<<
>>

НАЦИСТСКАЯ ПРОПАГАНДАНА СЛУЖБЕ ПОДГОТОВКИ ВОЙНЫ

Гитлеровское руководство ставило пропагандистско-психологическгую войну по ее значению и потенциальной эффективности в одни ряд с вооруженной, экономической и дипломатической борьбой.

Определяя свое отношение к пропагандистско-пснхологиче- ским методам воздействия на противника, Гитлер говорил Раушнингу: «Место артил-лерийской подготовки для фронтальной атаки пехоты в траншейной войне в будущем займет построенная на совершенно новых основах пропаганда, назначением которой будет сломить противника психологически еще до того, как армии вообще начнут действовать»Один из фашистских теоретиков, специализировавшихся в области психологической войны, писал: «Если блокада означает голод и недостаток воору-жения в узком значении этих понятий, то искусная пропаганда по разложению угрожает подорвать все связывающие звенья государственного порядка. Можно сокрушить государство без крупных людских жертв, используя лишь один голод и пропагандистские инъекции, вызывающие сомнение» .

Главари «третьей империи» планировали и вели психологическую войну не только против внешнего врага, но и против собственного народа. Разница здесь была только в целях и применявшихся методах.

Нацистская пропаганда, предназначавшаяся для «внутреннего потребления», была нацелена в первую очередь на то, чтобы сделать из немецкого народа послушное орудие агрессии. Гитлер с высокомерием невежды высмеивал «тех сверхученых интеллигентов, которые не имеют никакого понятия о том, как надо подготовить народ к тому, чтобы он стоял по стойке смирно, когда начнется гроза» , т. е. война. Он требовал привить немцам «путем непрерывного воздействия» на них фанатическое послушание и преданность «фюреру», «абсолютную, слепую, безусловную и полную веру» в победу фашизма .

По нацистскому учению, пропаганда, ничего общего не имеющая с наукой, должна была «быть направлена не на творческую интеллигенцию, а исключительно на массы» Германии и воздействовать не на разум, а на чувства, темные инстинкты, слепую веру людей .

Гитлеровцы полагали, что, используя мощь громадного пропагандистского аппарата, они смогут внушить немецкому народу любые, даже самые бредовые идеи, заставить его поверить в них и стать бессловесным исполнителем вали ру-ководящей элиты, «фюрера» фашистской Германии. Для этого все средства считались хорошими: демагогия и ложь, подтасовки и фальсификации, посулы и запугивания, провокации и клевета.

Готовясь психологически к новой мировой войне, гитлеровцы ставили перед собой задачу воспитать широкие массы в духе ненависти и насилия по отношению к «внешним» и «внутренним» врагам Германии — в первую очередь коммунистам,— привить чувство превосходства арийской расы над всеми другими народами. Нордическая «белокурая бестия» должна была стать, с одной стороны, беспрекословным и бездумным исполнителем приказов фашистского руководства, а с другой — повелителем народов, которые германский империализм собирался покорить. Отсюда в центре внимания нацистской пропаганды было культивирование фанатизма, жестокости и бес- сердечия, звериных законов борьбы, преклонение перед волей, оставляя в стороне разум, воспевание милитаризма, военных доблестей и традиций, полководцев, рас-пространение шовинизма, и, конечно, прославление «фюрера» «третьей империи». Фа< шистские главари требовали от пропаганды, чтобы она сосредоточивала свои усилия на небольшом количестве вопросов и «долбила» систематически изо дня в день в одну точку, чтобы в конце концов заставить немцев уверовать в то, что им преподносилось на предельно примитивном уровне, в «черно-белых красках» е.

Пропагандистско-психологическое оболванивание народа проводилось в фашистской Германии в тесном сочетании с открытым террором и жесточайшей цензурой. Глава немецко-фашистской службы радиовещания Е. Хадамовски заявлял, что «пропаганда и соразмерное использование насилия должны искусно дополнять друг друга. Одно не противоречит другому. Применение насилия нельзя отделить от пропаганды»

В идейном арсенале нацистской пропаганды основное место занимали антикоммунизм, расизм и антисемитизм, переплетенные воедино в фашистской идеологии.

Поскольку эта идеология была соткана из архиреакционных идей, надерганных из разных буржуазных «учений» и стоявших в вопиющем противоречии с наукой и социальным прогрессом, она могла быть внедрена в умы немцев только с помощью насилия и одурачивания.

В соответствии с главной внешнеполитической установкой германского фашизма на завоевание «жизненного пространства» на Востоке центральное место в нацистской пропаганде занимала психологическая подготовка войны против Советского Союза. Соединение воедино классовых и захватнических целей германского империализма в отношении советского народа и его социалистического государства нашло свое выражение в лживом пропагандистском лозунге борьбы против «опасности» с Востока.

В отличие от внутренней, внешняя пропаганда гитлеровского руководства была обращена не столько на массы, сколько на правящие круги, буржуазию западноевропейских стран, в первую очередь Англии и Франции. Глазная задача этой пропаганды «вовне» состояла в том, чтобы воспрепятствовать возникновению антигерман-ской коалиции великих держав, обеспечить условия разгрома и захвата стран Европы по-одиночке. Основным инструментом этой пропаганды был антикоммунизм, находивший благоприятную почву среди реакционных кругов западных держав. В то же время расизм, антисемитизм, проповедь идеи господства немцев над другими народами были малопригодны для «внешнего потребления». Расистское и антисемитское содержание фашистской пропаганды, как отмечают даже буржуазные исследователи, «скорее отталкивало, чем привлекало потенциальных сторонников» Германии за границей . Гитлеровцы отдавали себе отчет в этом и в пропаганде на западные страны широко использовали наряду с антикоммунизмом подрывные методы в самом широком диапазоне. Характеризуя эти методы, один из американских исследователей проблем психологической войны писал: «Действия (агрессоров) перед войной требовали интенсивного использования «черной» пропаганды. Поскольку их политическая система вызывала враждебные чувства и ненависть общественности, к которой они обращались, им приходилось маскировать свою пропаганду.

Они воздействовали на пацифистские круги, чтобы удержать демократические государства от перевооруже-ния. Милитаристские круги поощрялись в противодействии внутренним реформам в демократических странах и обсуждению военных проблем с Россией. Финансовые круги использовались для создания видимости сохранения нормальных межгосударственных связей (с Германией). Культурные круги эксплуатировались в целях поддержания дружеских отношений с соответствующими народами, которые они представляли... Предпринимались попытки натравить католиков на коммунистов, коммунистов на демократов, аристократов на евреев, белых на черных, бедных на богатых, богатых на бедных, англичан на американцев, американцев на англичан — всех против всех, если это сковывало действия против Германии и ослабляло потенциал противника» .

Для ведения пропаганды в фашистской Германии был создан громадный пропа« гандистский аппарат, скрытый от глаз общественности. Уже в 1934 г. он насчитывал 14 тыс. человек,0. Расходы министерства пропаганды составили 55,3 млн. марок, а министерства иностранных дел — 49,4 млн. марок11. На случай войны уже с 1935 г. стали разрабатываться мобилизационные планы дальнейшего развертывания пропагандистского аппарата, в целях усиления воздействия на народ, на армию, на противника и нейтральные страны12. «Пресса должна быть подготовлена в мобилизационном отношении так,— говорилось в отчете о заседании нацистского имперского совета обороны от 26 июня 1935 г.,— чтобы крупные информационные бюро и распространяемые в мире газеты могли сохранить свою силу воздействия, а остальная пресса помогла управлять народом и усилила влияние на прессу противника во время войны» 13.

Для психологической обработки личного состава вермахта на случай мобилизации заранее готовились военные корреспонденты, фотокорреспонденты, киноотряды, фронтовые театры, фронтовое радио и пр. Для разложения населения и войск вражеских стран тщательно изучались «психология противника», «все его трещины, способные привести к расколу», собирался пропагандистский материал (книги, грампластинки, фотографии, фильмы, досье на политических деятелей, картотеки на мировую прессу, радиостанции и пр.) и.

Крупные мероприятия нацистское руководство осуществляло с целью расширения технической базы пропаганды, особенно радио.

Перефразируя Наполеона, который называл прессу «седьмой великой державой», Геббельс говорил о радио, как о «восьмой великой державе»15. К началу войны в Германии было распространено 3,5 млн. так называемых народных приемников, принимавших только немецкие радиостанции 16. По количеству радиоприемников у населения — их имело 70% домовладельцев — фашистская Германия вышла накануне войны на первое место в мире17.

Но на службу войне были поставлены не только массовые средства пропаганды. Для этих целей широко использовалось песенное, танцевальное и изобразительное искусство — короче говоря, буквально все возможности 18.

Помимо министерства пропаганды психологической подготовкой к войне и ведением пропаганды занимались вермахт, министерство иностранных дел и внешнеполитическое ведомство НСДАП (а впоследствии и Восточное министерство), имевшие для этого специальные аппараты, работавшие каждый в своей сфере. Внешнеполитическое ведомство, например, вело пропаганду на немцев, проживавших за границей (а таких до войны было 27 млн. человек19), чтобы использовать их в интересах захватнических планов германского империализма.

До 1936 г. министерство Геббельса было полновластным хозяином в области планирования, организации и координации пропаганды «третьей империи». Однако в последующие годы его функции были значительно урезаны. Когда в порядок дня был поставлен вопрос о переходе фашистской Германии к активной политике завоеваний, гитлеровское руководство под напором военных кругов вынуждено было признать, что министерство Геббельса не может обеспечить надлежащего согласования пропаганды со стратегией. Военщина начала постепенно отвоевывать позиции у Геббельса. На больших осенних маневрах вермахта в 1936 г. войскам был придан специальный «пропагандистский центр», состоявший из сотрудников министерства пропаганды. «Цель учения состояла в том,— писал генерал-майор Ведель,— чтобы проверить технические возможности передачи корреспонденций, испытать использование корреспондентов в период военных действий и вообще приобрести опыт взаимодействия между

" К.

Schmeer. Op. cit., S. 32.

11 P. Seabury. Wilhelmstrasse. University of California Press, 1954, p. 68. »2 IMT, vol. XXXVI, p. 430, 431.

Ibid., p. 430.

Ibid., p. 428, 429.

W. Hagemann. Publizistik im Dritten Reich. Hamburg, 1948, S. 45.

H. Pohle. Der Rundfunk als Instrument der Politik. Zur Geschichte des deutschen Rund- funks. 1923—1938. Hamburg, 1955, S. 257.

Ibidem.

48 IMT, vol. XXXVI, p. 430. » Z. Zeman. Op. cit., p. 62.

центром, є одной стороны, войсками и командованием, с другой. Надо было выяснить также вопросы военной цензуры и составить представление о том, как корреспонденции и их передача могут быть быстро использованы для ведения пропаганды» .

Аналогичный «пропагандистский центр» в составе 150 человек был испытан иа маневрах 1937 г. В результате командование вермахта пришло к заключению, что ему необходимы собственные органы ведения пропаганды, с чем вынужден был согласиться Геббельс . При подготовке операции «Грюн» по приказу ОКХ от 15 августа 1938 г. при командованиях 4, 8, 12 и 17-й армий были созданы специальные роты пропаганды. По инструкции ОКВ задачей этих рот являлось обеспечение взаимодействия между военным командованием и руководством пропаганды путем сбора в зоне военных действий пропагандистского материала для министерства пропаганды и ведения активной пропаганды на население и вооруженные силы противника. Командиры рот обязывались тесно сотрудничать с военной разведкой. Они осуществляли политическую цензуру, а прикомандированные к ним офицеры — военную.

Впервые роты пропаганды использовались для психологического обеспечения агрессии во время захвата Судет и Чехословакии. Они координировали свою дея-тельность с подрывной работой Генлейна . Во время этих событий был установлен еще один прецедент: о продвижении немецких войск при оккупации чехословацкой территории сообщалось не министерством пропаганды, а в сводках верховного главнокомандования вермахта. Это вызвало неудовольствие Геббельса. Он жаловался, что Гитлер «скоро будет слушать только генералов» . Дело дошло до того, что после захвата Чехословакии между Геббельсом и Кейтелем было подписано специальное «Соглашение о ведении пропаганды в войне». Оно включало, как пишет Ведель, следующие пункты :

Пропагандистская война признается важным средством ведения войны, равнозначным вооруженной борьбе. Вооруженная борьба ведется вермахтом, а пропагандистская — министерством пропаганды. Последнее ведет ее полностью самостоятельно на территории Германии, а в зоне военных действий — по согласованию с ОКВ.

В случае мобилизации ОКВ во взаимодействии с министерством пропаганды формирует роты пропаганды и придает каждой армии по одной роте.

Во время войны министерство пропаганды ежедневно дает ОКВ общие указания по ведению пропаганды, которые доводятся до рот пропаганды.

ОКВ обеспечивает быструю доставку военных сводок и всего собранного пропагандистского материала в министерство пропаганды.

ОКВ отвечает за военную цензуру всего пропагандистского материала.

Об использовании обработанного ротами пропаганды материала после его просмотра военной цензурой решает министерство пропаганды.

Эти положения были подтверждены в специальной директиве Гитлера от 8 сентября 1939 г. о ведении пропаганды в период войны .

До начала войны при каждой армии были созданы по одной роте пропаганды. Четыре роты командование вермахта сформировало в ВВС (по количеству воздушных флотов) и две — в ВМФ. Руководство ими было возложено на управление военной пропаганды при штабе ОКВ, созданное 1 апреля 1939 г. во главе с генерал-майором Веделем. Так произошло размежевание сфер деятельности между министерством Геббельса, отвечавшим за согласование пропагачды и политики, за ведение пропа- іандьі на территории Германии (Heimatbereicb.) и осуществление политической цензуры, и штабом ОКВ, которому была подведомственна пропаганда в вооруженных силах Германии, среди населения и войск противника (Wehrmachtbereich) и военная цензура.

Управление военной пропаганды ОКВ подчинялось непосредственно штабу опера-тивного руководства вооруженными силами. В нем координировались мероприятия в области психологической войны с общей стратегией и отдельными агрессивными актами фашистской Германии. При разработке каждого оперативно-стратегического плана штаб оперативного руководства (Йодль или Варлимонт) давал указания управлению Веделя на составление специального плана пропагандистско-психологического обеспечения соответствующей военной кампании или операции. Этот план обычно состоял из трех разделов. В первом содержалось описание намеченных мероприятий на период до начала военной акции (формирование необходимых органов пропаганды, направление ведения пропаганды, организация дезинформации во время сосредоточения и развертывания войск, подготовка материальных средств пропаганды и т. д.). Во втором разделе речь шла о пропагандистско-психологических мероприятиях во время проведения планировавшейся операции, а в третьем — о мероприятиях после осуществления операции, в том числе о характере и содержании пропаганды среди населения территорий, которые предполагалось оккупировать26.

Разработанный план представлялся на утверждение Йодля, который в свою очередь согласовывал принципиальные вопросы или весь план с Гитлером. После его одобрения отдавалась соответствующая директива по пропаганде, которая направлялась в министерство Геббельса и другие политические и военные органы.

На управление военной пропаганды было возложено и составление во время войны ежедневных сводок верховного главнокомандования, которые рассматривались нацистами как одно из важнейших средств ведения пропагандистско-психологиче- ской войны. О значении, которое придавалось этим сводкам, говорит тот факт, что они передавались для опубликования в прессу и на радио только после утверждения Гитлером. Этот процесс в ходе войны часто затягивался, что приводило к запаздыванию сводок на два дня и больше, особенно, когда в них речь шла о не-удачах и поражениях. Рассматривая эту практику, один из бывших сотрудников уп-равления военной пропаганды писал: «Издание военных сводок, начавшееся с первых дней войны, осуществлялось во второй мировой войне под непосредственным надзором высшего руководства и полностью направлялось сверху. Но именно в этом состояла их слабость, ибо они, как свидетельствовал старый опыт, были обречены на неудачу, как только начинались поражения и имели место потери, потому что ни военное, ни политическое руководство в Германии не могло решиться на открытое признание провалов. Оно проводило пропаганду иллюзий, как требовала НСДАП, вместо того, чтобы трезво придерживаться фактов военных событий, которые, несмотря на весь террор, с большой быстротой становились известными в народе»27. Однако нацистское руководство не могло поступать иначе, так как для сохранения своей власти, покоившейся на насилии и лжи, оно нуждалось в постоянных победах, которые бы производили психологический эффект на народ. При отсутствии таковых их должна была выдумать пропаганда.

В ведении управления военной пропаганды ОКВ находилось 39 газет и журналов, распространявшихся в войсках вермахта . В период войны в органах военной пропаганды работало 15 тыс. военнослужащих. Их комплектование производилось при участии министерства Геббельса.

Постоянная координация мероприятий в области пропаганды на собственный народ и вермахт, на вражеские, союзные и нейтральные страны производилась на ежедневных совещаниях в министерстве Геббельса, на которых присутствовали представители вермахта и министерства иностранных дел. Здесь вырабатывалась общая линия пропаганды в зависимости от текущих событий. К совещаниям широко привлекались представители других ведомств фашистского государственного аппарата — министерства внутренних дел, гестапо, юстиции и пр.

В период подготовки фашистской Германии ко второй мировой войне нацистская пропаганда планомерно возделывала внутри страны и за рубежом психологическую почву для агрессии германского империализма. Это можно отчетливо про

зе Н. Wedel. On. cit., S. 35.

Е Murawski. Der deutsche Wehrmachtbericht. 1939—1945. Boppard, 1962, S. 28.

//. Wedel. Op. cit., S. 151, 152.

следить по изменению содержания и направленности фашистской пропаганды. Накануне установления и в первые годы нацистского режима она, наряду с антикоммунизмом и антисемитизмом, широко манипулировала миролюбивой фразеологией, разжигала националистические страсти вокруг «несправедливостей» Версальского договора. Так, помимо консолидации еще не окрепшей власти, не обладавшей пока сильной армией, решалась задача постепенного разжигания в народе реваншистских настроений и усыпления бдительности западных держав. В качестве примера маскировки в этот период агрессивных целей германского фашизма фальшивым миролюбием можно привести воззвание гитлеровского руководства к народу от 14 октября 1933 г., в котором говорилось: «Немецкое правительство и немецкий народ едины в решимости проводить политику мира, примирения и понимания в качестве основы для всех решений и действий. Поэтому немецкое правительство и немецкий народ отвергают насилие как неподходящее средство устранения противоречий, существующих внутри европейского сообщества государств» .

Демагогическая игра гитлеровцев на мирных устремлениях немецкого народа и широких кругов европейской общественности продолжалась до тех пор, пока германский фашизм не почувствовал в себе силу для перехода к политике завоеваний. С 1936 г. голос нацистской пропаганды начинает резко меняться, Прежде всего небывало усилилась антикоммунистическая и антисоветская кампания, развернутая на нюрнбергском съезде нацистской партии в сентябре 1936 г. Оформление Антикомин- терновского пакта в ноябре того же года было широко использовано для дальнейшего раздувания антисоветской истерии. Она предназначалась главным образом для психологического воздействия на правящие круги Англии и Франции, для запугивания их «большевистской угрозой», чтобы расчистить путь для первых агрессивных актов фашистской Германии в Центральной Европе. Выставляя себя надежным барьером против коммунизма, подчеркивая свои экспансионистские устремления исключительно ча Восток и желание тесно сотрудничать с Западом, гитлеровцы снискали себе благосклонность реакционных сил Англии и Франции. Пропагандистская завеса агрессивных замыслов успешно выполнила свое назначение. «В 1936 г.,— писал Зе- ман,— нацистские пропагандисты развернули мощное наступление на Советский Союз. Оно было задумано в целях обеспечения международной поддержки Гитлеру и достигло удивительных успехов: возможно, без этих подготовительных шагов нацистам было бы трудно или просто невозможно добиться побед 1938 и 1939 гг.»30.

Вторым после антисоветизма направлением гитлеровской пропаганды, подчиненным планам захвата Австрии и Чехословакии, являлось разжигание националистических страстей вокруг вопроса о немецких нацменьшинствах, оставшихся после Версальского мира вне пределов «немецкой матери-родины». Для создания видимости бесправного, бедственного положения немцев в Чехословакии, тяги немецкого населения Австрии к воссоединению с Германией в этих странах с помощью пятой колонны организовывались провокации и инциденты, которые использовались фашистской пропагандой для возбуждения общественного мнения в Германии и за рубежом. Многие буржуазные исследователи полагают, что в период подготовки аншлюса и захвата Чехословакии фашистская пропаганда добилась наивысших успехов в своей деятельности с точки зрения обеспечения наиболее благоприятных условий для решения задач агрессивной внешней политики Германии. «В австрийской кампании, а затем в натиске на Чехословакию,— писал Земан,— нацистская пропаганда достигла вершины своей эффек-тивности. Она была полностью интегрирована в дипломатическую и военную игру Германии. Она помогла Гитлеру добиться его целей без всякого расхода войск и боеприпасов. Действительно, интенсивная деятельность по созданию «саарской», «австрийской» или «судетской» атмосферы и ее влияние на заграницу могут рассматриваться, как наиболее крупное достижение министерства пропаганды. Хотя народный энтузиазм, сопровождавший эти кампании, был вызван искусственно, немецкий национализм казался для заграницы стихийной силой. Этому восприятию немецкого на- циокализма Гитлер обязан большинством своих довоенных успехов в области внешней политики» .

После захвата Чехословакии нацистская пропаганда лишилась многих аргументов для камуфляжа агрессивных целей фашистской Германии. Вопрос о нацменьшинст-вах в Польше — очередном объекте для нападения — не мог больше, после того как гитлеровцы раскрыли свои истинные планы при расчленении Чехословакии, получить сколько-нибудь утешительного оправдания в общественном мнении. Этот вопрос можно было выдвинуть лишь для инспирирования какого-нибудь инцидента, чтобы использовать его в качестве повода для развязывания войны, что и было впоследствии сделано.

ГГоскольку в начале 1939 г. гитлеровское руководство, обнаглевшее в результате попустительства западных держав, поставило в порядок дня осуществление агрессии европейского масштаба, оно потребовало соответствующей перестройки пропаганды. Был взят курс на открытую проповедь военного насилия, международного разбоя, восхваление вермахта, военщины. Центр тяжести пропаганды переместился на немецкий народ и армию, чтобы подготовить их психологически к предстоявшему в ближайшее время развязыванию войны. Выступая на секретном совещании работников немецкой прессы 10 ноября 1938 г., Гитлер с циничным откровением говорил: «Обстоятельства вынуждали меня целое десятилетие говорить почти только о мире. Лишь благодаря непрерывному подчеркиванию стремлений Германии к миру и мирных намерений мне удалось шаг за шагом отвоевать для немецкого народа свободу и вложить в его руки оружие, которое было необходимо для подкрепления следующего шага. Само собой разумеется, эта многолетняя мирная пропаганда имеет свои сомнительные стороны, ибо она может очень легко привести к тому, что в умах многих людей наш режим будет ассоциироваться с решимостью и волей сохранить во что бы то ни стало мир. Но это приведет не только к ложному пониманию целей нашей государственной системы, но и, прежде всего, повлечет за собой следующее: немецкий народ вместо того, чтобы во всеоружии встретить развитие событий, будет пропитан духом пораженчества, который может лишить или лишит наш режим всех видов на успех» . Гитлер говорил далее, что появившаяся затем «необходимость постепенно психологически перестроить немецкий народ» потребовала от пропаганды «планомерной» работы по привитию «широким массам» убеждения о неизбежности войны, чтобы их «внутренний голос постепенно сам стал взывать к насилию» .

Посредством длительной и интенсивной психологической обработки, подкрепленной террором чудовищной нацистской государственной машины, гитлеровскому руководству удалось превратить большинство немецкого населения в послушное орудие агрессии, ввести его в заблуждение, полностью лишить возможности ориентироваться в том, что происходит в мире и в самой Германии.

82

<< | >>
Источник: В. И. ДАШИЧЕВ. БАНКРОТСТВО СТРАТЕГИИ ГЕРМАНСКОГО ФАШИЗМА. ИСТОРИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ. ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ.ТОМ I. ПОДГОТОВКА И РАЗВЕРТЫВАНИЕ НАЦИСТСКОЙ АГРЕССИИ В ЕВРОПЕ 1933—1941. 1973

Еще по теме НАЦИСТСКАЯ ПРОПАГАНДАНА СЛУЖБЕ ПОДГОТОВКИ ВОЙНЫ:

  1. ОСОБЕННОСТИ СТАНОВЛЕНИЯИ ОРГАНИЗАЦИИ СТРАТЕГИЧЕСКОГОРУКОВОДСТВАФАШИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ
  2. АНШЛЮС АВСТРИИ(ОПЕРАЦИЯ «ОТТО»)
  3. НАЦИСТСКАЯ ПРОПАГАНДАНА СЛУЖБЕ ПОДГОТОВКИ ВОЙНЫ
  4. СОВЕЩАНИЕ ГИТЛЕРА С ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИКОМ ЙОДЛЕМ31 ИЮЛЯ 1944 Г. В «ВОЛЧЬЕМ ЛОГОВЕ»
  5. КРОВАВАЯ ЦЕНА АГРЕССИИ — ЛЮДСКИЕ ПОТЕРИ ФАШИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ
  6. Глава втор ая НА СЛУЖБЕ КАЙЗЕРОВСКОЙ ГЕРМАНИИ, ВЕЙМАРСКОЙ РЕСПУБЛИКИ И ФАШИЗМА
  7. Глава третья СНОВА В ПРЕЖНЕМ СТРОЮ
  8. Глава четвертая КТО ТАКИЕ ЗАПАДНОГЕРМАНСКИЕ ОСТФОРШЕРЫ?
  9. В чем проявляется милитаризация империалистической пропаганды?
  10. ПолковникюстицииМ. КАРЫШЕВПоследние дни бункера
  11. ПолковникюстицииПреступникиС. МИРЕЦКИЙв фельд- маршальсних мундирах
  12. АНТИКОММУНИСТИЧЕСКАЯ МОЛДАВИСТИКА И ЕЕ ВЛИЯНИЕ НА БУРЖУАЗНЫЕ СРЕДСТВА МАССОВОЙ ПРОПАГАНДЫ И ИНФОРМАЦИИ
  13. ВВЕДЕНИЕ
  14. § 2. Отмена мобилизации и призыва в армию северокавказских народов в начальный период войны (1941-1943 гг.)
  15. § 2. Деятельность армейских политорганов и командиров по воспитанию личного состава кавказских национальностей
  16. Репрессалии
  17. §3. Капитуляция Франции и становление англо-американской антигитлеровской коалиции
  18. § 3. Третий Рейх
  19. Экономическое развитие Германии в годы нацистской диктатуры
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -