<<
>>

Командные инстанции и соединения оккупационных войск

Немцы считали иногда целесообразным назначать командующего войсками на той или иной территории, оккупированной германской армией. В тактическом отношении ему подчинялись командиры расположенных на этой территории частей армии, флота и авиации.

Такие командующие решали не только административные, но и стратегические задачи и подчинялись непосредственно ОКВ.

Командующие войсками в оккупированных районах. Задача управления оккупированными Германией областями в соответствии с директивами германских властей возлагалась на армейских офицеров. Обычно это был генерал, занимавший должность «командующего войсками». На него возлагалась в первую очередь обязанность поддерживать в данной области или стране порядок и безопасность; сюда входила, в частности, охрана шоссейных дорог, железнодорожных путей, коммуникаций и линий связи.

Командующие войсками в тыловых районах действующих войск. Во время войны оперативный район армии делился на различные полосы. Оперативный район группы армий включал оперативные районы подчиненных ей армий и тыловой район группы армий. Границы тылового района группы армий совпадали с границами тыловых районов армий и простирались до областей, находившихся под административным управлением рейха, например до «имперского комиссариата Остланд» на Востоке.

Тыловые районы групп армий и армий находились под командованием генералов, которые в свою очередь непосредственно подчинялись командующему группой армий или армией.

Задачи этих командиров можно коротко сформулировать следующим образом:

Управление оккупированными районами.

Поддержание спокойствия и порядка в этих районах.

Ответственность за сохранность железных дорог и главных линий снабжения фронта, а также всех пунктов, обеспечивающих снабжение войск, находящихся на фронте.

Для выполнения этих задач командиры имели в своем распоряжении одну или несколько единиц:

Охранные дивизии.

Подразделения немецкой полиции.

Местная полиция и фельдъегерские части, комплектовавшиеся из местного населения.

Местные стрелковые батальоны.

Для управления гражданским сектором в тыловых районах группы армий или армии обычно создавались следующие -командные инстанции:

Главные полевые комендатуры.

Полевые комендатуры.

Местные комендатуры.

Кроме того, в распоряжении командующих тыловыми районами армий находились многочисленные зондер- команды, на которые возлагался, например, контроль за сельскохозяйственным производством, за лесным хозяйством, горнодобывающей промышленностью и использованием местных промышленных предприятий.

Командующих тыловыми районами групп армий именовали: «начальник тылового района группы армий» с добавлением номера, обозначавшего соответствующий район в административном делении.

Так, например, подсудимый фон Рок был начальником тылового района 103 (группа армий «Юг»).

Высшие руководители СС и полиции. В период национал-социалистского господства Генриху Гиммлеру удалось добиться почти полного слияния регулярной немецкой полиции с частями полиции и контрразведки СС. Это слияние подтверждалось уже официальным наименованием должности Гиммлера: «рейхсфюрер СС и начальник немецкой полиции». Гиммлер назначил некоторых своих подчиненных руководителями СС и полиции в определенных провинциях Германии и в оккупирован-ных Германией областях. Эти лица носили титул «высших руководителей СС и полиции». На оккупированных территориях они подчинялись лично Гиммлеру и регулярно получали от него указания, на фронте же они находились в подчинении старшего по званию офицера армии соответствующего района.

Задачи высших руководителей СС и полиции состояли главным образом в контроле над местными полицейскими властями, в выполнении особых заданий, связанных с полицией и контрразведкой, а также в выполнении других особых поручений по службе безопасности для Гиммлера и для военных властей. Высший руководитель СС и полиции обычно имел чин группен- фюрера СС или обергруппенфюрера СС; эти чины соот-ветствовали чинам генерал-лейтенанта и генерала рода войск в армии. В законе Контрольного совета № 10, ст. II, параграф 4 «а» и «Ь», говорится:

«4. а) Официальное положение любого лица независимо от того, было ли оно главой государства или руководящим чиновником в правительственных департаментах, не освобождает его от ответственности за преступления и не дает основания для смягчения ему наказания.

Ь) Тот факт, что какое-либо лицо действовало во исполнение приказов своего правительства или вышестоящего над ним начальника, не освобождает его от ответственности за преступления, но может служить смягчающим обстоятельством при определении нака-зания».

Содержание этих двух пунктов ясно и недвусмысленно. Они касаются преступлений, предусмотренных ст. II, параграфом 1 «а», «Ь» и «с» закона Контрольного совета № 10.

Все обвиняемые по этому делу занимали высокие посты в вооруженных силах третьего рейха. Начиная с 1938 года Гитлер был верховным главнокомандующим вооруженными силами и высшей гражданской и военной инстанцией третьего рейха. Его личные приказы имели силу закона. Если бы при таких обстоятельствах данный трибунал решил освободить подсудимых от ответственности за преступления, предусмотренные в законе Контрольного совета № 10, на том основании, что они якобы действовали по приказу своего правительства или своего начальника, то практически это свелось бы к тому, что любое из приведенных в обвинительном заключении преступлений можно было бы возложить на одного Гитлера, потому что он один обладал полномочиями издавать от имени государства законы и пользовался неограниченным правом отдавать распоряжения гражданским и военным органам. Такая концепция противоречит здравому смыслу и не может быть признана правильной.

Трибунал не должен рассматривать законодательные основы предписаний ст. II, параграфа 4 «а» и «Ь» закона Контрольного совета № 10, потому что эти предписания являются одним из обязательных правовых принципов, определяющих деятельность данного трибунала по отправлению правосудия.

Однако, поскольку вновь и вновь выдвигается возражение, что было бы несправедливо даже предъявлять подсудимым по данному делу те обвинения, которые перечислены в обвинительном заключении, потому что они, мол, были только солдатами, лишь выполнявшими рас-поряжения своего правительства и приказы своих начальников, следует кратко изложить вполне убедительные с точки зрения трибунала соображения, опровергающие это возражение.

Даже если бы в законе Контрольного совета № 10 и не было положения о том, что ссылка на приказ сверху не может рассматриваться как основание для освобождения от ответственности, это неизбежно вытекало бы из того, что, по мнению трибунала, перечисленные в законе действия наказуемы не потому, что они объявлены наказуемыми законом № 10, а потому, что они считались преступлениями уже в то время в соответствии с обычным международным правом.

Обычное международное право стоит выше внутригосударственного права и выше распоряжений, изданных правительственными органами. В тех же случаях, когда возникает коллизия между международным правом, с одной стороны, и правом внутригосударственным или правительственными распоряжениями — с другой, международное право имеет приоритет. Поэтому распоряжение, предусматривающее нарушение норм обычного международного права, не имеет законной силы и не освобождает от наказания того, кто нарушает нормы международного права, выполняя такое распоряжение.

Цель и действие всех национальных и международных правовых норм заключается в их ограничивающем или направляющем влиянии на поступки граждан или подданных государства. Цель и действие международного права заключается в его ограничивающем или на- правляющем влиянии на народы. Так как народы — это совокупность отдельных лиц, то есть совокупность, состоящая из множества отдельных людей, и так как народ может планировать свои действия и действовать только через свои органы власти и своих представителей, имеется лишь одна-единственная возможность ограничивать или направлять по определенному руслу действия народов. Она заключается в контроле над органа-ми власти и представителями народа, которые формулируют государственную политику и проводят ее в жизнь.

Поскольку государство является только совокупностью индивидуумов, не имеющей собственной воли, абстрактным понятием, оно не может, как таковое, разрабатывать планы, формулировать политику, выдвигать разумные соображения, испытывать страх, и его дейст-вия могут быть ограничены или предотвращены лишь путем влияния на отдельных индивидуумов, выступающих в качестве его органов или представителей. Трибунал проявил бы полнейшее непонимание действительности и настоящее юридическое лицемерие, если бы заявил, что во всем виновно лишь государство, то есть абстрактное понятие, и что нельзя ни в чем обвинять его органы и отдельных его представителей, формулирующих и осуществляющих его политику.

Точно так же недопустимо при осуждении диктатуры использовать диктатора, какой бы неограниченной ни была его власть, в качестве козла отпущения и валить на него все грехи его подчиненных в правительстве и в военных органах. Если такой диктатор был загнан в бомбоубежище и, по-видимому, покончил там с собой, нельзя полагать, что вместе с ним покончено и со всеми грехами и всеми преступлениями его подчиненных.

Подсудимые по данному делу, которые действительно получали преступные приказы, находились в затруднительном положении, однако тот факт, что они покорно выполняли эти явно преступные приказы из страха перед неприятностями или наказаниями, крторыми им неоднократно открыто угрожали, не может служить им оправданием. Для того чтобы выдвигать в качестве основания для оправдания принуждение или безвыходное положение в связи с имевшейся в то время угрозой, необходимо привести доказательства того, что существовали условия, когда разумный человек в страхе перед непосредственной опасностью, угрожающей его здоровью или жизни, не мог свободно выбирать между добром и злом и был вынужден творить беззаконие. В данном случае наличие таких условий не доказано.

Мысль о том, что приказы сверху не могут служить оправданием преступления, не нова. Статья 47 германского военно-уголовного кодекса, вступившего в силу в 1872 году, гласит:

«Если выполнение военного приказа во исполнение служебной обязанности нарушает уголовный закон, начальник, отдающий приказ, будет нести за это полную ответственность. Однако выполнивший приказание подчиненный разделит наказание как соучастник в случаях, если: 1) он превысил приказ, данный ему, или 2) он знал, что приказ его начальника касается действия, пре-дусматривающего совершение гражданского или военного преступления или нарушение закона».

В 1940 году эта статья была изменена. Из пункта 1 (см. выше) были опущены слова «данный ему», а в пункте 2 слово «гражданского» заменено словом «общеуголовного». Если этим изменениям вообще можно при-писывать какое-либо значение, то они скорее расширяют сферу применения прежних формулировок, нежели сужают ее.

Интересно, что статья, принадлежащая перу имперского министра пропаганды Геббельса и напечатанная 18 мая 1944 года в «Фелькишер беобахтер», официальном национал-социалистском органе, содержит следующую правильную мысль об этом законе:

«Ни в одном военном законе не предусмотрено, что солдат, совершивший гнусное преступление, может быть освобожден от наказания, если он сошлется на приказ своего начальника, особенно если распоряжение этого начальника находится в резком противоречии с требованиями человеческой морали и с международными обычаями ведения войны».

<< | >>
Источник: Г. С. ШИБРЯЕВА. СУДЕБНЫЙ ПРОЦЕСС ПО ДЕЛУ ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДОВАНИЯ ГИТЛЕРОВСКОГО ВЕРМАХТА(Темплан 1964 г. Изд-ва ИЛ, пор. № 210). 1964

Еще по теме Командные инстанции и соединения оккупационных войск:

  1. СООБЩЕНИЕ СТАВКИ ГИТЛЕРАОТ 12 АПРЕЛЯ 1945 Г.
  2. КРОВАВАЯ ЦЕНА АГРЕССИИ — ЛЮДСКИЕ ПОТЕРИ ФАШИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ
  3. ВСТУПИТЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ
  4. Командные инстанции и соединения оккупационных войск
  5. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ КОМАНДУЮЩИХ ВОЙСКАМИ В ОККУПИРОВАННЫХ РАЙОНАХ
  6. Убийства, жестокое обращение и преследование гражданского населения
  7. Репрессалии
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -