<<
>>

Введение

«Египетский вопрос всегда был и всегда будет»1. Князь Бенедетти, «Дипломатические эссе», 1897 г.

На протяжении всего XIX в. Египет занимал важное место в политике европейских держав. Еще в 1798 г.

Наполеон Бонапарт начал знаменитый египетский поход — вместе с войсками и научной экспедицией он прибыл в Египет, надеясь превратить его во французскую колонию, что создало бы серьезную угрозу для британской Индии. Но завоевать «страну фараонов» ему не удалось: решающее морское сражение с британским флотом, битва при Абукире, было проиграно французами. В 1830 – 1840-ые гг. Египет снова напомнил миру о себе — Мухаммед Али-паша, могущественный наместник турецкого султана взбунтовался против своего сюзерена. Еще в 1517 г. после разгрома турками войск мамлюков Египет вошел в состав Османской империи, а правитель Египта считался наместником султана. Военные конфликты, получившие название первой и второй турецко-египетских войн2, были настолько опасны, что потребовали вмешательства европейских держав, каждая из которых преследовала определенные интересы на Ближнем Востоке. Англия и Франция уже тогда оказались по разные стороны баррикад. Свою роль в разрешении спора сыграла и Россия, поддержавшая султана и даже направившая свои войска на Босфор, чтобы преградить путь египетской армии. В 1869 г. Египет вновь вернулся на первые страницы европейских газет и в подробные аналитические записки дипломатов. Торжественное открытие Суэцкого канала приковало внимание великих держав к Египту.

Канал создал самую короткую дорогу в крупнейшую британскую колонию Индию и альтернативный путь на Дальний Восток. Кроме того что

1 Benedetti V. Essais diplomatiques (nouvelle serie). Paris, 1897. P. 1.

2 Первая турецко-египетская война длилась два года, с 1831 по 1833 гг. Вторая — с 1839 г. по 1841 г.

он представлял серьезные коммерческие перспективы, Суэц имел также стратегическое значение: за его судьбой пристально следили все державы, имеющие интересы в Африке и на Ближнем Востоке.

1882 г. ознаменовал новую страницу в истории Египта — именно в этом году британцы оккупировали «страну фараонов», все еще являвшуюся частью Османской империи. Параллельно с оккупацией Египта началась ожесточенная борьба за другие колониальные территории. Незанятые африканские и азиатские земли притягивали внимание и интерес колонизаторов и провоцировали острые конфликты. Колониальная политика, пожалуй, впервые стала занимать так много места в мыслях европейских дипломатов, на страницах газет и беспокоить общественное мнение в европейских странах. Первыми в гонке были Великобритания и Франция, владевшие обширными заморскими территориями и желавшие расширить свои империи.

Активная экспансия совпала и была тесно взаимосвязана с перегруппировкой сил в Европе. В последней четверти столетия на континенте образовались конкурирующие военно-политические блоки. В 1882 г. был создан Тройственный союз, в который вошли Германия, Австро- Венгрия и Италия. В 1891-93 гг. был образован франко-русский союз. Великобритания с середины 60-х гг. XIX в. следовала принципу «блестящей изоляции», согласно которому империя не вступала в союзы.

Отход от

«блестящей изоляции» наметился лишь в начале XX столетия и открыл путь для постепенного сближения Англии и Франции и в конечном итоге — заключения Антанты 1904 г., которая отвечала политическим интересам обеих стран в тот период.

Египетский вопрос как нельзя лучше продемонстрировал силу колониального спора и взаимовлияние европейской и колониальной политических сфер. Чаще всего его ограничивают англо-французским противостоянием в Египте в конце XIX — начале XX вв. Однако, на наш взгляд, египетский вопрос значительно шире и многомернее: он включает в

себя как англо-французское соперничество за доминирование в Египте, так и стремление таких мощных континентальных держав, как Россия и Германия, использовать это соперничество в своих интересах. Более того, конфликт европейских держав за влияние на Верхнем Ниле выходил за пределы самого Египта — он включал в себя и противоборство в Судане. Отголоски соперничества в регионе ощущались в заключении европейских альянсов и договоров, в том числе франко-русского союза 1891-93 гг. и Средиземноморской Антанты 1887 г.

Объектом нашего исследования являются взаимоотношения великих держав, в частности Англии, Франции, России и Германии в конце XIX — начале XX вв.

Предметом исследования выступает роль египетского вопроса в этих взаимоотношениях.

Цель нашей работы состоит в том, чтобы выявить место египетского вопроса в отношениях великих держав в условиях колониальной борьбы и перегруппировки сил в Европе. В связи с этим перед нами стоят следующие задачи:

·Исследовать интересы великих держав в Египте в конце XIX— начале

XX вв.;

·Определить основные этапы англо-французского соперничества за влияние в Египте;

·Выявить роль Германии, России и Турции в развитии египетского вопроса в 1880-ые — начале 90-х годов;

·Изучить степень взаимовлияния египетского вопроса и перегруппировки сил в Европе в конце 1880-х — первой половине 1890-ых гг.;

·Исследовать роль египетского вопроса в заключении Антанты 1904 г.

Подобная постановка цели и задач еще на один шаг приблизит нас к понимаю предвоенной системы международных отношений, в которой колониальная политика приобрела особую важность.

Наша работа построена по проблемно-хронологическому принципу. Хронологические рамки исследования — 1882 – 1904 гг. Нижняя граница обозначает британскую оккупацию Египта. Она выбрана неслучайно: с нее начинается новая конфликтная стадия в развитии египетского вопроса, который стал «камнем преткновения» в отношениях великих держав. Верхняя граница исследования — 1904 г., то есть заключение англо-французской Антанты, утвердившей власть англичан в Египте.

Первая глава посвящена исследованию отношений великих держав в Египте в 1880-ые гг., то есть от британской оккупации до заключения союза России и Франции, который во многом стимулировал новую французскую колониальную политику и в некоторой степени определил решение Кэ д’Орсэ приступить к пересмотру статуса Египта. Для того, чтобы понять причины конфликта 1882 г., мы также обращаемся к предыстории вопроса — к моменту открытия Суэцкого канала в 1869 г. и последующего создания англо- французского кондоминиума в Египте в 1870-ые годы. Во второй главе мы рассматриваем эволюцию египетского вопроса в 1890-ые г., а также взаимосвязь перегруппировки сил в Европе с развитием противостояния в регионе Верхнего Нила. Третья глава исследования посвящена изучению предпосылок, причин, хода и последствий Фашодского кризиса 1898 г., который оказал влияние не только на франко-английские отношения, но и в целом на расстановку сил в Европе. Наконец, последняя четвертая глава посвящена изучению причин заключения Антанты 1904 г. и ее роли в развитии египетского вопроса.

Актуальность работы. Исследование истории взаимоотношений великих держав в Египте в конце XIX в. ставит перед нами вопросы, которые не потеряли своей актуальности и сегодня. В их числе механизмы

функционирования многополярного мира и вовлечение отдельных регионов в сферу политики крупнейших держав. Конец XIX в. вошел в историю как эпоха империализма, одной из характерных черт которой стала последняя схватка старых и новых колониальных империй за незанятые территории Азии и Африки. Вместе с тем, впервые политика в Европе оказалась настолько тесно связана с колониями. Мир, который мы наблюдаем, отличался нестабильностью и уязвимостью: конфликты в отдаленных территориях грозили европейскими войнами, великие державы мобилизовали свои силы при первой же опасности, под действием страха и стремления обезопасить свои интересы создавались военно-политические союзы. В конце XIX в. произошла перегруппировка сил в Европе, которая отразила не только изменение баланса сил на континенте, но и в колониях. Изучая международные отношения в этот период, мы имеем дело со сложной, многоуровневой и многовекторной политикой великих держав — такое же положение мы наблюдаем на международной арене в наши годы.

Египет, находясь на перекрестке Азии и Африки, в силу своего стратегически важного положения, всегда занимал особое место в международных отношениях – как во времена экспедиции Наполеона в 1798 г., так и в пору Суэцкого кризиса в 1956-57 гг. В конце XIX – начале XX вв. Египет стал площадкой для противостояния таких великих держав, как Англия, Франция, Германия и Россия. Соперничество держав за Египет было одной из крупнейших международных проблем конца XIX в. «Арабская весна» 2011 г. и события, развернувшиеся на каирской площади Тахрир, напомнили миру о неспокойном Ближнем Востоке. Египет вновь стал одной из главных тем для обсуждения на встречах лидеров крупнейших держав. На примере египетского вопроса в конце XIX – начале XX вв. мы исследуем все еще актуальные механизмы взаимодействия крупнейших держав на уровне отдельных регионов и степень взаимовлияния политики в центре международных отношений и на ее периферии.

Новизна диссертации определяется рядом факторов:

Во-первых, важным новшеством нашей работы является введение в оборот некоторых западных источников, ранее не привлекавшихся в отечественных исследованиях. В частности, отдельные части нашего исследования написаны на основании документов французского Дипломатического Архива, а также материалов французского Военного архива и британского Национального архива. Использование новых материалов из французских архивов, а также из ряда фондов АВПРИ, позволяет нам пролить свет на некоторые «белые пятна» в истории египетского вопроса.

Во-вторых, в большинстве работ, посвященных данной теме, египетский вопрос часто сводится к англо-французскому противостоянию на Ниле. Мы же стараемся рассмотреть его в контексте множественных дипломатических и политических связей. В частности, мы исследуем мотивы и интересы Германии в египетском вопросе, степень ее влияния и вмешательства в египетские события 1880-90-х гг., участие России в англо-французском противостоянии и место египетского вопроса в более широком Восточном вопросе, а также интересы Турции в Египте.

В-третьих, мы впервые делаем попытку рассмотреть проблему взаимовлияния колониальной политики в Египте и перегруппировки сил в Европе в конце XIX – начале XX в.

В-четвертых, рассматривая дипломатические и политические вопросы, мы считаем необходимым обращать внимание и на некоторые обстоятельства личного характера. Так, личные отношения консулов и послов, дипломатов и публицистов, то, как европейцы воспринимали Восток и как они формировали представление о нем у себя на родине, также является важной составляющей нашей работы. Наряду с системным подходом, мы считаем необходимым также разнообразить наш методологический арсенал, обратив внимание на, казалось бы, мелкие детали, которые, как это часто бывает, делают историю.

Методология исследования. В основу работы положены принципы историзма и системности. Вслед за американским политологом Кеннетом Уолтцем, мы выделяем три уровня, или три «образа» изучения международной политики: индивиды, внутренняя политика и международная система 3 . Все эти три уровня необходимы для целостного рассмотрения проблемы. В данной работе мы обращаем особое внимание на исследование международной системы и внутренней политики и ее влияния на дипломатию; изучение роли личностей также нашло отражение в нашей диссертации.

В связи с тем, что в истории египетского вопроса большую роль сыграли отдельные исторические личности (такие, как Т. Делькассе, У. Гладстон, Б. Дизраэли, лорд Кромер и другие), мы считаем необходимым обратить особое внимание на мотивы и процесс принятия решений теми или иными политиками, которые можно проследить по доступным нам дипломатическим документам. Роль личности в истории египетского вопроса представляется более чем значительной, в частности, в исследовании французской политики в Египте. Часто сменяющиеся французские министерства не придерживались единой политической линии — каждый министр иностранных дел приносил с собой новое видение дипломатии. Не случайно особое внимание на роль личностного фактора обращали основатели французской школы по изучению международных отношений преподаватели Сорбонны Пьер Ренувен и Жан- Батист Дюрозель, ученик и последователь Ренувена4. В совместном труде они исследовали роль государственных деятелей в формировании внешнеполитического курса страны.

Наконец, третий уровень по Уолтцу — внутриполитический. Рассмотрение внутриполитических процессов является необходимым для понимания мотивов и целей государств, вовлеченных в борьбу по египетскому вопросу. Нельзя не обратить внимание на тот факт, что внешнеполитический

3 Waltz K. Man, the State and War. NY, 2001.

4 Renouvin P., Duroselle J-B. Introduction à l'histoire des relations internationales. Paris, 1964. Pp. 283-354.

курс, как в Британии, так и во Франции, вырабатывался под влиянием различных групп и партий.

Политическая жизнь Великобритании второй половины XIX в. ознаменована чередованием консервативных и либеральных кабинетов. Несмотря на декларируемые идейные различия двух партий, внешняя политика, осуществляемая ими на протяжении второй половины XIX в., позволяет говорить о наличии преемственности в британской дипломатии. Так, кембриджские историки Р.Робинсон и Дж. Галлахер в своей знаменитой работе «Африка и викторианцы» пишут о существовании государственной точки зрения (official mind), базирующейся на национальных интересах, которые претворяли в жизнь все британские кабинеты викторианской эпохи вне зависимости от их политической принадлежности 5 . Схожесть дипломатического курса либералов и консерваторов отмечали и некоторые советские историки6. Если традиции консервативной партии позволяли ей открыто поддерживать имперскую политику, то совершенно по-иному обстояло дело с либералами. Своеобразный разрыв между базисными ценностями либеральной партии и внешнеполитической деятельностью некоторых ее представителей наглядно проявился в 1882 г., в связи с оккупацией Египта, осуществленной под руководством либерального кабинета У. Гладстона. Это и некоторые другие события позволяют исследователям делать вывод, что колониальные взгляды либеральных и консервативных кабинетов фактически были идентичны.

Говоря о взаимовлиянии внутренней и внешней политики, необходимо также отметить особенность Третьей Республики, где отсутствие стабильности внутри самой страны напрямую отражалось на ее дипломатической активности. Незаинтересованность в колониальных делах, которая была присуща многим французским кабинетам последней четверти XIX в., сделала выработку внешнеполитического курса по этому вопросу

5 Robinson R., Gallagher J. with A. Deny. Africa and the Victorians: The Official Mind of Imperialism. London, 1961.

6 Колмаков А.С. Идеология и политика либеральной партии в 80-ые гг. XIX в. М., 1985. С. 107; Айзенштат

М.П., Гелла Т.Н. Английские партии и колониальная политика Великобритании в XIX в. М., 1999. С. 144.

прерогативой узкого круга лиц. Особой властью обладала т.н. колониальная группа, которая не только оказывала серьезное давление на министерство иностранных дел, но часто действовала как самостоятельная сила, в обход официальных ведомств7. Таким образом, исследование внутриполитической обстановки, влиявшей на официальный курс государства, необходимо для понимания сути конфликта.

Теоретическая значимость.

В нашей диссертации ставится несколько важных теоретических проблем. Во-первых, изучение истории египетского вопроса предполагает исследование роли локального фактора в развитии системы международных отношений. Во-вторых, мы уделяем большое внимание проблемам взаимозависимости между внешней политикой держав на периферии и в центре системы международных отношений, а также антантам, военным и политическим союзам как инструментам внешней политики государств.

Практическая значимость диссертации выражается в возможности использования материалов исследования для подготовки курсов по истории международных отношений в конце XIX — начале XX вв. Приведенные в диссертации выдержки из источников, ее выводы и материалы могут быть также полезны для исследований, посвященных истории Египта, Восточного вопроса, внешней политике Великобритании, Франции, России и Германии, а также предпосылкам Первой мировой войны.

Апробация работы. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры новой и новейшей истории стран Европы и Америки исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. Основные результаты исследования были представлены в четырех статьях,

7 Andrew C.M., Kanya –Forstner A.S. The French ‘Colonial Party’: Its Composition, Aims and Influence, 1885 – 1914 // The Historical Journal. Vol. 14. No. 1. Mar., 1971. Pp. 99-128; Grupp P. Parti colonial français und deutsche Kolonialbewegung // Machtstrukturen im Staat in Deutschland und Frankreich. Stuttgart, 2007. S.148-163.

опубликованных в научных сборниках и журналах. Три из них включены в перечень ВАК при Министерстве образования и науки Российской Федерации.

Обзор источников. Наше исследование опирается на широкий корпус исторических источников, как опубликованных, так и неопубликованных, в частности, на документы, найденные нами в российских и французских архивах.

Неопубликованные источники. Документы французского Дипломатического архива (Archives Diplomatiques du Ministère des Affaires Etrangères), касающиеся взаимоотношений европейских держав в Египте, ранее широко не использовались российскими историками. Между тем, они представляют большой интерес для исследования, так как открывают с новой стороны не только противостояние Лондона и Парижа, но и демонстрируют активную позицию России и Германии по данному вопросу. По изучаемому нами периоду (1882 — 1904 гг.) фонды французского архива располагают большим количеством досье, освещающих англо-французские отношения, двусторонние русско-французские связи, а также досье, касающиеся политики европейских стран в Египте. Любопытно, что множество писем и депеш, отражающих позицию России по египетскому вопросу, принадлежат германским дипломатам и соответственно входят в германские досье. Британские досье французского Дипломатического архива освещают мало исследованную сторону англо-французских отношений — а именно общность некоторых позиций держав после оккупации и нежелание допускать в дела Египта Турцию. В частности, именно поэтому мы посчитали необходимым изучить турецкие досье, без которых сложно представить себе политическую обстановку конца столетия.

Были привлечены также некоторые документы французского Военного архива (Service historique de la Defense). Так как, по мнению некоторых историков и современников, Фашодский кризис мог в определенный момент

перерасти в европейскую войну, донесения военных атташе представляют для нас особый интерес. Кроме того, в работе использованы документы, касающиеся стратегического положения Суэцкого канала, досье по Антанте 1904 г., а также подшивка документов, анализирующих результаты британского присутствия в Египте. Папка писем и депеш по русско- французским отношениям в Эфиопии также использована нами при написании исследования.

В диссертации использованы три фонда британского Национального архива (The National Archives), доступные в интернете. Они освещают политику Форин Офис в Египте в 1879 г., 1896 — 1899 гг., 1901 — 1904 гг. Досье содержат крайне любопытную переписку главы британской администрации в Египте лорда Кромера с Лондоном, а также многочисленные документы, касающиеся локальных проблем.

Бесценный материал по исследуемой нами теме содержится в Архиве Внешней Политики Российской Империи (АВПРИ). В первую очередь, стоит отметить материалы фондов Канцелярия МИД, а также Посольства в Париже и Генконсульства в Египте. Фонд Канцелярия МИД содержит документы, освещающие деятельность русской дипломатии в Европе, а также корреспонденцию внешнеполитического ведомства с русскими консульствами на Востоке, в частности в Каире и Константинополе. Посольские фонды составлены из дипломатической переписки Петербурга с представительствами во Франции и в Египте. В большинстве своем мы исследовали конфиденциальные письма послов, адресованные министрам, отчеты и рапорты, тексты договоров, карты и отдельные статьи европейской прессы, приложенные к дипломатическим досье.

Опубликованные источники. В работе над исследованием мы опирались на многочисленные опубликованные источники. В первую очередь, необходимо отметить многотомные собраний дипломатических документов, изданные во Франции, Германии и Великобритании.

Дипломатические документы. Публикация многотомных собраний дипломатических документов стала возможной только после Первой мировой войны. В 1922 — 1927 гг. в Германии было опубликовано первое многотомное собрание, призванное опровергнуть 231 статью Версальского договора, которая признала Германию ответственной за войну, и доказать причастность Франции, Англии и России к ее разжиганию. Публикация Die Grosse Politik8 вызвала необычайный резонанс в странах Антанты9. В ответ в Англии и Франции началось издание аналогичных собраний документов — British Documents on the Origins of the War («Британские документы о происхождении войны») 10 и Documents Diplomatiques Français (« Французские дипломатические документы »)11 соответственно.

Несмотря на некоторую тенденциозность, проявившуюся в подборке документов, напечатанных во всех трех собраниях, они содержат богатый материал для исследователей. В них включены переписка дипломатов, ноты, меморандумы, выдержки из речей, материалов прессы, тексты договоров и деклараций. Сборники дипломатических документов чрезвычайно важны еще и потому, что они отражают специфику принятия решений по колониальным вопросам.

Французский многотомник является наиболее полной коллекцией дипломатических документов Третьей Республики. Работа над его составлением длилась целых тридцать лет (с 1929 по 1959 гг.). Результатом этого титанического труда стали 43 тома дипломатических документов. Как отмечают исследователи, «по своему научному уровню французская публикация превосходила немецкую» 12 . В данной работе мы привлекаем материалы из первой (1871 — 1900 гг.) и второй (1901 — 1911 гг.) серий.

8 Die Grosse Politik der Europäischen Kabinette, 1871-1914. Berlin, 1922-1927. Bd. 11, 14.

9 Следует оговорить особое положение большевистской России, которая первой из всех стран, участвовавших в войне, пошла на публикацию секретных документов, в том числе тайных договоров, царского правительства, с целью разоблачить империалистическую политику всех европейских держав, в том числе и бывших союзников России по Антанте.

10 British documents on the origins of the war. London, 1927. Vol. 1, 2.

11 Documents diplomatiques français (1871-1914). Paris, 1929 - 1959. Serie 1. Vol. 3, 4, 5, 7, 8, 11, 14, 15; Serie 2.

Vol. 1,2,3,4.

12 Историческая наука в XX в.: Историография истории нового и новейшего времени стран Европы и Америки. Под ред. И.П. Дементьева и А.И.Патрушева. М., 2007. С. 54.

Документы дают нам возможность изучить изменения, происходившие на протяжении последней четверти века во французской дипломатии, влияние внутриполитических событий на ее развитие, а также установить точку зрения отдельных политиков по вопросу англо-французских отношений в Египте, в частности, Т. Делькассе. Кроме того, важное значение имеют материалы, вошедшие во вторую серию издания, позволяющие проследить путь от Фашоды к Антанте 1904 г. В многотомное собрание были также частично включены документы из так называемых «цветных книг», которые издавались во Франции, Англии и Германии по отдельным внешнеполитическим вопросам13. Большинство «цветных книг», которые во Франции назывались

«желтыми книгами», были выпущены в ограниченном количестве (чаще всего

для членов французской Палаты депутатов) в связи с обсуждением тех или иных актуальных на тот момент вопросов. Эти небольшие сборники содержали дипломатическую переписку, ноты и тексты соглашений.

Позицию Форин Офис по вопросам внешней политики отражают материалы, представленные в многотомной публикации «Британские документы о происхождении войны». Еще в 1924 г. правительство доверило кембриджским историкам Г. Темперли и Дж. Гучу подготовить издание документов, касающихся предыстории Первой мировой войны 14 . Работа длилась с 1927 по 1938 гг., на протяжении которых было издано 11 томов. В собрание вошли материалы из архивов Форин Офис, позволившие историкам по-новому взглянуть на события предвоенного времени. Наибольший интерес для данного исследования вызывают первые два тома издания. В одном из разделов первого тома, посвященном конфликту на Верхнем Ниле 1898 г., представлена дипломатическая переписка лорда Солсбери, премьер-министра Британской империи в период кризиса, и посла Англии в Париже Э. Монсона,

13 Documents diplomatiques. Ministère des Affaires etrangères. Accords (conclus le 8 avril entre la France et l’Angleterre au sujet du Maroc, de l’Egypte, de Terre-Neuve, etc). Paris, 1904; Affaires du Haut — Nil et du Bahr- el-Ghazal (1897-1898). Paris, 1898; Affaires d’Egypte (1884-1893). Paris, 1893; Convention d’arbitrage avec l’Angleterre. Paris, 1903; Declaration additionnelle du 21 mars 1899 à la Convention franco-anglaise du 14 juin 1898. Paris, 1899; Afrique (arrangements, actes et conventions, 1881-1898). Paris, 1898.

14 Историческая наука в XX в…С. 65.

которая позволяет прояснить позицию Британии в кризисе15. Кроме того, ценнейший материал содержит второй том данного издания, в котором представлены документы, отражающие деятельность британской дипломатии в начале 1900-х гг., и в частности, становление Антанты 1904 г. и ведение переговоров по египетскому вопросу в 1903 — 1904 гг. Меморандумы и ноты министра иностранных дел Великобритании в 1900 — 1905 гг. Г. Лэнсдауна демонстрируют изменения, произошедшие в британской внешней политике в начале XX в. и роль главы Форин Офис в этом процессе. В целом публикация сборника стала крупным вкладом в историческую науку. Так, исследователь Т.В. Рикер в одной из своих статей отмечал, что она внесла «свежую струю» в изучение деятельности британских кабинетов16.

Более ранние периоды британской истории представляет другое издание

английских документов «Основы внешней политики Британии»17. Сборник охватывает период с 1792 г., и освещает дипломатическую деятельность Англии на протяжении всего XIX в., вплоть до 1902 г. К сожалению, история последней четверти столетия представлена кратким собранием документов. Однако даже в этой сжатой подборке большую часть занимают

«колониальные» материалы, в том числе и связанные с египетским вопросом. Документы распределены по проблемно—хронологическому принципу. Перед каждым разделом размещены статьи кембриджских историков, в которых представлена общая картина периода и его основные политические тенденции.

Важную роль в реконструкции позиции Германии в египетском вопросе сыграли материалы, содержащиеся в уже упомянутом нами многотомном собрании «Большая политика европейских кабинетов, 1871 — 1914». Всего за

6 лет немецкие историки подготовили к публикации 40 томов (56 книг), включавших почти 16 тысяч документов. Документы были собраны не по хронологическому, а по тематическому принципу, как отмечают

15 Следует отметить, что, покинув кабинет, лорд Солсбери унес с собой множество документов, которые могли бы прояснить некоторые важные проблемы политики того периода.

16 Riker Т.W. A Survey of British Policy in the Fashoda Crisis // Political Science Quarterly. Vol. 44. No. 1, 1929.

P. 54.

17 Foundations of British foreign policy (1792 – 1902). Ed. by H. Temperley and L. Penson. Cambridge, 1983.

исследователи, с целью «затушевать агрессивную политику Германии»18. Для нашей работы важное значение имеет раздел, посвященный Фашодскому инциденту 1898 г., отражающий выжидательную позицию Германии в вопросе англо-французского соперничества за Судан, а также ее пристальное внимание к действиям России в период кризиса.

Некоторые избранные документы, связанные с изучаемой нами темой, представлены также в сборниках «Английские исторические документы»19 и

«Колониальная политика капиталистических держав (1870 — 1914)»20. В

первом издании собраны разные по периоду и проблематике дипломатические документы, газетные статьи, выдержки из выступлений крупных британских политиков. Во втором сборнике, как и следует из его названия, представлены важнейшие документы по истории колониальной политики Запада в период империализма. Договоры, регулирующие европейское присутствие в колониях, такие, как, например, договор Берлинского конгресса 1884 г., содержатся в первом томе «История Африки в документах»21. Кроме того, в работе было использовано собрание документов

«Международные отношения и внешняя политика: 1871 — 1957» 22 . В

частности, существенное значение для нашего исследования представляют тексты таких договоров, как конвенция 1888 г. о Суэцком канале, франко- русский военный союз, а также англо-французская Антанта 1904 г., опубликованные в данном издании.

Парламентские материалы. Неоценимый материал предоставляют парламентские дебаты Великобритании и Франции, в которых отражается не только борьба фракций и депутатов по различным внешнеполитическим вопросам, но также и взаимовлияние, которое оказывают друг на друга внешняя и внутренняя политика.

18 Историческая наука в XX в…С. 75.

19 English historical documents. Ed. by David C. Douglas. Vol. 12 (2). London, 1977.

20 Колониальная политика капиталистических держав (1870-1914). Вып. 1. М., 1967.

21 История Африки в документах. 1870 – 2000. Т. 1. Под ред. А. Давидсона. М., 2005.

22 Международные отношения и внешняя политика: 1871- 1957 (сборник документов). М., 1957.

Для того чтобы пролить свет на восприятие египетской политики Форин Офис в среде британского истеблишмента, а также на возможное существование внутренних разногласий по этому вопросу представляется необходимым исследование английских парламентских дебатов23 . Особого внимания заслуживают обсуждения в парламенте в период, предшествовавший Фашодскому кризису, которые демонстрируют нарастание напряженности в отношениях Англии и Франции с начала 1898 г. Более поздние тома отражают реакцию британской политической элиты на суданские события (во время самого кризиса парламент был на каникулах). Они выявляют как удовлетворение итогами кризиса, так и зарождающееся стремление к нормализации отношений с Францией. В этом смысле показательны дебаты 1904 г., демонстрирующие настроения британского политического истеблишмента.

Большой интерес также представляют дебаты во французской Палате депутатов24. Отличительной особенностью французского парламента являлся низкий интерес к колониальным вопросам. Впрочем, редкие упоминания некоторых проблем, касающихся международных отношений, представляют ценный материал для исследователей. Так, в период кризиса 1898 г. дебаты выявляют стремление Кэ д'Орсэ скрыть ход событий от общественности; интерес вызывает также обсуждение итогов Фашодского инцидента. Говоря об общей незаинтересованности французских депутатов во внешнеполитических делах, следует оговорить особую позицию т.н. колониальной группы, рупором которой был член Палаты депутатов Э. Этьен. Его выступления отражают экспансионистские устремления колониальной группы и претензии на доминирующее влияние в деле формирования заморской политики страны.

Мемуары, переписка, дневники. Другая группа источников представлена материалами личного характера. В частности, важную информацию содержат

23 Hansard’s Parliamentary Debates. 4th serie. London, 1876, 1898, 1899, 1904. (далее Parliamentary Debates).

24

Annales de la Chambre des deputes. Debats parlamentaires. Paris, 1898, 1899 (далее Annales de la Chambre);

Annales du Senat. Debats parlamentaires (далее Annales du Senat). Paris, 1899.

мемуары современников. Из французских источников подобного рода наибольший интерес представляют воспоминания Ш. де Фрейсине, который трижды становился премьер-министром Франции25. Фрейсине приступил к активной правительственной деятельности еще при кабинете Жюля Греви (1876 — 1879). За период от 1879 и до 1892 гг. он четыре раза избирался президентом Государственного Совета. Фрейсине стал первым гражданским политиком, занявшим пост военного министра в 1889 г. Он показал себя талантливым реформатором и активным государственным деятелем. В 1882 г. Фрейсине возглавил правительство, а также стал министром иностранных дел. Будучи последовательным проводником политической линии Л. Гамбетта в египетском вопросе, он был убежден в необходимости французского участия в военной интервенции в Египет. Благодаря его мемуарам, мы можем проанализировать причины и результаты французской политики в Египте в дни кризиса 1882 г.

Интересный материал представляют мемуары другого министра иностранных дел Франции Габриэля Аното «Мое время». В частности, в четвертой части своего сочинения Аното обращает внимание читателя на Восточный вопрос и свое участие в непрекращающихся англо-французских переговорах по Египту в конце 1870-х — начале 80-х гг.26.

Воспоминания одного из французских колониальных деятелей капитана

Баратьера об экспедиции Маршана позволили пролить свет на суданские события: капитан детально описывал поход и пребывание экспедиции в Фашоде. Он также писал о причинах и целях ее организаторов — представителей т.н. колониальной группы 27 . Ее деятельность и роль в отправке многочисленных африканских экспедиций отражена в воспоминаниях Л. Монтеля 28 , одного из активных членов Комитета французской Африки и руководителя так и не достигнувшей своей цели экспедиции в Судан.

25 Freycinet de C. Souvenirs (1878 – 1893). Paris, 1913.

26 Hanotaux G. Mon Temps, IV. Paris, 1947.

27 Baratier A. Fachoda (souvenir de la mission Marchand). Paris, 1942.

28 Monteil L. Souvenirs vecus. Paris, 1924.

Проблема англо-французских отношений в Египте представлена в первом томе воспоминаний лорда Э. Грея «Двадцать пять лет»29, который охватывает период с 1892 г. по 1915 г. В 1892—1895 гг. Эдвард Грей занимал пост заместителя министра иностранных дел, а в 1905—1916 гг. — министра иностранных дел. Грей поддерживал активную колониальную политику Британии. В своих воспоминаниях Грей уделяет существенное внимание Фашодскому кризису и подписанию англо-французского соглашения 1904 г.

Интереснейшими источниками являются письма королевы Виктории, изданные в трех томах30. Следует заметить, что в сборнике представлены не только письма, но и избранные отрывки из дневника королевы, опубликованные с согласия королевской семьи. В своем исследовании мы привлекли материалы из последнего 3-го тома, который охватывает период с 1896 г. вплоть до смерти королевы 22 января 1901 г. Основную часть сообщений относительно африканских дел представляет переписка королевы с премьер-министром лордом Солсбери. Судя по письмам, египетский вопрос серьезно волновал королеву. Особый интерес для нас имеют периоды Фашодского кризиса, а также урегулирования англо-французского спора на Верхнем Ниле, которые в полной мере отражены в издании. Письма тем более ценны, что отражают позицию не только Виктории, но и ее министров, а также Николая II и кайзера Вильгельма, в переписке с которыми затрагивается проблема Египта.

Необходимо также упомянуть воспоминания канцлера Германии Б. фон Бюлова31. В первом томе своего сочинения Бюлов отводил отдельное место истории Фашодского кризиса. Выступая в качестве постороннего наблюдателя, он выражал сомнение в возможности Франции противостоять британской мощи. В целом, его позицию в данном вопросе можно охарактеризовать как нейтральную.

29 Grey E. Twenty-five years. Vol. 1. NY, 1925.

30 Letters of Queen Victoria. Third series (in 3 volumes). Vol. 3. London, 1930.

31 Bülow von B. Denkwürdigkeiten. Bd. 1. Berlin, 1930.

Мемуары главы российского МИДа В.Н. Ламздорфа (1900 — 1906) описывают события периода 1886 — 1896 гг.32 . В своих воспоминаниях Ламздорф в основном затрагивает вопросы континентальной политики и, в частности, русско–германские отношения. Однако, довольно часто излагая свои соображения по европейской политике, он касается колониальных вопросов и проблем соперничества держав на периферии. Любопытные сведения относительно русской правящей элиты, политической иерархии и процесса принятия решений содержатся также в мемуарах министра С.Ю. Витте33.

Публицистика. Египетский вопрос, Фашодский кризис, русско- французский союз и многие другие сюжеты нашли отображение в многочисленных публицистических работах конца столетия. Публицистика является важным источником для нашего исследования, так как позволяет не только узнать частное мнение авторов по затрагиваемым проблемам, но и понять настроение определенных слоев общества, в частности финансовых элит, политиков и журналистов.

Чрезвычайно важное место среди английских источников занимает работа лорда Кромера «Современный Египет»34. Эвелин Бэринг (1841 – 1917), а позднее лорд Кромер являлся известным британским государственным деятелем, дипломатом и колониальным политиком. В 1879 г. он прибыл в Египет в качестве британского генерального контролера, а после оккупации 1882 г. Кромер получил пост генерального консула. Несмотря на скромную, на первый взгляд, должность, он фактически управлял всей страной вплоть до 1907 г. Кромер, принимая активное участие в политической деятельности, уделял также большое внимание экономическим проблемам развития Египта. Сразу же после оккупации он активно принялся за реформирование египетской финансовой системы, в чем значительно преуспел. Следует также отметить, что он сыграл существенную роль в становлении Антанты 1904 г.

32 Ламздорф В.Н. Дневник, 1886-1890. М., 1991.

33 Витте С.Ю. Воспоминания. Т.1, 2. М., 1994.

Лорд Кромер ушел в отставку в 1907 г. в связи с так называемым

«деншавайским инцидентом» 1906 г., когда в результате столкновений между египетскими крестьянами и британскими офицерами погибли несколько египтян. Несмотря на то что у него так и не сложились хорошие отношения с национальной элитой, период администрации Кромера стал одним из наиболее стабильных в истории британского Египта35.

В книге «Современный Египет» Кромер подробно описывает плачевное

состояние Египта вплоть до британской оккупации, оправдывая тем самым необходимость вмешательства европейской державы с целью проведения реформ. Разумеется, подача информации и ее характер были обусловлены личной заинтересованностью автора. Однако ценный фактический материал из «первых рук» делает «Современный Египет» важным источником для исследователей египетского вопроса.

Об администрации лорда Кромера в Египте писал в своей работе Дж. Маршалл36, занимавший долгое время пост судьи в египетском кассационном суде. Его труд отражает то важное место, которые британцы отводили Египту, а также стремление обосновать необходимость пребывания английской администрации в стране и ее положительную роль в развитии социальных, политических и экономических институтов Египта.

Также весьма любопытна работа А. Милнера «Англия в Египте»37 .

Альфред Милнер (1854 — 1925), в первую очередь, известен своей деятельностью в Южной Африке, где он построил успешную карьеру. В молодости Милнер занимался журналистикой и работал в редакции британской The Pall Mall Gazette, известной своей колониальной направленностью и джингоистскими взглядами. Однако вскоре он оставил журналистику ради политики. Милнер начинал личным секретарем Джорджа Гошена, канцлера Казначейства. В 1889 г., не без содействия со стороны Гошена, он был назначен заместителем управляющего финансами Египта, где

35 Marlowe J. A History of Modern Egypt and Anglo-Egyptian Relations,1800-1953. NY, 1954.

36 Marshall J.E. The Egyptian Enigma, 1890-1928. London, 1928.

провел четыре года. Именно в это время лорд Кромер начал осуществление своих реформ по санации египетской экономики и предотвращению банкротства. В 1892 г. Милнер вернулся в Лондон, и скоро в свет вышла его книга «Англия в Египте». Как отмечает американский историк У. Ланджер,

«его восхваление британских достижений в Египте, без сомнения, воздействовало на общественное мнение в пользу удерживания Египта»38. Книга представляет интерес, в первую очередь, как отражение личной точки зрения британца на политику своей страны в оккупированном Египте. Любопытно также, что Милнер проницательно предсказывал решительную схватку англичан с французами за регион Верхнего Нила в будущем, отмечая нарастающие кризисные тенденции в отношениях двух стран.

Отвоеванию Судана посвящена книга Уинстона Черчилля «Война на реке»39. Как и многие отпрыски известных в Британии семей, он получил военное образование. Однако Черчилль чувствовал в себе призвание к творческой деятельности. В 1896 г. он впервые поехал на Кубу в качестве военного корреспондента. В 1896 — 1897 гг. он работал в Индии, где освещал восстание пуштунских племен. После возвращения из Индии Черчилль всячески добивался поездки в Судан, где как раз в это время разворачивалась война между англо-египетскими войсками и дервишами. Черчиллю удалось не только получить разрешение на поездку в Судан, но и поучаствовать в решающем сражении при Омдурмане. Любопытно, что в своих репортажах с места событий он частенько критиковал главу объединенных войск генерала Китченера за жесткость в обращении с пленными дервишами и демонстративное неуважение к местным обычаям. Свои впечатления от увиденного в Судане Черчилль изложил в книге «Война на реке».

Впервые книга была опубликована в 1899 г. и сразу же стала бестселлером. Она переиздавалась несколько раз. Мы располагали последним изданием 1949 г., когда работа была особенно актуальна для британской

38 Langer W. The Diplomacy of Imperialism. Vol.1. London, 1935. P. 124.

39 Churchill W. The River War: An account of the reconquest of the Sudan. London, 1949.

дипломатии. Ее переиздание носило ярко выраженный политический характер, так как было направлено на то, чтобы еще раз оправдать пребывание британцев в Египте и Судане. Ратуя за сохранение целостности Британской империи, Черчилль замечал, что «сложнее строить и приобретать, чем транжирить и разрушать»40. Работа охватывает историю завоевания Судана с периода восстания махди до 1899 г.

Необходимо упомянуть также книгу Томаса Беркли, посвященную истории англо-французских отношений41 в последней четверти XIX в. Т. Беркли, будучи еще на посту главы английской торговой палаты в Париже, предпринимал шаги по сближению с аналогичными французскими организациями. Эти попытки, уже на более высоком уровне, не прекратились и после его ухода из торговой палаты. В 1901 г. именно он предложил идею договора об арбитраже, который спустя два года был подписан Англией и Францией. В своей работе он уделял особое внимание этому эпизоду. Выступая безусловным сторонником англо-французского сотрудничества, он обращал внимание на необходимость разрешения египетского вопроса, который долгое время сдерживал сближение двух держав.

Особо следует выделить французскую публицистику по египетскому вопросу. Крупнейшей работой в этой области является сочинение уже упомянутого нами Ш. Фрейсине «Египетский вопрос» 42 . Фактически Фрейсине одним из первых ввел в широкое употребление термин египетский вопрос, подразумевая под ним англо-французское соперничество в Египте. Неоспоримым достоинством труда является детальное рассмотрение ключевых эпизодов истории египетского вопроса, а именно британской оккупации 1882 г., Фашодского кризиса и заключения Антанты 1904 г.

Интерес исследователей также вызывает работа Габриэля Аното

«Фашода»43. Аното два раза занимал пост министра иностранных дел в период

40 Churchill W. Op. cit. Р. хi.

41 Barclay T. Thirty Years Anglo-French Reminiscences (1876-1906). NY, 1914.

42 Freycinet de C. La Question d’Egypte. Paris, 1904.

43 Hanotaux G. Le Partage de l’Afrique: Fachoda. Paris, 1909.

с 1894 по 1898 гг. Он был противником сближения с Англией и даже выступал за союз с Германией, отрицая необходимость реванша. Фашодский инцидент еще более утвердил его в неприязни к Британии. Как следует из названия, труд посвящен истории Фашодского кризиса. Однако автор не ограничивается лишь пересказом событий 1898 г. Он рассматривает его как один из важнейших этапов в процессе раздела Африки европейскими державами. Он также представляет историю формирования Французской империи и колониальной традиции во французской политике. При этом Аното уделяет особое внимание методам колонизации, в том числе роли миссионеров и исследователей в процессе экспансии.

Множество публицистических работ было опубликовано по теме русско-французского союза. Некоторые из них доказывали важность и историческую необходимость союза, другие, наоборот, убеждали читателя в его бесполезности. Еще в 1888 г. журналист и публицист Поль Падер выпустил книгу «Необходимость русско-французского союза», где продемонстрировал все возможные преимущества от договора с Россией44. Уже после заключения альянса в 1895 г. другой французский журналист С. Ру написал работу, основанную на его собственных впечатлениях от путешествия в Россию, которую красноречиво назвал «Путешествие в страну варваров: правда о русско-французском альянсе»45.

В публицистических работах современников также нашел отражение

кризис в русско-французских отношениях, вызванный Фашодой. В 1902 г. журналист Шарль Луазо опубликовал книгу «О русско-французском союзе», где утверждал, что альянс с Россией не имел никакой ценности для Франции, которой необходимо было искать новых друзей.

Французская внешняя политика часто становилась объектом многочисленных публицистических материалов. В 1885 г. Габриэль Шарм выпустил небольшую книгу «Дипломатия и колониальная политика»46, в

44 Pader P. Necessite de l’alliance franco-russe. Toulouse, 1888.

45 Roux S. Voyage au pays des Barbares: la verite sur l’alliance franco-russe. Paris, 1895.

46 Charmes G. Politique exterieure et coloniale. Paris, 1885.

которой оценивал место и роль колониальной экспансии во французской внешней политике.

Важно также отметить работы русских публицистов, которые в силу своей деятельности или научного призвания были тем или иным образом связаны с Востоком. Ориенталист К. Скальковский в конце столетия много писал о Египте и Суэцком канале. Он являлся членом Общества по содействию промышленности и русской коммерции – торговой компании, защищавшей интересы русских купцов за рубежом47. Именно Скальковскому руководство общества доверило возглавить русскую делегацию, отправленную на торжественную церемонию открытия Суэцкого канала 5 ноября 1869 г. Там ему удалось собрать значительный объем сведений об экономической, политической и технической составляющих работы нового канала. Все эти данные чуть позже были изложены в его книге, посвященной Суэцкому каналу. Особое внимание автор обращал на коммерческую сторону дела. Скальковский призывал русское правительство к проявлению активности в регионе Нила, а также считал, что власть должна использовать все дипломатические средства для того, чтобы защищать интересы русского торгового флота на Ближнем Востоке.

Другая работа К. Скальковского «Внешняя политика России и положение иностранных держав» посвящена расстановке сил на мировой арене и политической ситуации на периферии48. Здесь автор сопоставляет европейскую политику держав и их колониальную активность. Он также затрагивает историю египетского вопроса и англо-французское противостояние в регионе.

О политике России на Востоке писал также А.А. Гирс, дипломат и автор книги «Россия и Ближний Восток»49. Гирс сконцентрировался на политике держав в Турции, и в частности, на русско-английском противостоянии в

47 Скальковский К. Суэцкий канал и его значение для русской торговли. СПб., 1870.

48 Скальковский К. Внещняя политика России и положение иностранных держав. СПб., 1897.

Проливах. Проблему конфронтации держав в Египте он рассматривал в рамках более широкого Восточного вопроса.

О русско-английском противостоянии на Востоке и стратегической ценности Египта рассуждал в своей работе С. Жигарев, специалист по имперской дипломатии и журналист50. Изучая историю русской дипломатии на Востоке, он подчеркивал важность восточного направления для русской политики и угрозу, исходящую от англичан в этом регионе.

Египетский вопрос изучался не только с дипломатической и экономической точек зрения, но еще и как интересный сюжет в области права. Так, юрист Ролан Гэньро в 1901 г. написал небольшой очерк, исследующий не только позицию самого Египта по отношению к своему турецкому сюзерену, но и позицию европейских держав по данному вопросу51.

Сведения о Египте и о том, что там происходило на самом деле, живо

интересовали европейских читателей. Кроме большого количества романов и приключенческих книг, посвященных Востоку, созданием его образа занимались и публицисты. В 1887 г. С. Де Шонски выпустил книгу

«Египетские наброски» о стране, ее обитателях и обычаях. В условиях, когда Египет занимал мысли французских дипломатов и прессы, книга вызвала большой интерес52. В целом, следует отметить, что публицистика значительно расширяет представления о роли египетского вопроса в международных отношениях.

Пресса. Внимания также требует рассмотрение материалов периодических изданий за 1882 — 1904 гг., которые не просто информировали читателей о происходивших событиях, но и отражали интересы определенных политических групп или отдельных людей, финансирующих издание. Известно, что Фашодский кризис привел к подъему патриотических настроений, в чем не последнюю роль сыграла воинственно настроенная

50 Жигарев С. Русская политика в Восточном вопросе. М., 1896.

51 Gaignerot R. La Question d’Egypte : le bassin du Nil en droit international. Albi, 1901.

пресса обеих стран. В данном исследовании мы привлекаем как газеты, так и журналы.

Говоря об английской прессе, следует отметить такие влиятельные издания, как The Contemporary Review и The Nineteenth Century. Оба журнала придерживались твердой позиции по сохранению английского присутствия в Египте. В The Nineteenth Century в период Фашодского кризиса высказывались даже мнения о необходимости установления британского протектората над Египтом, что положило бы конец всем попыткам Франции добиться эвакуации английских войск53. Авторы статей оправдывали оккупацию Египта в 1882 г. и в целом одобряли официальный курс британского руководства по этому вопросу. Значительную поддержку Солсбери в период кризиса оказал также журнал The Contemporary Review, который считал губительными любые уступки французам в египетском вопросе 54 . Аналогичных позиций относительно положения Британии в Египте придерживался либеральный журнал The Economist, отражавший интересы Сити55.

Ценнейшим источником является газета The Times, представлявшая

позиции делового мира Британии. Статьи The Times в целом отличались сдержанностью по отношению к Франции. Однако, как и большинство других британских изданий, The Times не сомневалось в важности британского доминирования в Египте. Кроме того, издание осуществляло активное сотрудничество с лордом Кромером, который регулярно представлял для публикации бюджет Египта, а также отчеты по итогам проведенных реформ. Таким образом, большинство статей послеоккупационного периода по египетскому вопросу были написаны, исходя из информации, предоставленной Кромером56.

Нами были привлечены также многочисленные французские издания,

отражавшие позицию различных кругов и политических групп по египетскому вопросу. Официозная французская пресса представлена такими газетами, как

53 The Nineteenth Century. No. 262. Oct, 1898. Pp. 881-898.

54 The Contemporary Review. No. 396. Dec, 1898. Pp. 770-777.

55 The Economist. 26/02/1899.

56 См., например: The Times. 03/12/1900; 14/04/1902.

Le Temps и Le Figaro, которые чаще всего транслировали центристские настроения.

Интересы правых политических партий, а также колониальных кругов выражали такие популярные в свое время ежедневные газеты, как Le Petit Parisien и Le Petit Journal. Эти издания не гнушались шовинистической пропаганды и призывали к войне с Великобританией в период Фашодского кризиса. Своеобразным рупором колониальной группы стал журнал Questions diplomatiques et coloniales, обосновывавший право Франции на ревизию египетского вопроса и печатавший на своих страницах статьи деятелей французского колониального движения.

Мы посчитали целесообразным привлечение также официозной прессы других стран. В частности были использованы материалы американской газеты The New York Times, а также таких русских изданий, как Московские Ведомости, Новое время и Санкт-Петербургские Ведомости.

Материалы статистики. Значительный интерес для исследования имеют статистические сборники, позволяющие нам лучше понять экономическую ситуацию в Египте, а также место Кассы египетского долга в его финансовой системе. В данной работе был задействован британский ежегодный статистический сборник, представлявший экономическое положение стран Европы и Америки, а также многих колониальных владений57.

Комплексный и критический анализ вышеперечисленных источников

позволит нам осветить проблему взаимоотношения держав в Египте в конце

XIX - начале XX вв.

Степень изученности темы в литературе. Проблемы колониальной политики рассматриваются историками уже достаточно давно. Существует множество работ, посвященных данной тематике. Особое место в трудах исследователей занимает спор об империализме. Говоря о причинах

57 The Statesman Year-book. London, 1898, 1901.

возникновения египетского вопроса, мы считаем целесообразным обратиться к дискуссиям историков по данной проблеме58. Суть спора заключается в стремлении исследователей выяснить мотивы и природу последнего колониального передела перед Первой мировой войной.

В целом, можно выделить две доминирующие точки зрения, одна из которых настаивает на детерминирующей роли экономического фактора в акселерации процессов экспансии, а другая выделяет стратегический (или национальный) интерес как основу для колониального соперничества европейских держав.

Об экономической основе империализма в знаменитом труде

«Империализм, как высшая стадия капитализма» писал В. И. Ленин59. Он отмечал, что в последней четверти XIX в. достигшая значительного уровня концентрация производства и капитала привела к образованию монополий. Серьезные экономические изменения произошли в период кризиса 1873 г., который положил конец эре свободной конкуренции. Для нового капитализма типичным стал вывоз капиталов.

Логическим продолжением этих процессов явился «окончательный раздел земли». При этом В.И. Ленин пояснял, что «мир впервые уже оказался поделенным, так что дальше предстоят лишь переделы»60. Особая активность старых колониальных империй, Великобритании и Франции, в этом процессе, была мотивирована также появлением новых игроков на международной арене, Германской империи и США, которые быстро вышли вперед по экономическим показателям. В этих условиях, по мнению Ленина, «владение колонией одно давало полную гарантию успеха монополии против всех случайностей борьбы с соперником» 61 . Политика и идеология же воспринимались им как «внеэкономические надстройки». Новый период в развитии европейских стран В.И. Ленин определял как империализм, одним из пяти основных признаков которого стала «колониальная политика

58 Сам термин «империализм» в его современном значении был введен в употребление Дж. А. Гобсоном. 59 Ленин В.И. Империализм, как высшая стадия капитализма. Полное собрание сочинений. 5 изд. Т. 27. 60 Там же. С. 373.

61 Там же.

монопольного обладания территорией земли, поделенной до конца»62. Таким образом, причину колониальной «гонки» держав В.И. Ленин видел в финансовых интересах европейских монополистических объединений. Большой интерес представляют также недописанные «Тетради по империализму», на основании которых фактически и был создан труд

«Империализм, как высшая стадия капитализма». Из них очевидно, что Ленин исследовал в основном экономический аспект, согласно его теории, составлявший суть империализма.

Работа В.И. Ленина заложила основу для изучения колониальной политики держав в советской исторической науке. Большинство отечественных историков советского периода считали движущей силой колониальной экспансии, и оккупации Египта в том числе, экономические мотивы.

Данная точка зрения отражена в работе Ф.А. Ротштейна, авторитетного советского историка и дипломата. Он подробно рассматривал события лета 1882 г. в монографии «Захват и закабаление Египта»63, посвященной истории подчинения страны европейскими державами. Свое повествование Ф. А. Ротштейн начал с 1875 г., когда европейским державам удалось установить финансовый контроль над Египтом. Апофеозом процесса закабаления Ф.А. Ротштейн представлял английскую интервенцию в Египет, которая, по мнению автора, была предпринята с целью превращения страны в английскую колонию и тщательно планировалась заранее. Стремление подчинить Египет исследователь видел в экономических интересах Британской империи, и в том числе банкирских домов и предпринимателей.

Об экономических мотивах европейской экспансии в Египте писал советский историк Г.А. Нерсесов в работе «Дипломатическая история египетского кризиса, 1881 — 1882 гг.»64. Основное внимание Нерсесов уделял анализу дипломатических аспектов борьбы за доминирующее влияние в

62 Там же.

63 Ротштейн Ф.А. Захват и закабаление Египта. М., 1959.

64 Нерсесов Г.А. Дипломатическая история египетского кризиса, 1881 – 1882 гг. М., 1979.

Египте. В качестве центрального события этого периода автор рассматривал Константинопольскую конференцию лета 1882 г., на которой были представлены все великие державы, имеющие какие-либо интересы в Египте, в частности, финансовые. Объяснение ускорения колониальных процессов экономическими причинами присуще и многим современным отечественным историкам65.

В зарубежной историографии также уделялось внимание проблемам т.н.

«экономического империализма». Одним из наиболее основательных трудов по этому вопросу является «Империализм» английского экономиста Дж. Гобсона 66 , о котором в своей работе пишет и В.И. Ленин. Дж. Гобсон утверждал, что империализм, неизвестное более ранним эпохам явление, обусловлен политикой, которую проводит экономически ангажированный господствующий класс, и в частности, капиталисты, «ищущие рынки для размещения своих капиталов» 67 . Гобсон приводил пример Египта как территории, завоеванной исходя из финансовых интересов правящего класса.

Исследуя проблему империализма, нельзя не упомянуть и британского историка Дэвида Филдхауза. В труде «Экономика и империя»68 он исследует роль экономического аспекта в империалистической политике держав на протяжении XIX — начала XX века. Филдхауз рассматривал теории империализма, предложенные Лениным и Гобсоном. В противовес их утверждениям, Филдхауз настаивал на том, что взаимосвязь между экспортом капитала и новыми колониями была крайне мала. Он уверял, что не было никакой зависимости между заокеанскими инвестициями и растущей территориальной экспансией западных стран. По его мнению, так называемый новый империализм был скорее результатом социальных и политических процессов, нежели экономических потребностей держав. Филдхауз отмечал два фактора — коллапс традиционного сложившегося политического порядка

65 Парфенов И.Д. Колониальная экспансия Великобритании в последней трети XIX в. М.,1991; Айзенштат М.П. Английские партии и колониальная политика Великобритании в XIX в. М., 1999. 66 Гобсон Дж. А. Империализм. Харьков, 1918.

67 Там же. С. 8.

68 Fieldhouse D.K. Economics and Empire 1830-1914. NY, 1973.

на периферии и неспособность местных правящих верхов справиться с проблемами, возникшими в результате европейского экономического проникновения. В отдельную группу так называемых «суб-империалистов» он выделял представителей национальной элиты колонизированных стран, а также путешественников, торговцев, посланников держав, которые были часто оторваны от большой политики, но на локальном уровне обладали огромной властью и влиянием. Фактически, локальный фактор, не имеющий никакого отношения к экономическим интересам держав, играл в его теории доминирующую роль.

Впрочем, с ним не соглашаются многие современные историки, которые видят в экономике движущий мотив экспансии. В частности, в работе

«Экономические основы британской заморской экспансии» П.Дж. Кейн отмечал, что причина зарождающегося противостояния на Черном континенте была связана с ухудшением экономической ситуации в Европе в начале 1870-х гг. Африка же представлялась европейцам источником богатства и прибыли69. Данная идея получила развитие в статье П.Дж. Кейна и А.Г. Хопкинса70. В частности, говоря о ближневосточном регионе, авторы пишут о «нелегком партнерстве между банкирами и правительством»71. Банки требовали помощи со стороны государства для того, чтобы ограничить деятельность своих иностранных конкурентов. В случае с Египтом, по мнению авторов,

«экономическое проникновение породило развитие кризиса, который привел к британской интервенции»72. Тесная связь власти и капитала в египетских делах стала также предметом исследования гарвардского историка Д. Ландеса73.

Более широко в историографии (и в особенности британской) распространена тенденция, представляющая колониальный передел мира

69 Cain P.J. Economic foundations of British expansion. London, 1980. P. 51.

70 Cain P.J., Hopkins A.G. Gentlemanly Capitalism and the British Expansion Overseas II: New Imperialism, 1850- 1945 // The Economic History Review. Vol. 40. No.1, 1987. Pp. 1-26.

71 Ibid. P. 12.

72 Ibid. P. 13.

73 Landes D. Bankers and Pashas: International Finance and Economic Imperialism in Egypt. Harvard,1958.

конца XIX столетия как результат реализации стратегических интересов великих держав. Особенно четко она проявилась в 1960-ые гг.

Наиболее полно точка зрения о превалирующем стратегическом мотиве отражена в работе кембриджских историков Р.Робинсона и Дж. Галлахера

«Африка и викторианцы»74. Их книга, изданная в 1961 г., до сих пор вызывает

множество споров среди специалистов. Объектом исследования авторов стала колониальная политика Англии XIX в., времен «ранних» и «поздних» викторианцев. Важнейшим новаторством работы стала теория о преемственности в английской внешней политике, из чего следовало, что империализма как явления нового и свойственного лишь последней четверти XIX в. фактически не существовало. Историки отмечали, что к концу XIX в. уже сформировалась государственная точка зрения (official mind) по основным внешнеполитическим вопросам, базирующаяся на принципе поддержания и охраны национальных интересов. В случае с Битвой за Африку и в частности с египетском вопросом — главным двигателем британской политики стали стратегические мотивы, а именно необходимость вернуть европейский контроль над Суэцким каналом во время восстания националистов. Оккупация Египта представляется исследователями как стартовый момент, после которого Британия прочно «втягивается» в процесс африканской экспансии. Оккупировав Египет, британцы были вынуждены защищать свои интересы в этом регионе. Этим объясняются дальнейшие захваты в Африке (например, Уганды и Судана).

Достаточно детально в книге рассмотрен Фашодский инцидент 1898 г. В главе «На пути к Фашоде» авторы последовательно анализируют развитие событий от начала завоевания Судана до развития кризиса и его последствий. Причины конфликта Р.Робинсон и Дж. Галлахер видят опять же в стратегическом расположении Судана, необходимого англичанам для поддержания своего господства в Египте. При этом влияние общественности,

74 Robinson R., Gallagher J. with A. Denny. Africa and the Victorians: The Official Mind of Imperialism. London, 1961.

прессы и в целом идеологии имперского «престижа» на развитие кризиса практически отрицается.

Несмотря на некоторые спорные утверждения, с которыми полемизировали другие исследователи колониализма, такие, как бельгийский историк Жан Станжер,75 на наш взгляд, книга дает целостное представление о политике викторианцев в Африке во второй половине XIX столетия. Следует отметить, что работа оказала огромное влияние на дальнейшие исследования по данной проблематике. Так, тезис о доминировании стратегического интереса стал чрезвычайно популярен в среде западных историков76.

Кроме экономического и стратегического, исследователи выделяют и некоторые другие факторы развития колониальной экспансии. В частности, следует обратить внимание на т.н. идеологический фактор, связанный с господствовавшими в конце XIX столетия представлениями об имперском престиже. Он отражен в классическом труде У. Ланджера «Дипломатия империализма» в 2-х тт. 77 В первом томе своей работы автор детально рассматривает политические процессы, происходящие в Европе и на периферии, в частности в Африке в последней четверти столетия. У. Ланджер подробно исследует египетский и напрямую с ним связанный суданский вопросы. Основывая свою работу на самых разнообразных источниках, он формулирует комплекс причин, вынудивших Британию пойти на оккупацию Египта. Любопытным моментом в его книге является также исследование самого явления «империализма» и его влияния на общественное развитие в Британии. Фактически историк говорит о зарождении нового мышления, в котором тесно переплелись традиционный английский дух и британское имперское сознание. Причем это осознание пришло как к обывателям, так и к политикам, определявшим судьбу империи.

75 Stengers J. L’Imperialisme Colonial de la fin du XIX Siècle : Mythe ou Realite // The Journal of African History. Vol. 3. No. 3, 1962. Pp. 469-491.

76 Tignor R. Modernization and British colonial rule in Egypt, 1882-1914. Princeton, 1966.

77 Langer W. The Diplomacy of Imperialism. Vol.1. London, 1935.

О важной роли имперского престижа в развитии колониальной борьбы пишет и историк А.Дж. П. Тэйлор в книге «Борьба за господство в Европе»78. Как следует из самого названия работы, автор рассматривает различные внешнеполитические процессы в рамках соперничества за доминирующее влияние в Европе. Книга написана в целом с европоцентристских позиций, так как, по мнению автора, колониальная политика держав была во многом подчинена их европейским интересам. Колонии представлены как своеобразная разменная монета в тонкой дипломатической игре держав. В этом же ключе автор рассматривает англо-французское соперничество за Египет и Фашодский кризис 1898 г.

Особая роль уделяется личностному фактору в истории колониальной политики. Английский исследователь Г. Сандерсон, например, писал о том, что одной из причин активизации британской колониальной политики были чрезмерные амбиции Генри Карнарвона,79 статс-секретаря по колониальным вопросам в кабинете Дизраэли, который стремился распространить на Черный континент подобие доктрины Монро в африканском варианте80. Особая роль в развитии египетского вопроса отводится исследователями таким государственным деятелям, как Т. Делькассе 81 и лорд Кромер 82 . Таким образом, историки выделяют множество факторов, которые явились причиной ускорения колониальных процессов и становления империалистической политики европейских держав.

Мы также привлекли многочисленную историческую литературу по отдельным аспектам египетского вопроса.

Говоря о причинах обострения египетского вопроса в последней трети XIX в., историки чаще всего начинают свое повествование с открытия Суэцкого канала, существование которого породило соперничество держав.

78 Тэйлор А. Д. П. Борьба за господство в Европе. М., 1958.

79 Генри Герберет Карнарвон (1831- 1890) – английский политик, один из ведущих членов Консервативной партии.

80 Sanderson G.N. The European Partition of Africa: Coincidence or Conjuncture? // Journal of Imperial and

Commonwealth History. No 3, 1975.

81 Porter C. W. The Career of Theofile Delcasse. Philadelphia, 1936.

82 Marlowe J. A History of Modern Egypt and the Anglo-Egyptian Relations, 1800-1953. NY, 1954. P. 160.

Большое количество работ, посвященных истории этого предприятия, принадлежит французским исследователям. Неудивительно, ведь именно французы стояли у основания канала. Попытки исследовать историю канала были сделаны уже в конце XIX в. Так, французский историк Л.М. Россиноль еще в 1898 г., в самый разгар Фашодского кризиса, защитил докторскую диссертацию по теме «Суэцкий канал»83.

Через более чем 50 лет, в 1954 г. французский историк Поль Раммонтель

опубликовал фундаментальный труд «Суэцкий канал: великое французское творение»84. Автор исследовал роль французских финансистов, дипломатов и, в первую очередь, коммерческий гений Фердинанда Лессепса, который позволил реализовать французскую задумку. Лессепсу посвящена также биографичная работа Жоржа Боннэ, написанная в 1959 г85. О финансовом аспекте предприятия повествует работа другого французского историка Г. Бонэна «Суэц: от канала к деньгам(1858 — 1987)»86.

Многочисленные труды как отечественных, так и западных историков, посвящены общим проблемам заморской экспансии западных держав. В них рассматриваются такие важные для нашего исследования исторические эпизоды, как Фашодский кризис и соперничество на Верхнем Ниле.

Одним из первых в отечественной науке об англо-французском конфликте в Судане написал Е.В. Тарле в книге «Европа в эпоху империализма» 87 . В ней значительное место отведено колониальной деятельности Англии и Франции, в том числе Фашодскому инциденту 1898 г., а также становлению Антанты 1904 г.

Пожалуй, одним из наиболее авторитетных советских исследователей в этой области является В.А.Субботин, специалист по истории французской колониальной политики конца XIX в. Фашодскому инциденту 1898 г.

83 Rossignol L.M. Canal de Suez (thèse pour le doctorat). Paris, 1898.

84 Rammontel P. Le Canal de Suez: grande ?uvre française. Paris, 1954.

85 Edgar-Bonnet G. Ferdinand de Lesseps. Paris, 1959.

86 Bonin H. Suez: du canal à la finance (1858 – 1987). Paris, 1987.

87 Тарле Е.В. Европа в эпоху империализма // В кн.: Тарле Е.В. Политика: история территориальных захватов XV – XX вв. М., 2001.

посвящена его диссертация88 . В.А. Субботин рассматривал предысторию англо-французского столкновения на Ниле, обращая особое внимание на экономические интересы французской буржуазии, ставшей движущей силой колониальной экспансии Третьей Республики. Историк подчеркивал влияние итогов Фашодского кризиса на перегруппировку великих держав перед Первой мировой войной.

Инцидент 1898 г. рассмотрен также в его монографии «Французская колониальная экспансия в конце XIX в.» 89 , посвященной колонизации Тропической Африки и островов Индийского океана в период Третьей Республики. Работа имеет существенное значение, так как подробно представляет читателю политику французского правительства в 1898 г. Кроме того, нужно отметить статью В.А. Субботина «Англо-французское столкновение в Фашоде в 1898 г.»90, в которой детально рассмотрен ход кризиса и его итоги.

В 1990-ые годы к уже подзабытой истории Фашодского кризиса вернулся другой советский историк, специалист по истории международных отношений К.Б. Виноградов. Предыстории инцидента 1898 г. посвящена его статья «На пути к Фашодскому кризису»91. Автор внимательно рассматривает причины кризиса, к которым он относит зарождение египетского вопроса в английской и французской внешней политике, оккупацию Египта и дальнейшие действия англичан в Судане. Особое внимание уделяется английской дипломатической деятельности в конце XIX в. Кроме того, большой интерес представляет также статья Виноградова, посвященная реализации проекта Суэцкого канала и личности Фердинанда де Лессепса92.

Примерно в то же время, что и К. Б. Виноградов, о борьбе за влияние на Верхнем Ниле писал крупнейший специалист по колониальной политике

88 Субботин В.А. Политика французского империализма в Фашодском кризисе 1898 г. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. М., 1953.

89 Субботин В.А. Французская колониальная экспансия в конце XIX в. М., 1962.

90 Субботин В.А. Англо-французское столкновение в Фашоде в 1898 г. // В кн.: Африканский сборник. М., 1963.

91 Виноградов К.Б. На пути к Фашодскому кризису // ННИ, 1998, № 5. С. 171 – 190.

92 Виноградов К.Б. Фердинанд Лессепс и строительство Суэцкого канала // Вопросы истории. 1969. № 11. С. 149.

Франции П.П. Черкасов в своей книге «Судьба империи», отражающей наиболее значительные этапы создания, расцвета и гибели французской колониальной империи93.

Говоря о работах советских историков, необходимо упомянуть второй том «Истории дипломатии», автором которого является В.М. Хвостов94. Здесь представлены основные направления дипломатии от 1871 г. до Первой мировой войны. Отдельное внимание уделено рассмотрению инцидента 1898 г. и египетского вопроса в более широкой перспективе, в частности, его дипломатическому аспекту.

Проблема противостояния держав в Египте и Судане более широко рассмотрена в трудах зарубежных историков. Следует отметить, что большая часть работ, посвященных заморской экспансии, появилась в 1960-ые гг., что было связано с процессом деколонизации. 1960 г. вошел в историю как год Африки, когда на карте мира появилось сразу 17 африканских государств. Деколонизация остро поставила вопрос об ответственности за захват и подчинение азиатских и африканских земель в конце XIX в.

Показательной в этом смысле является работа М. Аббаса «Суданский вопрос: спор об англо-египетском кондоминиуме» 95 . М. Аббас, преподававший какое-то время в Англии, в 50-ые гг. принимал участие в борьбе за независимость Судана и был активным политическим и общественным деятелем. Не случайно, его монография охватывает наиболее тяжелый период в истории Судана, когда страна на протяжении более чем столетия находилась под властью чужеземцев: сначала египтян, потом англичан, а далее под их совместным управлением. Большое внимание Аббас уделяет истории Махдистского государства. Автор рассматривает причины, по которым Судан интересовал англичан и постоянно привлекал к себе внимание Египта. Неоспоримым достоинством издания является также подборка документов по истории Судана.

93 Черкасов П.П. Судьба империи. М., 1983.

94 Хвостов В.М. История дипломатии. Т.2. М., 1963.

95 Abbas M. The Sudan Question: the Dispute over Anglo – Egyptian Condominium (1884 -1951). London, 1951.

Суданский вопрос рассматривался во многих работах западных историков. Наиболее значительной их них является монография Г. Сандерсона

«Англия, Европа и Верхний Нил» 96 . Автор блестяще выявляет

дипломатические аспекты борьбы за Верхний Нил, которая особенно обостряется в 90-ые гг. XIX в. Он рассматривает этот вопрос в контексте английской европейской политики, выделяя особое значение нильского региона для Англии, которая готова была активно отстаивать здесь свои интересы перед лицом противников, и в первую очередь, Франции. Г. Сандерсон не ограничивается рамками дипломатической истории. Несколько глав его работы посвящены экспедициям, посланным на Верхний Нил европейцами с целью установления там протектората. Сандерсон привлекает мемуары путешественников и колониальных деятелей, что, без сомнения, вносит разнообразие в исследование и расширяет его границы.

Фашодский кризис подробно проанализирован также в статье Г. Сандерсона «Французская политика на Верхнем Ниле» 97 . Внимание читателей обращается на причины и предпосылки кризиса. Автор является сторонником версии о возможности возникновения войны из-за Фашоды. Кроме того, в статье наглядно продемонстрирована важность последствий кризиса, как для Франции, так и для Англии.

История борьбы за Верхний Нил представлена также в статьях А.Д. П. Тэйлора 98 и Д. Стэнджерса99. Тэйлор отмечает, что истоки Фашодского кризиса 1898 г. следует искать в середине 90-х гг., когда разворачивалось особо ожесточенное соперничество за влияние на Верхнем Ниле. Д. Стэнджерс уделяет особое внимание т.н. «суданскому миражу», или мифу о несметных богатствах Судана, фантастической плодородности суданской

96 Sanderson G.N. England, Europe and the Upper Nile. Edinburgh, 1965.

97 Sanderson G. N. French Policy on the Upper Nile // The Partition of Africa: Illusion of Necessity. Ed. by R.O. Collins. NY, 1969.

98 Taylor A. J. P. Prelude to Fashoda: The Question of the Upper Nile, 1894-5 // The English Historical Review.

Vol. 65. No. 254, 1950.

99 Stengers J. Une Facette de la Question du Haut-Nil: Le Mirage Soudanais // The Journal of African History. Vol. 10. No. 4, 1969.

земли и т.д. По мнению автора, именно существование «суданского миража» спровоцировало противостояние европейских держав в этом регионе.

История организации и дальнейшей судьбы экспедиции капитана Маршана изложена в книге французского историка М. Мишеля «Миссия Маршана, 1895 — 1899»100. В работе повествуется о зарождении идеи похода на Верхний Нил, которая в итоге воплотилась в экспедиции Маршана. Особый интерес представляет анализ внутриполитического положения Третьей республики, которое во многом стало причиной неуверенности Парижа в период кризиса 1898 г. Кроме того, автор создает и образ самого капитана Маршана, личность которого, несомненно, повлияла на ход Фашодского инцидента.

Другому непосредственному участнику конфликта Герберту Китченеру посвящена работа английского историка Дж. Кассара «Китченер: архитектор победы» 101 . Автор отмечает, что личность генерала, сложная и противоречивая, нашла отражение в его многочисленных победах. В Фашодском кризисе Китченер сыграл одну из главных ролей, не допустив обострения конфликта с Маршаном в самой Фашоде, и при этом продемонстрировав твердость английских позиций. Работа написана увлекательно и передает атмосферу и настроения Британии конца XIX в.

Нельзя не упомянуть также о работах, посвященных внутриполитической обстановке в Англии и Франции в период Фашодского кризиса. Одним из важнейших исследований в этой области является книга Р. Брауна «Переосмысление Фашоды» 102 . Анализируя влияние внутренних процессов на внешнеполитический курс государства, Р. Браун приходит к выводу, что решающей причиной поражения Франции в Фашоде стал кризис Третьей Республики, вызванный делом Дрейфуса. Отдельное внимание уделено выработке внешнеполитических решений и роли некоторых организаций в этом процессе. В частности, детально рассматривается

100 Michel M. La mission Marchand 1895- 1899. Paris, 1972.

101 Cassar G. H. Kitchener: Architect of Victory. London, 1977.

102 Brown R.C. Fashoda Reconsidered: The Impact of Domestic Politics on French Policy in Africa (1893-1898). London, 1969.

деятельность Комитета французской Африки и колониальной группы в формировании французской политики на Ниле. В целом, работа представляет большой интерес и вносит существенный вклад в изучение влияния внутренних факторов на развитие заморской экспансии.

Формированию и деятельности французской колониальной «партии»

посвящена статья С. Эндрю и А. Канья-Форстнера 103 . Колониальной

«партией» историки обозначают Комитет французской Африки и колониальную группу в Палате депутатов в Национальном собрании. Статья выявляет решающее влияние французских колониалистов в отправке экспедиции Маршана и противоборстве с Англией за Верхний Нил. Особое внимание обращается на деятельность Т. Делькассе в качестве министра колоний, которого традиционно считали сторонником проанглийской политики. Делькассе не только пришел к власти благодаря поддержке Комитета французской Африки, но и долгое время проводил линию, направленную на обострение отношений с Великобританией на Ниле.

Роль внутриполитического фактора в формировании внешней политики Третьей Республики показана также в статье Берты Лиман104. В ней автор демонстрирует то колоссальное влияние, которое оказывала борьба различных партий и социальных сил во Франции на внешнюю политику, в особенности на складывание правительственной позиции в период Фашодского инцидента. Особое внимание уделяется личности Т. Делькассе как одного из наиболее значительных дипломатов Франции конца XIX в.

В статье Т.В. Рикера «Обзор британской политики в Фашодском кризисе»105 глубоко проанализирован ход конфликта и представлено весьма интересное исследование английской прессы, оказавшей серьезное давление на британские правящие круги и косвенно повлиявшей на исход англо- французского соперничества на Ниле.

103 Andrew C.M., Kanya –Forstner A.S. The French ‘Colonial Party’: Its Composition, Aims and Influence, 1885 – 1914 // The Historical Journal. Vol. 14. No. 1, 1971.

104 Leaman B.R. The Influence of Domestic Policy on Foreign Affairs in France, 1898 – 1905 // The Journal of

Modern History. Vol. 14, No. 4, 1942.

105 Riker Т.W. A Survey of British Policy in the Fashoda Crisis // Political Science Quarterly. Vol. 44. No. 1, 1929.

Иной аспект этого противостояния рассмотрен в работе английского историка А. Мардера «Анатомия Британского морского могущества»106. В главе «Фашода: урок морской мощи» Мардер представляет морской потенциал Англии как решающий фактор ее превосходства над Францией в Судане. Несмотря на то что, по его мнению, сама возможность войны между державами была невелика, морская мощь британского флота оказала серьезное психологическое давление на французскую сторону. А. Мардер отмечает, что поражение Франции было заранее предсказуемо, так как ей нечего было противопоставить британской морской силе.

Большой интерес представляет монография французского историка А. Блэ 107 , посвященная колониальной деятельности Третьей Республики. Блэ анализирует как общие черты, характерные для французской экспансии в целом, так и политику Третьей Республики в отдельных регионах, в частности, в Магрибе, Экваториальной Африке, на Мадагаскаре, а также в Индокитае. А. Блэ выделяет три периода в колониальной политике Третьей Республики. Первые этап (1885 — 1890 гг.) связан с сохранением позиций в Конго и завоеванием французского Судана, а также потерей Нигера. Второй период начинается в 1890 г. и заканчивается в 1898 г. Он связан, в первую очередь, с англо-французским конфликтом за египетский Судан и с Фашодой. Последний этап длится пять лет (1898 — 1905 гг.). Он ознаменован англо- французским сближением, благодаря стараниям Делькассе и, в конечном счете, становлением Антанты108.

Активизация англо-французского противостояния, по его мнению, была

обусловлена несколькими факторами. Во-первых, приходом к власти после отставки кабинета Гладстона консерваторов, «настроенных враждебно и даже воинственно» по отношению к французам и поддерживаемых «общественным мнением, которое благодаря романам Киплинга, заняло колониальную

106 Marder A.J. The Anatomy of British Sea Power. A History of British naval policy in the pre-dreadnought era, 1880-1905. NY, 1940.

107 Blet H. France d’outre –mer. Paris, 1950.

108 Ibid. P. 28-29.

позицию»109. Во-вторых, вражда в Египте была инспирирована французской общественностью, вынуждавшей свое правительство осуществлять колониальную экспансию. Борьба Франции за Египет характеризуется им как ложно понятый государственный интерес.

Проблемы оккупации Египта и Фашодский кризис внимательно рассматриваются в исследовании К. Борна «Внешняя политика викторианской Англии, 1830 – 1902»110, Р. Хиама «Век Британской империи, 1815 – 1914»111, а также «Кембриджской истории Британской империи»112. Данные работы являются настоящей классикой английской исторической школы. Любопытную концепцию выдвигает Р. Хиам. Историк рассуждает об идеологическом мотиве как двигателе британской внешней политики. С этих же позиций он рассматривает итог Фашодского кризиса, как торжество британского империализма. О внешнеполитическом курсе Британии в конце XIX в. писал другой английский историк Р. Шеннон в работе «Кризис империализма» 113 . Фактически отрицая экспансионистские устремления Британской монархии, он настаивал на том, что политическая активность Англии была в основном направлена в мирное русло и ориентирована на соглашение со всеми европейскими державами. Говоря о работах, посвященных британской истории викторианского периода, следует упомянуть труд А. Сэсила «Королева Виктория и ее премьер-министры»114, а также работу Г. Темперли115.

Складывание англо-французской Антанты и ее сущность являются

предметом спора среди историков. Некоторые исследователи отмечают, что Антанта была вызвана желанием обеих держав урегулировать колониальные разногласия, а антигерманскую направленность она приобрела уже позже116. Об Антанте как о соглашении, подписанном, в первую очередь, исходя из

109 Blet H. Op. cit. P. 26.

110 Bourne К. The foreign policy of Victorian England, 1830-1902. Oxford, 1970.

111 Hyam R. Britain’ s Imperial Century: 1815 – 1914. London, 1976.

112 The Cambridge History of the British Empire. Vol. 3. Cambridge, 1959. 113 Shannon R. The Crisis of Imperialism (1865 — 1915). London, 1974. 114 Cecil E. Queen Victoria and her prime-ministers. London, 1953.

115 Temperley H. The Victorian age in Politics, War and Diplomacy. Cambridge, 1928.

116 Shannon R. Op. cit. P. 342.

колониальных интересов, пишут авторы коллективного труда «Колониализм в Африке, 1870 — 1960» 117 . Впрочем, большинство историков, как отечественных118 , так и западных119 объясняют создание Антанты 1904 г. германским фактором, в частности, возросшей немецкой мощью.

По мнению некоторых исследователей, в основе Антанты лежали ментальные причины, а именно, «антипатия» по отношению к немцам, которая была так сильна, что, несмотря на «унижение в Фашоде», французы пошли на соглашение с англичанами 120 . Так, французские историки подчеркивали, что, как колониальное соглашение, Антанта была совершенно невыгодна Франции, которая получала «только возможности», в то время как отдавала Великобритании реальные преимущества121. Антанта, по их мнению, была необходима Третьей Республике как соглашение, ориентированное на европейскую политику. Стремлению восстановить т.н. «либерального альянса» двух держав против милитаристской Германии посвящена работа французского историка Л. Ланессана122, написанная в самый разгар Первой мировой войны. В силу этого книга имеет явный антинемецкий подтекст, что, впрочем, не умаляет ее достоинств: Ланессан представляет историю англо- французских отношений с XVI в.

Взаимоотношения Англии и Франции в Египте, история складывания Антанты 1904 г. и дипломатическая обстановка конца XIX — начала XX вв. рассматриваются в работе современного российского историка А.В. Ревякина

«История международных отношений в Новое время»123.

Проблемы Антанты исследуются также в диссертационной работе историка А.Г. Сенокосова «Англия и Антанта: на пути к военно-

117 Colonialism in Africa, 1870- 1960. Ed. by L.H. Gann. Cambridge, 1969. Vol. 1.

118 Розенталь Э. Дипломатическая история русско-французского союза в начале XX в. М., 1960. С. 48;

Первая мировая война: Пролог XX в. М., 1998. С. 29.

119 Stuart G. Op. cit. P. 107; Wright C. A History of the Third Republic. Boston, 1916. P. 191; Cestre C. France, England and European Democracy, 1215-1915: A Historical Survey of the Principles Underlying the Entente Cordiale. NY, 1918. P. 70.

120 Sarolea C. The Anglo-German Problem. NY, 1912. P. 53.

121 Tardieu A. France and the Alliances: the Struggle for the Balance of Power. NY, 1908. P. 60.

122 Lanessan J. – L. L’Histoire de l’Entente Cordiale franco-anglaise. Paris, 1916.

123 Ревякин А.В. История международных отношений в Новое время. М., 2004.

политическому союзу : 1907—1914 гг.»124 . Несмотря на то что основное внимание в работе направлено на период формирования Тройственной Антанты, Сенокосов рассматривает предысторию вопроса с 1898 г. и условия становления англо-французской Антанты 1904 г.

Наше исследование во многом концентрируется на изучении взаимодействия континентальной и колониальной политики. Именно поэтому мы посчитали необходимым привлечь также корпус работ, связанных с европейской политикой держав. В частности, существенное внимание египетскому вопросу уделялось в период заключения русско-французского союза. В первую очередь, необходимо отметить работы по истории альянса таких влиятельных отечественных исследователей как А.З. Манфред125, В. М. Хвостов126 и И.С. Рыбаченок127. Еще в самом начале XX в. вышли сразу несколько важных трудов французских специалистов по истории союза, в особенности, книги Анри Велшингера128 и Жоржа Мишона129. Огромный вклад в изучение союза внесли крупнейшие французские историки, специалисты по международным отношениям, Пьер Ренувен 130 и Рене Жиро131.

Русско-французский союз и сегодня продолжает оставаться популярной темой среди исследователей. Так, Анн Хогениус-Селиверстоф в 1997 г. опубликовала монографию, посвященную альянсу и тому влиянию, которое

124 Сенокосов А.Г. Англия и Антанта: на пути к военно-политическому союзу: 1907 – 1914 гг. Диссертация на соискание научной степени к.и.н. Москва, 2005.

125 Манфред А.З. Образование русско-французского союза. М., 1975.

126 Хвостов В.М. Франко-русский союз и его историческое значение. М., 1955.

127 Рыбаченок И.С. Россия и Франция: союз интересов и союз сердец. 1891 - 1897. Русско-французский союз в дипломатических документах, фотографиях, рисунках, карикатурах, стихах, тостах и меню М., 2004 ; Рыбаченок И.С. Союз с Францией во внешней политике России в конце XIX в. М. 1993; Рыбаченок И.С. Русско-французский союз в стихах и песнях // Россия и Франция, XVIII-XIX века. Вып.5. М., 2003. С.143- 170.

128 Welschinger H. L’alliance franco-russe : les origines et les resultats. Paris, 1919.

129 Michon G. L’alliance franco-russe, 1891-1917. Paris, 1927.

130 Renouvin P. Les engagements de l'Alliance franco-russe: leur evolution de 1891 à 1914. Paris, 1934; Renouvin

P. Les relations franco-russes à la fin du XIXème et au debut du Xxème siècle: Bilan des recherches // Cahiers du monde russe et sovietique. Vol. 1. No. 1. Mai, 1959; Renouvin P. L’Orientation de l’alliance franco-russe en 1900- 1901. Paris, 1966.

131 Girault R. Emprunts russes et investissements francais en Russie, 1887-1914. Paris, 1999; Girault R. Sur

quelques aspects financiers de l’alliance franco-russe// Revue d’histoire moderne et contemporaine, T.8e, No. 1. Jan- Mar., 1961.

его заключение оказало на расстановку сил в Европе 132 . Автор также затрагивает колониальный аспект русско-французских отношений.

Таким образом, следует отметить, что отдельные эпизоды, связанные с историей египетского вопроса, являются предметом множества работ, как отечественных, так и западных историков.

Однако в большинстве исследований египетский вопрос рассматривается эпизодически и в отрыве от европейской политики, что не отражает взаимовлияния континентального и периферийного направлений в дипломатии европейских стран. Наш петербургский коллега Е.В. Морозов — фактически единственный современный российский историк, который затрагивает египетский вопрос в своих исследованиях, в частности, в диссертации « Колониальный фактор в формировании англо-французской Антанты : конец XIX — начало XX в.».133 В данной работе Морозов исследует совокупность проблем, влиявших на англо-французские отношения в Египте, Индокитае, Южном Китае, Аравийском полуострове, Ньюфаундленде и Новых Гебридах. Мы же концентрируем свое внимание на изучении египетского вопроса в отношениях великих держав, не ограничивая его рамками англо-французского спора в конце XIX в.

До сих пор так и не было проведено комплексного исследования египетского вопроса в конце XIX в., который занимал важное место в взаимоотношениях великих держав. Данная диссертация призвана восполнить этот пробел.

132 Hogenhius-Seliverstoff A. Une alliance franco-russe: la France, la Russie et l’Europe au tournant du siècle dernier. Paris, 1997.

133 Морозов Е.В. Колониальный фактор в формировании англо-французской Антанты. Диссертация на

соискание научной степени к.и.н. СПб., 2008; Его же. Политика Франции в Северо-Восточной Африке в конце XIX в. // Мир в новое время. Сборник материалов Девятой всероссийской научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых по проблемам мировой истории XVI–XXI вв. СПб., 2007. С. 35– 37; Морозов Е.В. Египетский вопрос в англо-французских отношениях конца XIX – начала XX века // Известия Российского государственного педагогического университета имени А. И. Герцена. Научный журнал. № 25 (58). Аспирантские тетради. СПб., 2008. С. 190–193; Морозов Е.В. Англо-французское колониальное соперничество в Западной Африке в 80-е гг. XIX века // Известия Российского государственного педагогического университета имени А. И. Герцена. Научный журнал. № 32 (70). Аспирантские тетради. СПб., 2008. С. 239–242; Морозов Е.В. Нигерский вопрос в англо-французских отношениях 90-х годов XIX века // Известия Российского государственного педагогического университета имени А. И. Герцена. Научный журнал. № 33 (73). Аспирантские тетради. СПб., 2008. С. 321–324.

<< | >>
Источник: Айвазян Анна Арменовна. Египетский вопрос в международных отношениях в конце XIX – начале XX вв.. 2014

Еще по теме Введение:

  1. Статья 314. Незаконное введение в организм наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов
  2. ВВЕДЕНИЕ История нашего государства и права — одна из важнейших дисциплин в системе
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. Мысли об организации немецкой военной экономикиВведение
  5.   ПРЕДИСЛОВИЕ [к работе К. Маркса «К критике гегелевской философии права. Введение»] 1887  
  6. Под редакцией доктора юридических наук, профессора А.П. СЕРГЕЕВА Введение
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. Введение
  9. Введение
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Введение
  12. Введение
  13. Введение
  14. ВВЕДЕНИЕ
  15. Введение
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -