<<
>>

Представление языковых знаний

Знания МЭРФИ о словах содержатся в словаре. Определение слова состоит из его значения и его синтаксической информации. Значение — это какая-то КЗ или комплекс вложенных КЗ, взятых из совокупности знаний о предметной области.

Иначе говоря, значе­ние слов для МЭРФИ — это средства выхода в ее знания о мире. Значение слова может иметь несколько пустых слотов. Для каждого пустого слота определение слова включает синтаксические знания о том, где в высказывании следует ожидать появления заполнителя слота. Эти синтаксические знания выражаются как набор независи­мых синтаксических признаков. Такие признаки строятся на основе позиционных предикатов ПРЕДШЕСТВУЕТ и СЛЕДУЕТ, которые применяются к содержимому кратковременной памяти, находящему­ся в фокусе внимания АЕЯ. Эта кратковременная память содер­жит — по порядку — входные слова, их значения и слоты, которые эти значения заполняют в других значениях. Предикаты ПРЕД­ШЕСТВУЕТ и СЛЕДУЕТ соотносят позицию (во входном сообще­нии) потенциального заполнителя слота с позицией либо значения, содержащего этот слот, либо заполнителя какого-то другого слота в значении этого слова, либо некоторого служебного функциональ­ного слова. Для представления знания о том, что заполнитель некоторого слота следует в высказывании после значения, содержа­щего этот слот, в определение слова включается предикат «следует после исходного слова», который записывается под данным слотом. Аналогичным образом предикат «предшествует (заполнителю сло­та)» представляет знание о том, что рассматриваемый заполнитель предшествует заполнителю другого слота, задаваемого через (имя слота), а предикат «следует (после (функционального слова))» представляет знание о том, что рассматриваемый заполнитель сле­дует после функционального слова, задаваемого его конкретным именем (функциональное слово). Для полного описания позиции некоторого заполнителя в высказывании используется несколько предикатов. Таким образом, каждый слот в значении слова сопровож­дается набором признаков, указывающих, в каком месте высказы­вания можно ожидать появления заполнит еля этого слота. Напри­мер, в определении слова contact ‘контакт’ (скажем, в сочетании the switch contact ‘контакт рубильника’) мы видим КЗ, представляю­щую его значение, и набор синтаксических признаков, указывающих, где можно ожидать появления заполнителей пустых слотов:

определить-слово

слово: контакт

значение: (объект 1 является-частью(ноль)реф(ноль)) синтаксис:заполнитель-является-частью предшествует исходному-

слову

следует-после заполнителя-

реф

заполнитель-реф предшествует исходному-слову

предшествует заполнителю-является-

частью

Вероятнее всего, такое представление синтаксиса не сможет быть пригодным для охвата всего естественного языка. Мы исполь­зуем его, потому что оно оказывается достаточно эффективным для описания интересующих нас естественноязыковых-способностей в рамках ограниченной области. Впрочем, такое представление оказа­лось вполне приемлемым для целого ряда прикладных систем (В і г п- baum and Sel fridge, 1981; Cullingford, Krueger, Selfridge and Bienkowski, 1981; Selfridge, 1980; Sel­fridge, 1981a; Sel fridge, 1981b; Sel fridge, 1982), и поэ­тому его использование в данной работе нельзя считать случайным.

5.3.

<< | >>
Источник: Б.Ю. Городец­кий. Новое в зарубежной лингвистике: Вып. XXIV. Компьютерная лингвистика: Пер. с англ./Сост., ред. и вступ, ст. Б. Ю. Городец­кого.— М.: Прогресс,1989.—432 с.. 1989

Еще по теме Представление языковых знаний:

  1. Свойства и происхождение менее совершенного языкового строения
  2. МОДЕЛИ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ЗНАНИЙ
  3. Основной источник динамического моделирования языка как системы и языковой картины мира: традиции изучения
  4. Глава 2. РУССКИЕ ГЛАГОЛЫ ГОВОРЕНИЯ—ДИНАМИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ КОГНИТИВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЯЗЫКОВОГО СОЗНАНИЯ ЛИЧНОСТИ И СОЦИУМА
  5. 1.3. Картина мира и языковая картина мира
  6. 11.4.4 Внутренняя реконструкция и внешнее сравнение языковых явлений
  7. Знание как сознательный феномен Катречко С.Л.
  8. Функции единиц и способов языковой концептуализации в центре прототипической модели делового письма
  9. Эксплицитность и имплицитность проявления единиц и способов языковой концептуализации в официально-деловом дискурсе
  10. ЧЕЛОВЕК ГОВОРЯЩИЙ КАК ФРАГМЕНТ ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЫ МИРА ТВЕРСКОГО ДИАЛЕКТОНОСИТЕЛЯ
  11. Неведомое знание
  12. АБСТРАКТНЫЙ ЯЗЫК И КОНКРЕТНЫЙ ЯЗЫК. ЯЗЫК КАК ИСТОРИЧЕСКИ ОБУСЛОВЛЕННОЕ «УМЕНИЕ ГОВОРИТЬ». ТРИ ПРОБЛЕМЫ ЯЗЫКОВОГО ИЗМЕНЕНИЯ
  13. ПРИЧИННЫЕ И ЦЕЛЕВЫЕ ОБЪЯСНЕНИЯ. ДИАХРОНИЧЕСКИЙ СТРУКТУРАЛИЗМ И ЯЗЫКОВОЕ ИЗМЕНЕНИЕ. СМЫСЛ „ТЕЛЕОЛОГИЧЕСКИХ" ИНТЕРПРЕТАЦИЙ
  14. КОМПЬЮТЕРНАЯ ЛИНГВИСТИКА: МОДЕЛИРОВАНИЕ ЯЗЫКОВОГО ОБЩЕНИЯ
  15. ВЫВОД УМОЗАКЛЮЧЕНИЙ И КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ
  16. Представление языковых знаний
  17. Знания, необходимые для исправления дескрипций
  18. ОТРАЖЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ В ЯЗЫКОВЫХ СТРУКТУРАХ
  19. ГЛАВА 1 РУССКИЙ ЯЗЫК НАЧАЛА XXI ВЕКА В СВЕТЕ ПРОБЛЕМЫ ЯЗЫКОВОЙ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ МИРА