ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

§ 2. Явления аналогии не являются изменениями

Первые лингвисты не поняли природы образования по аналогии и называли ее «ложной аналогией». Они полагали, что, вводя форму honor «честь» вместо honos, латинский язык «ошибся».

Всякое отклонение от данного порядка представлялось им неправильнЪстью, нарушением некой идеальной формы. Отдавая дань весьма характерной для их эпохи иллюзии, они рассматривали начальное состояние языка как нечто высшее и совершенное и даже не задавались вопросом, не предшествовало ли этому состоянию какое-нибудь более древнее. С этой точки зрения всякое нарушение прежнего порядка представлялось аномалией. Истинную роль аналогии впервые обнаружили младограмматики, которые показали, что она является наряду с фонетическими изменениями могучим фактором эволюции языков, переходящих благодаря ей от одного строя (etat d’organisa- tion) к другому.

Но какова же природа аналогии? Является ли она, как это обычно думают, изменением?

Каждый факт аналогии — это событие, в котором участвуют три действующих лица: 1) традиционный законный, наследственный тип (например, honos); 2) конкурент (honor); 3) коллективный персонаж, образованный теми формами, которые создали этого конкурента (honorem, orator, oratorem и т. д.). В этих условиях проявляется тенденция рассматривать honor как модификацию, как «метаплазму» honos, из которой оно будто бы извлекло наибольшую часть своей субстанции. Между тем единственная форма, не участвующая в производстве honor,— это именно honos!

Как видим, все сводится к «параплазме», к узаконению конкурента наряду с традиционной формой — одним словом, к новообразованию.

В то время как фонетическое изменение не вводит ничего нового, не аннулировав вместе с тем предыдущего состояния (honosem заменяется формой honorem), образование по аналогии не связано с обязательным исчезновением прежней, дублируемой формы.

Honor

—gt;-honor

Традиционные формы              Новаяформа

В то время как фонетическое изменение не вводит ничего нового, не аннулировав вместе с тем предыдущего состояния (honosem заменяется формой honorem), образование по аналогии не связано с обязательным исчезновением прежней, дублируемой формы.

Все это можно изобразить в виде следующей схемы: и honos сосуществовали в течение некоторого промежутка времени и могли заменять одно другое. Но поскольку языку несвойственно сохранять два означающих для одного понятия, обычно первоначальная форма, как менее регулярная, сперва начинает употребляться реже, а затем и вовсе исчезает. Вот этот результат и создает впечатление преобразования. Едва только возникает образование по аналогии, как начинает казаться, что прежнее состояние (honos: honorem) и новое состояние (honor: honorem) образуют такое противоположение, какое могло возникнуть вследствие фонетической эволюции. Между тем в момент возникновения honor ничего еще не изменилось, так как эта форма ничего не замещает; исчезновение honos тоже не есть изменение, поскольку это явление не зависит от первого. Всюду, где можно проследить ход языковых событий, мы замечаем, что образование по аналогии и исчезновение прежней формы суть два независимых явления и что ни о каком преобразовании здесь нет и речи.

Аналогия, таким образом, вовсе не характеризуется заменой одной формы другой формой; это находит себе подтверждение, между прочим, и в том, что сплошь и рядом новая форма вообще ничего не замещает. В немецком языке от любого существительного с конкретным значением можно образовать уменьшительное имя на -chen; если бы в немецком языке появилась форма Elefantchen «слоненок» (от Elefant «слон»), она не заменила бы ничего существовавшего раньше. Так и во французском языке по образцу pension «пенсия»: pensionnaire «пенсионер», reaction «реакция»: reactionnaire «реакционер» и т.

д. можно образовать такие слова, как interventionnaire «сторонник интервенции», repressionnaire «сторонник репрессий». Совершенно очевидно, что тут мы имеем процесс, подобный процессу возникновения honor; оба они сводятся к формуле

reaction: reactionnaire = repression: х х = repressionnaire,

и ни в том ни в другом случае нет ни малейшего повода говорить об изменении: repressionnaire ничего не замещает. Другой пример: с одной стороны, встречается аналогическое образование finaux «конечные» вместо finals, и эта форма считается более правильной; с другой стороны, может случиться, что кто-нибудь образует от существительного firmament «небесная твердь» прилагательное firmamental, а от него —форму множественного числа firmamentaux. Можем ли мы сказать тогда, что в случае finaux мы имеем дело с изменением, а в случае firmamentaux — с новообразованием? В действительности в обоих случаях имеет место новообразование. По образцу шиг «стена»; ештигег «обносить стеной» образовано tour «окружность»: entourer «обводить», «окружать», jour «ажурная вышивка»: ajourer «делать ажурным» (ср. un travail щоигё «ажурная работа»); эти образования, сравнительно недавние, представляются нам созданными заново. Но если удастся открыть, что в предшествующую эпоху существовали глаголы entorner и ajorner, образованные от существительных torn и jorn, то, спрашивается, придется ли нам изменить мнение и заявить, что entourer и ajourer являются лишь модификациями этих более старых слов? Итак, представление об аналогическом «изменении» появляется в результате установления связи между вытесненным элементом и новым; но это представление ошибочно, ибо образования, квалифицируемые как изменения (тип honor), по своей природе одинаковы с теми, которые мы называем новообразованиями (тип repressionnaire).

<< | >>
Источник: Фердинанд де Соссюр. ТРУДЫ по ЯЗЫКОЗНАНИЮ Переводы с французского языка под редакцией А. А. Холодовича МОСКВА «ПРОГРЕСС» 1977. 1977

Еще по теме § 2. Явления аналогии не являются изменениями:

  1. ФАКТОРНО-ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ИЗМЕНЕНИЙ
  2. УПРАВЛЕНИЕ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫМИ ИЗМЕНЕНИЯМИ
  3. § 2. Явления аналогии не являются изменениями
  4. § 2. Агглютинация и аналогия
  5. | И. М. Тронский\ ОБ ОДНОМ РИТМИЧЕСКОМ ЗАКОНЕ ГРЕЧЕСКОГО ЯЗЫКА[356]
  6. ИЗМЕНЕНИЯ ГЛАСНЫХ В СОЧЕТАНИИ С ГЛАСНЫМИ
  7. ИЗМЕНЕНИЯ ЗВУКОВ В ГРУППАХ „ГЛАСНАЯ + СОГЛАСНАЯ"
  8. ИЗМЕНЕНИЯ ГЛАСНЫХ В СОЧЕТАНИЯХ „ГЛАСНАЯ + СОГЛАСНАЯ" В КОНЦЕ СЛОВ
  9. ФОНЕТИЧЕСКИЕ ЯВЛЕНИЯ В ОБЩЕСЛАВЯНСКИХ ГЛАСНЫХ НАЧАЛА СЛОВ
  10. ОТЕЧЕСТВЕННАЯ НАУКА ТРУДОВОГО ПРАВА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XX — НАЧАЛЕ XXI в.
  11. § 2. ИСТОРИЧЕСКИЕ ФОРМЫ ПРОЯВЛЕНИЯ БАНДИТИЗМА
  12. Основными показателями нейронного комплекса сознания являются:
  13. ПОЗНАНИЕ В СУДЕБНОЙ МЕДИЦИНЕ (система методов познания)
  14. Способ существования бытия и формы его проявления
  15. 5.10. Исторические изменения в морфемном составе слова (опрощение, переразложение, усложнение)
  16. ОБ ИДЕЙНЫХ И СТИЛИСТИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ И МОТИВАХ ЛИТЕРАТУРНЫХ ПЕРЕДЕЛОК И ПОДДЕЛОК
  17. Глава III ХОЗЯЙСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И СОЦИАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СЛАВЯНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ ЛЕВОБЕРЕЖЬЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ I ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ Н. Э.
  18. АБСТРАКТНЫЙ ЯЗЫК И КОНКРЕТНЫЙ ЯЗЫК. ЯЗЫК КАК ИСТОРИЧЕСКИ ОБУСЛОВЛЕННОЕ «УМЕНИЕ ГОВОРИТЬ». ТРИ ПРОБЛЕМЫ ЯЗЫКОВОГО ИЗМЕНЕНИЯ
  19. ОБЩИЕ УСЛОВИЯ ИЗМЕНЕНИЯ. СИСТЕМНАЯ И ВНЕСИСТЕМНАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ. УСТОЙЧИВОСТЬ И НЕУСТОЙЧИВОСТЬ ЯЗЫКОВЫХ ТРАДИЦИЙ
  20. ЯЗЫКОВОЕ ИЗМЕНЕНИЕ КАК ИСТОРИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА. СМЫСЛ И ГРАНИЦЫ „ГЕНЕТИЧЕСКИХ" ОБЪЯСНЕНИЙ