<<
>>

42. Сплетения, трансформации и другие трудные случаи

Четкое разграничение этих классов оказывается воз­можным лишь в редких случаях: в языках, где эквива­лент глагольной формы donne «даю», «дает» с одинаковым успехом выступает и как показатель функции («а», «роит»), и как предикат, имеется обычно большое количество мо­нем, которые, выступая в значении показателей функции, никогда не употребляются в значении предикатов, и нао­борот.

Во французском языке, например, существует класс «прилагательных», выступающих в значении, близком предикативному («определение», сопровождаемое «связ­кой» или формой глагола состояния), и в значении опре­делений («эпитетов»). Однако монемы этого класса упо­требляются в качестве управляемых монем, наделенных всеми функциями класса «существительных». В подоб­ных случаях мы говорим о сплетении. Далее, следует отграничивать друг от друга случаи употребления, возни­кающие как результат все еще ощутимого эллипсиса (1а cour des grands [gargons]), в которых без труда можно вос­становить недостающий элемент, и те случаи, когда мы действительно имеем дело с трансформациями одной ка­тегории в другую (les grands de се monde «великие мира сего», un grand d’Espagne «испанский гранд»). Иногда бы­вает нелегко провести четкую грань между следующими двумя языковыми ситуациями: с одной стороны, глагол и существительное могут быть представлены одним и тем же корнем, причем нельзя утверждать, что только контексты, в которых фигурируют эти формы, обусловливают их се­мантическую дифференциацию: в английском языке fish произносится одинаково как в a fish «рыба», так и в to fish «рыбачить»; близость между значениями «рыба» и «рыбачить» очевидна, однако ясно и то, что, если бы фор­ма fish в обоих случаях представляла одну и ту же едини­цу, I fish «я рыбачу» могло бы скорее значить «я рыба», «я веду себя, как рыба», чем «я рыбачу»; с другой стороны, одна и та же монема может выступать либо в предикатив­ной функции, либо в качестве распространения предиката; семантические различия, обнаруживаемые между обоими употреблениями, являются синхронными и связаны непо­средственно с влиянием различных контекстов и соответ­ствующих функций. Такова ситуация в языках, в которых, например, нога обозначается посредством формы, которая, кроме того, может значить «он (или она) идет»; такова, в частности, ситуация в индейском языке калиспель (штат Вашингтон), где дерево обозначается посредством es-Slt. Эта форма в тех контекстах, в которых она выступает в функции предиката, может означать «он держится прямо». Разумеется, в последних случаях мы имеем дело с одной и той же языковой единицей, ибо в этих языках в противо­положность французскому определенные элементы могут, оставаясь идентичными, функционировать либо в каче­стве предиката, либо в качестве его распространения.

4-

<< | >>
Источник: В. А. ЗВЕГИНЦЕВ. НОВОЕ В ЛИНГВИСТИКЕ. Выпуск III. ИЗДАТЕЛЬСТВО ИНОСТРАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Москва - 1963. 1963

Еще по теме 42. Сплетения, трансформации и другие трудные случаи:

  1. ИДЕЯ СУДЬБЫ И ПРИНЦИП ПРИЧИННОСТИ
  2. ЯЗЫК ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПРОИЗВЕДЕНИ
  3. ПРОБЛЕМА ОБРАЗА АВТОРА В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ
  4. 13.Договор сгосударством
  5. ВЗГЛЯД НА РАЗВИТИЕ СЕМИОТИКИ
  6. Введение
  7. 42. Сплетения, трансформации и другие трудные случаи
  8. Глава IV Эрик Соролайнен (ок.1546 - 1625)