<<
>>

РАЗБОР ТИПОВОГО ПРИМЕРА

Начнем с рассмотрения одного типичного примера явления «кос­венности» (indirection):

(1) Студент X: Let‘s go to the movies tonight.

‘Давай пойдем в кино вечером’.

(2) Студент Y: I have to study for an exam.

‘Я должен готовиться к экзамену’.

Высказывание в (1) представляет собой предложение (proposal) сделать нечто в силу его непосредственного значения, в частности в связи со значением выражения let's ‘давай’. Вообще говоря, бук­вальные высказывания такого типа представляют собой предложе­ния сделать нечто, как в случаях:

(3) Let's eat pizza tonight ‘Давай вечером поедим пиццу’ или:

(4) Let's go ice skating tonight ‘Давай вечером покатаемся на коньках’.

Высказывание (2) в данном контексте, как правило, представляет собой отклонение предложения пойти в кино, однако отнюдь не в силу своего непосредственного значения. По своему непосредствен­ному значению оно является простым утверждением о том, что должен делать Y. Фразы этого типа в общем случае не означают отклонения предложения сделать нечто—даже в тех случаях, когда они высказываются в ответ на такое предложение. Так, ес­ли бы Y сказал в нормальной ситуации:

(5) I have to eat popcorn tonight ‘Я должен есть вечером воздуш­ную кукурузу'

или:

(6) I have to tie my shoes ‘Я должен зашнуровать ботинки’,

то ни одно из этих высказываний не означало бы отклонение пред­ложения. Тогда встает следующий вопрос: каким образом X по­нимает, что данное высказывание представляет собой отклонение его предложения сделать нечто? Этот вопрос составляет часть другого вопроса: как обеспечивается возможность для Y-a подра­зумевать (intend) или иметь в виду (mean), что высказывание (2) является отклонением предложения? Для описания этого случая примем некоторые терминологические соглашения. Будем гово­рить, что первичный иллокутивный акт, осуществляемый в выска­зывании Y-a, представляет собой отклонение предложения (сде­лать нечто), высказанного Х-ом, и что Y достигает этого посредст­вом осуществления вторичного иллокутивного акта, состоящего в утверждении того, что он должен готовиться к экзамену. Он осу­ществляет вторичный иллокутивный акт, произнося некоторое пред­ложение, обладающее таким буквальным значением, что букваль­ное употребление данного предложения и обеспечивает выполне­ние этого иллокутивного акта. Мы можем, таким образом, сказать, что вторичный иллокутивный акт имеет буквальный характер в отличие от первичного иллокутивного акта. Предположим, что мы знаем, каким образом X понимает вторичный иллокутивный акт, отталкиваясь от произнесения данного предложения Y-ом. Встает следующий вопрос: каким образом он понимает небуквальный первичный иллокутивный акт на основе понимания буквального вторичного иллокутивного акта? Этот вопрос составляет часть бо­лее общего вопроса: как обеспечивается возможность для Y-a иметь в виду первичную иллокуцию в случае произнесения им предложения, означающего вторичную иллокуцию, коль скоро подразумевание первичной иллокуции состоит (по преимуществу) в намерении добиться от Х-а правильного понимания?

Последовательность шагов, необходимых для вывода первич­ной иллокуции из буквальной иллокуции, можно в сжатом виде представить следующим образом.

(В нормальной ситуации рече­вого общения никто, разумеется, не проходит сознательно через последовательность шагов, включенных в данное рассуждение.)

Шаг 1: Я сделал некоторое предложение Y-у, и в ответ на не­го он высказал утверждение, состоящее в том, что он должен го­товиться к экзамену (факты, касающиеся данного диалога).

Ш а г 2: Я предполагаю, что в рамках данного диалога Y ведет себя по законам взаимодействия и что, следовательно, его репли­ка задумана как релевантная (принципы кооперации в речевом общении).

Шаг 3: Релевантный ответ должен быть одного из следующих типов: принятие предложения, отклонение предложения, встречное предложение, обсуждение предложения и т. п. (теория речевых актов).

Шаг 4: Однако буквальное высказывание Y-a не принадлежит ни к одному из этих типов и, таким образом, не является релевант­ным ответом (умозаключение на основе Шагов 1 и 3).

Ш а г 5: Следовательно, он, вероятно, подразумевает нечто большее, чем он непосредственно высказал. В силу предположения о том, что его реплика релевантна, получаем, что его первичная иллокутивная цель (illocutionary point) должна отличаться от его буквальной иллокутивной цели (умозаключение на основе Шагов 2 и 4)2.

Этот шаг имеет решающий характер. Если слушающий не при­держивается некоторой стратегии построения умозаключений для установления того, когда первичные иллокутивные цели отлича­ются от буквальных иллокутивных целей, то у него нет средств для понимания косвенных иллокутивных актов.

Шаг 6: Я знаю, что подготовка к экзамену обычно занимает значительное время в пределах одного вечера, и я знаю, что по­сещение кинотеатра также обычно занимает значительное время в пределах одного вечера (фактологическая фоновая информация).

Шаг 7: Следовательно, он, по-видимому, не может и идти в кино и готовиться к экзамену в пределах одного вечера (умозак­лючение на основе Шага 6).

Ш а г 8: Подготовительное условие для принятия некоторого предложения (как и для совершения любого другого акта из клас- са комиссивов) состоит в способности осуществить акт, предици- руемый в условии пропозиционального содержания (теория рече­вых актов).

Шаг 9: Следовательно, я знаю, что он сказал нечто, из чего вытекает, что он, вероятно, не может принять мое предложение (умозаключение на основе Шагов 1, 7 и 8).

Шаг 10: Следовательно, его первичная иллокутивная цель со­стоит, вероятно, в отклонении предложения (умозаключение на основе Шагов 5 и 9).

Может показаться излишним педантизмом представление дан­ного процесса в виде последовательности указанных 10 шагов; од­нако мне представляется, что описание этого примера еще не до­ведено до конца — ведь я не касался, скажем, роли предположе­ния об искренности или условий ceteris paribus[69], которые могут действовать на разных шагах. Следует отметить также, что пос­леднее умозаключение носит вероятностный характер. Так и должно быть. Ведь ответ Y-a вовсе не обязательно означает непре­менное отклонение предложения Х-а. Y мог бы дополнить эту реп­лику следующим образом:

(7) I have to study for an exam, but let's go to the movies anyhow ‘Я должен готовиться к экзамену, но все же давай пойдем в кино’.

(8) I have to study for an exam, but I'll do it when we get home from the movies ‘Я должен готовиться к экзамену, но я зай­мусь этим, когда мы придем домой из кино’.

Стратегия построения умозаключений состоит, во-первых, в ус­тановлении того факта, что первичная иллокутивная цель откло­няется от буквальной цели, и, во-вторых, в выявлении самого со­держания первичной иллокутивной цели.

Основная мысль данной работы сводится к тому, что теорети­ческий аппарат, используемый для объяснения выбранного приме­ра, будет достаточен для объяснения общего явления косвенных иллокутивных актов. Этот аппарат включает общую фоновую ин­формацию, теорию речевых актов и некоторые общие принципы речевого общения. В частности, при объяснении данного примера нам не было нужды предполагать, что предложение (2) неодно­значно, или что оно «неоднозначно в контексте», или что требу­ется допустить существование некоторых «постулатов речевого об­щения» для объяснения понимания Х-ом первичной иллокуции, содержащейся в данном высказывании. Основное отличие рассмот­ренного случая от случаев, рассматриваемых нами ниже, состоит в том, что последние обладают определенной общностью формы, отсутствующей в разобранном примере. Я буду отмечать эту общ- ность посредством курсивного шрифта, которым будут набирать­ся формальные признаки в поверхностной структуре рассматрива­емых предложений (см. нижеследующий раздел). В области кос­венных иллокутивных актов наиболее плодотворно изучение побу­дительных высказываний. Дело в том, что в силу принятых требо­ваний вежливости в речевом общении нередко бывает неуместным высказывание прямых повелительных предложений (например, Leave the room ‘Выйдите из комнаты’) или эксплицитных перфор­мативных предложений (например, I order you to leave the room ‘Я приказываю вам выйти из комнаты’), и поэтому мы ищем кос­венные средства для осуществления наших иллокутивных целей (например, I wonder if you would mind leaving the room ‘Хотел бы я знать, не будете ли вы так любезны выйти из комнаты’). В по­будительных высказываниях вежливость является основной моти­вировкой осуществления косвенных иллокутивных актов.

<< | >>
Источник: Б. Ю. ГОРОДЕЦКИЙ. НОВОЕ В ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИНГВИСТИКЕ. ВЫПУСК XVII. ТЕОРИЯ РЕЧЕВЫХ АКТОВ. МОСКВА «ПРОГРЕСС» - 1986. 1986

Еще по теме РАЗБОР ТИПОВОГО ПРИМЕРА:

  1. Монологический метод обучения
  2. Ф. И. Тютчев
  3. Глава 2. Книга «Россия и Европа» – новое слово в историософии
  4. Часть 1. Структурные и коммуникативные свойства языка. Культура речи. Речевое общение
  5. ИЗБРАННЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ СУДЕБНОЙ МЕДИЦИНЫ
  6. 9.1 . КЛАССИФИКАЦИЯ ПРОГРАММНЫХ ПРОДУКТОВ
  7. МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ФУНКЦИОНАЛЬНО-СТОИМОСТНОГО АНАЛИЗА
  8. 12. ПРАВО И ЗАКО
  9. 2.3.7. Коммуникативно-прагматические стратегии в УПД
  10. 2.3. ОБЩЕСТВЕННЫЕ ИНСТИТУТЫ ПИСЬМЕННОЙ СЛОВЕСНОСТИ
  11. 2.1. Классификация бизнес-процессов в компаниях связи
  12. 3.1. Экспертная система мониторинга экономическойдеятельности крупной региональной компании связи
  13. Современные принципы управления
  14. Информационно-аналитическая работа: основные принципы
  15. «Активные мероприятия»: информационно-психологическое воздействие
  16. Опыт формирования системы безопасности холдинга