<<
>>

§ 2. Меры гражданско-правовой ответственности по договору займа

Одной из краеугольных проблем теории гражданского права, законодательства и правоприменительной практики является вопрос о юридической ответственности и ее применении. Классическим является понимание гражданско-правовой ответственности как применение к виновному нарушителю санкций за совершенное правонарушение, что вызывает для правонарушителя определенные отрицательные последствия, выражающиеся в форме лишения субъективных прав или в форме обременения дополнительными или новыми обязанностями.

Для ее применения требуется установить наличие состава правонарушения в действиях или бездействиях лица, которое хотят привлечь к ответственности. В состав гражданского правонарушения традиционно включается наличие вреда, вины, противоправное поведение, причинноследственная связь. Необходимо отметить, что причинно-следственная связь должна носить не логический, а юридический характер. В зависимости от того, какие меры ответственности применяются, проявляются те или иные функции ответственности. В случае, когда возмещается вред, на первый план выходит компенсационная функция, а при взыскании неустойки задействуется штрафная функция[410]. Помимо вышеназванных к мерам ответственности относятся возмещение убытков, потеря суммы задатка, компенсация морального вреда, взыскание процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами[411]. Компенсация морального вреда в заемных правоотношениях возможна по договору потребительского займа.

В силу того, что обязательство из договора займа является денежным[412], представляется, что в первую очередь необходимо рассмотреть такую меру ответственности как начисление (взыскание) процентов за неисполнение денежного обязательства. Традиционно под денежным понимается обязательство, связанное с платежом определенной денежной суммы[413] или с передачей определенной денежной суммы[414], то есть целью передачи денежных средств является погашение существующего денежного долга.

Если же денежные знаки сами служат предметом обязательства, например, купля-продажа редких денежных монет, то такое обязательство нельзя признать денежным. В договоре займа деньги используются как в качестве предмета договора, так и в качестве средства погашения денежного долга. В случае наличия долга, возникшего из другого обязательства, стороны могут трансформировать это обязательство в заемное. Соответственно, при неплатеже или несвоевременном платеже долга на эту сумму также подлежат начислению проценты по статье 395 ГК. Так, обязанность по уплате денег может возникнуть за неисполнение обязательства, предметом которого является своевременный возврат арендованного имущества. В связи с тем, что деньги являются эквивалентом ценности имущественного блага появляется возможность заменить предмета договора его денежным эквивалентом. В таком случае деньги являются своего рода имуществом, призванным обеспечить восстановление существовавшего до нарушения прав имущественного положения[415]. Таким образом, в зависимости от основания возникновения, характера исполнения, ответственности за нарушения можно выделить несколько видов денежных обязательств. Если деньги выступают в роли эквивалента правомерно отчужденного блага, то такие денежные обязательства относятся к регулятивным. Если же имущество отчуждено неправомерно, уничтожено, то денежное обязательство будет носить охранительный характер. Когда в договоре займа займодавец ссужает (одалживает) капитал заемщику, возникает регулятивное обязательство. В том случае, когда заемщик не возвращает предмет займа, то денежные средства в виде начисленных процентов по ст. 395 ГК РФ будут носить характер охранительного денежного обязательства, то есть в рамках обязательств из договора займа существует несколько видов денежных обязательств. Первый вид возникает тогда, когда займодавец, исполнивший свою обязанность по передаче денег заемщику, вправе по истечении определенного договором срока требовать возврата такой же суммы денег (регулятивное отношение).
Второй вид денежного обязательства возникает при просрочке возврата суммы займа. Согласно ст. 7.4.9 УНИДРУА[416] потерпевшая сторона вправе истребовать проценты годовых на сумму долга со дня наступления срока и до дня оплаты хотя бы должник и освобождался от ответственности. Принципы УНИДРУА - документ частноправовой унификации, который в практике многих международных центров, включая МКАС при ТПП РФ (Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате РФ), рассматривается как рекомендуемый документ, содержащий регламентацию общих вопросов исполнения контрактных обязательств международного характера[417]. Верховный Суд РФ в мотивировочной части своих определений также ссылается на принципы УНИДРУА при толковании не только международных коммерческих договоров, но и «национальных» договоров[418]. На необходимость использовать опыт зарубежных стран указывает, в частности, и А.И. Абдуллин[419].

В соответствии со ст. 7.4.10 проценты на размер убытков за неисполнение обязательства неденежного характера начисляются со дня, когда произошло неисполнение. Если же убытки возмещаются по частям, то согласно ст. 7.4.11 возможна их индексация. Поэтому направшивается вывод, что проценты, предусмотренные принципами УНИДРУА, имеют ряд отличий от процентов, установленных ст. 395 ГК РФ. Во-первых, их начисление производится независимо от вины должника, в то время как согласно ст. 401 ГК РФ ответственность на неисправного должника может быть наложена лишь при наличии его вины. Во- вторых, возможность индексации убытков. Применение принципов УНИДРУА не только в сфере международных коммерческих договоров, но и по национальным контрактам позволит взыскать с просрочившего должника дополнительную прибыль, которую кредитор (займодавец) мог бы получить, заключив, например, договор банковского вклада.

М.В. Старцева полагает, что проценты по ст. 395 ГК РФ содержат, во-первых, плату за пользование деньгами, во-вторых, компенсацию за задержку денег, не выражаемых иначе имущественных потерь, включая в числе прочего и моральный вред, в-третьих, доплату в связи с инфляцией; в-четвертых, наказание должника[420].

Таким образом, несмотря на то, что уплата процентов по ст. 395 ГК РФ есть мера имущественной ответственности, Старцева М.В. указывает на наличие элемента наказания. В связи с тем что, как было сказано ранее, заемные отношения могут включать в себя регулятивное и охранительное денежные обязательства, возможно одновременное предъявление к неисправному должнику требования об уплате процентов за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ), и требования о компенсации убытков. Так, в своем определении от 05.04.2016 № 4- КГ15-75 Верховный Суд РФ постановил, что можно взыскать одновременно проценты по займу и проценты за нарушение срока его возврата. Верховный Суд РФ указал, что проценты за нарушение срока возврата долга - это мера гражданскоправовой ответственности, законная неустойка. Их можно взыскать независимо от взыскания процентов по займу. Согласно материалам дела займодавец (физическое лицо) обратился в суд с иском к заемщику (также физическому лицу) с требованием о взыскании долга по договору займа, сославшись на наличие у ответчика задолженности по заключенному между ними договору займа от 11 июня 2011 г., процентов по договору и за просрочку возврата суммы, расходы по оплате государственной пошлины. Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены. В части взыскания неустойки суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции. В своем определении Верховный Суд РФ пояснил, что на случай, когда заемщик не отдает в срок сумму займа, пунктом 1 ст. 811 ГК предусмотрена мера гражданско-правовой ответственности в виде обязанности заемщика уплатить проценты на сумму займа в размере, предусмотренном п. 1 ст. 395 ГК, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата заимодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных п. 1 ст. 809 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа. То есть приведенной выше правовой нормой за неисполнение обязанности возвратить долг в обусловленный срок предусмотрена законная неустойка, под которой понимается денежная сумма, определенная законом, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности, в случае просрочки исполнения. При этом в случае нарушения заемщиком обязательств по возврату долга займодавцу данная законная неустойка подлежит взысканию вне зависимости о того, является ли договор займа процентным или беспроцентным. Исходя из изложенного, с учетом установления судом факта невозврата ответчиком суммы займа в предусмотренный заключенным с истцом договором займа срок, у ответчика возникла обязанность по уплате истцу процентов на сумму займа в размере, предусмотренном п. 1 ст. 395 ГК, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата заимодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных п. 1 ст. 809 ГК[421]. Стоит отметить, что в апелляционном определении содержится необычная трактовка определения размера минимального размера оплаты труда (далее - МРОТ). В соответствии с п. 3 ст. 809 ГК заем предполагается беспроцентным, если в нем прямо не предусмотрено иное, когда договор заключен между гражданами на сумму, не превышающую пятидесятикратного установленного законом МРОТ, и не связан с осуществлением предпринимательской деятельности хотя бы одной из сторон. Как правило, в этом случае для расчета применяется базовая сумма, равная ста рублям, установленная в ст. 5 ФЗ от 19.06.2000 г. «О минимальном размере оплаты труда»[422]. В данном же случае суд применил ст. 1 названного федерального закона. Хотя, в апелляционном определении Саратовского областного суда от 5 июня 2013 года (дело № 33-3321)[423], в апелляционном определении Омского областного суда по делу № 33-1294/2014 и в других судебных актах указывается, что минимальный размер оплаты труда, применяемый при определении сумм по гражданским обязательствам, предусмотрен ст. 5 ФЗ «О минимальном размере оплаты труда» и суд первой инстанции ошибочно рассчитал пятидесятикратный размер оплаты труда исходя из величины, установленной в ст. 1 указанного закона (примеч.: так называемый трудо-правовой МРОТ - А.Х.)[424].

Применение санкции, предусмотренной ст. 395 ГК РФ, занимает особое место как для договора займа, так и для всех иных гражданско-правовых обязательств. За пользование чужими денежными средствами, произошедшее из-за их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате согласно ст. 395 ГК РФ подлежат начислению проценты на размер долга в размере ключевой ставки Банка России. Анализ этой нормы позволяет сделать вывод, что она применяется ко всем денежным обязательствам и вне зависимости от основания возникновения. Применительно к договору займа данное правило подлежит применению вследствие указания в законе.

Помимо взыскания процентов по ст. 395 ГК РФ, при неисполнении заемщиком обязанностей, предусмотренных п. 2 ст. 811, статьями 813 и 814 ГК РФ, займодавец наряду с требованием о досрочном возврате всей суммы займа вправе потребовать уплаты причитающихся процентов. В этой связи научный и практический интерес представляет вопрос об определении правовой природы причитающихся процентов. В литературе отмечается, что «практически единственной проблемой, затрагиваемой учеными в данном контексте, является вопрос определения размера причитающихся процентов»[425], а также вопрос, что следует понимать под ними: проценты за весь срок действия договора или за период фактического пользования заемными средствами. Фактический размер причитающихся процентов может быть поставлен в зависимость от того, являются ли они мерой ответственности, то есть по сути санкцией, мерой негативного воздействия на неисправного заемщика либо же это иная гражданско-правовая мера воздействия, либо лишь исполнение должником лежащей на нем обязанности по уплате процентов за пользование суммой займа.

Прежде всего, следует определиться с самим понятием «причитающиеся». Если исходить из этимологии слова «причитаться», то следует сделать вывод о том, что причитаться может только то, на что лицо имеет право. В конструкции договора процентного (возмездного) займа и кредитного договора проценты являются платой за кредит, то есть встречным предоставлением заемщика за пользование денежными средствами кредитора. При таком подходе причитаться кредитору могут только те проценты, которые будут начислены заемщику за время фактического пользования заемными денежными средствами. Именно с такой позиции законодатель использует данное понятие («причитаться») в целом ряде норм ГК РФ (статьи 37, 78, 85, 169, 179, 256, 303, 326, 380, 395, 514, 709, 712 и другие нормы ГК РФ).

Также необходимо отметить, что применительно к договору займа в Гражданском кодексе использованы две различные формулировки: во втором пункте ст. 811 ГК РФ указывается на право потребовать досрочного возврата всей оставшейся суммы займа вместе с причитающимися процентами, а в ст.ст. 813 - 814 ГК РФ указывается на уплату причитающихся процентов. Здесь возможно согласиться с С.Л. Дегтяревым, который указывает, что «первое определяется как статическое, а второе как динамическое проявление»[426]. Динамическая составляющая проявляется во взыскании причитающихся процентов. Статическая же составляющая выражается в виде суммы процентов, которую мог бы получить займодавец, если бы договор займа не был бы расторгнут из-за допущенных заемщиком нарушений Требование о взыскании причитающихся процентов носит правоохранительный характер. Кроме того, ему присущ юридический характер воздействия и применение в рамках обязательственного правоотношения. Однако при применении данной меры отсутствует такой признак как организационное воздействие и, напротив, затрагивается имущественное положение контрагента. Из этого вывода можно сделать предположение о том, в каком размере следует взыскивать причитающиеся проценты[427].

Так, А.В. Аверьянов считает, что такие проценты необходимо начислять только за время до прекращения договорного отношения, то есть приравнивает причитающиеся проценты к плате за предоставление займа. Аналогичную позицию занимает А. Дубчинин, отмечая, что такие проценты следует начислять только за срок реального пользования предметом займа. Таким образом, по мнению вышеуказанных авторов взыскание причитающихся процентов не может быть отнесено к гражданско-правовым санкциям, а относится к мерам оперативного характера. В частности, А. Дубчинин отмечает, что взыскание причитающихся процентов не имеет своей задачей наказать заемщика за неисполнение своих обязанностей. М.В. Карпов прямо относит взыскание причитающихся процентов к оперативным мерам, отмечая, что требование о досрочном возврате суммы займа и выплате причитающихся процентов относится к оперативным санкциям[428].

Другое мнение высказано С.А. Хохловым, считавшим, что подлежат взысканию проценты, установленные договором за весь период пользования заемными средствами, а не только начисленные к моменту досрочного расторжения договора займа[429]. Л.А. Новоселова также считает, что взысканию подлежат проценты в полном объеме, поскольку «для взыскания процентов за период фактического пользования займом не было необходимости специального указания об этом. Включение в текст статьи о специальном указании на право досрочного возврата всей оставшейся суммы с причитающимися процентами, по нашему мнению, свидетельствует о наличии у кредитора права требовать уплаты процентов за весь срок, на который в соответствии с договором предоставлялся заем. Это исключение из общего правила. Взыскание процентов за весь срок можно в данном случае рассматривать как своеобразную санкцию, применяемую к допустившему нарушение должнику»[430]. Однако Л.А. Новоселова делает существенную оговорку, подчеркивая, что взыскание причитающихся процентов, хоть и относится к санкции, но не является неустойкой[431]. Л.Г. Ефимова[432], Р.И. Каримуллин[433] также рассматривают взыскание причитающихся процентов в

315

425

качестве санкции, а Е.А. Павлодский напрямую относит данную меру к мере гражданско-правовой ответственности[434]. В этой связи приобретает большое значение вопрос о соотношении категорий «санкция» и «ответственность». Например, С.Н. Братусь[435], О.Э. Лейст[436] исходят из того, что эти понятия равнозначны. А такие ученые как О.Н. Садиков[437] и Н.С. Малеин[438] считают, что категория «санкция» является более широким явлением, чем категория «гражданско-правовая ответственность». По мнению О.А. Красавчикова санкции охватывают как меры ответственности, так и иные меры правоохранительного порядка[439]. Считаем, что следует согласиться с А.В. Степанюком, который справедливо отмечает, что категория «причитающиеся проценты по договору займа» является санкцией, однако, по его мнению, причитающиеся проценты включают в себя две составляющие. Одна часть - это начисленные за период реального использования заемных средств проценты. По своей правовой природе они являются платой за возможность пользоваться денежными средствами и не относятся к санкциям. А другая часть включает в себя проценты, начисленные за период, начиная с момента досрочного возврата суммы займа, до того момента, когда согласно условиям договора она должна быть возвращена[440].

В целях ответа на поставленный вопрос о том, является ли взыскание процентов, причитающихся по договору займа, гражданско-правовой ответственностью, считаем необходимым рассмотреть ее признаки. Поскольку гражданско-правовая есть разновидность юридической ответственности, то ей

присущ такой признак как государственное принуждение, поэтому только компетентный государственный орган может возложить ее на правонарушителя. В то же время по справедливому высказыванию О.С. Иоффе даже после совершения правонарушения виновное лицо может и без принуждения государства добровольно устранить негативные последствия своего деяния[441]. Соответственно, заемщик, допустивший нарушение условий договора, может добровольно уплатить причитающиеся проценты, в противном случае займодавец вправе добиться этого в судебном порядке.

Вторым признаком гражданско-правовой ответственности следует назвать ее имущественный характер. Поскольку основным предметом гражданского права являются имущественные отношения, то логично предположить, что и характер гражданско-правовой ответственности соответствует характеру регулируемых общественных отношений[442]. Также привлечение к гражданско-правовой ответственности имеет своей целью компенсацию, восстановление нарушенного права, поскольку возможность привлечения к гражданско-правовой ответственности призвана стабилизировать гражданский оборот и обеспечить его участникам защиту своих законных экономических и юридических интересов[443]. В научных кругах подчеркивается, что компенсационный характер гражданскоправовой ответственности должен обеспечить такое восстановление имущественной сферы потерпевшей стороны, как если бы договор не был нарушен[444]. Данный признак в полной мере проявляется при взыскании причитающихся процентов. Так, в круг интересов займодавца входит как получение обратно переданного взаймы имущества, так и получение соответствующего вознаграждения за пользование заемщиком его имуществом. Этот интерес выражен в форме процентов, закрепленных в договоре. В случае досрочного возврата предмета займа ущемляется именно этот последний интерес. В связи с этим законодатель и предоставил возможность истребовать у нерадивого заемщика и причитающиеся проценты. В таком случае займодавец приводится в то же положение, как если бы обязательства по договору были исполнены заемщиком надлежащим образом.

Таким образом, как правило, гражданско-правовая ответственность характеризуется возложением обременений, невыгодных имущественных последствий на нарушителя. Однако В.А. Хохлов указывает, что в случае привлечения к гражданско-правовой ответственности у должника могут и не возникнуть дополнительные обременения. Например, если договор заключен на условиях предварительной оплаты и после ее получения продавец не поставляет товар в течение большого временного отрезка, убытки, взысканные с него, могут превысить, а могут быть меньше того блага, которое появилось у должника за период пользования чужими денежными средствами. Более того, В.А. Хохлов подчеркивает, что главной задачей привлечения к гражданско-правовой ответственности является «возмещение кредитору, а не изъятие у должника, к изменениям имущественной сферы которого закон индифферентен»[445]. Здесь хотелось бы подчеркнуть, что согласно п. 2 ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, вправе потребовать наряду с другими убытками возмещения упущенной выгоды в размере не меньшем, чем доходы, полученные вследствие нарушения его прав. Следовательно, риск возложения дополнительных обременений, невыгодных последствий всегда «висит» над нарушителем. В свою очередь правило, установленное в ст. 333 ГК РФ об уменьшении размера неустойки вследствие ее несоразмерности последствиям нарушения, показывает, что закон не столь индифферентен к имущественному положению правонарушителя. Об этом же свидетельствует и положение п. 3 ст. 1083 ГК РФ, предоставляющее суду возможность снизить размер компенсации вреда, учитывая материальное положения гражданина - нарушителя. Таким образом, необходимо выделить и такую особенность как соответствие размера гражданско-правовой ответственности размеру причиненного вреда, убытков (эквивалентный характер)[446], что направлено на недопущение неосновательного обогащения кредитора за счет должника.

Если говорить о договоре займа, то уплата заемщиком причитающихся процентов выступает дополнительным обременением для него, т.к. проценты уплачиваются за тот период, когда заемщик уже не пользовался денежными средствами займодавца. Еще одной из характерных черт гражданско-правовой ответственности является возможность установить ее основания и размеры в соглашении сторон. Так, статьи 813 и 814 ГК РФ позволяют сторонам в договоре изменить применение санкции в виде взыскания причитающихся процентов, например, снизив их размер. Подводя итог вышесказанному, следует констатировать, что взыскание причитающихся процентов за период с момента фактического досрочного возврата заемщиком суммы займа до момента, когда сумма займа должна была быть возвращена по условиям договора, следует отнести к мерам гражданско-правовой ответственности.

Начислением и истребованием процентов за нарушение денежного обязательства не исчерпывается перечень мер, которые применяются участниками заемного обязательства. Основополагающим способом защиты, который предусмотрен ст. 12 ГК РФ и конкретизирован в ст. 15 ГК РФ, является возмещение убытков. Этот способ защиты сохраняет свое непреложное значение на

~447

протяжении многих десятилетий[447] и является одним из краеугольных институтов в механизме защиты нарушенных прав[448]. Проведя анализ ст. 393 ГК РФ, можно сделать вывод, что компенсация убытков есть универсальный способ защиты гражданских прав, поскольку, во-первых, согласно абз. 1 п. 1 ст. 393 ГК РФ возмещение убытков невозможно исключить ни соглашением сторон, ни, по общему правилу, законом. Во-вторых, даже применяя иные способы защиты, по общему правилу кредитор не лишается права требовать от должника возмещения убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства (абз. 2 п. 1 ст. 393 ГК РФ). В соответствии с п. 3 ст. 420 ГК РФ к обязательствам, возникшим из договора, применяются общие положения об обязательствах (ст. 307-419), если иное не предусмотрено правилами главы 27 ГК РФ и правилами об отдельных видах договоров, содержащихся в ГК РФ. Системный анализ параграфа 1 главы 42 ГК РФ дает возможность сделать вывод, что законом прямо не запрещено взыскание займодавцем с заемщика убытков, причиненных ненадлежащим исполнением своих обязанностей. Одним из краеугольных принципов гражданского права является принцип дозволительной направленности. Следовательно, все, что прямо законом не запрещено, разрешено. Необходимо отметить, что в ст. 395 ГК РФ предусмотрены специальные меры ответственности за неисполнение денежного обязательства - взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица. Если понесенные кредитором убытки превышают сумму процентов, причитающихся ему на основании п.1. ст. 395 ГК РФ, кредитор вправе требовать от должника возмещения убытков в части, превышающей эту сумму (п. 2. ст. 395 ГК РФ). Договор займа является типичным денежным обязательством, следовательно, данное правило применимо и к заемным правоотношениям.

Убытки являются выражением отрицательных последствий в материальной сфере потерпевшей стороны в настоящей действительности[449]. Вследствие этого кредитор не должен получить имущественное удовлетворение в большей степени, чем это необходимо для восстановления нарушенного права и компенсации причиненных убытков. В противном случае можно вести речь о неосновательном обогащении. Следовательно, необходимо разработать механизм определения размера убытков, порядок их расчета. Это в равной степени касается и реального ущерба, и упущенной выгоды[450]. В соответствии со ст. 15 ГК РФ под реальным ущербом понимаются расходы, которые сторона произвела или с необходимостью произведет для восстановления нарушенного права, и утрата или повреждение его имущества. Таким образом, данный вид убытков характеризуется уменьшением наличного имущества потерпевшего[451]. В отличие от реального ущерба упущенная выгода представляет собой неувеличение наличного имущества, которое должно было увеличиться, если бы условия обязательства не были бы нарушены[452].

В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения договора займа виновная сторона обязана выплатить проценты за пользование чужими денежными средствами и, если сумма выплаченных процентов не покрывает понесенных стороной договора займа убытков, необходимо компенсировать реальный ущерб и упущенную выгоду. Для подтверждения причиненного реального ущерба сторона договора займа должна доказать факт нарушения обязательства; причинноследственную связь между неисполнением (ненадлежащим исполнением) обязательства и понесенными убытками; а также принятие всех необходимых и разумных мер для предотвращения или уменьшения размера убытков. В свою очередь, сторона, требующая возмещения убытков, должна исполнить лежащие на ней обязанности надлежащим образом[453].

Здесь уместно обратить внимание на такую разновидность упущенной выгоды как так называемые абстрактные убытки. Норма об абстрактных убытках в общую часть ГК РФ была введена сравнительно недавно (п. 2 ст. 393.1 ГК РФ)[454]. До этого момента в нормы об абстрактных убытках содержались только в особенной части ГК РФ в ст. 524, предоставляющей право обеим сторонам договора поставки компенсировать разумные убытки, причиненные досрочным расторжением договора вследствие допущенных контрагентом нарушения условий договора, хотя дифференциация убытков на конкретные и абстрактные является общепринятой как для англо-американского права, так и для права стран континентальной Европы, а также характерна для международно-правовых актов[455]. Под абстрактными убытками следует понимать разницу между ценой, установленной в договоре и текущей ценой на момент расторжения договора. Отсюда можно выделить отличительную особенность абстрактных убытков - их размер не нуждается в специальном доказывании.

Применительно к договору займа нормы об абстрактных убытках до вступления в силу ФЗ от 08.03.2015 № 42-ФЗ могли применяться по аналогии закона[456]. А с 01.06.2015 г. взыскание займодавцем абстрактных убытков вследствие нарушения заемщиком своих обязанностей должно производиться на основании ст. 393.1 ГК РФ. В тех случаях, в которых займодавец в соответствии с законом предъявляет требования к своему контрагенту о досрочном возврате суммы займа вместе с уплатой причитающихся процентов (ст.ст. 811 - 814 ГК РФ), досрочно получив обратно заемные средства вместе с причитающимися процентами, он имеет возможность заключить договор займа с иным субъектом. Если размер платы за пользование предметом займа (проценты по договору займа) во вновь заключенном договоре будут ниже, чем в прекращенном договоре, разницу займодавец может взыскать с нерадивого заемщика. Если же займодавец не заключает нового договора, но имеется соответствующее предложение на рынке (как в том месте, где был заключен первый договор займа, так и в любом другом месте (абз. 2 п. 2 ст. 393.1 ГК РФ), то займодавец может предъявить требование к заемщику о возмещении убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и текущей ценой (абзац 1 пункта 2 статьи 393 1 ГК РФ). Тем не менее следует указать, что во вновь заключенном договоре величина процентов за использование предмета займа должна быть разумной дабы избежать неосновательного обогащения займодавца за счет нерадивого заемщика. Также считаем, что нормы об абстрактных убытках должны применяться лишь в предпринимательских отношениях.

В целях разграничения понятий «конкретные убытки», «абстрактные убытки» и «упущенная выгода» следует обратиться к Концепции развития гражданского законодательства РФ, где под конкретными убытками понимаются «фактически понесенные кредитором расходы в связи с неисполнением обязательств должником, например, дополнительные расходы кредитора по сделке, замещающей договор, не исполненный должником»[457]. «Абстрактные убытки представляют собой способ исчисления убытков для тех случаев, когда, например, товар, подлежавший передаче по договору должником, нарушившим свое обязательство, имеет биржевую или рыночную цену. Разница между договорной и биржевой (рыночной) ценами и составляет убытки, размер которых не нуждается в доказывании»[458]. Это положение было закреплено в ст. 393.1. ГК РФ[459].

Конкретными убытками займодавца в заемном обязательстве в случае, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, выступают фактически понесенные расходы. В соответствии со ст. 811 ГК РФ они компенсируются уплатой заемщиком займодавцу процентов в соответствии с п. 1 ст. 395 ГК РФ со дня, когда сумма займа должна была быть возвращена в соответствии со ст. 810 ГК РФ до дня ее возврата займодавцу независимо от уплаты предусмотренных п. 1 ст. 809 ГК РФ процентов.

Абстрактными убытками займодавца по договору займа следует считать разницу между размером процентов, подлежащих уплате за пользование деньгами или другими вещами, определенными родовыми признаками, по вновь заключенному договору и расторгнутому им досрочно договору на основании статей 811, 813 и 814 ГК РФ. Если размер процентов во вновь заключенном договоре ниже, чем в договоре, который был досрочно расторгнут вследствие нарушений со стороны заемщика, то эта разница и должна быть компенсирована неисправным заемщиком займодавцу. В этом случае абстрактные убытки совпадают с упущенной выгодой.

При рассмотрении вопроса о возмещении убытков необходимо проанализировать соотношение убытков и сумм неосновательного обогащения. В соответствии с п. 3 ст. 1103 ГК РФ требования о возврате неосновательного обогащения распространяются в числе прочего на требования одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством. Такое требование может возникнуть, к примеру, в случае уплаты заемщиком излишних процентов по договору займа. Необходимо отметить, что возврат излишне выплаченных сумм не является санкцией, применяемой к неисправной стороне обязательства, в отличие от возмещения убытков.

Так, в своем определении от 29.03.2016 Верховный Суд РФ указал, что «встречное предоставление не должно приводить к неосновательному обогащению одной из сторон, а также нарушать иным образом краеугольные принципы добросовестности и разумности, что предполагает соблюдение баланса прав и обязанностей сторон договора. Условия договора не могут противоречить деловым обыкновениям и не могут быть явно обременительными для заемщика. ... Встречное предоставление не может быть основано на несправедливых договорных условиях, наличие которых следует квалифицировать как недобросовестное поведение[460].

Следует обратить внимание на соотношение понятий «убытки» и «долг». Для этого следует рассмотреть различные этапы (стадии) развития правоотношения. В теории гражданского права выделяют несколько уровней развития правоотношения. Первый уровень - протопредметный - состоит в определении цели, планировании деятельности, выработке программы. На втором уровне - предметном - происходит сама деятельность. И. наконец, на третьем уровне - метапредметном - производится анализ достигнутого, дается оценка[461]. Так, категория «долг» появляется на стадии исполнения обязательства, а категория «убытки» может возникнуть лишь в случае допущенного правонарушения. Исполнение долга не влечет ответственности, так как нового в материальноправовом отношении не происходит. Истребование долга в принудительном порядке влечет за собой новизну процессуального аспекта юридической связи. А ответственность возникает только в результате нарушения прав управомоченного лица. В результате образуется иное состояние правовой связи, «фиксирующее

отрицательные последствия предметного уровня направленное на их нейтрализацию»[462]. Предположим, если по условиям договора займа возврат предмета займа производится по частям и заемщик не произвел очередной платеж, то займодавец вправе не расторгать договор досрочно, а сделать заемщику соответствующее предупреждение. В приведенном примере очередная часть суммы, подлежащей возврату, и будет являться долгом, так как обе стороны признали долг, а обязанность заплатить проистекает не из факта правонарушения, а является правом требования. Убытки возникают тогда, когда заемщик отрицает достигнутую договоренность о возврате предмета займа и/или уплате соответствующих процентов, что будет являться правонарушением со стороны заемщика и повлечет применение к нему мер ответственности в форме уплаты процентов согласно п. 1 ст. 811 ГК РФ, а также убытков по правилам пункта 2 ст. 395 ГК РФ. Следовательно, долг и убытки относятся к категориям одного порядка, но проявляющиеся на разных периодах действия правовой связи. В противоположность истребованию долга меры ответственности представляют собой юридический аналог утраченного блага, его условный эквивалент[463]. Одной из ключевых проблем при взыскании убытков следует назвать трудность доказывания их размера[464] либо то, что сумма взысканных убытков не компенсирует все имущественные потери кредитора. В этой связи возникает необходимость в стимулировании должника к исполнению своих обязательств надлежащим образом путем применения превентивных мер. Одной из таких превентивных мер следует назвать соглашение об уплате неустойки, включенное в договор займа.

Под неустойкой понимается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в том числе при просрочке исполнения (п. 1 ст. 330 ГК РФ). Следует отметить, что в дореволюционный период среди ученых цивилистов имели место разногласия относительно понятия неустойки. Так одни цивилисты (А.Л. Боровиковский, Н.А. Буцковский, А.Х. Гольмстен, К.Д. Кавелин, А. Пестржецкий) понимали под неустойкой пеню или штраф в размере заранее определенной денежной суммы, которую сторона обязана уплатить в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства[465]. Д.И. Мейер дополнил понятие о неустойке тем, что помимо денежной суммы должник может передать кредитору имущество либо совершить для последнего какие-либо действия[466]. В свою очередь Сенат понимал под неустойкой правило об ответственности, которое состояло в предоставлении имущественного удовлетворения, как денежного, так и в форме иного имущества, а также совершении действий, имеющих определенную значимость для потерпевшей стороны[467]. Таким образом, речь идет не только о денежной неустойке, но и о так называемой «товарной неустойке».

В законодательстве прослеживается двойственная позиция по поводу того, к какому типу мер относится неустойка: является ли она мерой ответственности либо способом обеспечения исполнения обязательства. В соответствии со ст. 12 ГК РФ неустойка входит в перечень способов защиты гражданских прав. Как нами было сказано ранее, по своей юридической природе способы защиты, перечисленные в ст. 12 ГК РФ, неоднородны и неустойку следует отнести к мерам ответственности. С другой стороны, в главе 23 ГК РФ, посвященной обеспечению исполнения обязательств, в параграфе 2 (статьи 330-333 ГК РФ) также содержатся нормы о неустойке. В этой связи вызывает интерес мнение О.С. Иоффе, который считает, что целью неустойки является обеспечение надлежащего исполнения обязательств, из-за чего неустойку относят к обеспечительным мерам. Однако в случае нарушения обязательства неустойка трансформируется в меру ответственности, т.е. переходит в новое качество[468]. О.С. Иоффе относил неустойку к числу обеспечительных мер, одновременно являющихся и мерами ответственности[469]. Также на двоякую природу неустойки указывали А.А. Травкин[470], В.В. Витрянский[471], В.С. Ем[472], Е.А. Суханов[473].

Также в литературе не сложилось единого мнения о том, какой характер носит неустойка: штрафной или компенсационный. Что касается правовой природы неустойки, то существует два мнения в теории гражданского права: одни ученые (К.А. Граве, О.С. Иоффе, И.Б. Новицкий, М.Я. Пергамент, К.П. Победоносцев) рассматривают неустойку в качестве предварительно установленной договором или законом оценки убытков, в то время как другие отождествляют неустойку со штрафом, целью которого является сподвигнуть стороны к реальному исполнению договора и воздействовать на них дисциплинирующим образом[474]. В обоих точках зрения присутствует рациональный элемент. С одной стороны, неустойка компенсирует причиненные кредитору убытки, но одновременно, неустойка имеет «устрашающий», штрафной характер. На наш взгляд, следует согласиться с представителями обеих точек зрения, так как согласившись лишь с одной из них, природа неустойки будет умаляться. В действительности необходимо отметить двоякий характер неустойки, сочетающий как обеспечительную, так и компенсационную функцию, что и позволяет различать неустойку и убытки. Так, О.Н. Низамиева отмечает, что, будучи средством обеспечения исполнения гражданско-правовых обязательств и мерой гражданско-правовой ответственности, неустойка выполняет главным образом обеспечительную и компенсационную функции[475].

Во многом господство того или иного подхода к вопросу о сущности неустойки продиктовано экономическим строем, существовавшим в тот или иной временной промежуток. В литературе справедливо отмечается зависимость как всего права, так и его отдельных отраслей от общего состояния экономических отношений. Вследствие этого в связи с развитием в России модели рыночной экономики звучат предложения отказаться от штрафной сущности неустойки и оставить исключительно компенсационную функцию. Однако сложность подобного перехода обусловлена самой природой неустойки, поскольку правила о компенсации предполагают возмещение потерпевшей стороне как всех причиненных убытков, так и выгоду от того, что потерпевшая сторона избежала или могла избежать ущерба или определенных расходов. Но эти принципы присущи такой мере ответственности как возмещение убытков. Что же касается неустойки, то умаление ее двоякой правовой сущности приведет к нарушению правил ее начисления и взимания, так как единственным критерием размера неустойки может служить лишь соразмерность неустойки последствиям нарушения. Соответственно взыскание неустойки не должно приводить к неосновательному обогащению потерпевшей стороны и только в этом случае можно говорить о компенсационной неустойке[476]. В литературе указывается, что для гражданско-правовых отношений характерно не наказание нарушившей обязательство стороны, а компенсация причиненных убытков, восстановление имущественной сферы потерпевшей стороны[477]. Между тем в науке обосновывается возможность использования наказания как одной из функций деликтной ответственности. К.М. Арсланов отмечает, что «в иностранном праве в последние десятилетия достаточно остро дискутировался вопрос о допустимости в гражданском праве наказания. ... Сложности в признании наличия в гражданском праве функции «наказания» обусловлены и проблемой возможного неосновательного обогащения лица, которое получает возмещение в результате присуждения ему денежной суммы в порядке «частного наказания». В связи с этим в германском праве была выработана позиция, в соответствии с которой денежные суммы, выплаченные в порядке наказания и предупреждения, подлежат передаче государству, благотворительным организациям и т.п.[478]

Однако необходимо принимать во внимание и такую роль неустойки как обеспечительную[479]. Как верное отмечает Е.А. Мичурина «однозначное понимание природы неустойки и механизма ее применения в кредитных обязательствах позволит разрешить правовые коллизии относительно неустойки как способа обеспечения кредитных обязательств»[480]. Включение в договор условий о неустойке должно дисциплинирующим образом воздействовать на стороны. И лишь неисполнение стороной своих обязанностей «превращает» неустойку в меру ответственности (ст. 394 ГК РФ) и способ защиты (ст. 12 ГК РФ), компенсируя стороне ее потери. В случае, если стороны договорились о неустойке, то при нарушении договорного обязательства с неизбежностью возникает вопрос о соотношении убытков и неустойки, поскольку одновременное применение этих способов защиты с неизбежностью приведет к неосновательному обогащению потерпевшей стороны, что явится нарушением принципов гражданского права и принципов гражданско-правовой ответственности[481]. В таком случае следует применять положения ст. 394 ГК РФ, в которой правила о зачетной (абз. 1 п. 1 ст. 394 ГК РФ), альтернативной, исключительной неустойке (абз. 2 п. 1 ст. 394 ГК РФ) сочетаются с принципом недопустимости применения двух самостоятельных мер ответственности за одно и то же нарушение обязательства[482]. Исключение из этого принципа составляет лишь так называемая штрафная неустойка (абз. 2 п. 2 ст. 394 ГК РФ), когда к нарушителю обязательства применяются сразу две меры ответственности.

На наш взгляд очень важным является вопрос о размере договорной неустойки, так как в гражданском законодательстве отсутствуют ограничения ее максимального размера. Практика показывает, что зачастую стороны устанавливают в договоре чрезвычайно высокий размер неустойки либо предусматривают взыскание одновременно и пени, и штрафа и, таким образом, ими не принимаются во внимание границы применения данного способа защиты гражданских прав. Так, например, согласно материалам дела А65-31531/2012 при сумме основного долга равной 629920,55 руб. истец (арендодатель) просил взыскать пени в размере 501262,54 руб[483]. Единственным стабилизирующим фактором может служить применение судом правила, установленного в статье 333 ГК РФ, позволяющего судам как по собственной инициативе, так и по заявлению стороны снизить размер подлежащей взысканию неустойки, если начисленная неустойка несоразмерна последствиям нарушения обязательства. Однако это правило содержит существенные недостатки. Во-первых, суд применяет положения ст. 333 ГК РФ исключительно по своему внутреннему убеждению, что не исключает элементов судебного произвола. Об отсутствии единого подхода в правоприменительной практике в решении вопроса о возможности снижения размера неустойки на основании ст. 333 ГК РФ указывается и в литературе[484]. По вышеупомянутому делу Арбитражный суд РТ принял решение снизить неустойку в два раза до 250000 руб. В то же время по аналогичному делу другой судья того же арбитражного суда размер пени не снизил[485]. Во-вторых, не все споры доходят до судебного рассмотрения и, соответственно, это правило не применяется.

И.А. Буш на основе анализа материалов дел, разрешенных Президиумом ВАС РФ в порядке надзора, сделала вывод о том, что хотя «суды и не должны удовлетворять исковые требования в заявленных размерах, превышающих любые максимально возможные убытки в связи с соответствующим нарушением договорных обязательств» [486], снижение неустойки стало буквально обязанностью, а не правом суда. С этим выводом трудно согласиться, поскольку, как это было показано выше, по аналогичным делам один и тот же арбитражный суд выносит диаметрально противоположные решения относительно снижения сумм договорной неустойки.

ГК РФ предусматривает такие формы выплаты неустойки как пени и штраф (п. 1 ст. 330 ГК РФ). О.С. Иоффе определял пени как «разновидность неустоичного обязательства, которое применяется за неисполнение обязательства в срок. Основанием для применения пени может служить лишь ... просрочка по обязательству в целом или отдельным ... обязанностям. Пени всегда устанавливаются в процентах от цены нарушенной обязанности. Штраф как форма неустойки отличается от пени тем, что, во-первых, может устанавливаться за любое нарушение, во-вторых, взыскивается как единократная денежная сумма, в то время как пени нарастает непрерывно до устранения нарушения[487]. Зачастую удовлетворяют требования о взыскании с заемщика одновременно как пени, так и штрафа. На наш взгляд, следует исключить подобную возможность, для чего необходимо на законодательном уровне запретить взыскание за одно правонарушение и пени, и штрафа.

Также считаем необходимым обратить внимание на такую разновидность неустойки как так называемая «товарная» неустойка[488]. Правовая конструкция «товарной неустойки» имеет явное сходство с таким способом обеспечения исполнения обязательства как неустойка. В случае с товарной неустойкой должник должен уплатить не денежную сумму, а передать определенное количество товара или иную вещь. В науке[489] и в судебной практике[490] существует мнение, что применение товарной неустойки является действенным способом обеспечения исполнения обязательства в отношениях между предпринимателями. Применение данного обеспечительного способа обосновывается такими основополагающими принципами гражданского права как принцип свободы договора (ст. 421 ГК РФ), т.е. стороны договора своей волей и в своем интересе определяют договорные условия. Во-вторых, принцип дозволительной направленности позволяет сторонам руководствоваться любыми правилами, законом прямо не запрещенными. В ст. 329 ГК РФ содержится открытый перечень способов обеспечения исполнения обязательств, в том числе сторонам предоставлено право самим в договоре установить иные способы. Применение «товарной неустойки» возможно распространить и на отношения по договору займа по нескольким причинам. В первую очередь, к товарной неустойке не применяется правило ст. 333 ГК РФ об уменьшении неустойки судом при ее несоразмерности последствиям нарушения обязательства. Также не подлежит применению установленное ст. 394 ГК РФ правило о возмещении убытков в части, не покрытой неустойкой. Следовательно, убытки подлежат взысканию независимо от взыскания товарной неустойки. Представляется, что подобные правила более эффективным способом сподвигнут должника исполнять свои обязанности надлежащим образом. Таким образом, применительно к договору займа предлагается ввести понятие «товарная неустойка» для более эффективного исполнения обязательств.

Подводя итог вышесказанному, хотелось бы отметить следующее. В силу того, что обязательство из договора займа является денежным, к виновному заемщику возможно применить такую меру ответственности как начисление (взыскание) процентов за неисполнение денежного обязательства. Возможно одновременное предъявление к неисправному должнику как требования об уплате процентов за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ), так и требования о возмещении убытков. Помимо взыскания указанных процентов, в случае нарушения заемщиком обязанностей, предусмотренных п. 2 ст. 811, статьями 813 и 814 ГК РФ, займодавец наряду с требованием о досрочном возврате всей суммы займа вправе потребовать уплаты причитающихся процентов. Причитающиеся проценты, начисленные за период, начиная с момента досрочного возврата суммы займа, до того дня, когда в соответствии с договором сумма займа должна была быть возвращена, являются мерой гражданско-правовой ответственности.

Также потерпевшая сторона договора займа вправе потребовать возмещения причиненных убытков, если понесенные убытки превышают сумму процентов, причитающихся на основании п.1. ст. 395 ГК РФ. В случае, когда займодавец досрочно получает обратно заемные средства вместе с причитающимися процентами, он имеет возможность заключить договор займа с иным субъектом. Если размер платы за пользование предметом займа (проценты по договору займа) во вновь заключенном договоре будут ниже, чем в прекращенном договоре, разницу займодавец может взыскать с нерадивого заемщика. Если же займодавец не заключает нового договора, но имеется соответствующее предложение на рынке (как в том месте, где был заключен первый договор займа, так и в любом другом месте (абз. 2 п. 2 ст. 393.1 ГК РФ), то займодавец имеет право потребовать от заемщика возмещения убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и текущей ценой (абз. 1 п. 2 ст. 393.1 ГК РФ). Во вновь заключенном договоре размер процентов за пользование предметом займа должен быть разумным, дабы избежать неосновательного обогащения займодавца за счет нерадивого заемщика. Кроме того, для эффективного исполнения обязательств по договору займа предлагается ввести понятие «товарная неустойка», когда должник должен уплатить не денежную сумму, а передать определенное количество товара или иную вещь.

<< | >>
Источник: Хабиров Артур Ильфарович. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ЗАЩИТА ПРАВ СТОРОН ПО ДОГОВОРУ ЗАЙМА ПО РОССИЙСКОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. КАЗАНЬ - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 2. Меры гражданско-правовой ответственности по договору займа:

  1. § 1. История развития ответственности за незаконное получение кредита и злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности в отечественном законодательстве
  2. Правовая система
  3. Правовая природа процентов годовых по российскому праву
  4. Оговорка об увеличении объема обязательства должникав случае нарушения договора
  5. 487. Как соотносятся проценты по ст.395 ГК с процентами, подлежащими взысканию за пользование чужими денежными средствами на основании договоров займа, кредита, а также на основании договорных условий о коммерческом кредитовании?
  6. 484. Какие гражданско-правовые последствия могут наступить для банка, исполняющего распоряжения по счету с нарушением очередности, установленной п. 2 ст. 855 ГК?
  7. § 1. Понятие осуществления субъективных гражданских прав
  8. Глава   VI  СМЕЖНЫЕ С ГРАЖДАНСКИМ  ПРАВОМ ОТРАСЛИ СОВЕТСКОГО ПРАВА
  9. 12.3. Обязательства по выполнению работ и оказанию услуг: договор подряда, договор перевозки, договор займа
  10. Гражданское и смежные с нимотрасли права
  11. 3.3. Гражданское Право[3]
  12. Правовая система
  13. ТЕСТОВЫЕ ЗАДАНИЯ
  14. §1. Исторические основы современного института займа
  15. § 2. Правовой статус и система прав сторон договора займа
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -