<<
>>

§ 2. Правовой статус и система прав сторон договора займа

Сторонами договора займа являются займодавец и заемщик. В литературе высказываются мнения о том, что имеются определенные ограничения относительно возможности выдачи займов на систематической основе лицом, не имеющим соответствующего статуса.

Например, Е.А. Суханов считает, что систематическая выдача займов (кредитов) юридическим лицом, не являющимся кредитной организацией, а также гражданами, в т. ч. индивидуальными предпринимателями, «не должно превращаться в ростовщичество, которое в данной ситуации можно рассматривать как злоупотребление правом на свободу совершения заемных операций»[80]. В качестве комментария к данному весьма спорному утверждению необходимо отметить, что в современном российском законодательстве отсутствуют понятия ростовщичества и ростовщических процентов, хотя Государственная Дума еще в 1998 году признала, что «ростовщические формы кредитования реального сектора крайне затруднили цивилизованное рыночное развитие товарно-денежных отношений»[81]. Однако, например, в решении Советского районного суда г. Казани от 16 февраля 2015 г. по делу № 2-154/2015, оставленным в силе определением Верховного суда РТ, займодавец дважды заключила с одним и тем же заемщиком договоры займа, в которых установлен чрезвычайно высокий процент за пользование суммой займа - 10 % в месяц (120 % годовых). Но ни районный суд, ни Верховный суд РТ не указали, что займодавец злоупотребляет своими правами, а заключенные сделки носят кабальный, ростовщический характер[82].

Следует признать, что ростовщичество является старейшей экономической проблемой. В общем контексте понятием ростовщичества охватывается широкий круг отношений[83], но их ядром были изначально и остаются отношения по предоставлению взаймы под проценты (предоставлению «в рост»). Интересно отметить, что в проекте Федерального закона №2 47538-6/10 «О внесении изменений в части первую и вторую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 17.11.2016 г.

указывается, что «размер процентов за пользование займом по договору займа, заключенному между гражданами, значительно превышающий обычно взимаемые в подобных случаях проценты и поэтому являющийся чрезмерно обременительным для должника (ростовщические проценты), может быть уменьшен судом до размера процентов, обычно взимаемых при сравнимых обстоятельствах»[84]. В конечном итоге в п. 5 ст. 809 ГК РФ в редакции 212-ФЗ от 26.07.2017 г. ростовщическим признан процент, в два и более раза превышающий обычно взимаемый в подобных случаях размер процентов.

С.С. Занковский считает, что систематическое предоставление процентных займов физическими и юридическими лицами, не имеющими статуса индивидуального предпринимателя либо специального разрешения (лицензии) соответственно, может повлечь уголовную ответственность по ст. 172 Уголовного кодекса РФ от 13.06.1996 № 63-ФЗ[85]. В связи с этим С.С. Занковский указывает на несвязанность гражданского и уголовного законодательства вследствие отсутствия законодательных ограничений на систематическое предоставление займов некредитными организациями[86]. Аналогичное противоречие между гражданским и уголовным законодательством прослеживается в ст. 575 ГК РФ с одной стороны и статьях 290, 291 УК РФ с другой.

Заслуживает внимания мнение, высказанное Д.А. Медведевым, который считает, что разграничение между договором займа и кредитным договором состоит в субъектном составе, а именно в роли займодавца в договоре займа может выступать любое лицо, в то время как кредитором по кредитному договору является специальный субъект - банк или иная кредитная организация. По мнению Д.А. Медведева, передача денег взаймы не является специфической банковской операцией и, таким образом, лицензия Банка России не требуется. Однако в том случае, когда организация занимается выдачей денежных средств систематически в предпринимательских целях, ей необходимо получить лицензию независимо от того, является ли заем (кредит) процентным или беспроцентным[87].

Следует отметить, что до принятия ГК РФ Высший арбитражный суд РФ указывал, что выдача кредита под проценты на систематической основе подлежит лицензированию. В противном случае такая деятельность является

противозаконной со всеми вытекающими отсюда последствиями. Однако же если такая деятельность не носит систематического характера и взаймы передаются собственные свободные средства организации, то получение лицензии не требуется, даже если заем предоставляется с условием уплаты процентов[88].

Следует согласиться с В.В. Витрянским, который считает, что нельзя приравнивать банковскую деятельность к деятельности по систематической выдаче кредитов, обосновывая это следующим. Банки и иные кредитные организации предоставляют кредиты заемщикам, распоряжаясь в том числе ранее привлеченными денежными средствами, то есть по сути «чужими», так как вкладчики имеют к банкам соответствующие права требования. Сутью деятельности банков является привлечение денежных средств организаций и граждан, а затем последующее распоряжение ими[89]. Именно этот факт (распоряжение «чужими» привлеченными денежными средствами) обусловливает необходимость лицензирования, а, значит, предварительного и текущего контроля и надзора за деятельностью банков. Кроме того, договор займа и кредитный договор различаются по моменту заключения договора. Законодатель не случайно установил, что договор займа относится к числу реальных договоров, в то время как кредитный договор является консенсуальной сделкой. Ведь именно у профессионального участника может возникнуть обязанность предоставить денежные средства[90]. Некоторые суды исходят из того, что одним из признаков, позволяющих квалифицировать деятельность по выдаче средств под проценты как незаконную выдачу кредитов, является осуществление такой деятельности как основной. Это деяние может быть квалифицировано как незаконная банковская деятельность (ст. 172 УК РФ)[91]. В связи с этим можно полагать, что ФЗ от 2 июля 2010 г.

№ 151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» (далее - закон «О МФО»)[92], регулирующий именно небанковскую микрофинансовую деятельность[93], направлен на отделение микрофинансовой деятельности микрофинансовых организаций от банковской кредитной деятельности с целью исключения необходимости получения микрофинансовыми организациями банковской лицензии. На это обращено внимание и в литературе[94].

Таким образом, считаем возможным сделать вывод, что по общему правилу сфера применения договора займа в ГК не ограничена какими-либо указаниями на определенный состав участников этого обязательства, как это ранее вытекало из ГК РСФСР 1964 г. Следуя за Основами гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г.[95] (ст. 113), ГК РФ придает займу значение универсальной кредитной сделки, которая может совершаться как в бытовой, так и предпринимательской областях деятельности. Следовательно, в роли займодавца и заемщика по договору займа по общему правилу может выступать любой субъект гражданского права - физическое и юридическое лицо, а также государство в лице Российской Федерации, субъектов РФ и муниципальных образований. Единственной предпосылкой в таком случае будет наличие право,- и дееспособности. Исходя из анализа законодательства в сфере займов и кредитов, Е.В. Федулина условно делит кредиторов на две группы. Первая группа - первоначальные кредиторы, которые предоставляют денежные средства заемщику. Вторая группа - «вторичные» кредиторы, они являются правопреемниками первоначальных кредиторов и могут стать стороной уже заключенного и исполненного договора кредита (займа). В свою очередь группу первоначальных кредиторов Е.В. Федулина подразделяет на две подгруппы: а) предоставляющие кредит (кредитные организации); б) предоставляющие заем (профессиональные займодавцы)[96].

Необходимо отметить, что участие некоторых субъектов характеризуется рядом особенностей, которые обусловлены правовым положением таких субъектов[97], например, учреждение, государственное или муниципальное унитарное предприятие.

Ограничения на участие в заемных правоотношениях обусловлены их правовым положением, закрепленным в законодательстве, а не спецификой договора займа. Однако ограничение касается лишь случая заключения договора займа на стороне займодавца. Препятствия для вступления в договорные отношения в качестве заемщика отсутствуют с той лишь особенностью, что полученное по договору займа имущество переходит в собственность государства либо муниципального образования (в том случае, если речь идет о государственном или муниципальном унитарном предприятии, а также государственном или муниципальном учреждении) или в собственность физического либо юридического лица (если заемщиком выступает частное учреждение). Соответственно, заемщики приобретают ограниченное вещное право на предмет займа - право оперативного управления или право хозяйственного ведения[98].

Для физических лиц в законодательстве отсутствуют ограничения на заключение договоров займа. В Концепции развития гражданского

законодательства Российской Федерации содержится требование о необходимости обратить особое внимание на защиту интересов граждан-потребителей как стороны заемного правоотношения. На это обращает внимание и Е.Г. Опыхтина[99]. Представляется, что не в последнюю очередь данное требование появилось в связи с распространением практики обращения банков и иных кредитных организаций (далее - банки) при просрочке возврата выданных ими кредитов к услугам коллекторских агентств, с одной стороны, и нарушением такими агентствами прав заемщиков[100], с другой стороны. В связи с этим весной 2016 г. в Государственной

Думе РФ рассматривался законопроект «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату долгов»[101], устанавливающий правовые основы деятельности по возврату долгов физических лиц.

03 июля 2016 г. вступил в силу ФЗ № 230-ФЗ «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях».

Принятие закона в этой сфере назрело как никогда в связи с многочисленными нарушениями, допускаемыми так называемыми коллекторами при взаимодействии с должниками, когда должники фактически лишены возможности защититься от произвола коллектора[102]. Причем это в равной степени относится как к физическим лицам - должникам, так и к юридическим лицам - должникам. В некоторых случаях нарушаются права и третьих лиц, не являющихся сторонами заемного (кредитного) обязательства. Так, в одном случае сотрудниками коллекторского агентства были заблокированы телефоны детской городской больницы Ставрополя, где работала должница[103]. В другом случае были нарушены права соседей должника по лестничной площадке[104]. Фактически должники в подобных ситуациях являются слабой, незащищенной стороной правоотношения, что подтверждается и выводами, содержащимися в Обзоре Президиума Верховного Суда России от 22 мая 2013 г. о судебной практике по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств[105]. В частности, в п. 3, 4.1 указанного обзора указано, что в отношениях с банком граждане-вкладчики, граждане-заемщики являются экономически слабой стороной в договоре.

В связи с затронутым вопросом считаем необходимым рассмотреть вопрос о защите прав слабой стороны в договоре займа. Понятие «слабой стороны» в обязательстве - это научный термин, используемый для удобства характеристики распределения прав и обязанностей между сторонами обязательства, объяснения важности установления «несимметричности», несопоставимости прав и обязанностей субъектов. Рассматриваемый термин не упоминается ни в Гражданском кодексе, ни в иных нормативных правовых актах. Однако употребление термина «слабая сторона» имеет свое официальное правовое и доктринальное (научное) обоснование[106]. Так, например, Конституционный суд РФ в своих постановлениях употребляет термин «слабая сторона»[107]. В постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 23.02.1999 № 4-П «По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 29 Федерального закона от 3 февраля 1996 года «О банках и банковской деятельности»[108], указано, что гражданин является экономически слабой стороной и нуждается в особой защите своих прав, что влечет необходимость ограничить свободу договора для другой стороны, т.е. для банков[109]. По сути, издавая это и другие подобные постановления, Конституционный суд РФ осуществляет интерпретационную деятельность в контексте правовых принципов, имеющих фундаментальное значение для всей системы законодательства[110].

В других постановлениях указывается на необходимость соблюдения баланса между интересами «пассажиров» как экономически более слабой стороны в этих правоотношениях либо на необходимость повышенной защиты прав миноритарных (мелких) акционеров как слабой стороны в системе корпоративных отношений[111]. Таким образом, обоснованность употребления термина «слабая сторона» официально подтверждена[112]. Заслуживает внимание точка зрения Е.В. Вавилина, согласно которой можно выделить 4 значения, когда сторону можно считать слабой[113]. Первое значение - номинативное - предполагает, что из двух сторон в обязательстве сторона, на которую возложены обязанности совершить определенные действия либо воздержаться от совершения действий, является слабой стороной. Именно должник несет риск невозможности исполнения лежащей на нем обязанности, и он может испытать риск неблагоприятных последствий в связи с применением мер гражданско-правовой ответственности. В свою очередь реализации мер гражданско-правовой ответственности «объективно ведет к ослаблению материального положения должника, снижает уровень доверия к нему потенциальных контрагентов (а значит вредит деловой репутации) и в конечном итоге в гражданском обороте делает его менее конкурентоспособным»[114]. Таким образом, с этой точки зрения (номинативное значение) заемщика можно признать слабой стороной обязательства. В частности, в случае нарушения заемщиком договора займа - невозвращения в срок суммы займа (ст. 811 ГК РФ) - на эту сумму подлежат уплате проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ) независимо от уплаты процентов по статье 809 ГК РФ.

Первое значение понятия «слабая сторона» предоставляет возможность осознать важность, необходимость защиты прав и интересов должника. В целях развития сбалансированного и эффективного гражданского оборота должник (заемщик) должен иметь справедливый и рациональный механизм реализации субъективных гражданских обязанностей и ответственности за неисполнение обязанностей. В частности, по нашему мнению, размер процентов за пользование займом и размер пени (штрафов) за нарушение положений договора займа, в т.ч. за просрочку возврата суммы займа в совокупности не может превышать сумму самого займа («тело» займа). В соответствии с ФЗ от 29.12.2015 № 407-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов

Российской Федерации»[115], с 29 марта 2016 года микрофинансовая организация не вправе начислять заемщику - физическому лицу проценты и иные платежи по договору потребительского займа, срок возврата потребительского займа по которому не превышает одного года, за исключением неустойки (штрафа, пени) и платежей за услуги, оказываемые заемщику за отдельную плату, в случае, если сумма начисленных по договору процентов и иных платежей достигнет четырехкратного размера суммы займа, а с 1 января 2017 г. - не более трехкратного размера суммы займа[116]. Также с 1 января 2017 г. после возникновения просрочки исполнения обязательства заемщика - физического лица по возврату суммы займа и (или) уплате причитающихся процентов микрофинансовая организация по договору потребительского займа, срок возврата потребительского займа по которому не превышает одного года, вправе продолжать начислять заемщику - физическому лицу проценты только на не погашенную им часть суммы основного долга до достижения общей суммы подлежащих уплате процентов размера, составляющего двукратную сумму непогашенной части займа. Неустойка (штраф, пени) и иные меры ответственности могут быть начислены только на не погашенную заемщиком часть суммы основного долга (ст. 12.1. закона «О МФО»). Как видится, данные меры призваны обеспечить «достойный уровень жизни заемщиков»[117]. Таким образом, в договоре займа, в котором заемщиком является физическое лицо, а займодавцем юридическое лицо (например, микрофинансовая организация), заемщик по общему правилу является слабой стороной, что следует как из вышеприведенных норм законодательства, так и из судебной практики[118]. Однако в этом правиле, на наш взгляд, есть исключение. И оно следует из второго значения термина «слабая сторона».

Второе значение понятия «слабая сторона» Е.В. Вавилин условно называет «формальным, нормативным»[119], поскольку оно основывается на анализе и систематическом толковании гражданского законодательства. Еще в 1923 г. Н.Г. Вавин отмечал, что передача имущества в заем является наиболее рискованной сделкой[120]. В свою очередь В.М. Танаев верно подметил, что наличие риска в окружающем мире - это объективный факт, а ядром свободного экономического развития является экономический риск[121]. В действительности, займодавец всегда находится под угрозой невозврата переданного взаймы имущества. С.А. Хохлов подчеркивает, что «усиление защиты прав кредиторов составляет одну из принципиальных особенностей части второй ГК. Принцип защиты слабой стороны в обязательственных отношениях, когда под слабой стороной понимается должник, не присущ ни ГК в целом, ни его части второй. Если же говорить о слабой стороне, то в обязательствах таковой реально являются кредитор, потерпевший и другие лица, утратившие то, что им полагается по закону. ... Защите подлежат имеющие права, а не те, кто их нарушил. С этой точки зрения должник вообще не должен защищаться правом»[122]. Следовательно, в договоре займа слабой стороной необходимо признать займодавца и, соответственно, кредитора в договоре потребительского займа. Действительно, ситуация в сфере возврата долгов на сегодняшний день оставляет желать лучшего. Так, согласно официальным статистическим данным ЦБ РФ на 01.12.2017 г. физическим лицам в целом по России было предоставлено кредитов на общую сумму свыше 8 трлн. рублей, а в Республике Татарстан - на общую сумму свыше 189 млрд. рублей. В то же время объем задолженности в целом по России увеличился до 12 трлн. руб., в том числе объем просроченной задолженности приблизился к 2,7 трлн. рублей. В РТ общий объем задолженности на 01.12.2017 г. превысил 301 млрд. рублей, в том числе размер просроченной задолженности равнялся почти 20 млрд. руб[123]. Кроме того, считаем необходимым привести статистику исполняемости судебных решений. Согласно официальным данным, размещенным на сайте Управления федеральной службы судебных приставов по Республике Татарстан, за 2015 г. общее количество исполнительных производств превысило 2 млн., из них окончено свыше 1 млн. 100 тыс., в том числе фактическим исполнением окончено 791 697. Доля фактического исполнения составила 43,2%, доля фактического исполнения по судебным решениям равна 28,50%[124]. Что касается статистических данных по РФ, то доля оконченных фактическим исполнением исполнительных производств по итогам 2015 г. составила 38,6%. Таким образом, исходя из приведенных данных можно сделать вывод, что, вопреки сложившемуся мнению, фактически слабой стороной в договорах займа (кредита) зачастую является именно займодавец, кредитор. Увеличению количества невозвращенных долгов также способствует наличие, во- первых, перечня имущества, на которое нельзя обратить взыскание (ст. 446 ГПК РФ), во-вторых, видов доходов, на которые не может быть обращено взыскание (ст. 101 ФЗ от 02.10.2007 «Об исполнительном производстве»[125]), в-третьих, возможности объявить себя банкротом и как следствие, погасить неудовлетворенные требования кредиторов (ст. 142, 213.27 и другие ФЗ от 26.10.2002 «О несостоятельности (банкротстве)»[126]) и т.д. В этом, в том числе, проявляется межотраслевой характер заемных отношений. Межотраслевые связи договора займа проявляются в форме межотраслевого взаимного влияния частного права (ГК РФ) и публичного права (ГПК РФ, ФЗ «Об исполнительном производстве», ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»)[127].

Второе значение понятия «слабая сторона» обязательства дает понять, что главной целью является компенсация потерь кредитора, выступающего центральной фигурой в вопросе об ответственности, который зачастую оказывается лишен материальных благ[128]. Таким образом, по нашему мнению, до заключения договора слабой стороной выступает заемщик, а после заключения договора займодавец. Следует отметить, что в целях недопущения недобросовестных действий, Минюст РФ предлагает включить в перечень документов, необходимых для регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, справку об отсутствии непогашенной задолженности по исполнительным производствам. Кроме того, в случае приостановления банком или иной кредитной организацией операций с имеющимися денежными средствами на счетах должника-организации в соответствии с ч. 6 ст. 81 ФЗ «Об исполнительном производстве» предполагается запретить банкам или иным кредитным организациям открывать должнику-организации счета, вклады, депозиты и предоставлять ей право использовать новые корпоративные электронные средства платежа для переводов электронных денежных средств[129].

Также следует отметить, что согласно ст. 31 Налогового кодекса РФ налоговые органы вправе приостанавливать операции по счетам налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента в банках и налагать арест на имущество налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента для обеспечения исполнения решения о взыскании налога, сбора, страховых взносов, пеней и (или) штрафа. До 1.01.2014 г. запрет на открытие нового расчетного счета при наличии решения о приостановлении операций по счету действовал лишь в пределах одного банка, т. е. у налогоплательщика была возможность открывать расчетные счета в других банках. С 1.01.2014 г. в соответствии с п. 12 ст. 76 НК РФ при наличии решения о приостановлении операций по счетам налогоплательщика-организации и переводов его электронных денежных средств в банке, банки не вправе открывать этой организации счета, вклады, депозиты и предоставлять этой организации право использовать новые корпоративные электронные средства платежа для переводов электронных денежных средств[130]. Полагаем, что поправки, предложенные Минюстом РФ, являются логичным продолжением уже имеющихся ограничений публично-правового характера и могут явиться действенным способом защиты прав кредиторов, в т.ч. займодавцев.

Также полагаем, что одним из доказательств возможности признать кредитора (займодавца) слабой стороной договора займа является предоставленное банкам право взыскивать долги по кредитам на основании исполнительной надписи нотариуса[131]. Ранее Постановлением Правительства РФ от 01.06.2012 № 543 «Об утверждении перечня документов, по которым взыскание задолженности производится в бесспорном порядке на основании исполнительных надписей» предусматривалась возможность взыскать задолженность в бесспорном порядке на основании исполнительной надписи по договору займа (залоговому билету) при предоставлении соответствующего договора (залогового билета)[132]. Таким образом, законодатель стремится «обеспечить равновесие сторон посредством особого набора их взаимных прав и обязанностей»[133]. В данном случае, наделяя правами кредитора (займодавца), его интересы защищаются в большей мере, что также может свидетельствовать об отношении законодателя к нему в определенных случаях как к слабой стороне договора займа (кредита).

Согласно третьему возможному пониманию термина «слабая сторона» таковой является та сторона правоотношения, которая обладает меньшим количеством ресурсов, в том числе материальных, организационных, информационных, профессиональных и других ресурсов по сравнению с контрагентом. Все указанные ресурсы имеют значение для формирования, осуществления и защиты субъективного права. Путем сопоставления имеющихся у сторон ресурсов, возможностей выявляются «сильная» и «слабая» стороны в правоотношении. В частности, В.В. Витрянский по этому поводу указал следующее: «Участники имущественного оборота, вступающие в договорные отношения, располагают различными средствами и возможностями влияния на формирование обязательства, обеспечение его исполнения и т.п. ... Иногда указанные различия достигают степени несопоставимости, когда один из участников договора не располагает никакими возможностями оказывать какое- либо влияние на контрагента в целях исполнения вытекающего из договора обязательства. И, напротив, другая сторона, располагая всеми реальными возможностями, в состоянии диктовать партнеру по договору свою волю»[134].

Таким образом, с третьей позиции слабой стороной можно считать не конкретную сторону договора, а такого субъекта правоотношения, который

вследствие объективно обусловленных возможностей является более слабым в определенном типе договора. Сильная же сторона, напротив, имеет объективную возможность навязывать, диктовать свои условия контрагентам. Е.В. Вавилин условно называет такую концепцию договорной[135]. Третье значение

рассматриваемого термина позволяет сформировать правовые способы и институты, позволяющие выровнять потенциальные возможности субъектов еще до их вступления в гражданско-правовое отношение путем установления для слабой стороны обязательства особых условий участия в договорных правоотношениях, предоставления слабой стороне дополнительных прав и возложения на контрагента дополнительных обязанностей, льготного порядка заключения, изменения или расторжения договора; ограничения ответственности слабой стороны и ее ужесточения для сильной стороны в обязательстве[136]. В частности, именно такое понимание слабой стороны обусловило установление таких гражданско-правовых институтов, как договор присоединения и публичный договор[137]. Так, законодательством установлено, что договор потребительского кредита (займа) состоит, в том числе, из общих условий[138], к которым в соответствии с п. 2 ст. 5 ФЗ «О потребительском кредите (займе)» применяются правила статьи 428 ГК РФ (договор присоединения), то есть такие условия определены одной из сторон (в данном случае кредитором) в формулярах или иных стандартных формах и могут быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом.

Рассматривая понятие «слабая сторона» с этой точки зрения применительно к договору займа следует признать, что в том случае, когда займодавцем выступает профессиональный участник соответствующего рынка (например, кредитная организация, выдавшая потребительский кредит (заем)), именно заемщик по общему правилу является слабой стороной. Этот вывод основан на анализе предложений на рынке финансовых услуг по выдаче потребительских кредитов (займов)[139]. Согласно проведенному исследованию на сайтах организаций, предлагающих получить заем (кредит), размещены общие условия договора потребительского займа (микрозайма, кредита), разработанные организациями в одностороннем порядке, что является отражением законодательно установленного регулирования. Так, условия договора потребительского кредита (займа) состоят из общих и индивидуальных условий. При этом общие условия в целях многократного применения устанавливаются кредитором в одностороннем порядке. Таким образом, можно сделать вывод, что законодатель признает заемщика слабой стороной в договоре потребительского кредита (займа).

Если же займодавцем выступает непрофессиональное лицо в сфере выдачи займов, то заемщик имеет больший правовой инструментарий для заключения договора на устраивающих его условиях. Тем не менее необходимо признать, что деньги в заем (кредит) физические и юридические лица, как правило, берут тогда, когда в них нуждаются. И, напротив, обычно лицо выступает в роли займодавца (кредитора) при наличии свободных денег. Следовательно, можно признать, что заемщик имеет большую заинтересованность в заключении договора займа, а, значит, в большей степени зависит от воли займодавца.

В некоторых случаях выравнивание экономического положения контрагентов происходит с помощью поддержки государства, субъектов РФ или муниципальных образований: льготное кредитование, субсидирование, таможенные льготы, внеплановая закупка продукции, так называемые налоговые и надзорные «каникулы», ограничение максимального размера взимаемых процентов (ст.ст. 12, 12.1 закона «О МФО»). Также ФЗ от 23.03.2016 ограничил размер неустойки по кредитному договору, обязательства заемщика по которому обеспечены ипотекой. Согласно дополнению в ст. 9.1 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»[140] размер неустойки (штрафа, пени) за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по возврату кредита (займа) и уплате процентов по договору не может превышать: ключевую ставку ЦБ РФ на день заключения договора в случае, если по условиям договора предусмотрено начисление процентов за соответствующий период нарушения исполнения обязательств либо 0,06 процента от суммы просроченной задолженности за каждый день нарушения исполнения обязательств в случае, если по условиям договора проценты за пользование кредитом (займом) за период нарушения обязательств не начисляются[141].

Показательна в этом плане законодательная инициатива ЦБ РФ ограничить максимальный размер стоимости микрозаймов двукратным размером. Кроме того, ЦБ РФ установил предельное количество займов, которые микрофинансовые организации могут предоставить одному заемщику и количество продлений договора займа, что позволит снизить вероятность ситуации, когда заемщик выплачивает один заем за счет вновь взятого другого и попадает в еще большую долговую зависимость[142]. Согласно Базовому стандарту защиты прав и интересов физических и юридических лиц - получателей финансовых услуг, оказываемых членами саморегулируемых организаций в сфере финансового рынка, объединяющих микрофинансовые организации[143], с 01.10.2017 г. максимальное количество краткосрочных займов, выданных заемщику-физлицу, не может превышать десяти. С 01.01.2019 г. эта цифра сократится до девяти займов в год. Кроме того количество пролонгаций договора займа с первого октября 2017 года не может превышать семи раз.

До внесения поправок в закон «О МФО» какие-либо законодательные ограничения по определению размера максимальной стоимости микрозайма отсутствовали, что нередко приводило к нарушениям принципов разумности и справедливости и взиманию процентов в размере 150-1500 % годовых[144]. С 1 января 2017 г. вступили в силу ряд ограничений, о которых было сказано ранее (пп. 9 п. 1 ст. 12, ст. 12.1 закона «О МФО»).

И, наконец, с четвертой позиции слабой стороной может предстать та сторона, которая обладает субъективным правомочием, но тем не менее недостаточны способы и формы реализации данного права. Необходима административная, законодательная или судебная поддержка[145]. В этом понимании слабой стороной будет такая сторона, которая не имеет возможности фактически реализовать это право[146], но предусмотренные законодательством механизмы осуществления недостаточны, вследствие чего требуется дополнительная законодательная (нормативно-правовая), административная или судебная поддержка. Последняя влияет на «преобразование в процессе применения норм права с целью динамичного функционирования и развития системы органов государственной власти, достижения «подвижного равновесия», защиты прав и законных интересов физических и юридических лиц»[147]. Судебная практика часто строится с учетом интересов слабой стороны гражданского правоотношения[148].

При наличии специальных правовых инструментов, позволяющих в каждом конкретном случае, когда одна из сторон является слабой, предусмотреть справедливое разрешение дела, Е.В. Вавилин верно отмечает наличие определенного правового недостатка - отсутствие универсальной правовой основы. В гражданском законодательстве отсутствует общее положение, которое вывело бы на официальный уровень существующую в отечественной правовой доктрине концепцию отступления от фундаментального гражданско-правового принципа юридического равенства сторон в том случае, когда одна из сторон является слабой по отношению к другой по безусловным объективным причинам. Необходимо производить выравнивание юридических возможностей сторон с учетом принципов разумности и справедливости. Еще одной причиной, выделяемой Е.В. Вавилиным, по которой является целесообразным установление в законе правил о слабой стороне в гражданском праве, можно назвать то, что в каких-то случаях материальное или статусное положение слабой стороны явно не проявляется[149]. Так, например, в договоре займа, заключаемом между гражданами, каждая из сторон может быть признана слабой. В частности, займодавец может столкнуться с проблемой возврата переданных взаймы денег или других вещей, определенных родовыми признаками. Заемщик же вступает в заемные правоотношения, как правило, испытывая материальную нужду. Или, например, В.В. Витрянский отмечает, что «... и в предпринимательских договорах зачастую встречается противостояние «слабой» и «сильной» сторон, когда первая нуждается хотя бы в минимальном уровне гарантий защиты своих прав и законных интересов»[150]. Таким образом, считаем необходимым согласиться с Е.В. Вавилиным в том, что в главе 2 ГК РФ должен быть сформулирован общий, универсальный механизм, с помощью которого станет возможным реализовать или защитить субъективное право слабой стороны.

Говоря о субъективных правах и обязанностях сторон договора займа, необходимо отметить, что в учебной и научной литературе превалирует мнение, согласно которому обязательство по договору денежного займа является односторонне обязывающим, так как управомоченной стороной - кредитором - всегда является займодавец, а обязанной стороной - должником - всегда будет заемщик[151]. Например, Д.А. Медведев отмечает, что «содержание договора займа, исходя из его односторонней природы, составляет обязанность заемщика возвратить сумму займа (ст. 810 ГК) и корреспондирующее ей право требования займодавца»[152]. Следовательно, заемщик не обладает по рассматриваемому договору какими-либо правами, а на займодавца не возлагаются какие-либо обязанности, кроме, однако, общекредиторской обязанности принять надлежащее исполнение[153], т.е. содержание договора займа расширяется за счет кредиторских обязанностей займодавца. Так, например, Е.А. Суханов обращает внимание, что займодавец обременен так называемыми общими кредиторскими обязанностями, которые имеются в большинстве обязательств. Данные обязанности не превращают договор займа в двусторонне обязывающий. Займодавец должен вернуть заемщику долговую расписку либо сделать соответствующую запись о возврате долга, либо в случае, например, утраты, отметить в своей расписке невозможность возврата долгового документа, выданного заемщиком[154]. К.А. Михалев и А.П. Софронов подчеркивают, что в заемном правоотношении отсутствуют встречные обязанности, делая оговорку, что на займодавце лежат так называемые кредиторские обязанности по принятию исполнения (ст. 406, п. 2 ст. 408 ГК РФ)[155]. Также О.В. Сгибиева считает, что договор займа является односторонне обязывающим[156]. В.В. Витрянский отмечает, что договор займа является односторонне обязывающим договором, что «не взывает сомнений и признается всеми авторами»[157].

Однако, как уже было показано в первом параграфе, Д.И. Мейер придерживался противоположного взгляда и указывал на возможность заключить двусторонне обязывающий договор займа, по которому будет возможно принудить займодавца к предоставлению предмета займа[158]. О возможности заключить договор займа по консенсуальной модели также высказались А.Г. Карапетов, А.И. Савельев, П.Н. Вишневский[159]. Подобные прецеденты встречаются и в судебной практике[160]. Таким образом, с учетом внесения изменений в п.1 ст. 807 ГК РФ (см. параграф 1 настоящей диссертации) о возможности заключить договор займа по

консенсуальной модели, следует вывод, что на займодавца возможно возложить такую обязанность как обязанность предоставить предмета займа.

По действующему законодательству можно выделить такие права заемщика как: 1) право возвратить сумму беспроцентного займа досрочно и

соответствующую обязанность займодавца принять эту сумму от заемщика; 2) право оспаривать договор займа по безденежности договора и корреспондирующую этому праву обязанность займодавца принять возражения заемщика либо представить свои доказательства «денежности» займа[161]; 3) право требовать принятия надлежащего исполнения; 4) право требовать выдать ему расписку в получении исполнения полностью или в соответствующей части, долговой документ, а при невозможности возвращения указать на это в выдаваемой им расписке; 5) право на бесплатное исполнение денежного обязательства по договору потребительского займа; 6) право запретить уступку кредитором третьим лицам прав (требований) по договору потребительского займа; 7) право на отказ от заключения дополнительных договоров; 8) право на отказ от получения дополнительных услуг, связанных с договором потребительского займа; 9) право на свободный выбор контрагентов в отношении дополнительных услуг.

Кроме того, по договору денежного займа К.М. Арсланов упоминает о предоставлении нефальшивых и небракованных денег («качественные» деньги). «Эта обязанность по предоставлению «качественных» денег не требует отдельного закрепления в гражданском законе, поскольку имеются четкие предписания уголовного закона»[162] (ст. 186 УК РФ предусматривает ответственность за изготовление в целях сбыта, а также хранение, перевозку и сбыт поддельных денег или ценных бумаг). Следуя указанной логике, по договору денежного займа можно выделить и такую обязанность займодавца как обеспечение легальности происхождения сумм. Согласно ФЗ от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии

легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»[163] подлежат обязательному контролю, операции с денежными средствами или иным имуществом, если сумма, на которую она совершается, равняется не менее 600000 рублей и соответствующие определенным условиям, установленным ст. 6 указанного закона. В частности, к таким операциям относится предоставление или получение кредита (займа), если одной из сторон является физическое или юридическое лицо, находящееся в государстве, которое не выполняет рекомендации ФАТФ (Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег). К таким государствам в настоящее время относятся Исламская Республика Иран и Корейская Народно-Демократическая Республика[164]. Также к подконтрольным операциям относится предоставление и получение

юридическими лицами, не являющимися кредитными организациями,

беспроцентных займов физическим лицам и (или) другим юридическим лицам. Здесь, в частности, следует обратить внимание на пп. 8 и 9 п. 2 ст. 235 ГК РФ, в которых предусмотрено принудительное изъятие у собственника имущества по решению суда и обращение в доход Российской Федерации. Такое возможно, если в соответствии с законодательством РФ о противодействии коррупции[165] либо законодательством РФ о противодействии терроризму[166] не представлены доказательства приобретения имущества на законные доходы, не представлены сведения, подтверждающие законность приобретения денег, ценностей, иного имущества и доходов от них.

В то же время Верховный суд РФ в своем определении отметил, что, «исходя из принципа добросовестности участников гражданских правоотношений, закрепленной в п. 5 и 3 ст. 10 ГК РФ, вопрос об источнике возникновения принадлежащих им денежных средств, по общему правилу, не имеет правового значения»[167]. Представляется, что вышеприведенные случаи, указанные в ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», являются исключением из общих правил и как это следует из ст. 1 данного закона имеют своей целью защиту прав и законных интересов граждан, общества и государства путем создания правового механизма противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. Следует отметить, что обязанность займодавца обеспечить легальность происхождения сумм носит публичный характер, т.к. направлена на защиту интересов не только заемщика, но и неопределенного круга лиц, а также интересов государства.

Таким образом, в обязательствах из договора займа следует выделить наличие публичного элемента, связанного с обязанностью займодавца предоставить «качественные» (нефальшивые и небракованные) деньги, а также обеспечить легальность происхождения сумм. Следовательно, можно сделать вывод о наличии межотраслевых связей в договоре займа. Такие межотраслевые связи носят статический характер (в законодательстве) и динамический характер (при правореализации)[168]. Межотраслевые связи договора займа проявляются в форме межотраслевого взаимного влияния частного права (ГК РФ) и публичного права (УК РФ, ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»).

В том случае, когда предметом займа являются не деньги, а иные вещи, определенные родовыми признаками, появляется вопрос об ответственности займодавца за качество передаваемых вещей[169]. Возникает необходимость согласовать ряд условий: наименование, количество, ассортимент, качество, комплектность, тара или упаковка предоставляемых вещей, способ доставки, порядок и сроки обнаружения недостатков вещей. Представляется, что на стороне займодавца появляется обязанность предоставить вещи определенного сторонами или обычаями качества и количества в нужной комплектности, в соответствующем ассортименте, в упаковке и т.п. Может возникнуть необходимость согласовать условия о доставке вещей, о порядке предъявления претензий займодавцу о недостатках и т.д.

При умолчании об этом в договоре следует учитывать тот факт, что и в параграфе 1 гл. 42 отсутствуют соответствующие диспозитивные нормы. Подобные нормы содержатся в параграфе 3 гл. 42 ГК, ст. 822 которого предусматривает, что условия о количестве, о комплектности, об ассортименте, о качестве, о таре и (или) об упаковке предоставляемых вещей должны исполняться в соответствии с правилами о договоре купли-продажи товаров. Возникает вопрос о возможности применения данной нормы к отношениям сторон по договору займа по аналогии закона, для ответа на который следует определить соотношение договоров займа, кредита, товарного и коммерческого кредита. Подробнее этот вопрос был рассмотрен нами в параграфе 1 настоящей диссертации и был сделан вывод, что единственным признаком, выделяющим договор товарного кредита из договора займа вещей, является его консенсуальный характер. При утрате этого видообразующего признака договор товарного кредита должен быть квалифицирован в качестве договора займа. В гл. 42 ГК РФ отсутствуют общие нормы в отличие, например, от договора купли-продажи, аренды, подряда и других договорных конструкций. Однако этот «недостаток» непосредственно восполняют

169

нормы о договоре займа. С.А. Хохлов обратил внимание на то, что в гл. 42 не выделены общие положения о кредитных обязательствах, однако имеющиеся правила о займе применимы к другим кредитным обязательствам (кредитный договор, товарный и коммерческий кредит). По его мнению, ГК РФ придает договору займа универсальное значение[170]. Также В.В. Витрянский обращает внимание, что во второй части ГК РФ договору займа было возвращено то истинное и традиционное значение, какое ему придавалось в дореволюционном праве, но в советский период было утрачено: «договор займа вновь стал родовым понятием по отношению ко всем иным сделкам, по которым одна сторона передает другой стороне деньги или вещи, определяемые родовыми признаками, с обязанностью последней возвратить ту же денежную сумму или то же количество вещей того же рода и качества и которые в свою очередь признаются отдельными видами договора займа»[171]. К.М. Арсланов указывает, что «ограничением для обращения при «товарном займе» к ст. 822 ГК РФ может стать ссылка в самой статье на применимость к ней правил § 2 гл. 42 ГК РФ о кредите, кредитном договоре. Очевидно, что законодателю здесь нужно было сделать ссылку на § 1 гл. 42 ГК РФ, поскольку § 2 гл. 42 ГК РФ представляет собой классическую банковскую сделку»[172]. Отметим, что с 1 июня 2018 года в ст. 822 ГК РФ будет действовать отсылка к параграфу 1 главы 42 ГК РФ. Кроме того, сложность применения правил ст. 822 ГК РФ связана и с консенсуальным характером товарного кредита. Однако, по нашему мнению (см. параграф 1 диссертации), договор займа вещей может быть заключен по консенсуальной модели и по действующему законодательству.

Таким образом, считаем возможным сделать вывод, что правила статьи 822 ГК РФ о количестве, об ассортименте, о комплектности, о качестве, о таре и (или) об упаковке предоставляемых вещей подлежат применению и к договору займа вещей. Более того, следует согласиться с Ю.В. Романцом, который указывает, что «в главе ГК, посвященной купле-продаже, есть и другие нормы, регламентирующие передачу имущества в собственность, которые могли бы быть применены к отдельным видам займа. В частности, ст. 455 (условие договора о товаре), ст. 456 (обязанности продавца по передаче товара), ст. 457 (срок исполнения обязанности передать товар) не противоречат природе консенсуального договора товарного кредита. Статья 459 ГК, устанавливающая переход риска случайной гибели товара, а также ст. ст. 460 - 462 ГК могли бы дополнить регулирование отношений реального договора займа вещей»[173]. Следовательно, когда предметом договора займа являются вещи, определенные родовыми признаками, у заемщика появляются права, связанные с предоставлением ему вещей в согласованном количестве, ассортименте, комплектности, качестве, таре и (или) упаковке. Указанные права вытекают из ст. 822 ГК РФ, которая подлежит применению по аналогии закона к отношениям, возникающим из договора товарного займа.

Большой перечень прав предоставлен заемщику и в соответствии с ФЗ «О потребительском кредите (займе)», которые можно классифицировать по нескольким основаниям. Так, по характеру прав Е.В. Федулина классифицирует права заемщиков по договору потребительского кредита (займа) на имущественные и неимущественные. К имущественным, на ее взгляд, относятся:

а) право на возмещение вреда, причиненного заемщику ненадлежащим исполнением обязательств по договору; б) право на возмещение размера уплаченных процентов и иных платежей по договору потребительского кредита при возврате товара ненадлежащего качества и др. К неимущественным правам Е.В. Федулина относит в том числе право на информацию, право на свободный выбор услуг, оказываемых в рамках кредитного (заемного) договора (например, страхование) и т.д.[174]

Также представляется обоснованным выделить общие права, предоставленные заемщику вне зависимости от типа заемного отношения[175]. К общим правам можно отнести, например, право требовать от кредитора (займодавца) принятия надлежащего исполнения; право требовать выдачи расписки, долгового документа; право оспорить договор займа по его безденежности. Вторая группа прав - специальные права, наличие которых зависит от заключаемого договора и его субъектного состава. Например, право отказаться от получения займа по договору потребительского займа, право на получение полной информации о займе при заключении договора потребительского займа; право на досрочный возврат суммы беспроцентного займа; право на досрочный возврат суммы займа, предоставленного под проценты заемщику-гражданину для личного, семейного, домашнего или иного использования, не связанного с предпринимательской деятельностью; право на получение вещей соответствующего качества, в нужном количестве, ассортименте, комплектности, в соответствующей таре и (или) упаковке.

Далее по аналогии с правами потребителя, предоставляемыми в договоре розничной купли-продажи, бытового подряда, можно выделить преддоговорные права заемщика и договорные права заемщика. К первой группе прав относится, прежде всего, право на информацию. Во-первых, перед заключением договора потребительского кредита (займа) кредитор обязан предоставить заемщику всю необходимую информацию, связанную с заключением, исполнением, расторжением договора и мерами ответственности за нарушение условий договора. В литературе отмечается значимость тех положений законодательства, которые регламентируют преддоговорные отношения, а именно информирование заемщика об условиях кредитования[176]. Зачастую опрометчивое заключение договоров займа и кредита (в т.ч. потребительского) на кабальных для заемщиков условиях вызвано отсутствием у последних полной и понятной информации об условиях договора и последствиях их нарушения. Об этом, в частности, говорил Президент РФ на состоявшемся 18 апреля заседании президиума Государственного совета по вопросу развития национальной системы защиты прав потребителей. Путин В.В. подчеркнул, что «немало трудных вопросов возникает у граждан-потребителей так называемых микрозаймов». А микрофинансовые организации, предоставляющие микрозаймы под очень высокий процент, Президент РФ назвал ростовщиками. В.В. Путин отметил, что зачастую граждане берут в долг не только по причине нуждаемости, а «откликаются на заманчивые предложения, не имея ресурсов для выполнения взятых обязательств, ... в основном по причине финансовой безграмотности. А среди кредиторов есть и такие, кто сознательно вводит людей в заблуждение, не объясняя им условия займа и не раскрывая всю цепочку возможных последствий. В результате большинство заемщиков практически неминуемо попадает в долговую спираль. . Главное, - подчеркнул Президент РФ, - предотвращать ситуации, когда люди, что называется, «без разбора» берут эти кредиты и здесь на первый план выходит информированность граждан».[177]

Прежде всего, кредитор обязан разместить информацию в местах оказания услуг, в т.ч. в сети «Интернет». Размещаемую в таком порядке информацию можно классифицировать на несколько групп в зависимости от стадии, при которой эта информация будет использована. Во-первых, на преддоговорной стадии потребуется информация:

а) индивидуализирующая кредитора (займодавца)- пп. 1, 4 п. 4 ст. 5 ФЗ «О потребительском кредите (займе)»;

б) о требованиях к заемщику - пп. 2 п. 4 ст. 5 ФЗ «О потребительском кредите (займе)»;

в) о порядке выдачи кредита (займа) - пп. 3 п. 4 ст. 5 ФЗ «О потребительском кредите (займе)»;

г) о сроках, в течение которых заемщик вправе отказаться от получения потреб. кредита (займа) - пп. 13 п. 4 ст. 5 ФЗ «О потребительском кредите (займе)»;

д) характеризующая сами кредитные продукты: виды, суммы, валюта, процентные ставки, способы предоставления потреб. кредита (займа); виды и размер иных платежей; диапазон значений полной стоимости кредита (займа); о возможном увеличении сумм расходов, в т.ч. при применении переменной процентной ставки, а при предоставлении кредита (займа) в иностранной валюте также и информацию об определении ее курса и о том, что изменение курса иностранной валюты в прошлом не свидетельствует об изменении ее курса в будущем - пп. 4-10, 17 п. 4 ст. 5 ФЗ «О потребительском кредите (займе)»;

е) о повышенных рисках для заемщика при выдаче кредита (займа) в сумме от ста тысяч рублей и более - п. 8 ст. 5 ФЗ «О потребительском кредите (займе)».

Во-вторых, можно выделить информацию, связанную с исполнением договора потребительского кредита (займа):

а) о действиях, которые необходимо совершить заемщику для получения кредита (займа), например, о способах обеспечения исполнения обязательств по договору; об иных договорах, которые заемщик обязан заключить, и (или) иных услугах, которые заемщик обязан получить в связи с договором потребительского кредита (займа) пп. 14, 16 п. 4 ст. 5 ФЗ «О потребительском кредите (займе)»;

б) о порядке исполнения договора заемщиком: периодичность платежей; способы возврата, в т.ч. как минимум один бесплатный способ; о возможности запрета уступки кредитором третьим лицам прав (требований) по договору потреб. кредита (займа); порядок предоставления заемщиком информации о целевом использовании займа (кредита) - пп. 11, 12, 19 п. 4 ст. 5 ФЗ «О потребительском кредите (займе)».

В-третьих, информацию о последствиях ненадлежащего исполнения обязательств заемщиком, в т.ч. случаи применения санкций; размеры неустойки (штрафа, пени), порядок ее расчета - пп. 15 п. 4, п. 21 ст. 5 ФЗ «О потребительском кредите (займе)».

В-четвертых, информацию, относящуюся к судебному процессу - о подсудности споров по искам кредитора к заемщику - пп. 21 п. 4 ст. 5 ФЗ «О потребительском кредите (займе)».

Исполнение кредитором обязанности по информированию также регулируется ФЗ от 13.03.2006 «О рекламе»[178], в соответствии с которым не допускается недобросовестная и недостоверная реклама, а также реклама, в которой отсутствует часть существенной информации о товаре. Специальное регулирование рекламы финансовых услуг и финансовой деятельности содержится в ст. 28 названного закона, согласно ч. 3 которой если реклама услуг, связанных с предоставлением, пользованием, погашением кредита или займа содержит хотя бы одно условие, влияющее на их стоимость, то такая реклама должна содержать все остальные условия, определяющие полную стоимость кредита (займа) в соответствии со ст. 6 ФЗ «О потребительском кредите (займе)». Согласно Постановлению Пленума ВАС РФ от 08.10.2012 № 58 к условиям, влияющим на стоимость кредита, в числе прочего относятся условия о размере процентной ставки, сумме и сроке кредита, платежах и комиссиях по кредитным операциям, а также о дополнительных расходах заемщика, связанных с получением кредита (по страхованию рисков, в том числе жизни, здоровья потенциального заемщика, нотариальному заверению документов, предоставлению обеспечения по кредитному договору, оценке имущества, передаваемого в залог, и др.)[179]. Таким образом, снова налицо взаимное влияние положений частного и публичного права, проявление межотраслевого характера института займа. Также следует отметить, что после заключения договора потреб. кредита (займа) кредитор не освобождается от исполнения информационной обязанности (ст. 10 ФЗ «О потребетильском кредите (займе)»).

В вышеуказанных случаях субъективное право заемщика на информацию осуществляется путем совершения кредитором (займодавцем) активных (позитивных) действий. Однако наряду с этим следует выделить ряд правомочий на информацию, которые осуществляются через пассивные действия кредитора (займодавца) - неразглашение персональных данных заемщика, банковской и иной охраняемой законом тайны (ст. 857 ГК РФ, ст. 26 ФЗ «О банках и банковской деятельности», п. 3 ст. 12 ФЗ «О потребительском кредите (займе)».[180] Кроме того, в группу преддоговорных прав следует отнести право на отказ от получения потребительского займа; право заемщика на отказ от заключения дополнительных договоров, на отказ от получения дополнительных услуг, связанных с договором потребительского займа; право на свободный выбор контрагентов в отношении дополнительных услуг и право на стабильность согласованных условий на стадии заключения договора. Так, в соответствии с п. 8 ст. 7 ФЗ «О потребительском кредите (займе)», если не установлен больший срок, кредитор в одностороннем порядке не вправе менять предложенные заемщику индивидуальные условия договора потребительского кредита (займа) в течение 5 рабочих дней со дня получения заемщиком. Индивидуальные условия договора потребительского кредита (займа) в данном случае являются офертой, срок действия которой не менее 5 рабочих дней. Заявление же заемщика о предоставлении ему займа (кредита) следует считать предложением делать оферту.

Вторая группа прав заемщика связана с исполнением и прекращением договора займа. К группе прав, связанных с исполнением договора потребительского займа, в частности, относятся: право использовать сумму займа как на определенные цели, установленные в договоре, так и по своему усмотрению, если в договоре займа не указана определенная цель; право заемщика запретить кредитору уступку прав (требований) третьим лицам; право на стабильность договорных условий. На стадии исполнения договора стабильность договорных условий проявляется в том, что кредитор в одностороннем порядке вправе улучшить положение заемщика, например, уменьшить процентную ставку, уменьшить или отменить неустойку, плату за оказание предусмотренных договором услуг и т.д. (п. 16 ст. 5 ФЗ «О потребительском кредите (займе)»). Ухудшение же положения заемщика недопустимо, за исключением случаев, когда заемщик нарушает свои обязанности (ст. 7, 14 ФЗ «О потребительском кредите (займе)». Изменение курса валют также влечет изменение долговой нагрузки на заемщика, однако данный фактор не зависит от субъективного усмотрения сторон, следовательно, не влияет на обязанность кредитора обеспечить стабильность договорных условий.

Также к группе прав, связанных с исполнением договора займа, следует отнести право заемщика на соблюдение условий взаимодействия с кредитором[181]. Соблюдение данного права стало как никогда актуальным, что связано, в первую очередь с недобросовестным, а, порой, и неправомерным поведением лиц, занимающихся возвратом задолженности в качестве своей основной деятельности (так называемые «коллекторы»). Длительное время в судебной практике и доктрине не существовало единства мнений о возможности уступки прав (требований) по договору кредита[182]. В настоящее время данные споры лишены оснований, т.к. закон «О потребительском кредите (займе)» (статья 12) прямо допускает такую уступку. Более того, с принятием отдельного закона, регулирующего данную деятельность, введения реестра «коллекторов», данная сфера деятельности получила детальное регулирование. Таким образом, право заемщика на соблюдение условий взаимодействия с кредитором включает в себя допустимые способы взаимодействия: телефонные переговоры, личные встречи, телеграфные сообщения, почтовые отправления, текстовые, голосовые и иные сообщения. Кроме того, регламентирована процедура такого взаимодействия: количество личных встреч и возможное время их проведения, количество телефонных звонков и иных уведомлений. Также должник вправе и вовсе отказаться от некоторых способов такого взаимодействия.

Кроме того, заемщик в рамках группы прав, связанных с исполнением договора, обладает правом на бесплатное исполнение денежного обязательства по договору потребительского займа. Данное право реализуется путем обязательного предоставления заемщику как минимум одного способа бесплатного погашения долга с обязательным предоставлением информации заемщику о таком способе, недопустимости взимания кредитором дополнительного вознаграждения за исполнение обязанностей, возложенных на него законодательством и за такие услуги, в результате оказания которых не возникает отдельное материальное благо для заемщика либо если оказание кредитором услуг производится исключительно в его интересах (п. 19 ст. 5 ФЗ «О потребительском кредите (займе)»). Более того, при открытии предусмотренного договором банковского счета операции по нему должны осуществляться бесплатно (п. 17 ст. 4 ФЗ «О потребительском кредите (займе)». Данное правомочие призвано защитить заемщиков от скрытых платежей и комиссий. Также в рамках исполнения договора потребительского займа заемщик вправе в течение 14 дней отказаться от дополнительных услуг, оказание которых не влияет на величину полной стоимости потребительского кредита (займа) в части процентной ставки и иных платежей и не обусловливает возможность получения потребительского кредита (займа) (ст. 6 ФЗ «О потребительском кредите (займе)»).

К группе прав, связанных с прекращением договора потребительского займа, следует отнести право заемщика на досрочный возврат суммы потребительского займа в течение 14 дней (30 дней при получении займа на определенные цели). В литературе указывается на значимость закрепления данных правомочий заемщика[183]. Таким образом, заемщик, как по договору денежного займа, особенно по договору потребительского займа, так и по договору товарного (вещевого) займа, наделен большим перечнем прав, что позволяет сделать вывод о двусторонне обязывающем характере договора займа.

Займодавец (кредитор) по договору займа, потребительского займа также имеет определенные группы прав, которые можно классифицировать по нескольким основаниям. Так, по аналогии с вышеприведенной классификацией прав заемщика на имущественные и неимущественные можно выделить имущественные и неимущественные права займодавца. К имущественным правам займодавца относится право на получение процентов за пользование займом, право на получение причитающихся процентов в случае вынужденного досрочного расторжения договора по причине допущенного заемщиком нарушения; право требовать возврата суммы займа. К неимущественным правам займодавца следует отнести право на получение информации о заемщике, право на свободный выбор контрагента по договору.

Также права займодавца представляется возможным классифицировать на преддоговорные и договорные. К преддоговорным правам займодавца относится право на получение достоверной информации о заемщике; право на согласование договорных условий. Так, в соответствии с п. 3 ст. 7 ФЗ «О потребительском кредите (займе)» кредитор рассматривает заявление и иные документы заемщика. В частности, такими документами могут быть общегражданский паспорт, документы, подтверждающие платежеспособность, например, справка о доходах, справка с места работы о трудоустройстве и т.п. Такие же и другие документы могут быть представлены и по договору обычного (непотребительского) займа. Кроме того, исходя из конкретных потребностей, финансового положения заемщика, займодавцем согласуются определенные условия договора: сумма, срок, размер взимаемых процентов и т.д. Кроме того, в рамках преддоговорных отношений займодавец (кредитор) вправе отказать в выдаче потребительского займа.

ФЗ «О потребительском кредите (займе)» предоставил кредитору право предоставлять потребительские займы в денежной форме за счет систематически привлекаемых денежных средств более четырех раз в год (ст. 3); право устанавливать общие условия договора потребительского займа (ст.5). К договорным правам кредитора по договору потребительского кредита, а также займодавца по договору займа относятся права, связанные с исполнением и прекращением договора. К подгруппе прав, связанных с исполнением договора, относится право потребовать предоставить обеспечение; право требовать своевременного исполнения заемщиком взятых на себя обязательств; возможность уступить право (требование) третьим лицам; право требовать целевого использования займа; право осуществлять контроль за целевым использованием суммы займа. К подгруппе прав, связанных с прекращением договора, относится право займодавца требовать досрочного возврата суммы займа вместе с уплатой причитающихся процентов. Также можно выделить группу прав, связанных с разрешением споров. В частности, стороны имеют право изменить территориальную подсудность; право заключить третейское соглашение; право привлечь к разрешению спора медиатора.

Исходя из изложенного, можно сделать следующие выводы. Во-первых, в договоре займа слабой стороной могут быть и заемщик, и займодавец. До заключения договора слабой стороной выступает заемщик. А после заключения договора займа слабой стороной следует считать займодавца.

Во-вторых, следует констатировать, что как по договору займа в целом, так и по договору потребительского займа в частности, заемщик наделен определенными правами, что позволяет сделать вывод о двусторонне обязывающем характере договора займа. Более того, следует говорить о наличии системы таких прав. Диссертантом выявлена система прав сторон по договору займа. Права сторон договора займа можно классифицировать на преддоговорные и договорные; на права, связанные с возникновением, исполнением и прекращением договора займа; на имущественные и неимущественные права. Отдельно выделяется система информационных прав заемщика, разработана и обоснована классификация информационных прав заёмщика.

В-третьих, набор правомочий сторон по договору денежного и товарного (вещевого) займа различается. Также различается объем правомочий заемщика по договору потребительского займа. По договору вещевого займа заемщик имеет такие же права, как и покупатель по договору купли-продажи в части, относящейся к характеристике передаваемой вещи (товара). Таким образом, необходимо дифференцировать права сторон по договору денежного займа и по договору вещевого (товарного) займа. Следовательно, имеются различия в средствах и формах гражданско-правовой защиты прав сторон по договору денежного и вещевого займа.

В-четвертых, на основании изложенного представляется возможным вывести следующие принципы субинститута договора займа: а) принцип защиты слабой стороны договора; б) принцип стабильности договорных условий; в) принцип полной информированности.

<< | >>
Источник: Хабиров Артур Ильфарович. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ЗАЩИТА ПРАВ СТОРОН ПО ДОГОВОРУ ЗАЙМА ПО РОССИЙСКОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. КАЗАНЬ - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Правовой статус и система прав сторон договора займа:

  1. §4. Содержание и специфика объективной стороны преступлений, предусмотренных ст. 176 УК РФ
  2.   1.2. Акция как документ, удостоверяющий наличие акционерного правоотношения по праву России и США
  3. § 1. Закавказские государства и право
  4. § 5.   Принцип   недопустимости   злоупотребления   правом. Проблема разумного и добросовестного осуществления прав и исполнения обязанностей
  5. § 3. Объективная сторона хищения
  6. 2.3. Правова система Ради Європи: загальнотеоретичні аспекти
  7. Гражданское и смежные с нимотрасли права
  8. Гражданское и смежные с нимотрасли права
  9. 3.3. Гражданское Право[3]
  10. § 1. Закавказские государства и право
  11. § 1. Обязательственное право в Древней Руси и в период раздробленности (IX-XV вв.)
  12. 2.4.9. Допустимость выбора вненациональных источниковв качестве применимого права
  13. ИСТОРИЯ РИМСКОГО ПРАВа
  14. СЛОВАРЬ ВАЖНЕЙШИХ ПОНЯТИЙ РИМСКОГО ПРАВА
  15. Міжнародні стандарти захисту прав осіб, які є потерпілими від кримінальних правопорушень
  16. § 2. Правовой статус и система прав сторон договора займа
  17. § 1. Средства и формы гражданско-правовой защиты прав сторон по договору займа
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -