<<
>>

6-2. Лексические и синтаксические нововведения

Для начала предположим, что эволюция языка зави­сит от потребностей общения носителей этого языка. Ра­зумеется, эволюция потребностей находится в прямой связи с интеллектуальной, социальной и экономической эволюцией данной общественной группы.

Особенно резко это бросается в глаза при наблюдении за развитием лек­сики: появление новых продуктов потребления обусловли­вает появление новых обозначений; прогрессирующее разделение труда ведет к возникновению новых терми­нов, соответствующих новым профессиям и новым орудиям производства. Названия же объектов и орудий произ­водства, ставших бесполезными или устаревших, забыва­ются.

Лишь в исключительных случаях появление обозначе­ний новых предметов и новых орудий производства свя­зано непосредственно с появлением новых монем: здесь пока не принимаются во внимание случаи заимствования тех или иных слов из другого языка. Обычно через посред­ство одной или нескольких монем данного языка произ­водится спецификация уже существующей в этом языке монемы или группы монем: chemin «дорога», chemin de fer «железная дорога», chemin de fer metropolitain «под­земная железная дорога» (метро). Речь идет, таким обра­зом, лишь об одном вполне определенном аспекте чрез­вычайно характерного языкового явления, в соответствии с которым данный результат опыта членится на линей­ную последовательность менее специфических многознач­ных элементов. Отсюда вытекает, что необходимость обоз­начения новых объектов или новых данных опыта имеет следствием не только и не столько увеличение объема лексики, сколько усложнение высказываний: при виде парового судна Дени Папена прежде говорили: «се bateau marche a la vapeur» («это судно приводится в движение па­ром»), употребляя в этом построенном по традиционной схеме высказывании уже существующие в языке моне­мы. Но после того как суда с паровыми двигателями ста­ли обычным явлением, оказалось возможным констатиро­вать не только связь между паром и движением по воде, но и между новым механизмом и другими поддающимися наблюдению реалиями. Можно было бы сказать: «1е ba­teau qui marche a la vapeur...» («судно, которое движется посредством пара...») или «1е bateau a vapeur...» («паро­вое судно...»). Однако логическим завершением этих иска­ний, несомненно, окажется термин le vapeur... «пароход...». Синтаксические тонкости, связанные с употреблением при­даточного предложения или относительного прилагатель­ного, разумеется, древнее по своему происхождению, чем судно с паровым двигателем, однако только что приведен­ная иллюстрация показывает, как в связи с развитием тех­нических навыков могли возникнуть подобные конструк­ции. Сравнительное изучение индоевропейских языков дает свидетельства того, что придаточное предложение, вводимое относительным местоимением, представляет со­бой относительно более позднюю конструкцию, причем исследования синхронного порядка доказывают, что тиїт распространений, представленный подчиненными предло-

жениями, возникает в некоторых языках лишь под воздей­ствием новых потребностей, воспринятых соответствую­щими языковыми общностями вместе с западноевропейской культурой.

<< | >>
Источник: В. А. ЗВЕГИНЦЕВ. НОВОЕ В ЛИНГВИСТИКЕ. Выпуск III. ИЗДАТЕЛЬСТВО ИНОСТРАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Москва - 1963. 1963

Еще по теме 6-2. Лексические и синтаксические нововведения:

  1. Глава 15 ВЫВОДЫ
  2. ОРФОГРАФИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ТРЕДИАКОВСКОГО*
  3. Предложения типа Много цветов; Масса гостей
  4. РОДИТЕЛЬНЫЙ ПАДЕЖ
  5. § 2. «Дело Скрыпника» и изменение приоритетов национальной политики
  6. ОТНОШЕНИЕ НОРМ ПОВЕДЕНИЯ И МЫШЛЕНИЯ К ЯЗЫКУ[58]
  7. 6-2. Лексические и синтаксические нововведения
  8. Фонетическая интерференция
  9. ПОСТРОЕНИЕ НОМИНАЛИЗОВАННЫХ КОНСТРУКЦИЙ В ТУРЕЦКОМ ЯЗЫКЕ И ПРОБЛЕМА ЭЛЛИПСИСА