ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

§ 2. Образования по аналогии — симптомы изменений интерпретации

Язык непрестанно интерпретирует и разлагает на составные части существующие в нем единицы. Чем же можно объяснить, что истолкование этих единиц непрерывно меняется от одного поколения к другому?

Причину этого следует искать в огромном множестве факторов, непрерывно влияющих на тот способ анализа, который принят при данном состоянии языка.

Напомним некоторые из этих факторов.

Первым и наиболее важным является фонетическое изменение (см. гл. II). Поскольку благодаря ему некоторые способы анализа становятся двусмысленными, а другие — невозможными, постольку изменяются условия разложения на составные части, а вместе с тем и его результаты; отсюда — перемещение границ внутри отдельных единиц и видоизменение их характера. Ранее (см. стр. 174) было сказано об этом по поводу таких сложных слов, как beta-hus и redo-lich, и по поводу индоевропейского склонения (см. стр. 188).

Но не все сводится к фонетическому фактору. Есть еще агглютинация, о которой речь будет ниже; в результате агглютинации из сочетания отдельных элементов возникает единое целое. Затем следует упомянуть о всевозможных обстоятельствах, внешних по отношению к слову, но способных изменить его анализ. В самом деле, поскольку разложение на составные части является результатом целого ряда сопоставлений, постольку совершенно ясно, что в каждый данный момент оно зависит от ассоциативных связей данного слова. Так, превосходная степень и.-е. *swad-is-to-s заключала в себе два независимых друг от друга суффикса: -is- — показатель идеи сравнения (ср. лат. mag-is «более») и -to-, обозначавший определенное местонахождение предмета в ряду других предметов (ср. греч. tri-to-s «третий»). Эти два суффикса подверглись агглютинации (ср. греч. hed-isto-s или, вернее, hed-ist-os «самый приятный»). Но этой агглютинации в свою очередь чрезвычайно благоприятствовало обстоятельство, чуждое самой превосходной степени: формы сравнительной степени на -is- вышли из употребления, будучи вытеснены образованиями на -jos-; -is-, переставшее осознаваться самостоятельным элементом, не стало более выделяться внутри -isto-.

Заметим мимоходом, что обнаруживается общая тенденция сокращать основу в пользу форманта, в особенности в тех случаях, когда основа оканчивается на гласный. Так, в латинском суффикс -tat- (veri-tat-em «правду» вместо *vgro-itat-em; ср. греч. deino-tgt-a «силу») притянул к себе і основы, так что слово veri-tat-em стало анализироваться как ver-itat-em; равным образом Roma-nus «римский», Alba-nus «албанский» (ср. agnus «медный» вместо *aes-no-s) превратилось в Rom-anus, Alb-anus..

Какова бы ни была причина изменений в интерпретации, эти изменения всегда обнаруживают себя в появлении аналогических форм. В самом деле, не только живые единицы, ощущаемые говорящим в каждый данный момент, могут порождать образования по аналогии; верно и то, что всякое определенное распределение единиц допускает возможность расширения их употребления. Аналогия может, таким образом, служить несомненным доказательством того, что данный формативный элемент в данный момент существует как значимая единица. Merldionalis «полуденный» у Лактанция вместо mendialis показывает, что в то время римляне делили septentri- -onalis «северный», regi-onalis «областной», а для того чтобы показать, что к суффиксу -tat- отошел элемент і, заимствованный у основы, достаточно сослаться на celer-itatem «быстроту»; pag-anus «сельский» от pag-us «село» ясно показывает, каким образом римляне анализировали Rom-anus; анализ немецкого redlich «честный» (см. стр. 174) подтверждается существованием sterblich «смертный», образованного от глагольного корня.

Нижеследующий, исключительно любопытный пример показывает, как с течением времени в аналогические сопоставления вовлекаются всё новые единицы. В современном французском языке слово somnolent «сонливый» разлагается на somnol- и -ent, как если бы это было причастие настоящего времени; доказательством этому служит наличие глагола somnol ег «дремать». Однако в латинском somnolentus делили на somno- и -lentus по образцу succu-lentus «сочный» и т. д., а еще раньше — на somn- и -olentus «пахнущий сном» (от olere «пахнуть») по образцу vln-olentus «пахнущий вином».

Таким образом, наиболее ощутимым и наиболее важным действием аналогии является замена старых форм, нерегулярных и обветшалых, новыми, более правильными формами, составленными из живых элементов.

Разумеется, не всегда дело обстоит так просто: функционирование языка пронизано бесчисленным множеством колебаний, приблизительных и неполных разложений. Никогда никакой язык не обладал вполне фиксированной системой единиц. Вспомним, что было сказано (см. стр. 188) о склонении ^ek^os сравнительно со склонением *pods. Эти приблизительные (imparfaites) разложения приводят иногда к нечетким аналогическим образованиям. Индоевропейские формы *geus-etai, *gus-tos, *gus-tis позволяют выделить корень geus-:gus- «вкушать»; но в греческом интервокальное s исчезает, и тем самым разложение форм geuomai, geustos осложняется; в результате возникает колебание: выделяется не то geus-, не то geu-; в свою очередь и образования по аналогии начинают подпадать под воздействие этого колебания, и мы видим, как основы на ей- принимают это конечное s: например, pneu-, pneflma «дыхание», отглаг. прилагательное pneus-tos.

Но даже и при этих колебаниях аналогия оказывает свое влияние на язык. Не являясь сама по себе фактом эволюции, она тем не менее в каждый момент отражает изменения, происходящие в системе языка, и закрепляет их новыми комбинациями старых элементов. Она принимает активное участие в деятельности всех тех сил, которые беспрерывно видоизменяют внутреннее строение языка. В этом смысле она может считаться мощным фактором эволюции.

<< | >>
Источник: Фердинанд де Соссюр. ТРУДЫ по ЯЗЫКОЗНАНИЮ Переводы с французского языка под редакцией А. А. Холодовича МОСКВА «ПРОГРЕСС» 1977. 1977

Еще по теме § 2. Образования по аналогии — симптомы изменений интерпретации:

  1. 1.МИР ПОСТМОДЕРНА ЛОМАЕТ ГОРИЗОНТ ИСТОРИИ
  2. Глава V«РУССКАЯ ИДЕЯ», ИЛИ СВЕРХЗАДАЧА СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ (Вместо заключения)
  3. ФОРМЫ И ГРАНИЦЫ ТЕНЕВОЙ ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИИ ЧЕЛОВЕКА
  4.   ПРОСТРАНСТВО  
  5.   2.7.2. Философские категории и понятия медицины  
  6. ОГЛАВЛЕНИЕ
  7. § 2. Образования по аналогии — симптомы изменений интерпретации
  8. Фрейдизм и неофрейдизм
  9. ОБ ИДЕЙНЫХ И СТИЛИСТИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ И МОТИВАХ ЛИТЕРАТУРНЫХ ПЕРЕДЕЛОК И ПОДДЕЛОК
  10. ПРОБЛЕМА ОБРАЗА АВТОРА В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ
  11. Информационная база финансового менеджмента
  12. "Феноменология духа"... потребления
  13. Эрих Фромм
  14. Эрих Фромм
  15. Список литературы
  16. Глава 5. О пользе финансового прогнозирования: как научиться прогнозировать финансовые параметры не только задним числом?
  17. ТЕРРОР. ЗАМЕТКИ К РИТОРИЧЕСКОЙ МИФОЛОГИИ