<<
>>

ДОПОЛНЕНИЕ К ОПЕРАТИВНОМУ ПРИКАЗУ № 2ОТ 31 ДЕКАБРЯ 1942 Г.

Группе армий «Дон» Совершенно секретно.

Отправлено 31.12.1942. Только для командования.

Принято 1. 1. 1943.— 04 час. 10 мин. Передавать только через

офицера.

Дополнение к оперативному приказу № 2.

Чтобы осуществить освобождение 6-й армии, к середине февраля- в районе юго-восточнее Харькова будет сосредоточена крупная группировка танковых соединений.

Для этого быстрейшим темпом перебрасываются с Запада: дивизий СС «Адольф Гитлер», «Рейх» и «Тотенкопф», из группы армий «Центр* дивизия «Гроссдейчланд».

Кроме того, к этому же времени в районе южнее Киева будут сосредоточены еще три пехотные дивизии, снятые с Запада. Отсюда они будут переброшены к фронту по железной дороге вслед за подвижной группой.

Принято решение с середины февраля в зависимости от условий погоды начать наступление предположительно севернее Дона в направ- лении Сталинграда с целью освобождения 6-й армии. Его будет проводить танковая группа и другие подвижные соединения, которые удастся взять из групп армий «А» и «Дон».

3. Группам армий «Дон» и «Б» сохранить и обеспечить наилучшие условия для развертывания и ввода в бой подвижной группы. В этом отношении остаются в силе положения оперативного приказа № 2.

ОКХ, Генеральный штаб сухопутных войск. 31.12.1942.

Оперативный отдел (I S/B). Совершенно секретно.

№ 421052/42. Только для командования.

КТВ OKW, Bd. II, Hb. II, S. 1319.

\ \ 4 СТЕНОГРАММА СОВЕЩАНИЯ В «ВОЛЧЬЕМ ЛОГОВЕ»

1 ФЕВРАЛЯ 1943 Г.

Начало: 12 час. 17 мин.

Цейтцлер: В общем выявляется, что охватывающий маневр противника на Дону распространяется теперь против северного крыла. При этом наступает танковая группа из (нескольких) корпусов. Это вот здесь вверху, в этом районе Манштейн подтягивает 7-ю танковую дивизию. В этот же район он подводит также 3-ю и 4-ю танковые дивизии. 3-я танковая дивизия находится на марше через Ростов...

Естественно, что положение на севере может быть очень острым. Этот участок (показывает на карте): здесь он проводит еще одну параллельную операцию. Весьма возможно, что эти действия взаимосвязаны как осуществление общего прорыва. Я пришел пораньше, желая поговорить с вами об этом важном вопросе еще раз

Положение в настоящий момент в целом таково: наша наступательная группировка в районе Харькова находится в стадии формирования. Одна дивизия скоро будет готова к действиям, (другая) будет готова к 12 февраля.

Для того чтобы нормализовать и облегчить положение в этом районе, мы подготовились здесь к нанесению удара с севера на юг. (Возможно, что теперь) мы должны подтянуть силы на север, по крайней мере одну дивизию. Это было бы нежелательно, поскольку потребует, во-первых, громадного расхода горючего...

1 Это был вопрос о том, удерживать ли Донбасс, каменный уголь которого, по мнению Гитлера, имел решающее значение для ведения войны как немцами, так и русскими. 18 января Цейтцлер впервые поставил перед Гитлером вопрос о возможном оставлении этого района, так как после прорыва фронта 2-й венгерской армии соз-давалась опасность образования громадной бреши между Воронежем и Ворошиловградом, что в свою очередь угрожало обходом группе армий «Дон». В разговоре по телефону с Цейтцлером на следующий день Манштейн указал, что предпосылкой для удержания Донбасса должен быть своевременный вспомогательный удар на харьковском направлении. Если же для этой цели будет невозможно своевременно высвободить силы с театров военных действий, находящихся в ведении ОКВ (имеются в виду театры, кроме советско-германского фронта), из групп армий «Север» и «Центр» или получить новые формирования с территории Германии, или,- наконец, если своевременная переброска сил будет невозможна из-за состояния железных дорог, то в этом случае было бы невозможно удержать данный район, а попытка закрепиться без посторонней помощи на Нижнем Дону и на Донце была бы оперативной ошибкой. В телеграмме от 31 января, накануне данного обсуждения положения, Манштейн снова изложил свою точку зрения: нанести своевременно удар по противнику северо-восточнее Харькова и еще до начала распутицы.

Если же не хватит для этого сил, сдать, по крайней мере, восточную часть Донбасса (Примеч. немецких издателей).

...Речь идет вот о чем: если мы будем вынуждены перебросить силы на север, то, естественно, для этой излучины (создастся опасное положение)... разумеется, временно. Но здесь, на севере затем также возникнут неприятности...

(Цейтцлер). Об этом я все время серьезно беспокоился. С 3-й тан-ковой дивизией он хорошо продвинулся вперед и все, что прибудет туда, составит громадную ценность.

Фюрер: Как обстоят дела теперь здесь, с 13-й танковой дивизией?

Цейтцлер-. Здесь на юге обстановка такова: все перегруппировки идут очень хорошо и войска подтягиваются сравнительно быстро. 3-я "танковая дивизия подошла вот сюда, а 11-я дивизия следует непосредственно за нею... (какое-то соединение) достигнет сегодня вечером этого района и затем должно одним переходом проследовать на самый север.

Фюрер: Посмотрим, что мы еще...

Цейтцлер-. Да! В любом случае стремление подтянуть его на север я считаю правильным.

Фюрер: Он перебрасывает 7-ю танковую дивизию сюда?

Цейтцлер: Да, он перебрасывает 7-ю танковую дивизию сюда.

Фюрер: Из 335-й дивизии здесь теперь 16 эшелонов?

Цейтцлер: Да! Она снова стала передвигаться медленнее из-за потерь в пути вследствие налетов бомбардировщиков противника. И теперь еще возникает вопрос относительно северного участка... сменить... кавалерийский корпус. Тогда мы получили бы кое-что для прикрытия на юге.

Фюрер: Смена длится еще дольше, чем выдвижение новых частей.

Цейтцлер: ...Однако большое напряжение остается во всех случаях, и я хотел бы просить...

Из-за этого не была бы решена экономическая проблема .

Фюрер: Я это еще обдумаю. Но я могу сказать одно: возможность окончания войны на Востоке посредством наступления более не суще-ствует. Это мы должны ясно представлять себе. (Цейтцлер: Да!).

Фюрер: Без материальных ресурсов я не могу осуществить наступление. Я не могу его проводить только солдатами.

Людских ресурсов у меня будет тогда достаточно. Но я не буду иметь материальных ресурсов. Возникает вопрос, что нам делать. Правда, у нас (сейчас) приходится 5 километров фронта на батальон, но в этом случае я могу дать солдатам пушки и боеприпасы. Я, безусловно, могу сделать так, чтобы на каждый батальон приходилось 3 километра фронта, но у меня не будет больше пушек и боеприпасов. Если допустить, что можно сражаться при трех километрах на батальон без боеприпасов лучше, чем при пяти километрах на батальон с боеприпасами, то такой расчет будет оправданным.

Цейтцлер: Да, это проблема. Но она будет играть роль не в данный момент, а позднее.

Фюрер: Нет, и позднее и именно сейчас. (В данный момент) вся программа военного производства неудовлетворительна. Весь наш план выпуска танков немедленно провалится... пока основывается на электростали.. (точно так же) и с нашими планами артиллерийского произ-водства. Вместо 600 орудий в месяц можно будет изготовлять только 150. Немедленно сорвется также большой план производства боеприпасов. Темп сразу же начнет падать. (Это произойдет не постепенно), а очень быстро... от этого я ничего не выиграл бы. Если бы я согласился на отход войск, я проиграл бы... Наступил бы непоправимый беспорядок, а противник наступал бы. С отходами нам самим уже приходилось иметь дело.

Цейтцлер: Это мне совершенно ясно. Но если бы мы не совершали отходов, было бы еще хуже. Они должны были отойти вот там и здесь на юге — здесь в полосе танковой армии.

Фюрер: Я сказал в самом начале, что мне было совершенно ясно: если здесь не удастся выпутаться из этой истории, то останутся только два плацдарма. Это само собой понятно. Если бы (было все сделано так), как этого хотел наш друг Манштейн, тогда они не смогли бы отойти и было бы все окончательно потеряно. Если бы я поддался советам Манштейна, то они (не отошли бы)... У него не было бы больше танковой армии, он не отвел бы 17-ю армию, все было бы разгромлено... Я всегда беспокоился о том, что он слишком долго задерживается здесь ...

{Цейтцлер): И я (полагаю), что нам следует за 4-й танковой дивизией немедленно перебросить 337-ю дивизию из Франции и вместе с ней часть 78-й дивизии с тем, чтобы приступить здесь к созданию небольшого блокирующего фронта.

Необходимо также предусмотреть удар соединениями СС. Если мы передвинем дивизию «Рейх» на север, положе-ние определенно будет восстановлено. Но это потребует времени... Мне думается, на юге мы настолько скованы, что не сможем перебросить ее туда.

Фюрер: Посмотрим. Это целиком зависит от того, подойдет ли 4-я танковая дивизия. Если 4-я танковая дивизия будет на полпути...

Цейтцлер: (В пути) находится 15 эшелонов. (Идут они медленно), так как терпят большой ущерб от бомбардировок противника. Семь эшелонов должны прибыть сегодня.

Фюрер: Когда прибудет 4-я танковая дивизия (здесь будет целое соединение), вслед за ним подойдет 337-я дивизия. Значит, здесь будет еще одно соединение. Затем, возможно, подойдет еще 78-я дивизия. В результате мы будем иметь (группу, с помощью которой, вероятно) можно восстановить положение. Подождем. Если с ее помощью удастся добиться этого, это явится...

Они сдались там по всем правилам. Можно было бы поступить иначе: сплотиться, образовать круговую оборону, оставив последний патрон для себя. Если представить себе, что у одной женщины доста- точно гордости, чтобы, услышав несколько оскорбительных слов, выйти, запереться у себя и немедленно застрелиться, то я не испытываю уважения к солдату, который (в страхе отступает перед этим и предпочитает) сдаться в плен. После этого я могу только сказать: (для меня это имеет оправдание в одном случае) — как это было с генералом Жиро: мы наступаем, он выходит из автомашины и его тут же хватают . Но ...

Цейтцлер: Я тоже не могу этого постигнуть. Я все еще думаю, что, может, это не так, что он, возможно, лежит там тяжело раненный.

Фюрер: Нет. Это так. Русские сейчас прямо... Они немедленно будут отправлены в Москву, предстанут перед ГПУ и их принудят отдать приказ, чтобы северная часть котла также сдалась в плен . Шмидт все подпишет. Кто не имеет мужества ступить на путь, на который в конце концов ступает каждый человек, тот не имеет также силы противостоять этому.

Он попадает в душевный транс. У нас слишком много развивался интеллект и слишком мало твердость характера... Цейтцлер: Это абсолютно необъяснимо.

Фюрер: Не скажите! У меня было письмо... Белов получил письмо. Я могу его показать вам. В нем он пишет: относительно людей я пришел к следующему заключению — и дальше указывается: «Паулюс —¦ под вопросом; Зейдлитц: пал духом; Шмидт: пал духом». Цейтцлер: О Зейдлице я тоже слышал плохое.

Фюрер: И ниже: «Хубе — человек!». Конечно (можно было бы сказать, что было бы) лучше, если б Хубе остался там, а другие вышли из окружения. Однако, хотя после всего этого ценность людей сейчас нам не безразлична, в войне в целом нам нужны мужчины. Я твердо убежден, что Хубе выйдет. В германской империи в мирное время еже-годно от 18 до 20 тысяч человек предпочитали добровольную смерть, даже не будучи в подобном положении.

В данном случае этот человек мог видеть, как 50—60 тысяч его солдат умирают и мужественно обороняются до последнего, и как мог он сдаться большевикам?! Ах, это...

Цейтцлер: Это нечто такое, что совершенно непостижимо. Фюрер: Но первое (подозрение у меня еще раньше возникло). Это было в то время, когда он запрашивал, что ему теперь делать . Как он мог тогда вообще делать такой запрос? Следовательно, в будущем каждый раз, если какая-либо крепость будет осаждена и начальник гарнизона получит требования о капитуляции, он первым делом станет спрашивать: что ему теперь делать?.. С какой легкостью он это сделал!

Или Бекер: он запутался со своим вооружением, сделал... и после этого застрелился. Как это просто сделать! Пистолет — это же легкая штука. Какое малодушие испугаться его! Ха! Лучше дать себя похоронить заживо. И именно тогда, когда он точно знал, что его смерть явилась бы предпосылкой удержания других котлов. Теперь, когда он подал (такой пример), нельзя ждать, чтобы солдаты продол-жали сражаться.

Цейтцлер: Тут нет никаких оправданий. Он обязан был раньше застрелиться, как только почувствовал, что нервы могут отказать.

Фюрер-. Если отказывают нервы, все равно не остается ничего другого (как сказать): я ничего не мог больше сделать,— и застрелиться. В этом случае можно было бы сказать: человек вынужден застрелиться, подобно тому как (раньше полководцы) бросались на меч, если они видели, что сражение проиграно. Это само собой понятно. Даже Вар приказал своему рабу: теперь убей меня.

Цейтцлер: Я все еще думаю, они, может быть, так и поступили, и (только русские утверждают), что всех взяли в плен. Фюрер: Нет!

Энгель: Огранно,— смею сказать,— что они не указали (что Паулюс Пыл взят в плен, будучи тяжело раненным). В таком случае они могли бы впоследствии объявить, что он умер от ран.

Фюрер: Имеются ли точные сведения о ранении?.. Трагическое уже случилось. Оно должно быть предостережением.

Энгель: Не все фамилии генералов могут совпадать. Фюрер: В эту войну никто больше не получит звание фельдмаршала. Все это будет сделано только после окончания войны. Не видав вечера и хвалиться нечего .

Цейтцлер: Была настолько полная уверенность в окончании, что его последняя радость...

Фюрер: Конечно, можно было предполагать, что конец будет героическим.

Цейтцлер: Иначе нельзя было и думать.

Фюрер: Как же можно было иначе действовать в таком окружении людей?! Ведь тогда бы я должен был сказать, что идиот тот солдат, который рискует своей жизнью, постоянно жертвует своей жизнью. Если сгыеует какой-нибудь маленький человек, это я еще пойму.

Цейтцлер: Командующему ьойсками это гораздо легче. По нему все равняются. Ему все же легче застрелиться. Простому человеку это труднее сделать.

Фюрер: Если маленький червяк, на которого валятся все беды, в подобном случае скажет,... и сдастся в плен, то это я пойму. Но я должзн сказать: как героически... это нельзя оспаривать. Конечно, ті многие немцы!., и что мы, с нашим действительно таким духовно стойким офицерским корпусом, с нашими высокобоеспособными солдатами и нашим оружием, превосходящим в конечном счете русское, не можем добиться этого. Мы же всегда превосходили противника, не считая Сталинграда. Как только я сегодня ночью услышал об этом, я немедленно приказал Путткамеру уточнить, действительно ли все уже стало обнародовано. Если бы об этом еще не передали по радио, я немедленно приостановил бы это. Мне это потому так досадно, что из-за одиого-единственного слабовольного, бесхарактерного человека перечеркнуто мужество столь многих солдат и теперь этот человек сделает это. Представьте себе: он прибудет в Москву, и вообразите себе эту «крысоловку»! Там он подпишет все. Он будет делать признания и составит воззвания. Вот увидите: теперь они пойдут по пути бесхарактерности до предела, докатятся до глубочайшего падения. Тут можно сказать так: одно зло неизбежно всегда влечет за собой новое зло.

Энгель: Еще один вопрос: завтра майор Цицевитц должен сделать (сообщение о Сталинграде) для нашей и зарубежной прессы. Не следует ли отказаться от этото?

Фюрер: Нет...

Энгель: Я говою об этом потому, что, естественно, уже теперь ставятся вопросы и среди них вопросы... Лучше, если только в самых общих...

(Фюрер)... Просочились ли сведения об этом,—-точно нельзя сказать, это невозможно твердо установить. Но у солдат на первом месте всегда стойкость характера, и если мы не создадим ее, если мы станем выращивать только чистых, интеллектуальных акробатов и атлетов, тогда у нас никогда не будет людей, которые действительно могут выдержать сильные удары судьбы. Это является решающим.

Цейтцлер: Да, и в генеральном штабе. Я в первый раз произвел одного офицера для поручений в офицеры генерального штаба, хотя он не прошел подготовки в генеральном штабе. Во время отхода дивизии он проявил прекрасные способности генштабиста. И ничего, что он окончил лишь восьминедельные курсы. Он начал сразу успешно работать. Я тут же распорядился: отныне ты офицер генерального штаба.

Фюрер: Да, нужно брать отважных, мужественных людей, которые готовы (пожертвовать даже своей жизнью), как каждый солдат жертвует собой. Что такое «жизнь»? Жизнь... народ; отдельная личность должна умереть. Что остается от отдельного человека? Это народ. Но как может человек испытывать страх перед той секундой, когда он может освободиться от земных тягот, если долг не удержит его в юдоли печали. Ну... Они сообщают, что Паулюс тоже пленен. Я хочу различать: пленен или пропал без вести. Если они ворвались и взяли без борьбы, то тогда речь идет о пленении. В других случаях надо сообщать как о пропавших без вести...

Цейтцлер: ...Атаки сегодня не продолжались. Донесение (от Курц- баха) об отходе весьма разумно — приказ об этом. Он также очень разумно сделал разделение. Правда, он прислал слишком длинный доклад, как это они все делают, но он обо всем хорошо подумал. Не знаю, интересует ли он вас. Тогда я могу его оставить, если это для вас интересно. Он подразделил все на различные этапы. Это определенно хорошо. И срочные мероприятия он тоже (предусмотрел правильно): что все здесь будет очень сильно прикрыто, а боеприпасы прибудут сюда, а также туда, однако прежде всего то, что придет отсюда... ни при каких обстоятельствах не поступит туда.—Я могу это оставить.

Фюрер: Я не знаю, как поступить в случае с Паулюсом. Нужно передать (командующему в северном котле), чтобы он при любых обстоятельствах удерживал котел. Котел должен обороняться до последнего солдата...

(Цейтцлер: Значит, вы согласны), чтобы я действовал в этом на-правлении?

Фюрер: Да! Я хочу возвратиться к прежней мысли. Румынский генерал Ласкар погиб со своими людьми. Я доволен, что наградил его железным крестом с дубовыми листьями. Как могло случиться подобное! Когда я сегодня в половине третьего ночи узнал об этом — я рано лег спать,— я сразу вызвал Путткамера и велел установить (передано ли сообщение уже по радио. Ведь русские сообщили): маршал Паулюс со всем своим штабом взят в плен. Весь штаб сдался. Теперь русские пойдут...

Цейтцлер: Это я уже предвиделі Я думал, они поглумятся над мертвым Паулюсом... А теперь дело обстоит еще хуже.

Фюрер: Он в ближайшее время выступит по радио, вот увидите. Зейдлиц и Шмидт будут говорить по радио. Они запрут их в крысином подвале, и через два дня они будут настолько измучены, что немедленно заговорят. Одна очень красивая дама, которая была действительно красавицей в полном смысле слова, была (оскорблена только одним словом. После этого она сказала) •— и ведь из-за сущего пустяка — «Тогда я могу удалиться. Я не нужна»... (отвечает) «Ну и иди!» После чего женщина ушла, написала прощальное письмо и застрелилась ... Произошло ранение до вылета Енеке или после?

Цейтцлер: Это я проверю. Я позвоню Енеке. Он должен знать, если это было до его вылета.

Фюрер: Это надо точно установить! Тогда можно будет объявить, что и штабы сражались до последнего и что только тогда, когда работники штабов были ранены и схвачены, они были побеждены пре-восходящими силами противника и попали в плен.

Цейтцлер: Так, очевидно, и поступила основная часть штабов.

Фюрер: Вообще нужно сказать: это была в общем не капитуляция, а победа превосходящих сил.

Цейтцлер: Можно еще вставить, что русские извратят то, что еще ранее нами было сообщено мировой прессе.

Фюрер: Что они в течение месяцев не имели продовольствия и что (поэтому русским) удалось многих подавить своим превосходством.

Цейтцлер: Я также полагаю, что такая мотивировка правильна...

«•Lagebesprechungen im Fiihrerhauptquartier», S. 580—587.

1 1 5

<< | >>
Источник: В. И. ДАШИЧЕВ. БАНКРОТСТВО СТРАТЕГИИ ГЕРМАНСКОГО ФАШИЗМА. ИСТОРИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ. ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫТОМ 2. АГРЕССИЯ ПРОТИВ СССР. ПАДЕНИЕ «ТРЕТЬЕЙ ИМПЕРИИ»1941—1945 гг.. 1973

Еще по теме ДОПОЛНЕНИЕ К ОПЕРАТИВНОМУ ПРИКАЗУ № 2ОТ 31 ДЕКАБРЯ 1942 Г.:

  1. ДОПОЛНЕНИЕ К ОПЕРАТИВНОМУ ПРИКАЗУ № 2ОТ 31 ДЕКАБРЯ 1942 Г.
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -