<<
>>

Привязка при отсутствии выбора права (объективная привязка)


При отсутствии прямо выраженного или молчаливого выбора права возникает необходимость принятия альтернативного решения. На него указывает ст. 28 Римской конвенции о праве, применимом к договорным обязательственным отношениям 1980 г.
Компетентным является право государства, с которым договор наиболее тесно связан. Это основной принцип. Чтобы исключить возможность определения «наиболее тесной связи» в каждом конкретном случае только посредством судебных решений, в законе предусмотрено несколько опровержимых презумпций, касающихся критерия «наиболее тесной связи». Наиболее важная и общая из этих презумпций содержится в ст. 28, абз. 2 Вводного закона к ГГУ. Согласно ей «наиболее тесная связь» договора с правом страны, обеспечивающим исполнение данного договора в максимальной степени, отвечающее его сути, определяется на основании территориальной привязки: по постоянному месту жительства физических лиц, месту учреждения коммерческих компаний или месту нахождения их органов управления. А исполнение договора способом, максимально отвечающим его сути (или характерное исполнение), служит исполнение, наиболее свойственное для данного договора, отличающее его от других договоров22. Для договоров купли-продажи это поставка товаров, для договора подряда — произведенная работа, для договора займа — передача денег в кредит, для договора о деятельности торгового представителя — его деятельность и т.д. Как правило, эти критерии служат «типизированной» привязкой обязательственных договоров. Правом страны местонахождения коммерческого предприятия или постоянного места жительства поставщиков, производителей и т.д. регулируется договор купли-продажи, подряда23 и т.д.
Если наиболее свойственное данному договору (характерное) исполнение определить по какой-либо причине не удается (например, в случае бартерных сделок), то этот критерий отпадает (ст. 28, абз. 2, предл. 3 Вводного закона к ГГУ) и наиболее тесную связь отыскивают путем рассмотрения всех обстоятельств данного конкретного случая и оценки интересов сторон24.
Специальные презумпции действуют в отношении сделок (обязательственно-правовых) с недвижимостью и договоров о перевозке грузов:
обязательственные договоры о различных вещных правах на недвижимость предполагают тесную связь с правом государства, в котором эта недвижимость расположена (ст. 28, абз. 3 Вводного закона к ГГУ);
что же касается договоров о перевозке грузов, подпадающих преимущественно под действие единообразного материально-правового регулирования международных конвенций, то в отсутствие этих конвенций презюмируется их тесная связь с правом страны местонахождения головной конторы транспортной фирмы-перевозчика, если в ней также находится место погрузки (выгрузки) или головная контора отправителя (ст. 28, абз. 4 Вводного закона к ГГУ).
Все эти презумпции оспоримы, они не действуют, если окажется, что договор в целом имеет более тесную связь с иным презюмируемым правопорядком (ст. 28, абз. 5 Вводного закона к ГГУ). Прибегать к этой защитной оговорке следует, однако, с большой осторожностью. Она играет лишь вспомогательную, корректирующую роль по отношению к презюмируемым привязкам и представляет собой не более чем «предохранительный клапан» на случай, когда эти привязки ведут к ошибочным результатам25.

Более жестко (помимо защитной оговорки) регулируются потребительские и трудовые договоры, если в них отсутствует выбор права. Это делается для того, чтобы гарантировать надежную коллизионно-правовую защиту слабейшей стороне в договоре;
потребительские договоры в узком смысле статьи 29, абз. 1 Вводного закона и лишь в той мере, в какой эффект путем рекламы и других законных действий подтверждает свое явно выраженное предложение заключить договор (ст. 29, абз. 1, № 1-3), подлежат регулированию правом страны постоянного места жительства потребителя (ст. 29, абз. 2 Вводного закона к ГГУ)26. Это делается потому, что защита прав потребителя, предоставляемая его национальными законами, не везде следует за ним за границу;
— трудовые договоры и индивидуальные трудовые отношения лиц наемного труда регулируются правом страны постоянного места осуществления ими своей трудовой деятельности, а при выполнении ими постоянной работы в различных странах — правом страны местонахождения организации, их нанявшей (ст. 30, абз. 2 Вводного закона к ГГУ), при условии, разумеется, что соответствующие трудовые договоры и трудовые отношения не имеют более тесной связи с другим государством27.
ГУ. Сфера действия договорного статута
Какие вопросы, связанные с договорными отношениями, приходится решать при применении договорного статута, а также принципа автономии воли или объективной коллизионной привязки?
В ст. 32 Вводного закона к ГГУ приводится примерный список некоторых наиболее важных из них: толкование договора, выполнение договорных обязательств, последствия неисполнения договора, прекращение его действия и последствия признания ничтожным, а также распределение бремени доказывания, важное с практической точки зрения. Далее, договорному статуту подчиняют в принципе заключение и действительность договоров, включение в них общих условий сделок28, независимо от того, является ли договор действительным по данному статуту или нет (ст. 31 Вводного закона к ГГУ). Кроме того, договорный статут регулирует также обязательственные отношения сторон в преддоговорный период, равно как и все требования, вытекающие из вины при заключении договора (culpa in contrahendo)19.
Специальное правило, заслуживающее внимание, закреплено в ст. 32, абз. 2 Вводного закона к ГГУ. Право, действующее в фактическом (а не в предписанном договором) месте исполнения договора, регулирует виды и способы такого исполнения, а также меры, которые необходимо принять кредитору в случае ненадлежащего исполнения договора, в частности, в первую очередь, должен ли он обжаловать некачественные товары30.
Другое специальное регулирование предусмотрено в качестве дополнительной, специальной привязки31 в ст. 31, абз. 2 Вводного закона к ГГУ. Правомерное с точки зрения договорного статута заключение контракта может бьггь оспорено одной из сторон, если согласно праву страны ее постоянного места жительства ее действия в этом плане (особенно ее молчание в ответ на письменное подтверждение оферты контрагентом) признаются неконститутивными. Молчаливое согласие одной из сторон на письменное подтверждение согласия заключить договор другой стороны ведет к вступлению его в силу только в том случае, если это признается как договорным статутом, так и «законом места жительства» стороны, выразившей молчаливое согласие на заключение договора.
Нормы закона, согласно которым определяется договорный статут, не применяются в силу прямо выраженных положений ст. 37 Вводного закона к обязательствам из ценных бумаг, к регулированию вопросов, касающихся права товариществ, союзов, а также доверенностей и (за исключением договоров о перестраховании) договоров страхования в странах ЕС32. В значительной мере все перечисленное выше, и в частности право коммерческих компаний, союзов, представительств, не подпадает под сферу действия собственно обязательственного договорного права. Частично же именно здесь следует применять унифицированные коллизионные нормы (ст. 7 и сл. Вводного закона к Закону о договорах страхования; ст. 91 и сл. Закона о векселе; ст. 66 и сл. Закона о чеке)33. Однако ст. 37 Вводного закона к ГГУ никоим образом не запрещает восполнять пробелы в этих специальных отраслях посредством обращения к общим коллизионным нормам договорного права34.
<< | >>
Источник: X. Кох, У. Магнус, П. Винклер фон Моренфельс. Международное частное право. Москва 2000. 2000

Еще по теме Привязка при отсутствии выбора права (объективная привязка):

  1. § 5. МЕЖДУНАРОДНОЕ ДОГОВОРНОЕ ПРАВО
  2. Привязка при отсутствии выбора права (объективная привязка)
  3. Основные принципы привязки в трудовых договорах
  4. Применимое право
  5. Унификация права стран Латинской Америки
  6. Раздел  II. ПРАВО (Общая теория права. Право: общетеоретические понятияи определения)
  7. 1.2.1. Формы реализации общего принципа автономии волив рамках международного частного права
  8. 1.2.3. Преимущества автономии волив сравнении с объективными коллизионными привязками
  9. 1.2.4. Теории о правовой природе автономии волив международном частном праве
  10. 1.3.1. Право, определяющее допустимость заключениясоглашений о выборе применимого права
  11. 1.3.2. Право, определяющее наличие и действительностьсоглашения о выборе применимого права
  12. 1.4.1. Различные формы выражения соглашениясторон о выборе применимого права
  13. 1.4.3. Понятие подразумеваемых соглашенийо выборе применимого права
  14. 1.4.4. Различные виды подразумеваемых соглашенийо выборе применимого права
  15. 2.3.2. Обратная сила последующего выбора применимого права
  16. 2.4.4. Допустимость выбора сторонамиразличных правопорядков для частей одного договора
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -