значение для дела. В силу этого информация, получаемая следователем, требует постоянной коррекции. «Процесс познания в ходе раскрытия и расследования преступления, а также судебного рассмотрения уголовного дела всегда динамичен. Существенной его особенностью является постоянное изменение объема и содержания информации о происшедшем, его отдельных составляющих. Появление новой информации, изменение ранее известной, не могут не оказывать значительного влияния на весь ход познавательного процесса. Поэтому для субъектов криминалистического процесса познания события преступления и информации о нем очень важно строить свою деятельность, именно исходя из обстоятельств динамичности процесса познания, важно изучать криминалистически значимую информацию с учетом динамики ее развития»[96].

В этом существенную роль приобретает разработанный в криминалистике методологический алгоритм расследования.

Поэтому по мере того как в период раскрытия и расследования преступления новая информация поступает в распоряжение следователя и накапливается в уголовном деле, начинается ее систематизация и обобщение.

Таким образом, методологию расследования можно определить как систему научных положений и разрабатываемых на их основе технико-тактических средств и приемов, используемых в организации познавательной деятельности, осуществляемой в целях получения и преобразования криминалистически значимой информации, которая актуализируется в судопроизводстве.

Особенности организационно-тактических задач, решаемых в процессе расследования, как правило, определяется недостаточным объемом доказательственной информации, которая требует анализа и поиска путей ее получения.

Обозначенная проблема, на наш взгляд, может быть решаема при использовании методов преобразования информации в ходе расследования преступлений с учетом форм отражения потенциальной доказательственной информации.

Последовательно выделим их и дадим им характеристику.

Собственно методы преобразования информации в криминалистике известны достаточно давно[97]. Тем не менее, в информационном поле исследуемых проблем кратко обозначим их содержательные параметры, не претендуя на авторство[98]. Полагаем, что для решения поставленной задачи можно применить уже известные методы и приемы преобразования информации в различны областях науки:

1. Формализация описания криминалистической информации и задач ее обработки с учетом форм отражения потенциальной доказательственной информации.

В научной литературе формализацию обычно определяют как выявление и уточнение содержания изучаемого явления через рассмотрение и фиксацию его формы и возможности оперирования ею. В этом случае элементы явления определенным образом ставятся в соответствие некоторым относительно устойчивым материальным конструкциям, позволяющим выявить существенные и закономерные стороны рассматриваемых объектов.

Такими материальными конструкциями могут быть буквы любого алфавита, цифры, графические построения и символьные знаки и другие обозначения в определенной форме их записи. Они формализуют процесс познания, делают его емким и наглядным.

Это хорошо понял и образно выразил еще Лейбниц - великий немецкий математик и философ (1646-1717): «...знаки коротко выражают и как бы отображают глубочайшую природу вещи, и при этом удивительным образом сокращается работа мышления»[99].

Позже применительно к уголовно-статистическому анализу преступности, известный русский юрист Н. Неклюдов в 1985 г. также писал: «Всякое число или цифра имеет то характеристическое свойство, что она в состоянии выражать собой не только ко- личественность, но и качественность, не только сумму деяний, но и их характер»[100].

Данное положение можно проиллюстрировать с помощью любого примера и из области криминалистического исследования. Например, на основании конструктивных данных пули по справочным таблицам определяется вид патрона, частью которого она являлась, вид и модель оружия, из ствола которого этот патрон был выстрелен; по дактилоскопической формуле цифровых обозначений оттисков пальцевых узоров определяется, какой рукой они оставлены, их тип, вид, в конечном счете информация об оставившем их лице[101].

Видимо, в наступившем информационном веке формализованные языки, соответствующим образом обогащенные средствами выражения и дедукции, будут использоваться не только для автоматизации поиска известных фактов, но и для вывода новых фактов. Следовательно, они могут служить логической базой создания систем, используемых в эвристике прогностических и дедуктивных целях (информационно-логические системы)[102]. В полной мере это относится и к сфере криминалистической деятельности.

2. Метризация криминалистической информации как средство ее формализации.

Ранее уже отмечалось, что вначале, осуществляя криминалистическую деятельность, субъект оперирует не судебными доказательствами, а криминалистической информацией, лишь часть которой в последующем приобретает значение доказательственной.

Строго говоря, объектом метризации, в частности измерения, всегда является та или иная физическая величина, обычно именуемая параметром объекта познания. Поэтому данные, получаемые в результате этой процедуры, в научно-технической литературе справедливо называют параметрической или измерительной информацией[103]. Учитывая это, под метризацией криминалистической информации следует понимать такую процедуру ее обработки, в результате которой субъект криминалистической деятельности получает количественные или измерительные характеристики тех или иных параметров объекта познания.

Так, фиксируя обстановку места происшествия, длину (например, тормозного пути при ДТП, обнаруженного орудия взлома или длину следа обуви и т. п.) можно выразить в метрах, сантиметрах или миллиметрах; вес предмета - в килограммах или граммах; величину угла - в градусах или радианах и т. п.

3. Формы параметрической информации и способы ее формализованного выражения при подготовке к автоматизированной обработке.

Параметрическую информацию обычно сводят к четырем

Л

формам: событию, величине, функции и комплексу .

Событием в этом случае считается любое явление, действие или, иными словами, любое внешнее проявление чего-либо. Применительно к объектам криминалистического исследования наиболее характерным примером этого является наличие (или отсутствие) того или иного признака.

Поскольку любое явление в условиях реальной действительности может быть и не быть, то такое (двоичное) состояние явления принимается за первичный и далее неделимый элемент информации о нем. Такое элементарное двоичное событие считается категорией нулевой меры, а информация о нем именуется нульмерной информацией. Графически (при ее обработке с использованием математического аппарата и компьютера) она выражается в виде точки или пробела, а в арифметической символике - в виде единицы или нуля.

Такой подход позволяет количественно выразить информацию, которая необходима и достаточна, чтобы «снять неопределенность» данного события. В теории информации меру такого количества информации определяют через энтропию. При этом под энтропией понимается количественная мера неопределенности некоторой выделенной совокупности характеристик исследуемого объекта любой природы.

Данный подход применим и в сфере криминалистической деятельности, так как расследование в широком смысле есть не что иное, как совокупность действий, направленных на «снятие неопределенности» события, которое в силу своих свойств является противоправным и именуется преступлением.

Действительно, следователь имеет дело с событием, неопределенность которого максимальна (неясно, что и когда произошло, кем данное преступное действие совершено и т. п.). Цель его действий - максимально снизить уровень неопределенности данного события, или, иными словами, уменьшить уровень его энтропии. Достигается это путем выявления, накопления, преобразования и проведения иных действий в ходе получения информации о событии. Они и образуют структуру методологии расследования преступления.

4. Кодирование криминалистической информации как элемент ее математической обработки и его роль в оптимизации применения информационных технологий.

В любом акте познания, присутствующем в структуре деятельности по раскрытию и расследованию преступлений, мы всегда имеем дело с отраженным разнообразием познаваемого объекта или, иными словами, с информацией о нем. Очевидно, что чем выше и полнее уровень отображенного, тем полнее и глубже у познающего субъекта будут знания об отображаемом объекте.

Однако практическая реализация этой возможности требует использовать такие способы (приемы) превращения потенциальной информации в актуальную[104], которые бы обеспечивали их наибольшую точность. Одним из путей решения этой задачи является использование наиболее рациональных средств и методов кодирования (и декодирования) информации.

В криминалистике эти операции используются как средство представления информации, характеризующей индивидуальные особенности объекта или исследуемого события, в виде последовательно расположенных объекта или исследуемого события, в виде последовательно расположенных символов абстрактного алфавита.

Комбинацию таких символов называют кодом, а их количество, входящее в определенную кодовую комбинацию, ее длиной.

Кодовые символы могут иметь различную форму. Чаще всего это цифры, буквы какого-либо алфавита, а также различного рода условные знаки и их сочетания (точка и тире, математические символы и т. п.).

Независимо от формы каждый такой символ может обозначать какой-либо физический сигнал, с помощью которого информация может быть передана по каналам связи. Последнее имеет чрезвычайно важное значение, так как обеспечивает возможность не только быстрой передачи информации, но и ее аккумуляцию в информационных системах, а также обработку с использованием современных средств вычислительной техники.

Форма отражения доказательственной информации имеет решающее значение при выборе практических приемов обнаружения, фиксации, проверки и оценки источников криминалистической информации.

Уже в первых работах по теории доказательств наиболее существенное значение придавалось различию двух основных форм

доказательств: «от людей» - личные доказательства и «от ве-

1

щей» - вещественные доказательства .

В дальнейшем классификации предлагалась классификация источников на вещественные и сообщения, а также материальные и знаковые.

При этом под сообщениями понимаются сведения о существенных по делу обстоятельствах, «прошедшие через сознание лиц, от которых эти сведения исходят»[105].

Понятие сообщения в равной степени применимо и к показаниям свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых, а также к заключениям экспертов, к документам.

В этом смысле выделение вещественных признаков и сообщений как двух основных форм выражения доказательственной информации соответствует делению источников информации на материальные и знаковые.

Восприятие содержащейся в следах информации требует исследования механизма образования следов, «дешифровки» и интерпретации содержащихся в них признаков. Полученная в результате такого «исследования» информация об отношении материального объекта к расследуемому событию и представляет потенциальную доказательственную информацию по делу.

Разграничение природы сигнала и знака позволяет практически дифференцировать вещественные и личные источники и базовые методики оперирования ими, т. е. методики обнаружения, изъятия, исследования и оценки вещественных доказательств. Это обеспечивает правильный выбор технических и тактических средств работы с источниками, выбор специалистов, определение методов назначения, проведения и использования экспертиз. В конечном счете, разграничение вещественных и личных источников представляет обязательное условие выбора наиболее эффективного использования технологических схем работы с источниками доказательств.

Наиболее сложной по структуре и объему является, в числе источников вещественной информации, материальная обстановка расследуемого события.

Изучение следовой картины как самостоятельного целостного источника криминалистической и доказательственной информации позволяет получить данные о пространственно-временных, субстанциональных, функционально-динамических, причинных и иных интегративных связях расследуемого события, относящихся к предмету процессуального доказывания.

При исследовании материальных источников получение информации основано на изучении следов взаимодействия вещей и существующих между ними природных причинных связей.

Существенно отличается методика исследования исходящих от людей и выраженных в знаках сообщений.

Идеальные следы (психические отображения, мысленные образы, следы памяти) исследуемого в уголовном процессе события недоступны для непосредственного восприятия. Их содержание можно раскрыть только тактическими приемами и правилами в диалоге следователя со свидетелями, обвиняемыми, другими носителями «следов памяти» (для этого производятся допрос, очная ставка, проверка показаний на месте и другие, так называемые вербальные следственные действия). Имеются в виду приемы и правила речевого и неречевого характера, а также комбинации правил и приемов того и другого типа.

Тактические приемы и правила получения личностной информации основаны на учете как наличия, так и отсутствия, у ее носителей желания сообщить эту информацию следователю и другим специалистам.

Этим и объясняется то, что в криминалистике разработаны универсальные и так называемые ситуационно обусловленные системы приемов и правил получения личностной информации у различных ее носителей, которые применяются в различных ситуациях, по различным категориям дел.

Следствием поэтапного складывающегося механизма преступления как системы процессов взаимодействия участников криминального события между собой и с материальными объектами, оказавшимися в сфере их деятельности, является информационное поле (следы материальные или идеальные) преступления.

Заметим, что в познавательной деятельности информационного поля, в зависимости от ситуационных особенностей, можно осуществлять мысленное предвидение хода и результатов действий всех лиц, участвовавших в совершении преступления. Если исследовать в комплексе все многообразие обнаруживаемых на месте преступного события следов, то проявляется их определенная зависимость от этапов выполнения тех или иных действий, влияющих на следственную ситуацию.

Указанные параметры приводят к выделению криминалистически значимых признаков материальных следов в информационном поле, не зависящих от случайных и иных мешающих объективных и субъективных факторов. В то же время обозначенная система взаимосвязанных (объективных и субъективных по от отношению к процессу раскрытия и расследования) условий представляет собой следственную ситуацию механизма преступления.

Поясним это на примере расследования компьютерных преступлений в ситуации противодействия.

Информационная картина, отражающая действия по сокрытию следов преступлений в сфере компьютерной информации достаточно сложна для прочтения. Это связано с тем, что составляющая ее информация, как правило, нуждается в своем декодировании. Только после этого она может быть использована в целях расследования. Без декодирования она остается невыявленной. Следовательно, преступник не без оснований может рассчитывать на то, что совершенное им преступление останется не выявленным, а он не будет изобличен. Это же является и одной из основных причин, по которой преступность в сфере компьютерной информации в значительной своей части латентна. Поэтому одной из задач, стоящих перед правоохранительными органами, является разработка методических рекомендаций, которые бы позволяли выявлять факты сокрытия преступлений в сфере компьютерной информации. При совершении преступлений в сфере компьютерной информации, по существу, преступником предпринимается попытка создать виртуальную реальность, искажающую действительно имевшие место факты и события, инсценировать их.

Компьютерная информация в силу своей специфики подвержена физическому уничтожению, несанкционированной модификации, копированию, блокированию, а также может быть получена лицами, для которых она не предназначена, поэтому на одно из первых мест ставится проблема ее защиты[106].

В свою очередь, расследование преступлений в сфере компьютерной информации связано с рядом проблем, возникающих при формировании доказательств в компьютерных сетях[107].

Все перечисленные методы преобразования информации, на наш взгляд, обусловливают специфику, особенности методологии расследования преступлений в ситуациях информационной неопределенности и обладают высокими познавательными свойствами, позволяющими наиболее эффективно раскрывать преступления.

Практика показывает, что расследование любого преступления сопряжено с постоянным анализом простых и разрешением сложных следственных ситуаций. Без этого, естественно, невозможно установление всех обстоятельств преступного события. Реальность возникновения факторов, влияющих на действия субъектов расследования, указывает М. Н. Хлынцов, заключается в том, что «смена следственной ситуации, замена ее другой происходит в связи с появлением новой криминалистической информации, по своему содержанию связанной с предыдущей» .

Следователь постоянно изучает сложившуюся ситуацию на первоначальном, последующем и заключительном этапах расследования: делает выводы по доказанным фактам, исследует предположительные данные, дает критическую оценку недоказанным обстоятельствам. Поэтому разрешение следственной ситуации так или иначе зависит и от личных качеств субъектов расследования, их профессиональных возможностей (квалификации, опыта и т. д.), умения анализировать ситуацию.

Таким образом, все разрабатываемые в ходе расследования криминалистические приемы и методы должны иметь определенный объект воздействия, а накопление доказательственной информации позволит раскрыть механизм и существо познаваемого явления в информационном поле, установить субъект, совершивший преступление.

<< | >>
Источник: Савельев В. А.. Проблемы получения и утраты информации в ходе расследования преступлений: монография / В. А. Савельев. - Краснодар: КубГАУ,2015. - 240 с.. 2015

Еще по теме § 3. Особенности методологии расследования преступлений посредством преобразования информации:

  1. Приложение А Круглый стол «Верховенство права как ОПРЕДЕЛЯЮЩИЙ ФАКТОР ЭКОНОМИКИ» (стенограмма) (Москва, ИНСОР, 31.01.2012) УЧАСТНИКИ:
  2. § 2. Объект и предмет хищения
  3. § 1. Познание сущности информации как одна из тенденций развития науки криминалистики
  4. § 3. Особенности методологии расследования преступлений посредством преобразования информации
  5. ОГЛАВЛЕНИЕ
  6. Приложение
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -