<<
>>

§ 1. Средства и формы гражданско-правовой защиты прав сторон по договору займа

Одним из правомочий сторон договора займа является субъективное право на защиту. Каждое субъективное гражданское право подлежит защите, в т.ч. права сторон договора займа. Защита прав и свобод человека и гражданина гарантируется ч.

1 ст. 45 Конституции РФ[184], а в ч. 2 данной статьи закрепляется возможность защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. В ГК РФ в качестве одного из начал гражданского законодательства провозглашается принцип обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты (п.1 ст. 1 ГК РФ). В гражданском праве категория защиты связана с категорией охраны, а также обеспечения. В юридической литературе понятия «охрана субъективного права» и «защита субъективного права» различаются[185]. Так, З.А. Ахметьянова выделяет механизм охраны вещных прав и являющийся его элементом механизм защиты субъективного вещного права[186]. Категория «охраны» рассматривается в широком и узком понимании. В широком значении данная категория включает в себя весь спектр мер, призванных обеспечить реализацию прав. Охрана представляет собой установление общего правового режима, опирающегося на правомерную деятельность. В узком же понимании в категорию «охрана» включаются лишь такие меры, которые направлены на восстановление и признание гражданских прав, на защиту интересов в случае их оспаривания или нарушения. Категория «охрана» в таком узком понимании именуется «защитой гражданских прав»[187]. При этом уточняется, что охраняются права постоянно, а защищаются только тогда, когда нарушаются[188]. В законодательстве понятие «защита права» зачастую носит абстрактный характер, обозначая возможность государства защищать права, не уточняя, идет ли речь о защите уже нарушенных прав или о гарантиях, формах защиты еще не нарушенных прав[189]. Как справедливо отмечают В.П.
Грибанов, Д.М. Генкин, только при обеспечении управомоченного лица средствами защиты, возможности прибегнуть к государственной защите, их субъективные права перестают быть декларативными[190]. Одной из задач гражданского судопроизводства является правильное разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан и организаций (ст. 2 ГПК РФ). Приведенные основополагающие правовые принципы являются основой механизма гражданско-правовой защиты прав сторон по договору займа.

Между тем в науке отсутствует единое понимание понятия «защиты гражданских прав». Так, Ю.Г. Басин, А.Г. Диденко определяют защиту гражданских прав как опирающуюся на силу государственного принуждения возможность применения установленной законом системы мер правоохранительного характера, направленных на борьбу с правонарушениями, с помощью которых обеспечивается неприкосновенность права и ликвидируется его нарушение[191]. По нашему мнению данное определение характеризует более общую категорию «охраны» гражданских прав, т.к. указание на возможность применения мер правоохранительного характера направлено на будущее время, это потенциально возможное поведение, в то время как защита гражданских прав предполагает активные действия прежде всего самого субъекта. В этой связи представляется более корректным определение защиты, данное А.И. Базилевичем, под которой он понимает применение мер материально-правового характера к обязанной стороне в определенной процессуальной форме[192].

Г.П. Арефьев и С. Сабикенов определяют понятие «защита» через деятельность компетентных органов, управомоченных лиц по ликвидации препятствий при осуществлении субъектами своих прав[193]. Считаем, что данное определение не отражает всей сущности понятия «защита гражданских прав», т.к. помимо обращения к компетентным органам управомоченное лицо вправе предпринять самостоятельные действия по защите своих прав (самозащита). Т.И. Илларионова понимает под защитой субъективных гражданских прав применяемый в установленном законом порядке компетентными органами либо управомоченным лицом принудительный способ реализации прав, направленный на восстановление нарушенных прав[194].

Также под защитой подразумевается использование совокупности допустимых средств в целях восстановления нарушенных прав[195]. В этой связи представляет интерес мнение О.О. Юрченко, который в право на защиту включает материальное требование управомоченного субъекта к нарушителю по поводу незаконного сдерживания удовлетворения своих интересов[196], а также вышеприведенное мнение А.И. Базилевича, указавшего на наличие определенных процессуальных прав у управомоченного лица при применении мер материального и правового воздействия[197]. Оба этих мнения синтезированы Ю.Н. Андреевым, выделяющим в праве на защиту как материальные, так и процессуальные элементы[198]. К материальным элементам относятся способы защиты, а к процессуальным - формы и средства защиты. Взаимосвязь материальных и процессуальных элементов проявляется в том, что тот или иной способ защиты осуществляется в строго определенной форме. По нашему мнению следует согласиться с Д.Х. Валеевым, М.Ю. Челышевым, Д.М. Чечотом, которые под защитой понимают «принудительный (в отношении обязанного лица) способ осуществления субъективного права, применяемый в установленном законом порядке компетентными органами либо самим управомоченным лицом в целях восстановления нарушенного права»[199].

Представляет определенный интерес уяснить правовую природу права на защиту. В литературе встречаются два основных мнения. Традиционно право на защиту вместе с правом на собственные действия и правом требовать определенного поведения от других лиц включается в состав субъективного гражданского права[200]. Так, В.П. Грибанов, обосновывая данный взгляд, указывает на существующую связь между характером самого защищаемого права и возможностями, предоставляемыми правом на защиту[201]. Развивая данный взгляд, некоторые исследователи считают право на защиту неотъемлемым свойством любого субъективного гражданского права, тем не менее лишенным самостоятельного значения[202] либо включают в состав элементов нарушенного субъективного гражданского права[203].

По мнению Н.В. Южанина типичным для обязательственных правоотношений является двухчленная структура субъективного права: возможность требования и право на защиту[204]. В связи с этим Е.Е. Богданова считает, что исключение права на защиту из числа правомочий обладателя субъективного гражданского права обесценит последнее[205]. А.Е. Шерстобитов, С.М. Корнеев относят право на защиту в содержание любого субъективного права[206]. С.В. Никольский под правом на защиту понимает совокупность ряда возможностей прибегнуть к защите нарушенного права[207]. М.А. Рожкова убеждена, что включение права на защиту в состав субъективного гражданского права полностью отражает его характер и содержание, обеспечивая возможность использовать большой спектр мер, предусмотренных законодательством в соответствии с характером нарушения[208]. Б.М. Гонгало также включает правомочие на защиту права в содержание любого субъективного права[209].

Другие исследователи указывают на самостоятельный характер права на защиту. В этой связи следует выделить две основные группы аргументов, выдвигаемых в обоснование самостоятельности права на защиту. С одной стороны, указывается на специфическое содержание данного права: право на защиту имеет конструкцию субъективного права: а) наличие правомочия на собственные действия (меры самозащиты, необходимая оборона); б) наличие правомочия требовать от других лиц совершить определенные действия (меры воздействия в отношении нарушителя субъективного права, применяемые по решению компетентных государственных органов)[210]. Кроме того, как верно указывают Р.А.

Хасанов, О.А. Минеев исходя из анализа основных принципов права, право на защиту является элементом любого правового статуса, в т.ч. и гражданскоправового. Право на защиту возникает и реализуется, когда происходит нарушение или оспаривание защищаемого права. До этого момента имеется абстрактная возможность права на защиту, которое является одним из элементов гражданской правосубъектности[211]. Развивая данный взгляд, А.И. Базилевич подчеркивает, что, будучи закрепленным как в российских, так и в международных правовых актах, право на защиту существует объективно, независимо от нуждаемости в нем лица в данный конкретный промежуток времени[212]. О.В. Иванов считает право на защиту самостоятельным правом, которое не является свойством субъективного права, а лишь тесно с ним связано[213]. Другим аргументом самостоятельного характера права на защиту является специфический характер его возникновения. Так, В.А. Белов отмечает, что изначальное включение права на защиту в состав любого субъективного права является нелогичным, нецелесообразным, поскольку в таком случае еще до нарушения права у управомоченного субъекта возникает возможность защиты. Тогда, по мнению В.А. Белова, началом течения срока исковой давности будет не момент нарушения права, а момент возникновения гражданского права[214]. Даже сторонники первого подхода М.И. Брагинский и В.В. Витрянский справедливо подмечают, что право на защиту проявляет себя только тогда, когда происходит посягательство, нарушение либо оспаривание субъективного права[215]. Также и Е.Я. Мотовиловкер отмечает, что право на защиту возникает только с момента правонарушения[216]. А в противовес мнению В.П. Грибанова о том, что критерием включенности права на защиту в содержание любого субъективного гражданского права является связь, существующая между предоставляемыми правом на защиту возможностями и характером самого защищаемого права, Р.А. Хасанов верно замечает, что будет неоправданно включать одно право в состав другого лишь из-за наличия безусловной связи между ними. Более того, «в таком случае игнорируется сущность права, заключающаяся не только в его внешней функции, но и во внутреннем строении»[217]. Считаем необходимым и привести мнение А.В. Белова, указывающего, что если признать правомочие на защиту составной частью всякого регулятивного права, то мы с неизбежностью отказываемся от разграничения охранительных и регулятивных гражданских правоотношений[218].

В действительности, при решении вопроса о самостоятельном или несамостоятельном характере субъективного гражданского права на защиту также необходимо учитывать стадийный характер механизма правореализации. На первом этапе действуют регулятивные нормы, создающие предпосылки для удовлетворения субъектами своих интересов и координирующие поведение участников общественных отношений[219]. Данная цель достигается путем наделения субъектов правами и обязанностями. Если происходит нарушение прав и законных интересов, то возникает охранительное правоотношение и осуществляется защита. «В охранительном субъективном праве отражаются возможности определенного поведения лица, предоставленные ему охранительными нормами в целях защиты охраняемого законом интереса и регулятивного субъективного права»[220]. По мнению В.В. Бутнева в результате оспаривания, правонарушения и других помех в реализации права возникает право на защиту, которое является относительно самостоятельным и новым субъективным правом[221].

По нашему мнению право на защиту является самостоятельным правом лица, которое возникает в момент нарушения его субъективных прав и интересов. Концепция самостоятельного субъективного права на защиту ставит во главу угла внутреннее строение права на защиту, которое совпадает со структурой субъективного гражданского права. Следовательно, при рассмотрении понятия «гражданско-правовая защита прав сторон по договору займа» необходимо учитывать его относительную самостоятельность среди иных категорий, например таких, как «реализация субъективных прав», «охрана прав». Следовательно, признавая самостоятельность права на защиту, следует выделить такие его элементы как правомочие на собственные действия (самозащита, оперативные действия) и правомочие требования (обращение к государственным органам) [222]. Тем не менее следует оговориться, что, признавая самостоятельный характер права на защиту, следует помнить о его взаимосвязи с регулятивными правами, поскольку применение того или иного способа защиты зависит от того, какое субъективное право было нарушено. Исходя из этого можно выделить вещноправовые, обязательственные[223], неимущественные способы защиты[224], что показывает производный характер охранительного правоотношения. Реализация права на защиту управомоченным лицом связана с фактом нарушения, оспаривания его прав и интересов. Таким образом, само субъективное прав на защиту следует понимать как юридически закрепленную возможность управомоченного лица использовать меры правоохранительного характера с целью пресечения действий, нарушающих право и восстановления нарушенного права[225].

Носители субъективных гражданских прав обладают правомочием на их защиту с помощью средств, предусмотренных законодательством[226]. В теории права под правовыми средствами понимаются институционные явления правовой действительности, воплощающие регулятивную силу права, его энергию, которым принадлежит роль ее активных центров[227]. Также правовые средства определяются через совершаемые субъектами сочетания юридически значимых действий, служащие достижению интересов[228]. Правовые средства выражают все юридические способы обеспечения интересов субъектов права, отражая информационно-энергетические качества и ресурсы права и выступают основными элементами механизма правового регулирования[229]. Информационно

психологический аспект правовых средств сводится к воздействию нормативной правовой информации на мотивы субъектов. В этом аспекте правовые средства можно разделить на правовые стимулы и правовые ограничения[230]. Под правовым стимулом следует понимать правовое побуждение к законопослушному поведению, выгодному для субъекта и общества; в то время как правовое ограничение - это правовое сдерживание противозаконного деяния. Правовые ограничения создают условия для удовлетворения интересов других субъектов и общества в охране и защите. Таким образом, средства охраны и защиты относятся к правоограничивающим[231]. Остальные средства относятся к правостимулирующим. В заемных обязательствах к правостимулирующим средствам следует отнести нормативные правовые акты, регулирующие договор займа, а также сам договор займа, заключенный в письменной форме.

В связи с тем, что обладателю любого субъективного гражданского права принадлежит правомочие на его защиту с помощью предусмотренных законодательством средств[232], считаем необходимым раскрыть понятие «средство защиты», тем более, что в законодательстве оно отсутствует. В научной литературе под средствами защиты понимаются либо целый комплекс мер, включающий в себя способы и формы защиты прав[233], а также формы ответственности, способы самозащиты, способы обеспечения исполнения обязательств[234], либо только обеспечительные меры[235], либо только отдельные права и обязанности[236]. Также встречается определение средств защиты через допускаемый законом прием, который избирается защищающимся лицом для правомерного воздействия на нарушителя с целью принудить его к определенному поведению. К таким приемам относят, например, предъявление иска, удержание и т.д.[237] Кроме того, некоторые ученые отождествляют средства и способы защиты[238], что представляется неверным. В.Н. Васецкий, Е.В. Федулина, А.П. Вершинин под гражданскоправовыми средствами защиты понимают совокупность индивидуально- определенных инструментов (фактических и юридических действий) для защиты нарушенных прав[239]. Также средства защиты рассматриваются в качестве инструментов, приводящих в действие способы защиты[240]. Следует согласиться с Т.В. Шершень, которая под правовыми средствами защиты субъективных гражданских прав понимает «комплекс мер, включающий в себя конституционноправовые, уголовно-правовые, гражданско-правовые, административно-правовые, процессуальные и иные средства защиты субъективных гражданских прав»[241].

Исходя из различного содержания, вкладываемого в понятие «средства защиты», разнятся и их классификации. В зависимости от стадии, на которой происходит нарушение права, А.Г. Карапетов выделяет средства защиты в связи с: а) текущей просрочкой исполнения обязательства; б) ненадлежащим исполнением обязательства; в) прекращением обязательства[242]. В зависимости от содержания средства защиты разделяют на материальные и процессуальные, а процессуальные, в свою очередь, на международные и национальные[243]. Исходя из существа правоотношения выделяют вещно-правовые и обязательственно-правовые[244]. Конкретный набор средств зависит от выбранной формы защиты.

М.Ю. Челышев и Д.Х. Валеев указывают, что в совокупности гражданскоправовые средства составляют единый гражданско-правовой механизм реализации и защиты прав граждан и организаций, в свою очередь выделяют гражданскоправовые средства реализации прав граждан и организаций и гражданско-правовые средства защиты прав граждан и организаций[245]. Термин «механизм» означает «внутреннее устройство системы, совокупность процессов и состояний, из которых складывается какое-либо явление; совокупность взаимосвязанных элементов, составляющих определенную систему, находящуюся в состоянии движения»[246].

Говоря о механизме защиты, в частности, вещных прав, З.А. Ахметьянова пишет, что механизм защиты субъективного вещного права, будучи элементом механизма охраны вещных прав, представляет собой упорядоченную систему правовых средств, при помощи которых реализуется фактическое и юридическое восстановление нарушенного вещного права либо пресечение его нарушения, что в конечном итоге содействует удовлетворению законных интересов и прав конкретного субъекта[247]. На основе выявленной З.А. Ахметьяновой, В.В. Бутневым и другими учеными структуры механизма защиты субъективного гражданского права, в т.ч. вещного[248], представляется возможным выделить следующие элементы механизма защиты прав сторон по договору займа: 1) юридические нормы, регулирующие отношения по защите прав сторон договора займа; 2) правоотношения, в рамках которых реализуются способы защиты прав сторон договора займа; 3) акты реализации прав, направленные на пресечение действий, нарушающих права, или восстановление нарушенных прав сторон договора займа; 4) охранительный правоприменительный акт, являющийся факультативным элементом, направленный на восстановление нарушенных прав или пресечение действий, нарушающих права сторон договора займа; 5) реальное восстановление нарушенных прав сторон договора займа[249]. В связи с тем, что, как было показано в первой главе, стороны по договору товарного займа и по договору денежного займа обладают различающимся набором прав, второй элемент механизма защиты сторон договора займа (правоотношения, в рамках которых реализуются способы защиты прав сторон договора займа) имеет отличия в зависимости от предмета займа.

Нормативную основу механизма защиты прав сторон договора займа образуют охранительные нормы ГК РФ, закона «О защите прав потребителей», ФЗ «О потребительском кредите (займе), ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» и других законов, которые предусматривают: субъективные и объективные пределы конфликтной ситуации; юридические факты, порождающие эту ситуацию: правонарушение (например, нарушение срока возврата суммы займа), оспаривание субъективного права (например, оспаривание договора займа по безденежности), различные помехи в его осуществлении (например, непредоставление возможности осуществить контроль за целевым использованием суммы займа); права и обязанности субъектов конфликтной ситуации по использованию и применению способов защиты субъективных прав (право требовать досрочного возврата суммы займа); средства государственного обеспечения поведения субъектов конфликтной ситуации (например, надзор Центрального банка РФ за деятельностью микрофинансовых организаций)[250]. Защита субъективных прав происходит в рамках охранительного материального правоотношения, которое возникает в момент оспаривания либо нарушения субъективных прав или создания помех в их реализации. Его содержание составляют право на защиту (на восстановление нарушенного правового положения) и корреспондирующая с ним обязанность. Надстройку над материальными охранительными правоотношениями образуют организационноохранительные правоотношения. В рамках этих правоотношений осуществляются действия по предъявлению требования, его обоснованию и доказыванию, выдвижению возражений против предъявленного требования со стороны контрагента. Далее происходит конкретизация права на защиту и обязанности должника. Комплекс протекающих в рамках единого правового режима внутренне согласованных организационных мероприятий по защите субъективных прав может быть назван формой защиты субъективных прав[251]. М.К. Треушников рассматривает форму защиты в качестве деятельности управомоченных органов, определяемой нормами закона, по защите прав. Данная деятельность включает в себя, во-первых, установление фактических обстоятельств, во-вторых, применение норм права, в-третьих, определение способа защиты, в-четвертых, вынесение решения[252]. А.П. Вершинин и некоторые другие ученые определяют понятие «форма защиты субъективного права» как порядок защиты прав и законных интересов субъектов определенным юрисдикционным органом[253]. Е.В. Федулина добавляет, что помимо деятельности управомоченных органов в понятие «защиты прав» должны включаться и действия самого управомоченного лица. В этой связи считаем обоснованным присоединиться к мнению В.В. Бутнева, понимающего под формой защиты комплекс внутренне согласованных организационных мероприятий по защите субъективных прав и охраняемых законом интересов[254]. В учебной и научной литературе приводятся различные классификации форм защиты гражданских прав, например, выделяются общие (юрисдикицонная и неюрисдикционная форма) и специальные (в административном порядке) формы защиты[255]; судебная, административная и общественная формы защиты[256]; государственная, третейская, смешанная, общественная формы защиты[257], а также самозащита[258]; судебная, арбитражная, административная, общественная, нотариальная формы защиты[259]; спорный и бесспорный порядки (формы) защиты[260]; международная, государственная, негосударственная формы защиты и самозащита[261].

Не вдаваясь в дискуссию об обоснованности каждой из представленных классификаций, следует отметить, что общепризнанной в литературе является деление формы защиты на неюрисдикционную и юрисдикционную[262]. В первом случае защита производится самим управомоченным лицом без обращения к компетентным государственным органам, в то время как юрисдикционная форма предполагает обращение за защитой нарушенных или оспариваемых прав, законных интересов к уполномоченным государством органам или к компетентным государственным органам[263]. Традиционно к неюрисдикционной форме защиты гражданских прав в литературе относят самозащиту, применение мер оперативного воздействия[264], а некоторые авторы также включают сюда общественные формы защиты и компенсационные фонды[265]; а в юридсикционную форму защиты включаются общий (судебный) и специальный (административный) порядок. Полный перечень действий, совершаемых в рамках самозащиты, законодательством не определен, однако в любом случае действия кредитора должны быть адекватны, соразмерны правонарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения[266]. Встречается мнение, что под самозащитой следует понимать применяемые управомоченным субъектом односторонние действия юридического или фактического характера, которые нацелены на пресечение действий, нарушающих права[267]. На наш взгляд действия, совершаемые в порядке самозащиты, носят фактический характер. Если же действия, совершаемые управомоченной стороной, носят юридический характер, то такие действия должны квалифицироваться в качестве мер оперативного воздействия. В связи с этим, на наш взгляд, под самозащитой следует понимать совершение управомоченным лицом действий фактического порядка, не запрещенных законом, которые направлены на защиту прав и интересов.

В статье 12 ГК РФ самозащита отнесена к способам защиты гражданских прав, однако в научной литературе указывается, что самозащита является формой защиты гражданских прав, включающей в себя действия граждан и юридических лиц по защите гражданских прав и охраняемых законом интересов, которые (действия) совершаются управомоченными лицами самостоятельно без обращения за помощью к государственным и иным компетентным органам[268]. В ст. 14 ГК РФ говорится о способах самозащиты, что косвенно подтверждает отнесение самозащиты к формам защиты, а не способам, «поскольку не может быть способов способа»[269]. В.С. Белых, определил самозащиту как форму защиты гражданских прав, применяемую в случаях, когда потерпевший располагает возможностями правомерного воздействия на правонарушителя без обращения за помощью к юрисдикционным органам посредством использования специфических способов защиты[270]. По нашему мнению следует согласиться с А.П. Сергеевым, который указывает, что в ГК РФ действия граждан и организаций, осуществляемые в рамках неюрисдикционной формы защиты, объединены в понятие самозащиты гражданских прав[271], а также сюда входит применение управомоченным лицом мер (способов) оперативного воздействия[272].

К способам самозащиты относятся действия лица в состоянии необходимой обороны (ст. 1066 ГК РФ), крайней необходимости (с. 1067 ГК РФ)[273]. Е.В. Федулина считает, что в договоре потребительского займа заемщик может применить такой способ самозащиты как самооборона, например, ограничив доступ так называемых коллекторов в свое жилище[274]. В.В. Долинская обращает внимание на допустимость применения самозащиты в таких ситуациях, когда объективно исключается возможность немедленно обратиться за защитой к компетентным государственным органам[275]. Однако представляется, что в договоре займа возможность применения мер самозащиты исключается, т.к., например, неприкосновенность жилища гарантируется Конституцией и данный способ самозащиты (необходимая оборона от неправомерных посягательств на неприкосновенность жилища) применяется не только для защиты от незаконных действий так называемых коллекторов, но и во многих других случаях. В связи с этим, по нашему мнению, необходимо выявить специфические способы защиты, присущие договору займа, а не примерять к договору займа общеправовые способы защиты. Кроме того, способы самозащиты применяются при нарушении абсолютных прав. На наш взгляд стороны договора займа не могут применить действия фактического порядка в форме самозащиты, однако они не лишены возможности совершить юридические действия правоохранительного характера в одностороннем порядке без обращения к компетентным органам. В литературе такие меры получили название мер оперативного воздействия[276] [277]. Некоторые авторы считают, что меры оперативного воздействия входят в состав самозащиты, однако, несмотря на внешнее сходство, на наш взгляд, между ними есть существенные различия, проявляющиеся, во-первых, в объекте защиты. Так, меры (способы) самозащиты направлены на защиту прежде всего вещных имущественных прав и нематериальных благ: жизни, здоровья и т.д. А меры (способы) оперативного воздействия используются для защиты прав в обязательственных отношениях. Во-вторых, отличаются последствия применения тех или иных мер. Так, применение мер самозащиты не имеет юридических целей, они не являются сделками и могут породить только обязательства из причинения вреда. В то же время меры (способы) оперативного воздействия следует признать односторонними сделками, то есть их применение влечет изменение прав и обязанностей. К видам мер оперативного воздействия в литературе относят меры: а) связанные с исполнением обязательств за счет должника (например, ст. 397 ГК РФ; б) связанные с обеспечением встречного удовлетворения (ст. 359 ГК РФ); в) связанные с отказом совершить определенные действия в интересах неисправного контрагента (меры отказного характера). Третья группа мер оперативного воздействия, в свою очередь, включает в себя: во-первых, отказ во встречном удовлетворении по причине ненадлежащего исполнения обязательства; во-вторых,

277

отказ от принятия ненадлежащего исполнения; в-третьих, отказ от договора . Займодавец по договору денежного займа в случаях, предусмотренных законом, может воспользоваться такой мерой оперативного воздействия как отказ от договора. Если же предметом договора займа являются вещи, определенные родовыми признаками, то в случае передачи займодавцем вещей меньше, чем определено договором либо в ассортименте, не соответствующем договору, либо ненадлежащего качества или некомплектного, без тары и (или) упаковки, то заемщик может применить такую меру оперативного воздействия как отказ от принятия ненадлежащего исполнения. Таким образом, в зависимости от предмета договора займа применяется та или иная мера оперативного воздействия. В случае избрания неюрисдикционной формы защиты и применения мер оперативного воздействия средствами защиты сторон договора займа служат заявление (уведомление), претензия, отказ от принятия ненадлежащего исполнения, требование о надлежащем исполнении обязательства, удержание, примирительные процедуры (например, медиация) и т.д. А.Г. Гатауллин и И.В. Жуковская определяют медиацию в качестве процедуры разрешения сложившейся конфликтной ситуации, в которой ключевая роль отведена непосредственно самим участникам спора и указывают на бесспорные преимущества разрешения споров с помощью медиации[278].

Теперь перейдем к рассмотрению юрисдикционной формы защиты. Макаров Т.Г. определяет данную форму защиты в качестве деятельности уполномоченных государством органов по защите оспариваемых или нарушенных прав. Суть этой деятельности выражается в том, что лицо, права и законные интересы которого нарушены неправомерными действиями, обращается за защитой к государственным или иным компетентным органам, например, в вышестоящий орган, в суд, в третейский суд. Данные органы имеют возможность принять требуемые меры для пресечения правонарушения и восстановления нарушенного права[279]. Федулина Е.В. относит разбирательство в третейских судах к неюрисдикционной форме, т.к. «их деятельность носит частный характер»,

поскольку «решение о создании и осуществлении ими своей деятельности принимается не государством[280]. Считаем такую точку зрения неправильной.

В своем выступлении на заседании президиума Госсовета по вопросу развития национальной системы защиты прав потребителей 18 апреля 2017 г. В.В. Путин отметил, что за последние 20 лет количество обращений граждан в разные инстанции возросло в 100 раз[281]. В рамках юрисдикционной формы защиты, в свою очередь, выделяются общий и специальный порядки защиты нарушенных прав сторон договора займа. Общий порядок подразумевает защиту прав в судебном порядке. В зависимости от субъектного состава защита прав сторон договора займа может осуществляться в суде общей юрисдикции либо в арбитражном суде. Приведенная во введении судебная статистика свидетельствует, что подавляющее большинство споров, вытекающих из договора займа, рассматривается в судах общей юрисдикции. Если участниками спорных правоотношений являются юридические лица и (или) индивидуальные предприниматели, возникшие между ними споры относятся к подведомственности арбитражных судов[282]. По соглашению участников заемного правоотношения спор между ними может быть передан на разрешение третейского суда[283]. При обращении в суды средством защиты прав сторон договора займа является иск, под которым понимается обращенное к суду требование об отправлении правосудия, с одной стороны, и обращенное к ответчику материально-правовое требование о выполнении лежащей на нем обязанности или о признании наличия или отсутствия правоотношения, с другой стороны. Судебный, или, как его еще называют, исковой порядок защиты применяется во всех случаях, кроме тех, которые прямо указаны в законе. Однако, по мнению председателя ЦБ РФ Э.С. Набиуллиной, назревшей мерой является «лишение нелегальных кредиторов права требовать в судебном порядке исполнения заёмщиком обязательств по договору займа. Сейчас доходит до абсурда, когда нелегальный кредитор через суд взыскивает долг, потому что есть договор, но, по сути дела, эта деятельность нелегальная»[284]. Кроме подачи иска в суд общей юрисдикции или арбитражный суд право на судебную защиту прав сторон договора займа может быть реализовано путем обращения в Конституционный Суд РФ[285]. Особенность обращения в Конституционный Суд РФ состоит в том, что этот орган не только восстанавливает — при наличии достаточных оснований — нарушенное правовое положение субъектов, но и признает не соответствующим Конституции РФ применяемый нормативный акт[286].

В соответствии со ст. 11 ГК РФ специальной формой защиты прав сторон договора займа следует признать административный порядок их защиты. В частности, в договоре потребительского займа заемщик может обратиться в Федеральную службу по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (далее - Роспотребнадзор) в случае нарушения кредитором (займодавцем) его прав. В частности, региональные управления Роспотребнадзора по результатам рассмотрения жалоб заемщиков-потребителей признают отдельные условия договоров потребительского займа не соответствующими закону и привлекают кредиторов (займодавцев) к административной ответственности[287]. Так, за первый квартал 2017 г. в Управление Роспотребнадзора по Республике Татарстан поступило 2259 обращений, из которых 435 обращений связаны с оказанием финансовых услуг[288]. Также в соответствии со ст. 12 ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» Центральный банк (Банк России) осуществляет регулирование деятельности микрофинансовых организаций, а также надзор за соблюдением микрофинансовыми организациями требований указанного закона и в случае нарушения закона привлекает микрофинансовые организации к административной ответственности[289]. По статистике, приведенной главой ЦБ РФ Э.С. Набиуллиной, в I квартале 2017 года поступило 3100 жалоб на микрофинансовые организации[290]. Кроме того, в случае нарушения юридическим лицом, осуществляющим деятельность по возврату просроченной задолженности в качестве основного вида деятельности, положений ФЗ «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» уполномоченный орган - Федеральная служба судебных приставов (ФССП России) вправе исключить недобросовестную компанию из соответствующего реестра[291]. Таким образом, в том случае, когда кредитором выступает профессиональный займодавец, механизм защиты прав заемщика включает в себя возможность применить такое средство защиты как обращение в федеральные органы исполнительной власти, в частности, в Федеральную службу по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, Банк России и Федеральную службу судебных приставов т.е. использовать административный порядок защиты. В рамках юрисдикционной формы защиты гражданских прав сторонами договора займа средствами защиты являются иск, жалоба, заявление, ходатайства и иные виды обращений к компетентным органам с требованием о защите.

Защита прав сторон договора займа осуществляется определенными способами. Перечень способ защиты в общем виде (универсальные способы защиты) приведен в ст. 12 ГК РФ. Отсутствие легальной дефиниции понятия «способ защиты» породило обширное количество взглядов, выраженных в учебной и научной литературе. Следует выделить основные из них: способ защиты рассматривается через призму цели поведения субъекта[292] либо отнесен к категории принудительных правовых последствий[293]. Также под способами защиты понимается гарантированная государством возможность самостоятельной защиты прав либо обращения к компетентным органам за защитой[294]. М.С. Кораблева считает, что способ защиты является родовым понятием по отношению к способам обеспечения исполнения обязательств и способам возмещения вреда[295]. Согласно другой концепции способ защиты определяется через правомерные действия управомоченных субъектов с целью пресечь нарушение, восстановить нарушенное право[296]. Также способы защиты отождествляются со средствами защиты[297], с приемами по достижению цели[298] или с некоей идеальной моделью возможного будущего поведения управомоченного лица[299]. На наш взгляд, определение способов защиты через цели сближает данную категорию с любыми действиями субъектов, понимание способов защиты как последствий совершения определенных действий преобразовывает их в результат такой деятельности, т.е. уже свершившийся юридический факт. Отнесение способов защиты к действиям приравнивает их к самой защите и не позволяет отличить от иных юридически значимых действий[300]. Отождествление способов со средствами защиты неверно постольку, поскольку последние носят только процедурный, процессуальный характер[301].

