<<
>>

Единство логики, диалектики и гносеологии.


Диалектика в качестве разработанного Гегелем ме-
тода выступает в науке логики как теория познания.
В. И. Ленин, говоря о прекрасном «изложении диалек-
тики» в разделе об идее, обращал внимание на то, что
«здесь же замечательно гениально показано совпаде-
ние, так сказать, логики и гносеологии».
Имеется в ви-
ду диалектическая логика Гегеля, относительно кото-
рой В. И. Ленин замечал, что «моменты познания
(= "идеи") человеком природы — вот что такое катего-
рии логики». В. И. Лениным была отмечена тесней-
шая, доходящая до отождествления взаимосвязь у Ге-
геля логики, диалектики и теории познания (в материа-
листически переработанном виде проявившаяся затем
в «Капитале» К. Маркса) (2. 29. 174, 180, 301).
Следует подчеркнуть, что в науке логики была про-
изведена разработка не только субъективной диалек-
тики, характеризующей процесс познания и его катего-
риальное оформление, но также объективной диалек-
тики, характеризующей объективную реальность (при-
299
мечательно, что термины «субъективная диалектика»
и «объективная диалектика» являются гегелевскими).
Правда, объективную диалектику Гегель идеалистиче-
ски трактовал как принадлежащую лишь «объективно-
сти понятия», но фактически это название обычно обо-
значало подлинную объективную реальность. В словах
Гегеля «природа самого конечного состоит в том,
чтобы выходить за свои пределы, отрицать свое отри-
цание и становиться бесконечным», В. И. Ленин видел
признание диалектики «самих вещей, самой природы,
самого хода событий». «Предмет выказывает себя
диалектическим»,— писал В. И. Ленин о смысле друго-
го высказывания Гегеля. Существенно важно то, что
субъективная диалектика характеризовалась Гегелем
как истинная только в том случае, если в ней находила
отражение диалектика самой объективности. В. И. Ле-
нин отмечал, что в науке логики «отношения (= пере-
ходы = противоречия) понятий = главное содержание
логики, причемэти понятия (и их отношения, переходы,
противоречия) показаны как отражения объективного
мира» из чего следует, что «диалектика вещей со-
здает диалектику идей, а не наоборот». С учетом этого
факта была сформулирована афористическая мысль
В. И. Ленина о том, что «Гегель гениально угадал
диалектику вещей (явлений, мира, природы) в диа-
лектике понятий». Более «популярно», «без слова диа-
лектика», В. И. Ленин выразил ту же свою мысль сле-
дующими словами: «Гегель гениально угадал в смене,
взаимозависимости всех понятий, в тождестве их
противоположностей, в переходах одного понятия
в другое, в вечной смене, движении понятий ИМЕН-
НО ТАКОЕ ОТНОШЕНИЕ ВЕЩЕЙ, ПРИРОДЫ
(2, 29. 100, 206, 178, 179). Слово «угадал» в этих вы-
сказываниях В. И. Ленина означает отсутствие у Геге-
ля ясного понимания того, что он исследует понятия
именно как отражения объективной реальности. С ка-
ким-то совершенно случайным и всецело неосоз-
нанным нащупыванием диалектики вещей через диа-
лектику понятий названное «угадывание» не имеет
ничего общего.
Гегель не смог бы преодолеть кантов-
ский (а также всякий иной) агностицизм, если бы фак-
тически не признавал познавательного отражения «су-
щественностей» вещей в человеческих понятиях о них.
Проблема включения «рассудочной» логики в «спе-
кулятивную». Стоит обратить внимание на то, что при
300
характеристике имманентной диалектики, в силу кото-
рой идея «вечно отделяет и отличает тождественное
с собой от различенного, субъективное от объективно-
го, конечное от бесконечного», Гегель указывает, что
«будучи, таким образом, сама переходом или, вернее,
самоперемещением в абстрактный рассудок, она вме-
сте с тем вечно есть в такой же мере и разум»: «Она
есть диалектика, которая заставляет это рассудочное,
различенное снова понять свою конечную природу
и ложную видимость самостоятельности своих про-
дуктов и приводит его обратно в единство»
(96. 1. 403). Значение этих высказываний Гегеля, под-
водящих итог освещению в науке логики соотношения
разума и рассудка, может быть понятно только в связи
со всеми его предшествующими соображениями на
этот счет, в свою очередь проясняя их смысл. Важней-
шее значение в этом плане имеют содержащиеся во
вводной части малой логики разъяснения Гегеля отно-
сительно «трех сторон», которые по своей форме
имеет «логическое»: рассудочной, диалектической и спе-
кулятивной. Гегель назвал эти разъяснения «предвос-
хищением», и потому их уместно рассмотреть именно
при подведении итогов методологических размышле-
ний Гегеля.
Прежде всего отметим мысль Гегеля, что эти три
стороны «не составляют трех частей логики, а суть
моменты всякого логически реального, т. е. всякого по-
нятия или всего истинного вообще». Отсюда следует
важный вывод, что «все они могут быть положены
в первом моменте, в моменте рассудочности, и благо-
даря этому могут быть удерживаемы в своей обособ-
ленности, но в этом виде они рассматриваются не в их
истине». Существенная ограниченность рассудочного
мышления состоит, по Гегелю, в том, что оно «не
идет дальше неподвижной определенности и отличия
последней от других определенностей», неправомерно
считая «такую ограниченную абстракцию ... обладаю-
щей самостоятельным существованием» (96. 1. 202).
Наибольший интерес представляет мысль Гегеля
о том, что при всей ограниченности рассудочного мыш-
ления как такового оно выполняет очень важную
функцию в процессе познания. Во-первых, именно рас-
судок осуществляет переход от чувственного восприя-
тия действительности к ее рациональному постиже-
нию. «Деятельность рассудка, — указывает Гегель, —
301
состоит вообще в том, чтобы сообщить содержанию
форму всеобщности», что достигается (хотя и неадек-
ватным образом, т. е. в виде лишь абстрактной
всеобщности) тем, что «рассудок действует по отноше-
нию к своим предметам разделяющим и абстрагирую-
щим образом» и потому «представляет собой проти-
воположность непосредственному созерцанию и ощу-
щению...» Во-вторых, в самой сфере рационального
«мы должны признать право и заслугу чисто рассудоч-
ного мышления, состоящую вообще в том, что как
в теоретической, так и в практической области никакая
прочность и определенность невозможны без помощи
рассудка». Дело в том, что Гегелем признается, что
познание начинается с того, что «наличные предметы
постигаются в их определенных различиях» и «мышле-
ние действует при этом как рассудок», а «принципом
его деятельности является здесь тождество», которое
вполне оправдано. У Гегеля заметно стремление ви-
деть познавательную ценность рассудочного мышле-
ния в том, что оно постигает относительную устойчи-
вость бытия вещей, объективную дифференцирован-
ность и структурную определенность «предметного
мира», его природных и социальных образований.
В этом смысле Гегель заявлял, что рассудок не только
субъективен, но и объективен (это согласовывалось
с общей линией на онтологизацию логики), обнаружи-
вая «свое присутствие во всех вообще областях пред-
метного мира»; причем «совершенство предмета не-
пременно предполагает, что принцип рассудка зани-
мает в нем место, принадлежащее ему по праву»
(96. 1.202, 204).
Гегель указывал, в-третьих, что «рассудок не дол-
жен отсутствовать и его отсутствие должно рас-
сматриваться как недостаток» даже в таких высших
сферах духовной деятельности (которые кажутся
очень далекими от него), как искусство, религия и фи-
лософия. В особенности, по убеждению Гегеля, филосо-
фия «не может обойтись без рассудка», потому что
«для философствования требуется прежде всего, чтобы
каждая мысль мыслилась нами во всей ее строгости
и чтобы мы ни оставляли ее смутной и неопределен-
ной» (96, 1. 205).
В-четвертых, диалектика мышления характеризует-
ся Гегелем как «собственная истинная природа опреде-
лений рассудка», и он подчеркивает, что «диалектиче-
302
ский момент есть снятие такими конечными определе-
ниями самих себя и их переход в свою противополож-
ность». Это означает, что диалектический момент
вырастает из рассудочного момента, имеет последний
своим базисом и без его наличия не может ни по-
явиться, ни функционировать. То, что диалектическое
отрицание приводит не к абстрактному, пустому нич-
то, а к положительному, насыщенному содержанием
результату, Гегель объяснял тем, что таким путем
«снимаются» рассудочные определения, обладающие
содержательностью. Он обращал внимание и на то,
что «голое», чисто скептическое отрицание этих опре-
делений оборачивается отказом от философского мы-
шления, выраженном «в отрицании истинности и до-
стоверности сверхчувственного» и «в указании, что мы
должны держаться лишь чувственного и того, что на-
лично в непосредственном ощущении». К отказу от
философского разума ведет, по Гегелю, и отрицание
рассудочных определений во имя религиозно-мистиче-
ского представления о таком единстве противополож-
ностей, которое «должно рассматриваться вообще как
недоступное мышлению и непостижимое». Философ-
ская же ««спекуляция» мыслит «конкретное единство»
именно «тех определений, которые рассудок признает
истинными лишь в их раздельности и противопоста-
вленности». В свете всего этого понятно утверждение
Гегеля, что «в спекулятивной логике содержится чи-
сто рассудочная логика...» (96. 1, 205, 209—210, 212).
Это утверждение свидетельствует о достаточно ясном
понимании Гегелем того, что его наука логики не
только не означает полного отрицания формальной
логики или полного размежевания с ней, но пред-
полагает ее использование в решении своих задач и
даже ее ассимиляцию, устраняющую ее ограничен-
ности.
Отметим, наконец, мысль Гегеля, что «рассудок
есть вообще существенный момент образования», ин-
теллектуальной культуры. Гегель указывал, что под-
нявшийся на уровень рассудочного мышления «обра-
зованный человек не удовлетворяется туманным
и неопределенным, а схватывает предметы в их четкой
определенности», тогда как «необразованный же, на-
против, неуверенно шатается туда и обратно, и часто
приходится затрачивать немало труда, чтобы выяс-
нить с таким человеком, о чем же идет речь, и заста-
303
вить его неизменно держаться именно этого опреде-
ленного пункта» (96. 1. 203 — 204).
<< | >>
Источник: КузнецовВ. Н.. Немецкая классическая философия второй поло-вины XVIII— начала XIX века: Учеб. пособие дляун-тов.-М.: Высш. шк.,1989.-480 с.. 1989

Еще по теме Единство логики, диалектики и гносеологии.:

  1.   § 48. Философские основания эпистемологии  
  2.   НИКОЛАЙ ИЗ КУЗЫ  
  3. Единство логики, диалектики и гносеологии.
  4. 2.ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ
  5. К. МАРКС: ТЕОРИЯ ПРЕДМЕТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  6. Философия «всеединства» B.C. Соловьева
  7. Философский массив античности как онтологическая основа метафизики Мастера Экхарта.
  8. Апофатизм христианского неоплатонизма в формировании диалектического концепта метафизики Мастера Экхарта
  9. Преломление идейных основ учения Мастера Экхарта в философской школе немецкой мистики
  10. ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЕ ИСТОКИ
  11. ДИАЛЕКТИКА
  12. Возникновение и развитие Д. м.
  13. «НАУКА ЛОГИКИ»
  14. 6. Метафизика и ее значение для познания
  15. 1. Познание как предмет философии: единство субъекта и объекта, многообразие форм
  16. II.8. Немецкая классическая философия. Вторая историческая форма диалектики
  17. 6. ЧТО ОСТАЕТСЯ ОТ ФИЛОСОФИИ?
  18. 8. ДИАЛЕКТИКА И ФИЛОСОФИЯ
  19. 3. Тождество диалектики, логики и теории познания.
  20. § 9. Основные законы диалектики и теория информации