<<
>>

1-4. Языковые функции

Однако утверждение, что язык человека является од­ним из общественных институтов, проливает лишь неко­торый свет на природу этого явления. Метафоричное по своей сущности определение языков как инструментов или орудий все же весьма полезно потому, что оно концен­трирует внимание на особенностях, отличающих язык человека от других его институтов.

Существенной функ­цией этого орудия, под которым здесь подразумевается язык, является коммуникативная функция: так, француз­ский язык прежде всего есть инструмент, посредством ко­торого осуществляется взаимопонимание среди людей, говорящих по-французски. Далее мы увидим, что если все языки с течением времени изменяются, то это прежде всего означает, что они постоянно приспосабливаются к тому, чтобы наиболее экономичным образом удовлетво­рять потребности общения данного языкового коллектива.

В то же время не следует забывать, что язык не огра­ничивается выполнением функции, заключающейся в обе­спечении всеобщего взаимопонимания. В первую очередь язык является, если можно так выразиться, основанием для мысли, причем правомерно поставить вопрос, заслу­живает ли умственная деятельность, протекающая вне языка, право называться мышлением. Впрочем, высказы­вать суждения на этот счет — дело психолога, а не лин­гвиста. С другой стороны, человек часто обращается к язы­ку с целью высказаться, выразить свое отношение к тому, что он ощущает, не особенно заботясь о реакции возмож­ных слушателей. Тем самым он находит средство утвер­диться в собственных глазах или в глазах других людей, отнюдь не преследуя цели действительно что-то сообщить. Равным образом можно было бы говорить и об эстетиче- ской функции языка, представляющей значительные труд­ности для анализа ввиду ее тесной связи с коммуника­тивной и экспрессивной функциями. Следует помнить, что именно коммуникация, т. е. всеобщее взаимопонима­ние, представляет собой главную функцию того орудия, которое называется языком. Примечательно, что в этой связи разговор с самим собой, т. е. использование языка в сугубо экспрессивных целях, встречает в обществе на­смешливое отношение. Тот, кто хочет выразить свои мысли без боязни натолкнуться на подобное отношение, должен подобрать себе такую аудиторию, перед которой он мог бы разыграть комедию языкового общения. Все это указы­вает на то, что лишь необходимость сделать свою речь понятной может уберечь наш язык от искажений, кото­рые не замедлили бы возникнуть, не будь такой необхо­димости. Именно эта постоянно действующая необходи­мость сохраняет языковой инструмент в хорошем ра­бочем состоянии.

<< | >>
Источник: В. А. ЗВЕГИНЦЕВ. НОВОЕ В ЛИНГВИСТИКЕ. Выпуск III. ИЗДАТЕЛЬСТВО ИНОСТРАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Москва - 1963. 1963

Еще по теме 1-4. Языковые функции:

  1. § 1. ФУНКЦИИ ЯЗЫКА В ОБЩЕНИИ ЮРИСТА
  2. Свойства и происхождение менее совершенного языкового строения
  3. § 4. Восприятие и интерпретация языковых процессов послереволюционного периода в работах лингвистов-оппозиционеров 20-х годов ХХ века
  4. § 3. Функции языка
  5. 11.4.4 Внутренняя реконструкция и внешнее сравнение языковых явлений
  6. Роль языковой концептуализации в упорядочении лингвистического и экстралингвистического опыта
  7. Функции единиц и способов языковой концептуализации в центре прототипической модели делового письма
  8. Э. Косериу СИНХРОНИЯ, ДИАХРОНИЯ И ИСТОРИЯ (Проблема языкового изменения)
  9. АБСТРАКТНЫЙ ЯЗЫК И КОНКРЕТНЫЙ ЯЗЫК. ЯЗЫК КАК ИСТОРИЧЕСКИ ОБУСЛОВЛЕННОЕ «УМЕНИЕ ГОВОРИТЬ». ТРИ ПРОБЛЕМЫ ЯЗЫКОВОГО ИЗМЕНЕНИЯ
  10. ОБЩИЕ УСЛОВИЯ ИЗМЕНЕНИЯ. СИСТЕМНАЯ И ВНЕСИСТЕМНАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ. УСТОЙЧИВОСТЬ И НЕУСТОЙЧИВОСТЬ ЯЗЫКОВЫХ ТРАДИЦИЙ
  11. ЯЗЫКОВОЕ ИЗМЕНЕНИЕ КАК ИСТОРИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА. СМЫСЛ И ГРАНИЦЫ „ГЕНЕТИЧЕСКИХ" ОБЪЯСНЕНИЙ
  12. ПРИЧИННЫЕ И ЦЕЛЕВЫЕ ОБЪЯСНЕНИЯ. ДИАХРОНИЧЕСКИЙ СТРУКТУРАЛИЗМ И ЯЗЫКОВОЕ ИЗМЕНЕНИЕ. СМЫСЛ „ТЕЛЕОЛОГИЧЕСКИХ" ИНТЕРПРЕТАЦИЙ