<<
>>

3.1. Дилеммы теоретической социологии

В ситуации мультипарадигмальности существенной является проблема теоретического единства социологии, разные пред-ставители которой по-разному трактуют предмет социологии, цели и методы исследовательской работы.
Расхождения в трактовке предмета социологии могут и не создавать проблемы, если социологи исследуют разные явления и процессы. В таком случае их исследования в совокупности дают картину многообразия форм социальной обусловленности явлений, и результаты исследований, проводимых в рамках различных научных подходов, являются взаимодополняющими. Но в современной социологии сторонники различных парадигм часто исследуют одни и те же явления и процессы и при этом получают противоположные выводы, результаты исследований являются взаимоисключающими. При этом трудно оценить, какие из этих результатов являются истинными с научной точки зрения. Поскольку все результаты, полученные в строгом соответствии с научными процедурами, должны быть признаны истинными, а вопрос об адекватности самих процедур сторонниками разных парадигм решается по-разному, теории и эмпирические данные, полученные на основе разных парадигм, оказываются несоизмеримыми.

Ситуация мультипарадигмальности в социологии сложилась потому, что социологи решают методологические проблемы, то есть вопросы, что, как и зачем исследовать, представляя их как дилеммы . Принципиальные расхождения между парадигмами в социологии определяются решениями трех дилемм. Эти решения, принимаемые осознанно или интуитивно, образуют базовые предположения о характере социальных явлений и адекватном способе познания этих явлений. Социологами выдвинуты многочисленные и весьма изощренные аргументы за и против каждого решения дилемм, поэтому принятие решения о выборе той или иной науч-

Дилеммой принято называть трудный, но необходимый выбор между двумя равновозможными вариантами.

ной позиции основывается в большей степени на убеждении, чем на доказательстве.

Первая дилемма - это вопрос «действие или структура?».

Оба возможных варианта имеют в социологии множество, в том числе и весьма авторитетных сторонников. Такой классик социо-логии, как Макс Вебер утверждал, что предмет социологии - это социальные действия, то есть поступки индивидов, по своему смыслу ориентированные на ответные поступки других людей. Совокупности индивидуальных действий образуют повторяющиеся ситуации взаимодействий, которые принято называть «структурами». Так что социальные структуры не существуют сами по себе, независимо от действий, и изучать структуры возможно, только изучая социальные действия. Другой классик социологии - Эмиль Дюркгейм - утверждал прямо противоположное: предмет социологии - это социальные факты, то есть не зависящие от каждого отдельного индивида и определяющие его поступки способы мышления и действия, иначе говоря, социальные структуры. Характер социальных структур предопределяет характер индивидуальных действий. Так что социальные структуры с точки зрения социологии не менее, а даже более реальны, чем индивидуальные действия, и изучать индивидуальные действия возможно, только изучая социальные структуры.

Позицию Вебера, соглашаясь с ним или выдвигая собственную аргументацию того же рода, разделяют сторонники микросо-циологических парадигм - теории социального обмена, теории рационального выбора, символического интеракционизма, феноменологической социологии. Все эти парадигмы объединяет лежащее в основе их понятийного аппарата и исследовательской стратегии представление о том, что социальные структуры являются производными от индивидуальных действий. Позицию Дюркгейма, представляемую в той или иной трактовке, разделяют сторонники макросоциологических парадигм - структурного функционализма, исторического материализма (марксизма), критической теории (неомарксизма). Эти парадигмы объединяет определяющее их логику представление о том, что индивидуальные действия являются производными от социальных структур.

Вторая дилемма - это вопрос «факты или смыслы?». Этот вопрос, также не имеющий однозначно правильного решения, послужил основой для размежевания позитивистской социологии и интерпретативной социологии.

Идея позитивистской социологии была сформулирована О. Контом и получила развитие у Э. Дюркгейма, который полагал, что объяснить социальные факты можно, установив объективные причинно-следственные связи между фактами. Идея интерпретативной социологии принадлежит М. Веберу, который полагал, что объяснить социальные действия можно, реконструировав и поняв вкладываемые в них субъективные смыслы. Противники интерпретативной социологии утверждают: чтобы делать общезначимые научные выводы, исследователь должен оперировать объективными фактами, которые можно получить, фиксируя устойчивые образцы взаимодействия, формы совместной жизни людей, а интерпретация смыслов, которые невозможно наблюдать, чревата произвольными умозаключениями. Антипозитивистски настроенные социологи полагают, что естественно-научная модель исследования причинно-следственных связей не подходит для социологии, поскольку люди совершают действия осмысленно, и в случае социальных явлений и процессов причинно-следственные связи - это связи смысловые.

К позитивистской социологии, несмотря на неприятие многими исследователями самого термина «позитивизм» , можно отнести такие макросоциологические парадигмы, как структурный функционализм и исторический материализм. В рамках структурного функционализма в качестве объясняемых фактов рассматриваются наблюдаемые структуры - устойчивые образцы взаимодействия, заданные социальными нормами, а в качестве объясняющих фактов - фиксируемые функции, то есть полезные результаты существования структур. Для марксистской парадигмы (исторического материализма) характерно рассмотрение в качестве объяс-

Понятие «позитивизм» (от лат. positivus - положительный), введенное О. Контом, ассоциируется с ныне отвергаемой крайней формой сциентистского подхода к социологии, согласно которому она должна полностью следовать принципам строгости и объективности, характерным для естественных наук. Современные последователи идеи социологии как строгой науки придерживаются более гибких взглядов, трактуемых как неопозитивизм или постпозитивизм.

няемых фактов устойчивых форм неравенства и разделения на классы, а в качестве объясняющих фактов - фиксируемые отношения собственности и уровень развития технологий.

Критическая теория (неомарксизм), несмотря на явно макросоциологиче-ский характер, тяготеет к антипозитивистскому отказу от построения исследований на основе описания фактов, которые расцениваются как скрытая форма идеологии, поддерживающей существующий социальный порядок тем, что представляет наблюдаемое положение вещей как объективную, а значит, единственную ре-альность. Для критической теории характерна интерпретация смысла наблюдаемых явлений и процессов, который связывается с проявлениями того или иного типа рациональности. С другой стороны, такие явно микросоциологические парадигмы, как теория социального обмена и теория рационального выбора, строятся на позитивистском принципе изучения объективных фактов. С точки зрения данных теорий наблюдаемые действия индивидов в совокупности вызывают реальные, объективно существующие эффекты - наблюдаемые регулярности поведения, называемые социальными структурами.

К собственно интерпретативной социологии можно отнести парадигмы символического интеракционизма и феноменологической социологии, которые во всех отношениях соответствуют по-зиции, сформулированной М. Вебером. Исследование индивидуальных действий ведется с точки зрения значений, которые им придаются в процессе взаимодействия, а социальные структуры рассматриваются как представления о значениях или типичных смыслах ситуаций и действий, разделяемые участниками взаимодействия и потому упорядочивающие это взаимодействие.

Третья дилемма - это вопрос «объективизм ши активизм?». Классические решения этого вопроса даны М. Вебером и К. Марксом. Противоположность этих решений определяет размежевание традиционной социологии и критической социологии.

Идеал научной объективности социологии сформулирован Вебером как принцип свободы от оценочных суждений. Вебер полагал, что предмет социологического исследования всегда формируется посредством отнесения к ценности, то есть социальные явления становятся предметом исследования, если они связаны с

ценностями - убеждениями и интересами людей, их представлениями о важных проблемах.

Но при этом предмет и результаты исследования не должны оцениваться с позиций морали или политической целесообразности. Исследователь не должен оценивать социальные феномены как «хорошие» или «плохие», иначе вместо научного изучения мира таким, каков он есть, получится идеологическая доктрина, предписывающая миру, каким он должен быть. Цель исследования - истинное знание - достигается, если социолог занимает позицию беспристрастного, этически и политически нейтрального исследователя, относящегося к социальным явлениям как к объекту изучения. Однако принцип свободы от оценочных суждений не воспрещает социологу иметь моральные принципы, гражданскую позицию, политические убеждения или эстетические вкусы. Просто он должен четко разделять научные суждения и суждения морального, политического или эстетического характера.

Ярко выраженная приверженность идеалу научной объективности отличает такие парадигмы, как структурный функционализм, теория социального обмена, теория рационального выбора. Парадигмы символического интеракционизма и феноменологической социологии также являются объективистскими, но они строятся на представлении о том, что исследователь, будучи вовлечен в социальные взаимодействия, не может быть абсолютно ней-тральным по отношению к изучаемому объекту. В том или ином виде тенденциозность результатов исследования всегда характерна для социологии.

Идея о том, что неизбежную тенденциозность социологии следует не подавлять или скрывать, а, напротив, активно культивировать и использовать, лежит в основе активистских парадигм. Идеал социальной активности социологии Маркс сформулировал в виде тезиса о необходимости не просто изучать мир, а изменить его (см. п. 1.2). Цель исследования - социальное изменение в направлении более гуманного общества - достигается, если социолог занимает позицию активного критика существующего социального порядка и сознательно использует ценностные суждения для выявления его основ, структур, форм воздействия на мышление и поведение индивидов.

Наряду с классическим марксизмом

(историческим материализмом), активистской парадигмой является критическая теория (неомарксизм). В рамках этой парадигмы принципу свободы от оценочных суждений противопоставляется принцип свободы от господствующей идеологии, которая пред-ставляет под видом научных идей и фактов политическое оправдание существующего порядка.

Замечания противников критической социологии, касающиеся того, что она представляет собой не научную, а политическую деятельность, легко парируются тезисом о том, что все социологические исследования тенденциозны и политизированы, но не все исследователи отдают себе в этом отчет. Однако парадигмы исторического материализма и критической теории содержат противоречие иного рода. Они предполагают, что социальное изменение - это смена одних структур, детерминирующих действия индивидов, новыми структурами. Существующему типу детерминирующих структур, оцениваемому негативно, противопоставляется позитивно оцениваемый тип, но все же детерминирующих структур. Таким образом, макросоциологический характер этих активистских парадигм приводит к тому, что они сами оказываются идеологией новых форм контроля. Но активистские парадигмы не обязательно являются макросоциологическими. Примером микросоциологической активистской парадигмы может служить социальный акционализм Алена Турена.

<< | >>
Источник: Иванов Д.В.. Парадигмы в социологии: учеб. пособие. - Омск: Изд-во ОмГУ,2005.-72 с.. 2005

Еще по теме 3.1. Дилеммы теоретической социологии:

  1. 1. Характеристика объекта преступления в уголовно-правовой литературе.
  2. Положения, выносимые на защиту.
  3. 2.3. Влияние СМИ и рекламы на модное поведение студенчества
  4. §1. Идейно-теоретические и научные основания исследования моды как способа символизации социальных изменений
  5. 3.1. Дилеммы теоретической социологии
  6. 3.2. Интегративные парадигмы
  7. 3.3. Теоретическая социология как дискурсивная формация
  8. 3.4. Теоретическая социология как система теоретических моделей
  9. Предмет социологии
  10. 8. Теоретическая социология П. Сорокина
  11. Журналистика и социология: первые опыты взаимодействия
  12. Журналистика и социология
  13. Теория журналистики и социология журналистики
  14. ИСТОРИЯ СОЦИОЛОГИИ ЖУРНАЛИСТИКИ
  15. Глава 2. СТРУКТУРАИМЕТОДОЛОГИЯ СОЦИОЛОГИИ