<<
>>

Регулирование общественной полезности

Естественная монополия появляется тогда, когда экономия, обусловленная увеличением масштаба производства, такова, что долгосрочные средние затраты снижаются на протяжении всего диапазона производства, продукция которого может быть реализована на конкретном рынке.

Это означает, что максимальная эффектйвность (самые низкие производственные затраты) будет достигнута только тогда, когда фирма производит то, что имеет спрос на рынке.

Ситуация постоянно снижающихся долгосрочных средних затрат характерна для капиталоемких отраслей с относительно крупными постоянными затратами. По мере того, как постоянные затраты распределяются на все больший объем производства, средние, или удельные, затраты также снижаются. До тех пор, пока средние затраты снижаются, предельные затраты будут ниже средних затрат. Таким образом, почти все коммунальные предприятия и многие транспортные службы являются естественными монополиями.

Существование естественной монополии приводит к логическому умозаключению о том, что монополия стремится максимизировать прибыли посредством ограничения производства (рис. 17.3). На этом рисунке представлены кривая рыночного спроса, D, связанная с ней кривая предельных доходов, MR, кривая долгосрочных предельных затрат монополиста, LRMC, и кривая долгосрочных средних затрат, LRAC. (Кривая LRAC включает нормативную прибыль.)

Рис. 17.3. Производство, максимизирующее прибыль, в условиях монополии

Без вмешательства со стороны правительства монополия может достичь равновесия при объеме производства в (2, единиц, при котором MR — LRMC. Производя Q, единиц при долгосрочных средних затратах в С, долл, и при цене в Pt долл., монополия может заработать экономическую прибыль в (Р: - С,) долл, за единицу. Общая экономическая прибыль представлена четырехугольником P^C^FG.

Однако понятно, что монополия могла бы увеличивать прибыль до Q2 единиц, имея при этом экономическую прибыль. При цене в Р2 долл, монополия может возместить все свои долгосрочные средние затраты, которые включают нормативные прибыли или прибыли, необходимые для инвестиций.

Очевидно, что обществу было бы выгоднее, если бы монополия производила больше продуктов при низкой цене. Вопрос только в том, как это воплотить на практике. Самое простое — это регулировать цены и прибыли. Впрочем, все это просто только на первый взгляд.

Проблемы регулирования общественной полезности

Хотя на рис. 17.3 представлены теоретические основания для регулирования естественных монополий, в реальной жизни невозможно точно определить сумму основного капитала, необходимого для поддержания данного уровня производства, невозможно также определить и точную функцию LRAC. Более того, в случае с коммунальными предприятиями их полезность служит нескольким классам потребителей (таким, как бытовые, коммерческие и промышленные), каждый из которых имеет собственную функцию спроса и ценовую эластичность, но само коммунальное предприятие имеет лишь одну функцию LRAC. Это означает, что существует множество различных комбинаций функций, которые могут быть использованы для обеспечения требуемого уровня прибыли, но не существует рационального способа, посредством которого затраты могли бы быть распределены и использованы в качестве нормы для конкретного класса пользователей.

Из этих трудностей вытекают проблема ценообразования производства, проблема определения допускаемого уровня инвестиций, а также проблема неэффективного производства. Кроме того, возникают проблемы в связи с отсрочками и затратами, связанными с регулированием. Все эти проблемы взаимосвязаны, но рассматриваются отдельно.

Ценообразование производства. Теоретически регулируемая цена такова, что монополия возмещает свои постоянные и переменные затраты плюс прибыль на инвестиции (return on investment — ROI). Однако фактическое производство должно определяться фактическим спросом при ценах, устанавливаемых регулирующими органами.

Если регулирующий орган неправильно спрогнозировал спрос и установил слишком высокую цену (см. рис. 17.3), то регулируемая монополия получает некоторую экономическую прибыль. Однако поскольку ROI ограничена, излишняя прибыль будет использована на расширение производства, становясь, таким образом, частью базы инвестиций, на основании которой вычисляется ROI. Фирма будет расширяться темпами, превышающими оптимальные. Если цена будет установлена слишком низкой, то требуемая ROI достигнута не будет, и фирма не будет расширяться.

Допускаемый уровень инвестиций. Допускаемая прибыль на инвестиции в коммунальное предприятие вычисляется как процент базы для исчисления тарифа (которая примерно равна постоянному капиталу). Если разрешенная ROI выше стоимости капитала, то предприятию будет выгодно перейти на более капиталоемкие методы производства посредством расширения основного капитала. С другой стороны, если разрешенная ROI слишком низка, то предприятие не может быстро расширить свои мощности для удовлетворения будущего спроса, и оно может оказаться вынужденным продолжать применять менее капиталоемкие, но сравнительно неэффективные методы производства. В любом случае регулирование может привести к тому, что мы не получим оптимальной комбинации вводимых факторов производства.

Поддержка неэффективного производства. Поскольку регулируемой монополии гарантируются определенные прибыли на инвестиции, нет смысла беспокоиться по поводу затрат. Таким образом, неэффективное производство оказывается защищенным (рис. 17.4). На этом рисунке представлено два регулируемых коммунальных предприятия, фирма А и фирма В, которые функционируют при идентичных условиях в разных местах. Обе фирмы имеют право на одинаковую разрешенную прибыль на инвестиции (allowed return on investment-A ROI), предоставленную им их регулирующими органами, так что AROIa = AROlB (AROI может включать нормальную прибыль, или требуемую прибыль ROI, плюс какую-то дополнительную надбавку для создания фонда накопления).

Кривые АСа и АСв представляют собой соответственные функции затрат, не включающие никакой прибыли на инвестиции. Кривые, обозначенные LRACa и LRACb, представляют собой соответственные долгосрочные средние затраты, включая AROI.

При регулируемой цене в Р, долл, обе фирмы производят Q, единиц продукции. Фирма А, будучи более эффективной, получает всю разрешенную прибыль на’инвестиции, AROI, измеряемую расстоянием АВ на рисунке. Но фирма В, будучи менее эффективной, может получить только сумму, представленную расстоянием СВ, которая ниже полной AROI. Следовательно, фирма В просит у своего регулирующего органа разрешения на увеличение тарифа на том основании, что ее поступления ниже ее долгосрочных средних затрат, LRACB (которые включают разрешенную ROI). Если регулирующий орган дает разрешение на повышение тарифа, то цена увеличивается до Р2 и объем производства фирмы В падает до Q2 единиц. Фирма В получает всю разрешенную прибыль на инвестиции, AROI, измеряемую расстоянием ^(которое равно расстоянию АВ), продолжая одновременно свое неэффективное функционирование при более низком уровне производства.

Рис. 17.4. Поддержка неэффективного производства посредством регулирования

Затраты и отсрочки, связанные с регулированием. Затраты на регулирование формируются из двух главных статей. Во-первых, существуют рутинные административные затраты на содержание Комиссии по регулированию и на ведение необходимой документации в пределах регулируемой монополии. Во-вторых, тщательный и дорогостоящий экономический анализ, который выполняется и сторонниками, и противниками предполагаемого повышения тарифа, требует значительных средств. В конечном счете, все эти затраты ложатся на потребителей.

В дополнение к затратам процесс регулирования предусматривает существенный период между внесением тарифа на рассмотрение и его одобрением. Это происходит по той причине, что регулирование естественных монополий является политическим процессом.

Члены Комиссии по регулированию или непосредственно избираются, или назначаются избранными должностными лицами, ответственными перед электоратом, который является потребителем монополии. Когда предполагается повышение тарифа, оно не может быть одобрено до тех пор, пока не будут проведены общественные слушания, в которых могут принять участие все, кто хочет выступить. Потребители монополии, естественно, возражают против любого повышения тарифа, и они способны оказывать существенное политическое давление на Комиссию по регулированию. Часто им удается отвергнуть или, по крайней мере, отсрочить обоснованное и необходимое повышение тарифа.

Эффект инфляции

Отсрочка регулирования может оказывать двоякое воздействие на регулируемую монополию. Например, в 50—60-х гг. экономия, обусловленная увеличением масштаба производства, и технологические достижения привели к снижению затрат, в то время как снижение тарифов запаздывало. Однако в 70-е гг. и в начале 80-х гг. проходил обратный процесс. Инфляция и высокие процентные ставки повысили затраты, в то время как повышение тарифов запаздывало. Коммунальные предприятия, не имея достаточных средств, начали откладывать ремонт и не делали инвестиций в новое оборудование, в результате чего пострадало качество обслуживания.

В результате инфляции возможны искажения при использовании средних затрат в новых тарифах. Как следует из рис. 17.3, предполагается, что экономия, обусловленная увеличением масштаба производства, удерживает предельные затраты на уровне, который ниже средних затрат. Однако Комиссия по регулированию склонна подсчитывать средние затраты на базе ретроспективных (балансовых) затрат, а не текущих восстановительных. Следовательно, предельные затраты фактически выше, чем средние затраты, на которых базируется регулируемая цена. Установление цен ниже предельных затрат производства поощряет неэкономное использование продуктов коммунальных предприятий потребителями.

Ограничение рыночной мощности и недобросовестной конкуренции

На протяжении всей истории США наблюдается либертарианское[137] недоверие к любой власти (политической или экономической).

Сложная система препятствий и равновесия, установленная Конституцией, служит предотвращению концентрации политической власти. Что касается экономической стороны, законы об объединении, принятые в 50-х гг. прошлого столетия, обеспечили акционеров возможностью объединять свои экономические ресурсы, не объединяя при этом политических. Результатом явилось сосуществование большого бизнеса и демократии.

Развитие большого бизнеса в США оценивалось наблюдателями со смешанным чувством гордости и страха, с четким пониманием того, что экономика и политика взаимосвязаны. Следовательно, антитрестовская политика — это логичный метод, направленный против концентрации корпораций.

Антитрестовские законы

Банальная мудрость гласит,- что для успешного функционирования рыночной экономики естественные монополии должны строго регулироваться, а неестественные юобще должны быть запрещены[138]. В своем стремлении поддерживать конкуренцию федеральное правительство использует в качестве главного оружия против монополий блок законов, принятых конгрессом (эти законы называются антитрестовскими). Далее перечисляются важнейшие положеция наиболее существенных антитрестовских законов.

Закон Шермана (1890 г.). Это была первая попытка федерального правительства регулировать развитие монополий в Соединенных Штатах. Положения Закона были краткими (пожалуй, слишком). Закон объявлял незаконными:

любой контракт, объединение или тайное объединение в целях ограничения торговли, которые могут возникнуть при торговле между штатами или во внешней торговле;

любую монополизацию, или стремление монополизировать, или тайный сговор с целью монополизировать любую часть торговли при торговле между штатами или во внешней торговле.

За нарушение Закона полагались штрафные санкции или тюремное заключение, а потерпевшие могли требовать тройного возмещения.

В Законе отсутствовали четкие указания о том, какие типы действий подлежат запрету. Кроме того, не было создано специального агентства по наблюдению за его выполнением вплоть до 1903 г. (в этом году было создано Антитрестовское отделение Министерства юстиции США под руководством генерального прокурора). Для того чтобы детализировать Закон Шермана, Конгресс принял Закон Клэйтона и Закон о Федеральной торговой комиссии.

Закон Клэйтона (1914 г.). Нацеленный против практики недобросовестной конкуренции, этот Закон касался четырех специфических сфер: ценовой дискриминации, исключительных контрактов, или контрактов с принудительным ассортиментом, межкорпоративного владения и блокированных директоратов. Вот основные положения этого Закона.

1. Продавцы не имеют законного права проводить дискриминацию цен между покупателями товаров, если в результате этого существенно ослабляется конкуренция или наблюдается образование монополии. Однако такая дискриминация разрешается, если имеются различия в сорте, качестве или количестве продаваемой продукции.

2. Продавцы не имеют законного права сдавать в аренду, продавать или заключать контракт на продажу товаров с условием, что арендатор или покупатель не должны использовать или иметь дело с товарами конкурента, если такие исключительные контракты, или контракты с принудительным ассортиментом, существенно ослабляют конкуренцию или способствуют образованию монополии.

3. Корпорации не имеют законного права заниматься торговлей с целью приобретения акций конкурирующих корпораций или акций двух или более корпораций, конкурирующих друг с другом, если такое межкорпоративное владение существенно ослабляет конкуренцию или способствует образованию монополии.