В связи с этим считаем наиболее верным понимание способов защиты как закрепленных законом материально-правовых мер принудительного характера, посредством которых производится восстановление (признание) нарушенных (оспариваемых) прав и воздействие на правонарушителя[302]. В зависимости от сферы применения способы защиты подразделяют на общие (универсальные) и специальные[303]. Универсальные способы защиты перечислены в ст. 12 ГК РФ и применяются для защиты любого субъективного права, а специальные способы защиты указаны в иных нормах ГК и федеральных законах и применяются для защиты от определенных нарушений или для защиты определенных прав. В зависимости от формы, в рамках которой применяется тот или иной способ защиты выделяются досудебные и судебные[304]. Исходя из функционального подхода говорят о пресекательных (предотвращающих), предупредительных (превентивных), регулятивных, охранительных, восстановительных и штрафных способах защиты[305]. В зависимости от предмета правоотношения в литературе выделяют обязательственно-правовые, вещно-правовые[306]; способы защиты личных неимущественных, исключительных, наследственных, корпоративных прав, прав потребителей и т.д.[307] По нашему мнению указанная классификация, проведенная Ю.Н. Андреевым, применима только к специальным способам защиты, не указанным в ст. 12 ГК РФ.

Применение конкретного способа защиты зависит от нескольких факторов: от содержания правоотношения, от вида правонарушения, от воли управомоченного лица, от указания закона. Стороны договора займа могут применить указанные в ст. 12 ГК РФ универсальные способы защиты гражданских прав. Применение того или иного способа защиты сторонами договора займа зависит от вида правонарушения, от стадии, на которой было совершено правонарушение, от предмета займа и от стороны договора займа. Как было показано в предыдущем параграфе перечень прав сторон договора займа зависит от субъектного состава и от предмета договора, соответственно, различаются и способы, средства, формы защиты, то есть различается механизм защиты.

В договоре потребительского займа заемщик может столкнуться с: а) нарушением своих информационных прав; б) навязыванием дополнительных услуг; в) установлением скрытых платежей; г) нарушением запрета на передачу прав (требований) по договору и т.д. Соответственно, выделяют 1) способы защиты от несправедливых условий договора займа; 2) способы защиты от недобросовестного поведения кредитора (займодавца) при исполнении условий договора потребительского займа[308]. В указанных случаях заемщик может применить такие способы защиты как признание всего договора займа либо его части недействительным, изменение или прекращение правоотношения, возмещения убытков, взыскание неустойки, компенсация морального вреда, восстановление положения, существовавшего до нарушения права. В договоре товарного (вещевого) займа заемщик может подвергнуться таким же нарушениям, как и покупатель по договору купли-продажи. В этом случае одним из способов защиты может стать присуждение к исполнению обязанности в натуре; прекращение или изменение правоотношения, возмещения убытков.

В отечественной науке обращается внимание, что перечисленные в ст. 12 ГК РФ способы защиты по своей юридической природе неоднородны и традиционно делятся на меры защиты и меры ответственности, что оказывает влияние на возможности их реализации[309]. В связи с тем, что стороны договора займа в целях защиты своих прав могут применить как меры защиты, так и меры ответственности, считаем необходимым рассмотреть отличия между ними, порядок применения мер защиты и мер ответственности более подробно в следующем параграфе.

<< | >>
Источник: Хабиров Артур Ильфарович. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ЗАЩИТА ПРАВ СТОРОН ПО ДОГОВОРУ ЗАЙМА ПО РОССИЙСКОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. КАЗАНЬ - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1. Средства и формы гражданско-правовой защиты прав сторон по договору займа:

  1. §4. Содержание и специфика объективной стороны преступлений, предусмотренных ст. 176 УК РФ
  2. Проценты годовые как вид неустойки и процентыза пользование заемными средствами
  3. § 4. Правовая система
  4. § 1. Понятие осуществления субъективных гражданских прав
  5. 12.3. Обязательства по выполнению работ и оказанию услуг: договор подряда, договор перевозки, договор займа
  6. § 3. Объективная сторона хищения
  7. 4.2. Договор купли-продажи как способ приобретения права собственности на жилое помещение
  8. 3.3. Гражданское Право[3]
  9. Тема 13. Обязательственное право
  10. § 8. Развитие права
  11. ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОЕ ПРАВО
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -