<<
>>

21. Частотность и изменения по аналогии

С понижением частотности той или иной единицы авто­матически возрастает количество содержащейся в ней ин­формации, что не обязательно ведет к изменению ее формы: в наши дни гораздо реже употребляют простую форму rouet «прялка», чем два столетия тому назад, несмотря на то что слово это имеет всего три фонемы, т.

е. характе­ризуется «стоимостью», более соответствующей его частот­ности в прошлую эпоху. Потребовалось бы столкновение омонимов, связанное с появлением другого слова со зву­чанием /гиё/, чтобы возникло более обстоятельное обозначе­ние rouet a filer.

Несмотря на все это, снижение частотности оказывает большое влияние на форму и судьбу значимых единиц. Ребенок, только что начавший говорить, обучается испо­льзованию сегментов высказывания или даже целых выс­казываний еще до того, как он усваивает употребление различных монем, входящих в состав этих высказываний в других контекстах, иными словами, он познает процесс первого членения, сопоставляя — как правило, бессозна­тельно — высказывания, отличающиеся друг от друга лишь одной монемой. Ребенок в состоянии пользоваться выражением il faut qu’il fasse... «пусть он сделает...», еще не понимая, что fasse [subjonctif от faire «делать»] так же соотносится с fait [indicatif от faire], как soit [subjonctif от etre «быть»] соотносится с est [indicatif от etre] или как il mange [в данном случае — subjonctif от manger «есть»] в il faut qu'il mange «пусть он поест» соотносится с il mange [indicatif от manger] в je vois qu'il mange «я вижу, как он ест». Юный носитель языка лишь тогда начнет противопоставлять indicatif и subjonc­tif, когда осознает параллелизм, существующий между дву­мя данными категориями. К этому времени он уже, можно сказать, овладевает языком, а это значит, что он в сос­тоянии, как и взрослые, образовать форму subjonctif даже от тех глаголов, которые он употреблял до сих пор только в indicatif. Приобретя умение образовывать формы по аналогии, ребенок перестает быть рабом традиции; от­ныне он с меньшей охотой усваивает «нерегулярные» фор­мы, т. е. главным образом те варианты означающих, ко­торые не могут быть предсказаны на основе данного кон­текста, Видимо, ребенок достигает этой стадии своего развития годам к пяти-шести. В обществе, в котором дети не отягощены школьными занятиями, этот период знаме­нует окончание процесса практического овладения язы­ком; что же касается лексических элементов, которые ребенку предстоит усвоить в дальнейшем, то им надлежит занять место в одном из уже существующих классов. Если изменчивое означающее типа il va — nous allons «он идет» — «мы идем», il fait — il fasse «он делает» — «он сде­лал бы» обладает настолько высокой частотностью, что ре­бенок в состоянии усвоить его в возрасте до пяти лет дос­таточно хорошо, чтобы позднее не пытаться его «отрегули­ровать», то традиционные формы сохраняются в его язы­ковом употреблении навсегда. Но если частотность этих форм понизится, то они в конечном итоге подвергнутся обобщению по одному из существующих вариантов.

Ученые уже давно распознали важную роль подобных изменений по аналогии в эволюции языка. Лингвисты определенной эпохи видели в них нечто прямо противо­положное фонетическим изменениям, считая изменения по аналогии единственным средством, помогающим языку избежать дегенерации, постоянно ему грозящей. В язы­ковых общностях, весьма привязанных к традиции, на­пример во французской, сведение к единой форме всех ва­риантов означающих никогда не практиковалось. Так, например, единственным способом избавиться от колеба­ний в употреблении форм глагола resoudre «решать», кото­рые образуются от двух различных корней, могло быть создание нового глагола solutionner «решать», формы ко­торого образуются от одного корня. Однако носители язы­ка, поступающие подобным образом, подвергают себя тем самым гневу консерваторов. Язык можно назвать трудным, если людям, для которых он является родным, приходится много лет изучать этот язык в школе, прежде чем они усваивают его настолько, что могут не опасаться упреков в неправильности речи. В этом смысле француз­ский язык, можно назвать самым трудным из всех языков мира.

6-

<< | >>
Источник: В. А. ЗВЕГИНЦЕВ. НОВОЕ В ЛИНГВИСТИКЕ. Выпуск III. ИЗДАТЕЛЬСТВО ИНОСТРАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Москва - 1963. 1963

Еще по теме 21. Частотность и изменения по аналогии:

  1. Свойства и происхождение менее совершенного языкового строения
  2. О механизме чувственного отражения
  3. § 35. Современные процессы в русском словообразовании
  4. БИБЛИОГРАФИЯ
  5. АКТИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ В ОБПАСТИ УДАРЕНИЯ
  6. Некоторые изменения в Формах прилагательных
  7. ПРОБЛЕМА АВТОРСТВА И ПРАВИЛЬНОСТИ ТЕКСТА ЛИТЕРАТУРНОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ
  8. 2.3. Характеристики активных языков
  9. «Декоративная» функция флексий в древнеанглийском
  10. Функции единиц и способов языковой концептуализации в центре прототипической модели делового письма
  11. СЛОВАРЬ1
  12. Концептуализация предлогов в философском и поэтическом тексте
  13. А
  14. п
  15. Н. Хомский СИНТАКСИЧЕСКИЕ СТРУКТУРЫ ‘