<<
>>

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЧАСТИ РЕЧИ

Согласно «Словарю современного китайского языка» («Сяньдай ханьюй цыдянь»), части речи — это «грамматические классы слов». Это определение верное. Однако если мы пойдем дальше и спросим: «А что такое грамматические классы?», то тогда потребуется более точное опре­деление.

Кроме приведенного, существуют еще два наиболее часто встре­чающихся определения.

Согласно первому из них, частями речи называются слова, выделяе­мые в некоторые классы по форме, значению и функции. Особая роль в этом определении отводится форме. Что же такое форма? Те, кто изучал иностранные языки, и особенно те, кто изучал иностранные языки со сравнительно богатой морфологией (например, русский — с очень бога­той морфологией, или английский — где также есть морфология), хоро­шо знают, что под формой подразумевается склонение существительных, спряжение глаголов; в некоторых языках существует также разного ро­да согласование прилагательных с существительными и т.д. Форма — от­личительная особенность флективных языков. Во флективных языках, обладающих формой, слово в предложении видоизменяется. Морфоло­гия является одной из главных составных частей грамматик западных языков. При чтении хрестоматий по английскому языку и тем более хре­стоматий по русскому иДи французскому языку нет необходимости справляться в словаре для того, чтобы узнать, к какой части речи принад­лежит то или иное слово, поскольку изменение существительных, глаго-

Ван Ли. Цылэй. - Сяньдай ханыой цзянцзо. Бэйцзин: Чжиши чубаньшэ, 1983, с. 106-119.

лов, прилагательных в этих языках по форме различно. Если следовать рассматриваемому определению, то можно сказать, что в китайском язы­ке части речи отсутствуют, так как в нем нет ни склонения существи­тельных, ни спряжения глаголов и т.п.

Есть и другое определение: частями речи называются слова, объеди­ненные в некоторые классы по выражаемому ими значению и по их фун­кции в предложении.

Здесь понятие формы отбрасывается и говорится лишь о значении и функции. Значение — предмет лексики, функция — предмет грамматики. Данное определение соединяет понятия значения и функции. Если следовать этому определению, то совершенно очевидно, что в китайском языке имеются части речи[20]).

В прошлом при обсуждении вопроса о частях речи имели место две крайности. С одной стороны, утверждали, что китайский — это язык, в котором есть морфология; при этом полагали, что в китайском языке есть склонение существительного и т.п. Такая точка зрения, конечно, ошибочная. С другой стороны, некоторые лингвисты считали, что в ки­тайском языке вообще нет частей речи. Верна ли подобная точка зрения? Это зависит от того, что мы понимаем под частями речи. Если различать части речи, исходя из формы, то в китайском языке их нет, если же аб­страгироваться от формы и выделять классы, исходя из значения и фун­кции, то можно утверждать, что в китайском языке есть части речи. Мы полагаем, что в китайском языке есть части речи, и пользуемся при этом вторым определением этого понятия.

2. РАЗГРАНИЧЕНИЕ ЧАСТЕЙ РЕЧИ

На сколько же классов можно разделить слова китайского языка?

До выхода в свет грамматики Ма Цзяньчжуна «Ма ши вэнь тун» в Китае практически не было книг по грамматике, поэтому и не существо­вало понятия части речи. Однако, несмотря на то, что в древности у нас не было термина «части речи», представление о классах слов все же сущест­вовало ..По традиции морфемы китайского языка делились на два боль­ших класса — (1) ши цзы ‘полные’ (знаменательные) и (2) сюй цзы ‘пу­стые’ (служебные). Термины «полные» и «пустые» морфемы появились примерно в эпоху Цин; филологи того времени нередко пользовались этими терминами. (Еще раньше «пустые» морфемы именовались не (2) сюй цзы, а (3) цы - букв, ‘слово’.) Понятие цы появилось очень рано; еще в «Шовэнь цзецзы» Сюй Шэня (восточная династия Хань) разъясня­ется понятие цы. Сюй Шэнь пишет: «Цы —. это то, что говорит о внутрен­нем, а предполагает внешнее» (« (4) Цы, янь нэй, эр и вай е»).

На совре­менном языке то, что в «Шовэнь цзецзы» называлось (3) цы ‘сло­вом’, — это не что иное, как (5) сюй цы Густые, или служебные, слова’. В «Шовэнь цзецзы» некоторые морфемы прямо названы (3) цы — слу­жебными. Например: (6) Чжэ, бе или цы е-букв. ‘(7) Чжэ[21] — служебное слово, которое разделяет дела’). Здесь (3) цы означает, что (7) чжэ — это служебная морфема , служебное слово. Есть еще несколько цы та­кого же типа. Например: (8) Цзе, цзюй цы е ‘(9) Цзе[22] — слово, кото­рое обобщает’; (10) Цэн, цы чжи илу в ‘(И) Цэн[23] — неограниченность речи’; (12) Най, цы чжи нань е ‘(13) Най[24] — затрудненность речи’; (14) Эр, цы чжи бижань е ‘(15) Эр[25] — обязательность речи’; (16) И, юй и цы е ‘(17) И****** — служебное слово, указывающее на конец высказывания’ (в предложениях, завершающих речь, конечная морфе­ма (17) и называется (18) юй и цы ‘конечное служебное слово’). Есть еще морфема (19) илэнь ‘тем более, еще более’; в «Шовэнь цзецзы» ска­зано: (20) Шэнъ, куан цы е‘( 19) Шэнъ — служебное слово, обозначающее сравнение’ ( а именно: служебное слово, имеющее значение ‘тем более’). Конечно, не все утверждения Сюй Шэня имеют научное обоснование; некоторые слова, не являющиеся служебными, именуются (3) цы, и вместе с тем понятие цы здесь оказывается достаточно выпукло очерчен­ным. Позднее Вань Иньчжи в своей работе «Цзин чжуань ши цы» («Толко­вания слов канонических книг и комментариев к ним») также использу­ет понятие цы для обозначения того, что теперь называют служебными морфемами или служебными словами. Таким образом, представление о служебных словах сложилось уже в период восточной династии Хань.

Современные китайские грамматики заимствовали грамматичес­кие понятия, принятые на Западе, «word» мы переводим как (3) цы ‘слово’, а не (21) цзы ‘морфема’. Если раньше мы говорили о служеб­ных морфемах и знаменательных морфемах, то сейчас говорим о служеб­ных и знаменательных словах. Однако понятия (5) сюй цы ‘служеб­ное слово’ и (22) или цы ‘знаменательное слово’ не так-то просто пере­вести на иностранные языки, ибо эти термины были созданы китайски­ми учеными, а не иностранными. Мы разделили слова на два больших класса — знаменательные и служебные, что вполне научно, поэтому за ру­бежом, познакомившись с данными понятиями, также стали использо­вать их. В 1929 г. во Франции я слушал лекции одного известного линг­виста (это был Вандриес), он подчеркивал: то, что китайцы делят слова на знаменательные и служебные, правильно. Недавно я прочитал одну из книг профессора Чжао Юаньжэня, где он переводит понятия (5) сюй цы и

(22) или цы буквально, т.е. так, как это делалось в прошлом: (22) или цы — full word ‘полное слово’, а (5) сюй цы -empty word ‘пустое слово’.

(23) Ши как раз и означает ‘полный’, а (24) сюй - ‘пустой’. Эти поня­тия, однако, не слишком ясны иностранцам, поэтому некоторые хотят подобрать для них английские эквиваленты. Линь Юйтан в «Современ­ном китайско-английском словаре» («Дандай хань-ин цыдянь») перево­дит (22) или цы как substantive word ‘знаменательное слово’, а (5) сюй цы - functional word ‘функциональное слово’. Правилен ли такой пере­вод? Если говорить о функциональных словах (25) гуннэн цы, то здесь нет особых сложностей, такой перевод приемлем. Функциональные слова только в предложении выполняют определенные грамматические функ­ции и не имеют никакого конкретного значения. Между тем перевод на английский язык (22) или цы как substantive word не всегда правилен. Современный лингвист Фриз также разделил английские слова на два больших класса: первый класс носит название content word ‘значимое слово’ (по-китайски (26) нэйжун цы9 или (22) или цы), второй — func­tional word ‘функциональное слово’, т.е. (25) гуннэн цы9 так же как и у Линь Юйтана. Чжао Юаньжэнь считает, что выделявшиеся в китайской грамматической традиции классы (1) или цзы и (2) сюй цзы соответст­вуют классификации Фриза. Справедливо ли это? Для того чтобы отве­тить на этот вопрос, необходимо посмотреть, к какому классу мы от­носим наречия. Если мы отнесем наречия к знаменательным словам, то действительно придем к классификации Фриза. Однако в настоящее вре­мя мы относим наречия к классу служебных слов, что отличается от де­ления, предлагаемого Фризом. То, что Фриз относит наречия к классу знаменательных слов, для английского языка оправданно, так как в этом языке многие наречия образованы от прилагательных. В наших учебниках отрицается образование наречий от прилагательных. Здесь наречия целиком и полностью являются функциональными словами, поэтому мы включаем наречия в класс служебных слов.

В связи с выделением в китайском языке двух больших классов слов возникает несколько вопросов, требующих разрешения. Первый вопрос — как раз о наречиях, о которых только что шла речь. Знамена­тельными или служебными словами являются все-таки наречия? Утвер­ждать, что наречия — полностью служебные слова, тоже было бы не со­всем верно, так как они обладают весьма конкретным значением. В моих работах они названы полузнаменательными словами ((27) бань или цы), хотя я и включаю их в класс служебных слов. Например, мор­фема (28) хэнь ‘очень’ в (29) хэнь хао ‘очень хорошо’, конечно, пред­ставляет собой наречие, однако у нее есть собственное значение: ‘в вы­сокой степени’, ‘в высшей степени’, — поэтому я и называю наречия полузнаменательными словами*).

Есть еще один класс слов, занимающих пограничное положение, — местоимения. Относятся ли местоимения к знаменательным словам? Конечно, ведь они замещают названия людей и предметов. Однако ме­стоимения обладают одним свойством, приближающим их к служеб­ным словам: предмет, на который указывает местоимение, является не­определенным. Я говорю (30) Та лайла ‘Он пришел’, и этим (31) та ‘он’ может быть Чжан Сань, Ли Сы, а возможно, и Ван У. С этой точки зрения местоимения являются служебными словами. Поэтому издрев­ле мы рассматривали местоимения как служебные морфемы, служеб­ные слова. В «Шовэнь цзецзы» морфема (7) чжэ ‘тот, кто’ рассматрива­лась как (3) цы, в «Цзин чжуань ши цы» местоимения также трактова­лись как служебные слова. В моих работах местоимения названы полу- служебными словами, но отнесены при этом к классу знаменательных слов. Если для сравнения обратиться к истории западных языков, то там данное свойство местоимений проявляется еще более отчетливо. Мы зна­ем, что в латинском языке местоимения употреблялись очень редко, ука­зание на лица в нем осуществлялось при помощи изменения окончаний. Вполне очевидно, что латинские местоимения — функциональные слова.

Существует еще один способ классификации, в котором отразилось представление о классах слов. Это деление слов прежде всего на глаго­лы и имена. Морфемы со значением действия ((32) дун цзы) — это то, что мы сегодня называем глаголами, под именами ((33) цзин цзы) под­разумеваются главным образом существительные, а также некоторые прилагательные. Термины (32) дун цзы и (33) цзин цзы были введены в обиход филологами цинской эпохи, и поэтому нельзя сказать, что в древности в Китае не существовало представления о классах слов, хотя они и не назьюались частями речи. Однако в то время деление на классы слов не было таким детальным, как в сегодняшней грамматике, где сло­ва разбиты по меньшей мере на восемь, а иногда даже более чем на де­сять классов.

На сколько же классов должны делиться слова? Этот вопрос не ре­шен должным образом и сегодня. В «Ма ши вэнь тун», первой нашей грамматике, классы слов выделялись по образцу западных грамматик, поэтому в ней присутствовали те же восемь классов слов, что и в ан­глийской грамматике. Пользуясь современной терминологией, это бы­ли существительные, местоимения, глаголы, прилагательные, наречия, предлоги, союзы, междометия. Но в «Ма ши вэнь тун» был еще и девя­тый класс — свойственные китайскому языку служебные морфемы — (34) чжу цзы (Ли Цзиньси называет их служебными словами (35) чжу цы, я их определяю как модальные слова (36) юйци цы), это (16) и, (37) е, (38) янъ, (39) цзай, (40) ху и др. Ошибочно считать, что «Ма ши вэнь тун» является точной копией западных грамматик. Ма Цзянь­чжун, учитывая особенности китайского языка, выделил в нем служеб­ные морфемы, и в этом его заслуга.

Деление слов на девять классов (Ли Цзиньси называет их (41) цзю пинь цы ‘слова девяти категорий’) стало традиционным в грамматике. Оно было принято вплоть до появления в 1956 г. «Временной граммати­ческой системы для преподавания китайского языка» («Цзань ни ханьюй цзяосюэ юйфа ситун»), которая и сегодня используется в средней школе и даже в университетах. В этой работе слова китайского языка разделе­ны на одиннадцать классов: существительные, глаголы, прилагательные, числительные, счетные слова, местоимения, наречия, предлоги, союзы, служебные слова и междометия. По сравнению с грамматикой Ма Цзянь­чжуна здесь прибавились числительные и счетные слова. В традиционных западных грамматиках числительные не выделялись отдельно, а включа­лись в класс прилагательных. В последнее время я заметил, что в некото­рых грамматиках английского языка и в телевизионных уроках английс­кого языка также стали выделять числительные. Мне неизвестно, выде­ляют ли сейчас в Англии и Америке числительные в отдельный класс, но, например, в русском языке они составляют самостоятельный класс. Счетные слова, по сути дела, произошли от существительных, поэтому в «Ма ши вэнь тун» они и рассматриваются как обычные существитель­ные. Я назьюаю их (42) даньвэй минцы ‘существительные-единицы’. Ли Цзиньси также выделяет счетные слова, но рассматривает их как под­класс существительных. В настоящее время в наших грамматиках китай­ского языка для средней школы числительные и счетные слова образуют два самостоятельных класса. В «Словаре современного китайского язы­ка» выделяется еще один класс — звукоподражательные слова. Звуко­подражательные слова выделены из класса междометий.

Много нового для решения вопроса о разграничении частей речи дают работы Чжао Юаньжэня. Он разделил слова современного китайского языка на пятнадцать классов: существительные, имена собственные, сло­ва со значением места (например, (43) Гуанчжоу ‘Гуанчжоу’), слова со значением времени ( (44) цзир ‘сегодня’ (45) сяньцзай ‘сейчас ), счетные комплексы ((46) сань бан ‘три фунта’, (47) чжэхуй ‘на этот раз’), опре­деления ((48) сань ‘три’, (49) мэй ‘каждый’), счетные слова ((50) пянь ‘пластинка’, ‘ломтик’), (51) ли ‘ли’ (единица длины), слова с простран­ственным значением ((51) ли ‘в, внутри’, (52) шан ‘на’), местоимения ((53) во ‘я , (54) шэмма ‘что’), глаголы (в этот класс включаются и прилагательные, например (55) чи ‘есть’, (56) чан ‘длинный’), предлоги ((57) бэй — предлог пассивной конструкции, (58) цун ‘из’), наречия ((59) хужань *вдруг’ (37) е ‘тоже’), союзы ((60) нэма ‘так, следова­тельно’, (61) цзяжу ‘если бы’), служебные слова ((62) ма — вопроси­тельная частица, (63) а — многофункциональное служебное слово), меж- дометил ((64) хэй! ‘эй!’). Первые девять классов — существительные, имена собственные, слова со значением места, слова со значением време­ни, счетные комплексы, определения, счетные слова, слова с пространст­венным значением, местоимения — составляют группу предметных слов ((65) ти цы) *).

Из вышесказанного следует, что вопрос о частях речи в китайском языке еще не решен окончательно. Учитывая, что в «Ма ши вэнь тун» и в классификации Ли Цзиньси насчитывается девять классов, а у Чжао Юаньжэня — пятнадцать классов, различия во взглядах можно признать весьма значительными. Как же быть в таком случае? Лично я считаю, что традиционный способ разграничения частей речи (деление на девять клас­сов в «Ма ши вэнь тун») в принципе правильно отражает особенности ки­тайского языка, его не следует подвергать значительным изменениям.

Использование вместо термина (66) дайминцы ‘местоимение’ терми­на (67) дайцы ‘слово-заместитель’ (в действительности это не будет пере­именованием, поскольку в «Ма ши вэнь тун» они назывались (68) дай- цзы морфемы-заместители и лишь впоследствии, начиная с Ли Цзиньси, были переименованы в местоимения) в большей степени соответствова­ло бы положению дел в китайском языке. Поскольку в современном ки­тайском языке слова-заместители могут замещать не только существи­тельные, но также и глаголы, прилагательные и другие классы слов, по отношению к ним в наших грамматиках стали использовать термин (67) дайцы. В настоящее время термин (67) дайцы ‘слово-заместитель’ уже является общепринятым.

Следует ли числительные выделять в отдельный класс? Этот вопрос стоит обсудить**)В традиционной английской грамматике числительные отнюдь не выделяются в особый класс. В словарях английского языка названия чисел включаются в класс прилагательных. Чжао Юаньжэнь включает названия чисел в класс определений, и они, таким образом, также не составляют отдельного класса.

Следует ли в отдельный класс выделять счетные слова? Это также подлежит обсуждению. Я полагаю, что счетные слова являются одним из видов существительных, поэтому я и называю их (42) даньвэй минцы ‘существительные-единицы’; этот термин использовался в учебниках для средних школ в первые годы после освобождения. Счетные слова — один из классов существительных, но при этом занимают позицию после морфем со значением числа, поэтому я и называю их (69) даньвэй ‘еди­ницами’ с помощью которых ведется подсчет. Думается, что (70) до ‘цветок’ в (71) и до хуа ‘один цветок’ — это то же самое (70) до, что и в (72) Эртун ши цзуго ды хуадо ‘Дети — цветы родины’; я не склонен счи­тать, что (70) до в (71) и до хуа ‘один цветок’ — счетное слово, и лишь (70) до из (73) цзуго ды хуадо — существительное. С моей точки зре­ния, в обоих случаях это существительное. (50) Пянь ‘пластинка’ в (74) лян пянь яо ‘две таблетки’ и (50) пянь в (75) яопянь ‘таблетка’ — это одно и то же; я отнюдь не считаю, что (50) пянь в (74) лян пяньяо ‘две таблетки’ — счетное слово, а в (75) яопянь ‘таблетка’ — существительное. Полагаю, что нет необходимости в более дробном делении.

Нет особых возражений против того, чтобы числительные и счетные слова выделяли в самостоятельные классы, хотя об этом можно еще по­спорить. Одна из причин состоит в том, что счетные слова в западных язы­ках отсутствуют, следовательно, это явление специфическое. По-моему, ни числительные, ни счетные слова не следует выделять в самостоятельные классы. Числительные можно рассматривать в качестве прилагательных ли­бо одного из подклассов прилагательных; счетные же слова можно привя­зать к существительным и соответственно рассматривать их как подкласс существительных, а можно и вообще не выделять их в особый подкласс.

Есть еще один довольно важный, на мой взгляд, вопрос — о служеб­ных словах. В настоящее время в учебниках китайского языка для сред­ней школы служебные слова делят на три группы. Это так называемые (76) цзегоу чжуцы ‘структурные служебные слова*, например: (77) ды (определительное), (78) ды (качественное), (79) ды (глагольное), (80) со (выражающее объект последующего глагола); (81) ьиитай чжуцы ‘ви- до-временные служебные слова*, например (82) чжэ, (83) лэ, (84) го; (85) юйци чжуцы ‘модальные служебные слова’, например: (86) нэ, (62) ма, (83) лэ, (87) ба. Я считаю, что эти термины неудачны. (77) Ды,

(78) ды, (79) ды — это не что иное, как суффиксы (см.: Чжао Юань- жэнь. Грамматика разговорного китайского языка (разд. 4.4.6, «Хань- юй коуюй юйфа»*) ; (82) чжэ, (83) лэ, (84) го — также суффиксы (см. там же, разд. 4.4.5). В моих работах (82) чжэ, (83) лэ, (84) го называ­ются суффиксами, обозначающими вид или время (в тех случаях, когда они самостоятельно образуют слово, их все же правомернее называть суффиксами, нежели видо-временными служебными словами)*). Еще более сложным представляется вопрос о морфеме (80) со, ее следует считать словом-заместителем (см.: Чжао Юаньжэнь. Грамматика разго­ворного китайского языка, разд. 2.12.4, издание на английском язы­ке, прим. 27).

Таким образом, необходимо отказаться от терминов «структурные служебные слова» и «видо-временные служебные слова». Ниже мы еще коснемся этого вопроса.

3.

<< | >>
Источник: М. В. СОФРОНОВ. НОВОЕ В ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИНГВИСТИКЕ. Вып. XXII. ЯЗЫКОЗНАНИЕ В КИТАЕ. МОСКВА "ПРОГРЕСС" - 1989. 1989

Еще по теме ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЧАСТИ РЕЧИ:

  1.   § 7. Система частей речи и частиц речи в русском языке
  2. § 7. Система частей речи и частиц речи в русском языке
  3. § 7. Система частей речи и частиц речи в русском языке
  4. 6.4. Части речи как основные лексико-грамматические разряды слов
  5. § 42. Части речи как грамматические классы слов. Принципы классификации частей речи
  6. ЧАСТИ РЕЧИ § 49. Части речи в русском языке
  7. Модуль 5. «Служебные части речи. Особые части речи»
  8. Система частей речи в русском языке: самостоятельные, служебные. Особые части речи в русском языке.
  9. Имя существительное как части речи. Общая характеристика.
  10. ФОРМА СЛОВА И ЧАСТИ РЕЧИ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ [ПЕЧАТАЕТСЯ ВПЕРВЫЕ. НАПИСАНО В 1943 г.]
  11. САМОСТОЯТЕЛЬНЫЕ ЧАСТИ РЕЧИ
  12. 12. Слово как элемент части речи (морфологическая единица). Морфологическая категория. Парадигма. Система частей речи современного русского языка.
  13. § 62. Семантические, морфологические и синтаксические признаки наречий как части речи