<<
>>

§ 0. ВВЕДЕНИЕ

0.1. Служебное слово, произносимое в диалекте Пекина как [ta°], можно представить в трех вариантах.

1) (1) Цзо ды ицзы шан6сидеть на стуле’, (2) жэн ды шуй ли ‘бро­сить в воду’, (3) шо ды чжэр ‘договорить до этого места’.

2) (4) Кань ды цзянь ‘смочь, разглядеть’, (5) се ды хэнь хао ‘напи­сать хорошо’, (6) шо ды дацзя доу сяола ‘сказать так, что все рассмея­лись’.

3) (7) Чи ды ‘пища’, (8) хун ды ‘красный’, (9) та ды ‘его’, (10) во чжидао ды ‘известное мне’, (11) хунхурды ‘ярко-красный’, (12) хужань ды ‘неожиданный’.

Первый вариант [t#>] соответствует служебной мор­феме (13) цзай или (14) дао в письменном языке. Нам неизвестно, яв­ляется ли эта [t^°] самостоятельной морфемой1 либо это вариант (13) цзай или (14) дао.

В любом случае эта [ta°] четко отграничена от третьего варианта [t#°]. Некоторые рассматривают второй вариант [ta°] в составе форм типа (17) седы хао ‘написать хорошо’, (18) пао ды куай ‘бежать быст­ро’и третий вариант [ta°] в составе (77) чиды ‘пища’, (8) хун ды ‘крас­ный’ как одну и ту же морфему. Тем самым они признают, что (17) се ды хао и (18) пао ды куай представляют собой субъектно-предикатную конструкцию, в которой (19) се ды и (20) пао ды являются номинатив­ными конструкциями2. Такое толкование приводит к затруднениям в

Чжу Дэси. Шо ды. — «Чжунго юйвэнь», 1961, № 12, с. 1 -15.

* Автор выражает благодарность Люй Шусяну и Ван Хуаню, высказавшим замечания по поводу некоторых положений данной статьи.

Мы переводим термин «морфема» (morpheme) как (15) юйсу. Распростра­ненным переводом является (16) цысу. Термин «морфема»употребляется в двух значениях: а) составная часть слова, имеющая значения (корень, суффикс, префикс и пр.); б) наименьшая значимая единица языка. Применительно к первому зна­чению перевод (16) цысу является подходящим. Если пользоваться переводом (16) цысу применительно ко второму значению, может сложиться представление, что из состава слова вычленяются «элементы слова». Термин (15) юйсу в данной статье соответствует термину «морфема» во втором значении.

2 J1 и Жун. Бэйцзин коуюй юйфа (Грамматика разговорного языка Пекина). Бэйцзин, 1953, с. 18; см. также Драгунов А. А. Исследования по грамматике современного китайского языка. М.-Л.: Изд-во Академии наук СССР, 1952, с. 108.

понимании смысла конструкций, так как в диалекте Пекина существуют две группы форм, противопоставленные одна другой.

А

а) (21) Чжу ды лань, чжэн ды бу

лань. ‘То, что варилось (в воде), разварилось, а то, что варилось на пару, не разварилось’.

б) (23) Хао ды до, хуай ды шао.

‘Хорошего много, а пло­хого мало’.

В

а) (22) Чжу ды лань, цай хаочи. ‘Только то, что разварено, вкусно (есть)’.

б) (24) Чжэ бэнь би на бэнь хао ды до.

‘Эта (книга) намного луч­ше той’.

Эти две группы форм различаются как по структуре, так и по смыс­лу. Если утверждать, что [te° ] в них есть одна и та же морфема, а имен­но та же морфема [ta°], что и в (7) чи ды ‘пища’, (8) хун ды ‘красный’, то получается, что (25) чжу ды лань как в форме А, так и в форме В есть субъектно-предикатная конструкция, где (26) чжу ды представляет собой номинативную конструкцию; и тогда невозможно объяснить, в чем противопоставление этих двух форм3.

Разграничить три варианта [ta°] можно, оговорив, что их нельзя смешивать, но это не означает, что они представляют три — но не боль­ше — разных [te° ].

Иными словами, мы не можем гарантировать тож­дество [t9°] в составе различных форм внутри каждой из трех групп. На самом деле задача данной статьи заключается в том, чтобы доказать, что [t«°] третьей группы включает три разные морфемы. Впрочем, из-за того, что граница между первой, второй и третьей группами достаточно четкая, при обсуждении третьей группы мы можем не касаться первой и второй.

Морфема [te°] третьей группы распространена чрезвычайно широ­ко. В целях экономии места мы не будем приводить здесь все формы, включающие [te°] этой группы. На письме морфема [te°] этой группы обычно обозначается знаком (27), поэтому для идентификации [ta°] третьей группы мы можем пока воспользоваться иероглифом (27). Ниже в ходе обсуждения мы будем обозначать [te°] третьей группы иероглифом (27)4, а три разные морфемы [ta°] этой группы будем соответственно записьюать как (28) ды\, (29) ды2 и (30) дыъ.

3См.: Чжу Дэси. Сяньдай ханьюй синжунцы яньцзю 4.1.-«Юйянь яньц- зю», 1956, № 1.

4 Знаки (27) и (31) не различают, за исключением приводимых примеров.

0.2. Основной метод, используемый для анализа (27) ды в данной статье, заключается в том, чтобы, выявив различия в грамматических свойствах между грамматическими единицами[47], не оформленными на

(27) ды (назовем их X), и формами, имеющими такое оформление (назовем их X ды), определить характер морфемы (27) ды. Например, предположим, что Xi и Х2 — это разные по свойствам грамматические единицы (допустим, Xi — глагол, а Х2 — прилагательное). После при­соединения морфемы (27) ды грамматические свойства «Xj ды» и «Х2 ды» совпадут (допустим, что оба сочетания станут номинативными). В такой ситуации мы говорим, что ды, следующая за Хх и за Х2, явля­ется одной и той же морфемой (показателем номинативной единицы). Или наоборот, грамматические свойства Хх и Х2 совпадают (допустим, и то и другое — наречие), но после присоединения ды «Хх ды» по-преж­нему остается наречием, а «Х2 ды» становится прилагательным; в этой ситуации мы говорим, что ды, следующие за Хх и Х2, являются двумя разными морфемами (ды, следующая за Xi, —показатель адвербиаль­ной единицы, а ды, следующая за Х2, —показатель адъективной еди­ницы) .

Суть такого метода анализа заключается в том, чтобы грамматиче­ские свойства двух форм, содержащих ды, объяснить свойствами самих морфем ды. Безусловно, это возможное, но не единственное объяснение. Логически рассуждая, мы можем выбрать другой метод: свойство двух форм, «Хх ды» и «Х2 ды», содержащих ды, толковать как свойство самих Xi и Х2, а не как свойство морфем ды. Иными словами, мы можем также считать морфему ды, следующую за разными X, одной и той же морфемой. Сравнение этих двух методов анализа, а также моти­вы, определяющие выбор первого и отказ от второго, будут изложены в п. 5.

0. 3. Ниже в ходе обсуждения мы часто будем упоминать названия частей речи. Делаться это будет в двух ситуациях. Во-первых, для объяс­нения дистрибуции дых, ды2 и ды3, а именно для объяснения, после каких частей речи следует морфема ды х, после каких частей речи упот­ребляется морфема ды2 и т.д. При этом названия частей речи играют роль пометы; различия в используемых системах частей речи не могут повлиять на наш вывод о характере собственно ды[48].

Другая ситуация возникает, когда при сравнении грамматических свойств «Xj ды» и «Х2 ды» мы говорим, что «Хх ды» относится к одной части речи, а «Х2 ды» - к другой. Так мы будем говорить для того, что­бы избежать многословия. В действительности мы можем непосредствен­но описать свойства «Хх ды» и «Х2 ды», не прибегая к терминам частей речи. Сходство и различия грамматических свойств «Хх ды», «Х2 ды» и «Х3 ды» являются объективно существующим языковым фактом. Мы можем воспользоваться различными системами частей речи для описания их грамматических свойств, но какую бы систему частей речи мы ни выбрали, факты языка не изменятся.

0. 4. В данной статье в зависимости от свойств форм, образованных путем присоединения ды к различным X (Xi ды, Х2 ды и т.д.), ды рас­сматривается как три разные морфемы. Мы не высказываем суждений относительно того, является ли «X ды» словом или единицей большей, чем слово. Иными словами, мы не утверждаем, что ды — это суффикс слова или же самостоятельное служебное слово. Ниже применительно к ды будем пользоваться термином «морфема», а применительно к «X ды» — термином «грамматическая единица». Так как три разновид­ности ды следуют за X, иногда будем называть их «суффигирующими элементами». Так называемые «суффигирующие элементы», а именно эти три ды, образуют грамматическую единицу только с предшествую­щим им элементом, с последующими элементами прямой грамматиче­ской связи не возникает. Поэтому содержание термина «суффигирую- щий элемент» в данной статье иное, нежели у так называемого «суффик­са слова», или «конечного элемента», их не следует смешивать.

§ ЬДЫХ

1.1. Будем определять дых через наречие. Имеется в виду наречие в строгом смысле, оно отвечает двум следующим критериям:

1) может определять глагол или прилагательное;

2) не может определять имя существительное, не может выступать в предложении в функции подлежащего, дополнения, сказуемого7.

п

Здесь термин «определять» означает непосредственно, без оформления на (27) ды выступать в роли определяющего слова. Коща мы говорим, что А может определять В, - это означает существование формы АВ. Поскольку ды (включая dbiv ды2, ды3) является «суффигирующим» элементом, а не «промежуточным», поэтому можно лишь утверждать, что в форме «А ды В» «А ды» определяет В, и нельзя говорить, что А определяет В. «АВ» и «Ады В» следует различать, посколь­ку они являются разными формами. При обсуждении проблемы частей речи в ки­тайском языке возникла немалая логическая путаница из-за того, что эти две формы не были разграничены (см. «О номинализации глаголов и прилагательных», § 6.5.- «Бэйцзин дасюэ сюэбао», 1961, № 4). В данной статье обсуждается характер

(32) Оужань ‘иногда’, (33) цзинчан ‘постоянно’, (34) цюэши ‘действи­тельно’, (35) чжэтии ‘официально’, (36) тужань ‘вдруг’, (37) цзицзи ‘активно’, (38) сяньцзай ‘сейчас’, (39) цзянлай ‘в будущем’ и пр. - все они определяют глагол или прилагательное, что соответствует первому критерию, однако некоторые из этих слов могут определять имя суще­ствительное ((40) оужань шицзянь ‘случайный факт’, (41) чжэнши вэнь- цзянь ‘официальный документ’), некоторые могут выступать в роли ска­зуемого ((42) сяоси бу цюэши ‘новость не достоверна’, (43) шицин хэнь тужань ‘дело [совершенно] неожиданное’), некоторые могут быть подлежащим или дополнением ((44) Сяньцзай ши лян дянь чжэн, дэндао цзянлай цзай шо ‘Сейчас ровно два часа, подождем, тогда поговорим’) — эти употребления не удовлетворяют второму критерию, поэтому мы не относим эти слова к наречиям.

Наречия в строгом смысле не могут быть определением к имени су­ществительному, но среди них есть группа, которая может быть опреде­лением к конструкции с числительным или конструкции «числитель­ное + классификатор + существительное». Например, (45) ган хао у гэ ‘как раз пять’, (46) цзинь цзинь сань тянь ‘всего лишь три дня’, (47) даюэ у куай цянь ‘примерно пять монет’, (48) цзю лян бэнь шу ‘только две книги’, (49) ицзин у гэ лсэнь лэ ‘уже пять человек’. Часто конструк­ция с числительным и конструкция «числительное + классификатор + существительное» рассматриваются как номинативные, что не согласу­ется с нашим утверждением о том, что наречие не может определять имя существительное. В действительности по своим свойствам эти два типа конструкций не совсем совпадают с именем существительным; здесь важно то, что эти две конструкции могут выступать в функции сказуе­мого. Например:

(50) Та эр ши суй ‘Ему 20 лет’; (51) Мэй жэнь лян бэнь ‘Каждому человеку по две (книги)’; (52) Юбянь и чжан шучжо ‘Справа — письмен­ный стол’.

Очевидно, что конструкция с числительным и конструкция «числи­тельное + классификатор + существительное» являются предикативны­ми. Поскольку свойства этих двух конструкций отличаются от свойств имени существительного, то наши утверждения «наречия не могут опре­делять имя существительное» и «наречия могут определять конструкцию с числительным и конструкцию «числительное + классификатор + суще­ствительное» никак не противоречат друг другу8.

ды, поэтому особенно важно различать эти две формы. То, что ды1 и ды2 имеют характер суффигарующего элемента, не вызывает сомнений, о ды3 как суффи- гирующем элементе см. 4.12.

Некоторые утверждают, что наречие может определять существительное, при этом приводят примеры следующих пяти типов:

а) (53) тай цзяоци ‘крайняя изнеженность’;

1.2. После односложных наречий не может следовать ды, для дву­сложных наречий допустимы два варианта: после одних двусложных наречий ды следовать не может, например: (75) ицзин ‘уже’, (76) машан ‘сразу’, (77) сулай ‘вообще, всегда’, (78) ганхао ‘как раз’, (79) цяцяо ‘кстати’; после других двусложных наречий может следовать ды, напри­мер: (80) фэйчан ‘чрезвычайно’, (81) ьиифэнъ ‘очень’, (82) хужань ‘вдруг’, (83) цзянъчжи ‘прямо, просто’, (84) гэвай ‘исключительно, чрез­вычайно’, (85) бучжу ‘непрерывно’, (86) минмин ‘ясно’, (87) цзянь-

б) (54) оужань сяньсян ‘случайное явление’;

в) (55) Есюй Лао Ван цюй ‘Возможно, Лао Ван пойдет’;

г) (56) цяхао у гэ жэнь ‘как раз пять человек’;

д) (57) цзю чанчжан мэй цзоу ‘Только директор не ушел’.

а) (58) Цзяоци ‘изнеженный’ можно изменить на (59) цзяо ли цзяоци ‘изне­женный до предела’; имя существительное нельзя изменять таким образом. Вполне допустимо сказать: (60) Чжэ гэ жэнь цзяоци ‘Этот человек изнежен’; (61) цзяо­ци чжэ ни *нежен’; (62) цзяоци дэ хэнь ‘очень нежный’. Имя существительное не может занимать такие позиции в предложении, поэтому нельзя утверждать, что (58) цзяоци - это имя существительное.

б) (32) Оужань действительно способно определять имя существительное, именно по этой причине мы не можем признать его наречием (поскольку оно не соответствует определению наречия, см. 1.1.). Нельзя сначала субъективно пред­положить, что (32) оужань - наречие, а потом приводить в пример формы типа (54) оужань сяньсян ‘случайное явление’ для доказательства тезиса, что наречие может определять существительное.

в) (63) Есюй определяет не существительное (67) Лао Ван, а субъектно­предикатную конструкцию (65) Лао Ван цюй ‘Лао Ван пойдет’. Субъектно-пре­дикатная конструкция - это предикативная конструкция, а не номинативная, поэтому ее может определять наречие. Утверждение, что (63) есюй является опре­делением к (64) Лао Ван, возникло в результате непонимания структуры кон­струкции.

г) (66) Цяхао ‘как раз’ определяет не имя существительное, а конструкцию «числительное + классификатор + существительное». Грамматический характер данной конструкции иной, нежели у имени существительного, определением к ней может быть наречие (см. выше).

д) У нас нет оснований утверждать, что в данной форме между наречием ((67) цзю) и следующем за ним именем существительным ((68) чанчжан) имеют­ся атрибутивные отношения. Очевидно, что толковать эти отношения как атрибу­тивные явно затруднительно. Мы не можем также утверждать, что данное наре­чие - это обстоятельство (если считать (67) цзю обстоятельством, то следующее за ним слово оказывается предикативным элементом, а (68) чанчжан ‘директор’ не может быть предикатом), также не можем считать это наречие определением (если считать (67) цзю определением, тоща (69) цзю чанчжан является подле­жащим, что невозможно). Наиболее разумно рассматривать (69) цзю чанчжан как глагольно-объектную конструкцию. Этому можно дать два объяснения: либо толковать (67) цзю как наречие и глагол одновременно, либо считать, что за (67) цзю следует пропущенный глагол-связка (70) ши. Подобную ситуацию наблюдаем в примерах (71) Гуан во и гэ жэнь ‘Только я один’, (72) Ди шан цзин щуй ‘Вся земля залита водой’, в которых (73) гуан во и (74) цзин шуй являются глаголь­но-объектными конструкциями.

цзянь ‘постепенно’, (88) пяньпянь ‘наоборот, нарочно’, (89) аньань ‘впотьмах’. Трудно сказать, когда после второго типа двусложных наре­чий следует ды; кажется, что это происходит свободно. Сравним:

А

(90) Фэйчан ю цюй ‘Очень интересно’ (JIo 10)9,

(92) Мэнь хужань кайлэ ‘Дверь неожиданно открылась’ (Л о 86).

(94) Цзай у ли цзяньчжи у ши кэ цзо ‘В доме просто не было дела’ (Л о 156).

(96) Ваймяньды хэйань цзянь- цзянь сигуаньлэ ‘Постепенно при­вык к темноте на улице’ (Л о 20).

(98) Синь чжун бу цзинь ань­ань лэнминь ‘В сердце была тайная тоска’ (С и 34)10.

(100) Цзюй ганьцзинь ван ли цзоу ‘Поспешно вошли внутрь’ (Си 4).

В

(91) Чжэ ши та фэйчан ды тун- куай ‘Это его чрезвычайно обрадо­вало’ (Лоб).

(93) Та хужань ды бу намэ хуньхунь чэньчэнь ды лэ ‘Ему вдруг стало ясно’ (Л о 165).

(95) Цзяньчжи ды мэй идянь ци сэ ‘Прямо-таки малейших пере­мен не произошло’ (Л о 69).

(97) Сян лачжэ куай бин наян нэп цзяньцзянь ды хуацзинь ‘Мог постепенно растаять, подобно кус­ку льда’ (Л о 21).

(99) Доу аньань ды дяосялэ яньлэй ‘Втайне проливали слезы’ (Си 12).

(101) Дацзяхор ганьцзинь ды ван у ли пао ‘Все поспешно побе­жали в комнату’ (Си 12).

В предложениях группы А ды после наречия не употребляется. В предложениях группы В ды употребляется. Наречия, присоединяющие и не присоединяющие ды, возможно, имеют некоторые незначительные отличия11, однако основные грамматические свойства этих двух форм одинаковы, и это безусловный факт. Наречие изначально может опре­делять предикативные элементы, но не может определять существитель­ное, не может выступать в функции подлежащего, дополнения, сказуе­мого. После присоединения ды оно также только может определять пре­дикативные элементы, не может определять существительное, выступать в роли подлежащего, дополнения, сказуемого. Если двусложное наречие

«Ло»означает: Лао Шэ. Лото сянцзы (Рикша). Бэйцзин: Жэньминь вэнь- сюэ ^баньшэ, 1955.

«Сй» означает: Чэнь Шихэ. Пин шу «Ляочжай чжии» сюаньцзи. Сб. П, «Сифан пин». Тяньцзинь: Тяньцзинь жэньминь чубаньшэ, 1975.

Безусловно, имеются в виду отличия по грамматическим свойствам, а не стилистические.

обозначить как F, форма «двусложное наречие с последующим ды» будет выглядеть «F ды», тогда F ды = F12.

Морфему ды, следующую после F, обозначим дых.

Дых представляет собой суффигирующий элемент адвербиальной грамматической единицы.

<< | >>
Источник: М. В. СОФРОНОВ. НОВОЕ В ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИНГВИСТИКЕ. Вып. XXII. ЯЗЫКОЗНАНИЕ В КИТАЕ. МОСКВА "ПРОГРЕСС" - 1989. 1989

Еще по теме § 0. ВВЕДЕНИЕ:

  1. Статья 314. Незаконное введение в организм наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов
  2. ВВЕДЕНИЕ История нашего государства и права — одна из важнейших дисциплин в системе
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. Мысли об организации немецкой военной экономикиВведение
  5.   ПРЕДИСЛОВИЕ [к работе К. Маркса «К критике гегелевской философии права. Введение»] 1887  
  6. Под редакцией доктора юридических наук, профессора А.П. СЕРГЕЕВА Введение
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. Введение
  9. Введение
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Введение
  12. Введение
  13. Введение
  14. ВВЕДЕНИЕ
  15. Введение
  16. ВВЕДЕНИЕ
  17. ВВЕДЕНИЕ
  18. ВВЕДЕНИЕ