4. Корпорации, занимающиеся торговлей, не имеют законного права иметь одного и того же человека в двух или более советах директоров, т.е. иметь блокированные директораты. Такие директораты являются незаконными, если корпорации являются конкурентами или если любая из них имеет капитал, излишки и нераспределенные прибыли, превышающие сумму в 1 млн долл.

Таким образом, ценовая дискриминация, исключительные контракты, или контракты с принудительным ассортиментом, а также межкорпоративное владение не объявлялись Законом Клэйтона абсолютно незаконными, а скорее, они объявлялись незаконными только в том случае, если их воздействие могло «существенно ослабить конкуренцию или способствовать образованию монополии». Однако что касается блокированных директоратов, Закон не предусматривал такой квалификации: сам факт блокирования считается незаконным, и государству не требуется выяснять, приводит ли такое явление к ослаблению конкуренции.

Закон о Федеральной торговой комиссии (1914 г.). Закон о Федеральной торговой комиссии является дополнением к Закону Клэйтона. Он гласит, что «недобросовестные методы конкуренции в торговле объявляются настоящим незаконными». В сущности, и Закон Клэйтона, и Закон о Федеральной торговой комиссии были направлены на предупреждение злоупотреблений, в то время как Закон Шермана уделял особое внимание наказанию тех, кто их допустил. Более того, в соответствии с Законом о

Федеральной торговой комиссии Федеральная торговая комиссия (Federal Trade Commission (FTC) создавалась как государственное антитрестовское агентство, финансируемое федеральным правительством. Денежные средства выделялись ей для выявления практики недобросовестной конкуренции и защиты общества от распространения фальшивых или вводящих в заблуждение рекламных объявлений.

Закон Уилера—Ли (1938 г.). Поправка к Закону о Федеральной торговой комиссии, Закон Уилера—Ли был принят с целью защиты потребителей от недобросовестной практики в межштатной торговле. Закон признает незаконными «недобросовестные или мошеннические действия или практику» в торговле между штатами. Таким образом, потребитель, пострадавший от недобросовестной торговой практики, по Закону уравнивается с торговцем, который пострадал от недобросовестной конкурентной практики. Закон определяет также «ложную рекламу» как «рекламу, иную чем этикетирование, вводящую в заблуждение в материальном отношении», и разрешает применять это определение к рекламе продовольственных продуктов, медикаментов, лечебных средств и косметики.

Закон об антислиянии Селлера—Кефовера (1950 г.). Закон об антислиянии Сел- лера—Кефовера является продолжением Раздела 7 Закона Клэйтона, в котором было признано незаконным приобретение корпорациями акций конкурирующих корпораций. Этот Закон, как считала Федеральная торговая комиссия, оставлял лазейку, при помощи которой слившиеся монополии могли эффективно воздействовать на конкурентов, скупая их активы. Закон об антислиянии блокирует лазейку в Законе Клэйтона, признавая незаконным приобретение корпорациями акций или активов конкурирующей корпорации, если результатом является «существенное ослабление конкуренции или стремление образовать монополию». Закон, таким образом, запрещает все типы слияний — горизонтальные (аналогичные предприятия под единым владением, такие, как металлургические заводы), вертикальные (разные предприятия на разных стадиях производства, объединенные под единым владением) и конгломератные, или круговые (разные предприятия и не связанные между собой линии продуктов) — при условии, что Комиссия может доказать, что результатом может явиться существенное ослабление конкуренции или стремление к образованию монополии.

При принятии Закона конгресс хотел поддержать конкуренцию. Соответственно, Закон был предназначен для предотвращения слияния крупных фирм с крупными или крупных фирм с мелкими, но не слияния только мелких фирм, которое может предприниматься для целей укрепления их конкурентной позиции.

Слияния

Слияние - это объединение двух или более фирм под единым владением. Слияния играют важную роль в экономике свободного рынка, так как менее эффективные фирмы поглощаются более эффективными. Таким образом, слияния часто приводят к перераспределению производственных активов и к упрощению эффективного прохождения капиталовложений. Но слияния могут оказывать m негативное воздействие посредством:

сокращения количества фирм, способных вступать на концентрированные рынки;

сокращения количества фирм с возможностями и стимулами к конкурентным инновациям;

увеличения количества рыночных барьеров на пути вступления на концентрированный рынок;

ослабления силы конкуренции из-за усиления фактического и потенциального взаимодействия типа «потребитель—поставщик» между ведущими фирмами на концентрированных рынках.

Слияния могут классифицироваться как горизонтальные, вертикальные и конгломератные.

Горизонтальные слияния. Горизонтальное слияние — это такое слияние, при котором различные предприятия, производящие аналогичную продукцию, подводятся под единое владение. В пользу такого расширения обычно выдвигают три довода: удовлетворение спроса расширяющегося рынка;

возможность пользоваться выгодами экономии, обусловленной увеличением масштаба производства, в сфере производства и в сфере распределения; увеличение рыночной доли и усиление рыночной мощности.

Что касается экономии, обусловленной увеличением масштаба производства, то немногие слияния приводят к фактической экономии в затратах на производство. Слияние скорее приводит к закрытию ненужных, неэффективных предприятий и к устранению излишних производственных мощностей в отрасли (желаемый результат). Существенная экономия может быть достигнута в затратах на реализацию и распределение продукции, но самый убедительный довод — возможность повысить рыночную мощность.

Вертикальные слияния. Вертикальное слияние — это такое слияние, при котором фирмы, находящиеся в разных звеньях производственной цепи и распределения, объединяются под единым владением. Например, производственная фирма, находящаяся «в середине» производственной цепи, могла бы объединиться с предприятием, находящимся «сзади», с целью получить возможность контролировать источник сырьевых материалов, или «впереди» — с целью получить возможность контролировать рынки сбыта своей продукции. Для вертикального слияния важными считаются следующие причины.

1. Сокращение затрат. Например, существенное сокращение затрат было достигнуто в металлургической промышленности, когда печи были объединены с прокатными станами, что устранило дорогостоящие ступени повторного нагревания в производственном процессе.

2. Возможность контроля над экономическим окружением. Например, компания «Firestone» организовала полную вертикальную интеграцию от каучуковых плантаций через производственные предприятия до розничной сети. Теперь у нее нет проблем с поставкой сырья и реализацией ее продукции (автомобильных шин и др.).

Вертикальные слияния могут также увеличивать рыночную мощность фирмы. Однако они не подлежат контролю, если только не приводят к образованию монополии или не оказывают нежелательного горизонтального воздействия на том или ином уровне производственной цепи и распределения.

Конгломератные слияния. Конгломератное слияние — это такое слияние, при котором разные компании, производящие разную продукцию, подводятся под единое владение. Такая диверсификация обеспечивает приобретающую компанию возможностью распределять риск, находить эффективное применение свободному капиталу, добавлять новые линии продуктов к своим маркетинговым мощностям или просто накапливать экономическую мощность.

Последние изменения в подходах к слияниям

Роль большого бизнеса и степень вмешательства правительства, необходимая для защиты от реальных и воображаемых негативных последствий монополизации экономики, — давнишние темы дебатов. Начиная с конца 60-х гг. эти дебаты перешли в новое качественное состояние, так как экономика столкнулась с инфляцией, спадом, обесценением денег, дисбалансом в торговле и постоянным энергетическим кризисом.

Количество слияний увеличивается или уменьшается в зависимости от состояния экономики. Если прибыли от инвестиций низки, а затраты на производство растут, то корпорации могут искать более высокие прибыли путем инвестирования в другие компании. В 1981 г. было зарегистрировано 2395 слияний и поглощений, и этот показатель был самым высоким начиная с 1974 г. В долларовом выражении слияния 1981 г. побили все рекорды, причем приобретающие компании выплатили 82,9 млрд долл, за свои приобретения, В некоторых случаях предложения приобретающих компаний в отношении обыкновенных акций на 50% или более превышали их рыночную стоимость. Кроме того, в 1981 г. было заключено 12 сделок, стоимость каждой из которых превышала 1 млрд долл.

Количество слияний сократилось в период экономического спада 1982-1983 гг., а затем последовало их постепенное увеличение. Количество полных слияний и поглощений достигло нового пика в 1986 г, когда было совершено свыше 4000 сделок. В 1988 г. были зарегистрированы новые рекордные экономические показатели по слияниям: общая стоимость — более 200 млрд долл., средний размер сделки — более 120 млн долл, и количество сделок, стоимость которых превышает 1 млрд долл., — более 40.

С технической точки зрения каждое слияние подлежит изучению Антитрестовским отделением Министерства юстиции США. Следует напомнить, что 14 июня 1982 г. Антитрестовское отделение выпустило новое руководство, которое помогает компаниям, стремящимся к слиянию, определить, будут ли приняты их предложения. Руководство включает следующее основополагающее заявление: «Ставя под вопрос конкурентоопасные слияния, Министерство стремится избегать ненужных вмешательств в ту крупную общность слияний, которая или выгодна с точки зрения конкуренции, или нейтральна. Однако Руководство отражает намерения конгресса контролировать конкурентные проблемы слияний на стадии их зарождения, предпринимая попытку выступать посредником между этими концернами»[139].

Это означает, что Министерство юстиции признает, что если уж слияние происходит, то оно не может быть безболезненным. Следовательно, необходимо предотвратить опасные слияния.

Для того чтобы определить, является ли предполагаемое горизонтальное слияние опасным, Министерство юстиции должно проанализировать концентрацию рынка и рыночные доли, возможность вступления новых фирм в отрасль, а также другие факторы, «представляющие вероятность того, что слияние может создавать, увеличивать и ускорять проявление рыночной мощности»[140]. В частности, Министерство должно учитывать факторы, связанные с возможностью осуществления и прибыльностью сговора.

Оценивая вертикальное или конгломератное слияние, Министерство изучает его горизонтальное воздействие на устранение специфических потенциальных вступлений в рынок, рыночные барьеры на пути вступления в первичный или вторичный рынок, или в оба эти рынка, а также на облегчение сговора. Что- касается последнего, Министерство проявляет особый интерес к вертикальной интеграции розничного уровня, к исключению возможности получения прибыли за счет покупателя и к возможному уклонению от регулирования тарифов коммунальных предприятий.

В целом Министерство юстиции не возражает против слияний в отраслях, где рыночная доля самых крупных фирм отрасли относительно невелика, или на рынках, вступить на которые сравнительно просто. Очевидно, Министерство юстиции считает, что такие слияния могут привести к сокращению затрат и к снижению цен, что сделает слившийся концерн более конкурентоспособным на мировом рынке. Предположение состоит в том, что некоторое ослабление внутренней конкуренции является небольшой ценой, которую придется заплатить за возросшую конкурентоспособность на мировом рынке.

<< | >>
Источник: Сио К.К.. Управленческая экономика: Пер. с англ. - М.,2000. — 671 с.. 2000

Еще по теме Регулирование общественной полезности:

  1. 3. ПОНЯТИЕ МЕХАНИЗМА ПРАВОВО-ГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
  2. 1.2. Регулирование внешней и внутренней среды предпринимательских структур как основа их устойчивого развития
  3. § 3.4. Правовое регулирование общественных отношений перед вызовами глобализма
  4. САМОРЕГУЛИРОВАНИЕ И СТАНДАРТЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УПРАВЛЯЮЩИХ
  5. ПРАВОПОРЯДОК. СООТНОШЕНИЕ ЗАКОННОСТИ, ПРАВОПОРЯДКА И ОБЩЕСТВЕННОГО ПОРЯДКА
  6. ПОНЯТИЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ И ЕГО ПРЕДМЕТ
  7. 54. Правовое регулирование: понятие, стадии. Механизм правового регулирования и его основные элементы.
  8. 1. Понятие правового регулирования
  9. 4. Пределы правового регулирования
  10. "Общественный плановик" Жана - строитель коммунизма
  11. Понятие правового регулирования. Стадии пр. регулирования и основные элементы его механизма
  12. Глава 8. Изменение управленческого начала собственности в условиях государственного регулирования
  13. Рынок общественных благ: финансово-экономические особенности организации и функционирования
  14. 1. Необходимость и способы государственного регулирования рыночной экономики
  15. 3 Государственное регулирование фондового рынка
  16. ОГЛАВЛЕНИЕ
  17. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ РОЛЬ ПРАВИТЕЛЬСТВА
  18. Регулирование общественной полезности
  19. § 1. Место и роль Министерства внутренних дел Эстонской Республики в системе обеспечения общественной безопасности