<<
>>

Меры гражданско-правовой ответственности законных представителей ребенка за нарушение его прав и интересов

Формы, виды и субъекты гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный ребенком третьим лицам, различаются в зависимости от возраста ребенка, его дееспособности: если ребенком причинен вред в возрасте до 14 лет - одни правила ответственности, а если ребенком причинен вред в возрасте от 14 до 18 лет - другие.

К деликтным отношениям, возникающим в следствие причинения вреда несовершеннолетними, применимы общие положения об ответственности.

Так, в силу п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Представляется, что вред следует рассматривать как негативные правовые последствия имущественного или неимущественного характера, касающиеся охраняемого законом блага.

В силу п. 2 ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что «при разрешении споров, связанных с возмещением убытков, причиненных гражданам и юридическим лицам нарушением их прав, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (пункт 2 "статьи 15"

ГК). Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств, и т.п.

(п. 10)

Размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен

определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено. В частности, по требованию о возмещении убытков в виде неполученного дохода, причиненных недопоставкой сырья или комплектующих изделий, размер такого дохода должен определяться исходя из цены реализации готовых товаров, предусмотренной договорами с покупателями этих товаров, за вычетом стоимости недопоставленного сырья или комплектующих изделий, транспортно-заготовительских расходов и других затрат, связанных с производством готовых товаров. (п. 11)».[175]

По общему правилу в гражданских правоотношениях от имени малолетнего действуют его законные представители, они же отвечают за большинство действий ребенка.

А.С. Шевченко и Г.Н. Шевченко справедливо отмечают, что «неделиктоспособными лицами, т.е. лицами, не способными отвечать за причиненный ими вред, являются несовершеннолетние в возрасте до 14 лет и лица, признанные недееспособными. В случае причинения ими вреда обязанность по его возмещению возлагается на лиц, указанных в законе, - родителей, опекунов, которые и выступают в качестве должников в деликтном обязательстве».[176]

В соответствии с п. 3 ст. 28 ГК РФ имущественную ответственность по сделкам малолетнего, в том числе по сделкам, совершенным им самостоятельно, несут его родители, усыновители или опекуны, если не докажут, что обязательство было нарушено не по их вине. Эти лица в соответствии с законом также отвечают за вред, причиненный малолетними.

Так, в силу ст. 1073 ГК РФ за вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет (малолетним), отвечают его родители (усыновители) или опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине. Если малолетний гражданин, оставшийся без попечения родителей, был помещен под надзор в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (ст. 155.1 СК РФ), эта организация обязана возместить вред, причиненный малолетним гражданином, если не докажет, что вред возник не по ее вине.

Если малолетний гражданин причинил вред во время, когда он временно находился под надзором образовательной организации, медицинской организации или иной организации, обязанных осуществлять за ним надзор, либо лица, осуществлявшего надзор над ним на основании договора, эта организация либо это лицо отвечает за причиненный вред, если не докажет, что вред возник не по их вине при осуществлении надзора. Обязанность родителей (усыновителей), опекунов, образовательных, медицинских организаций или иных организаций по возмещению вреда, причиненного малолетним, не прекращается с достижением малолетним совершеннолетия или получением им имущества, достаточного для возмещения вреда.

Р.А. Шукуров в этой связи отмечает, что «в гражданских правоотношениях возможна только виновная ответственность приемных родителей».[177]

Ю.Ф. Беспалов полагает, что ответственность за причиненный вред может быть возложена на лицо, поведение которого как содержит, так и не содержит все элементы, составляющие состав правонарушения.[178]

Вместе с тем, из смысла названных правил следует, что вина законных представителей за действия малолетних презюмируется. Это объясняется тем, что на законных представителей возлагается обязанность не только по имущественному содержанию ребенка, но и его воспитанию, развитию, следовательно - они обязаны следить за его действиями и не допускать причинение вреда третьим лицам. В силу этого сам по себе факт причинения малолетним вреда третьим лицам свидетельствует о ненадлежащим исполнении ими своих обязанностей. Возложение же на потерпевшую сторону обязанности доказывать виновность родителей на практике нарушала бы их права, так как в силу запрета на получение сведений о частной жизни граждан, вмешательство в нее, а также не предоставление посторонним лицам большого количества сведений о ребенке влечет невозможность доказывания наличия вины законных представителей.

Однако это не снимает с потерпевшего обязанности доказывать иные юридические значимые обстоятельства: факт причинения ущерба и его размер; причинно-следственную связь между совершенным противоправным действием (бездействием) и ущербом; что ответчик является лицом, ответственным за причинение вреда.

На практике нередки случаи, когда на законных представителей возлагается ответственность за действия малолетнего в нарушение названных правил при отсутствии их вины. Так, в определении судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14.01.2000 указано следующее: «Из материалов дела усматривается, что вред здоровью С. был причинен тринадцатилетним Р. в то время, как оба малолетних учащихся находились на занятиях в школе N 1 г. Биробиджана.

Возлагая на родителей Р. в соответствии с ч. 1 ст. 1073 Гражданского кодекса Российской Федерации обязанность возместить вред, причиненный их малолетним сыном, суд в решении указал на то, что ответчики не доказали отсутствия их вины в ненадлежащем воспитании сына, состоящего на учете в ИДН и не являющегося, по мнению суда, законопослушным.

Применение судом ч. 1 ст. 1073 Гражданского кодекса Российской Федерации при рассмотрении настоящего дела правильным быть признано не может потому, что в соответствии с ч. 3 той же статьи 1073 Гражданского кодекса Российской Федерации за вред, причиненный малолетним в то время, когда он находился под надзором образовательного, воспитательного, лечебного или иного учреждения, обязанного осуществлять за ним надзор, отвечает это учреждение, если не докажет, что вред возник не по его вине в осуществлении надзора.

Судом при рассмотрении дела было с достоверностью установлено, что вред здоровью дочери истицы малолетний Р. причинил во время школьных занятий, то есть в то время, когда он находился под надзором средней общеобразовательной школы N 1 г. Биробиджана, которая должна была осуществлять этот надзор надлежащим образом.

От ответственности за вред, причиненный малолетними учениками во время школьных занятий, школа могла быть освобождена только в том случае, если бы в суде она доказала, что вред возник не по ее вине в осуществлении надзора. Только в этом случае мог бы быть поставлен вопрос об ответственности родителей малолетнего причинителя вреда.

Между тем, к участию в деле в качестве соответчика школа N 1 г.

Биробиджана привлечена не была и доказательств того, что вред здоровью С. малолетним Р. был причинен не из-за ненадлежащего надзора за поведением учащихся этой школы, а вследствие иных причин, суду не представила. Таким образом, помимо нарушения норм материального права, суд при рассмотрении настоящего дела допустил нарушение норм процессуального права, не выполнив требования ст. 50 Гражданского процессуального кодекса РСФСР и не определив юридически значимые обстоятельства, подлежащие доказыванию каждой из сторон.

При новом рассмотрении дела суду следует устранить отмеченные недостатки, привлечь к участию в деле в качестве ответчика (соответчика) школу N 1 г. Биробиджана и разрешить возникший спор в соответствии с нормами материального и процессуального закона».[179]

В соответствии п. 4 ст. 1073 ГК РФ обязанность родителей (усыновителей), опекунов, образовательных, медицинских организаций или иных организаций по возмещению вреда, причиненного малолетним, не прекращается с достижением малолетним совершеннолетия или получением им имущества, достаточного для возмещения вреда.

Вместе с тем, интересы потерпевшего могут не соответствовать данному правилу в связи с изменившейся жизненной ситуацией. В этой связи в п. 4 ст. 1073 ГК РФ предусмотрены случаи, когда суд в праве принять решение о возмещении вреда полностью или частично за счет самого причинителя вреда: если родители (усыновители), опекуны либо другие граждане, указанные в п. 3 ст. 1073 ГК РФ, умерли или не имеют достаточных средств для возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, а сам причинитель вреда, ставший полностью дееспособным, обладает такими средствами. Обратим внимание на то, что разрешая вопрос о возложении на потерпевшего данной обязанности суд учитывает имущественное положение потерпевшего и причинителя вреда и другие обстоятельства.

В соответствии со ст. 1084 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет самостоятельно несут ответственность за причиненный вред на общих основаниях.

В случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями (усыновителями) или попечителем, если они не докажут, что вред возник не по их вине. Если несовершеннолетний гражданин в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, оставшийся без попечения родителей, был помещен под надзор в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (ст. 155.1 СК РФ), эта организация обязана возместить вред полностью или в недостающей части, если не докажет, что вред возник не по ее вине. Обязанность родителей (усыновителей), попечителя и соответствующей организации по возмещению вреда, причиненного несовершеннолетним в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, прекращается по достижении причинившим вред совершеннолетия либо в случаях, когда у него до достижения совершеннолетия появились доходы или иное имущество, достаточные для возмещения вреда, либо когда он до достижения совершеннолетия приобрел дееспособность.

К.Б. Ярошенко справедливо отмечает, что «в нормах, регулирующих деликтную ответственность, учтена недостаточная, как правило, материальная обеспеченность и финансовая стабильность самих несовершеннолетних».[180]

Так, ребенок в возрасте от 14 лет может работать, получать иной доход по гражданско-правовым договорам, однако эти доходы чаще всего незначительны, носят периодический характер. В следствие этого законодательство и возлагает ответственность на законных представителей в качестве факультативной к ответственности ребенка.

Этим же объясняется и то, что «обязанность родителей по возмещению вреда, причиненного несовершеннолетним, прекращается: по достижении 18- летия; в случаях, когда у него до достижения совершеннолетия появились доходы или иное имущество, достаточные для возмещения вреда; когда он до достижения совершеннолетия приобрел дееспособность».[181]

В п.п. 15, 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина" разъяснено, что «при разрешении споров, связанных с возмещением вреда, причиненного несовершеннолетним в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, судам надлежит исходить из того, что в соответствии с пунктом 1 статьи 1074 ГК РФ вред подлежит возмещению в полном объеме на общих основаниях самим несовершеннолетним (статья 1064 ГК РФ).

Если несовершеннолетний, на которого возложена обязанность по возмещению вреда, не имеет заработка или имущества, достаточного для возмещения вреда, обязанность по возмещению вреда полностью или частично возлагается субсидиарно на его родителей (усыновителей) или попечителей, а также на организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в которой находился причинитель вреда под надзором (статья 155.1 СК РФ), если они не докажут отсутствие своей вины. Причем эти лица должны быть привлечены к участию в деле в качестве соответчиков. Их обязанность по возмещению вреда, согласно пункту 3 статьи 1074 ГК РФ, прекращается по достижении несовершеннолетним причинителем вреда восемнадцати лет либо по приобретении им до этого полной дееспособности. В случае появления у несовершеннолетнего достаточных для возмещения вреда средств ранее достижения им восемнадцати лет исполнение обязанности субсидиарными ответчиками приостанавливается и может быть возобновлено, если соответствующие доходы прекратятся. (п. 15)

При рассмотрении дел по искам о возмещении вреда, причиненного малолетними и несовершеннолетними, необходимо учитывать следующее:

а) родители (усыновители), опекуны, попечители, а также организация для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в которую несовершеннолетний был помещен под надзор (статья 155.1 СК РФ), отвечают в соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 1073, пунктом 2 статьи 1074 ГК РФ за вред, причиненный несовершеннолетним, если с их стороны имело место безответственное отношение к его воспитанию и неосуществление должного надзора за ним (попустительство или поощрение озорства, хулиганских и иных противоправных действий, отсутствие к нему внимания и т.п.). Обязанность по воспитанию на указанных лиц возложена статьями 63, 148.1 и 155.2 СК РФ.

Образовательные, медицинские и иные организации, где малолетний временно находился, а также лица, осуществляющие над ним надзор на основании договора (пункт 3 статьи 1073 ГК РФ), отвечают только за неосуществление должного надзора за малолетним в момент причинения им вреда;

б) при предъявлении требований о возмещении вреда, причиненного малолетним в период его временного нахождения под надзором образовательной, медицинской или иной организации либо лица, осуществляющего над ним надзор на основании договора, суды должны учитывать, что пределы ответственности родителей (усыновителей), опекунов, попечителей, организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также образовательных, медицинских и иных организаций либо лица, осуществляющего над малолетним надзор на основании договора, на которых в силу статьи 1073 ГК РФ может быть возложена обязанность по возмещению вреда, различны.

В связи с этим суд, исходя из обстоятельств каждого дела, вправе на основании части 3 статьи 40 ГПК РФ привлечь к участию в деле в качестве соответчиков:

родителей (усыновителей), опекунов либо организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (статья 155.1 СК РФ), в случаях предъявления иска к образовательным, медицинским или иным организациям либо к лицу, осуществляющему над несовершеннолетним надзор на основании договора, или образовательные, медицинские и иные организации либо лицо, осуществляющее над несовершеннолетним надзор на основании договора, если иск предъявлен только к родителям (усыновителям), опекунам либо организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (статья 155.1 СК РФ).

Если будет установлено, что ответственность за причинение малолетним вреда должны нести как родители (усыновители), опекуны, организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (статья 155.1 СК РФ), так и образовательные, медицинские, иные организации или лица, осуществляющие над ним надзор на основании договора, то вред возмещается по принципу долевой ответственности в зависимости от степени вины каждого;

в) родители, проживающие отдельно от детей, также несут ответственность за вред, причиненный детьми, в соответствии со статьями 1073 и 1074 ГК РФ. Родитель может быть освобожден от ответственности, если по вине другого родителя он был лишен возможности принимать участие в воспитании ребенка либо в силу объективных причин не мог воспитывать ребенка (например, из-за длительной болезни);

г) родители, лишенные родительских прав, могут быть привлечены к обязанности по возмещению вреда, причиненного несовершеннолетними детьми, только в течение трех лет после лишения их родительских прав (статья 1075 ГК РФ), если поведение ребенка, повлекшее причинение вреда, явилось следствием ненадлежащего осуществления ими родительских обязанностей (п. 16)».[182]

Анализируя названые правила, К.Б. Ярошенко справедливо отмечает, что «из смысла ст. 1074 ГК РФ и п. 15 Постановления Пленума ВС РФ по делам о возмещении вреда следует, что надлежащими ответчиками по делам о возмещении вреда, причиненного несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет, являются сам несовершеннолетний и его законные представители. Однако законные представители приобретают статус "надлежащих" ответчиков лишь в том случае, если привлечен "основной" ответчик, т.е. сам несовершеннолетний».[183]

Эмансипированный ребенок несет самостоятельную гражданскоправовую ответственность.

И, наконец, необходимо отметить в чем состоит нарушение прав ребенка в случае причинения его действиями вреда третьим лицам.

Как нами уже отмечалось, вина законных представителей состоит в необеспечении надлежащего воспитания ребенка либо в отсутствии со стороны законных представителей контроля его поведения в момент причинения вреда и незадолго до этого. Ненадлежащее воспитание влечет приобретение ребенком вредоносного мировоззрения, вседозволенность, отсутствие самоконтроля за своими действиями, неосознание негативных последствий поведения. В этом и проявляется виновность законных представителей в нарушении личностных прав ребенка, что влечет и их ответственность за вред, причиненный ребенком, по правилам, указанным нами выше.

Меры гражданско-правовой ответственности законных представителей могут быть связаны с их действиями как в отношении прав и интересов ребенка, так и третьих лиц.

Объем ответственности законных представителей перед третьими лицами зависит от дееспособности ребенка.

В соответствии с п. 1 ст. 28 ГК РФ за несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет (малолетних), сделки, за исключением указанных в п. 2 ст. 28 ГК РФ, могут совершать от их имени только их родители, усыновители или опекуны. К сделкам законных представителей несовершеннолетнего с его имуществом применяются правила, предусмотренные п.п. 2 и 3 ст. 37 ГК РФ.

Следовательно, большинство сделок от имени малолетних заключают их законные представители, а те, которые вправе заключать малолетние самостоятельно, не влекут существенного имущественного ущерба для сторон. Более того, в силу не полной дееспособности малолетних именно законные представители и исполняют обязанности по сделке. С.М. Корнеев и А.Е. Шерстобитов в этой связи справедливо отмечают, «что "свободное распоряжение" малолетнего будет, как правило, осуществляться с одобрения родителей, усыновителей, опекуна, поскольку эти лица, в частности, несут имущественную ответственность по сделкам малолетнего (п. 3 ст. 28 ГК), в том числе по сделкам, совершенным им самостоятельно. Следовательно, понятие "свободное распоряжение малолетнего" не означает, что он выражает при совершении сделки и при ее исполнении только свою ничем не ограниченную волю. Его воля формируется под влиянием и при одобрении его действий родителями, усыновителями, опекуном».[184]

В силу этого в п. 3 ст. 28 ГК РФ установлено, что имущественную ответственность по сделкам малолетнего, в том числе по сделкам, совершенным им самостоятельно, несут его родители, усыновители или опекуны, если не докажут, что обязательство было нарушено не по их вине.

В соответствии с п.п. 1, 2 ст. 172 ГК РФ ничтожна сделка, совершенная несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет (малолетним). К такой сделке применяются правила, предусмотренные абзацами вторым и третьим п. 1 ст. 171 ГК РФ. В интересах малолетнего совершенная им сделка может быть по требованию его родителей, усыновителей или опекуна признана судом действительной, если она совершена к выгоде малолетнего.

С.Л. Игнатов, комментируя ст. 172 ГК РФ, справедливо отмечет, что «в пункте 2 комментируемой статьи содержится нововведение части первой ГК РФ о возможности признания судом действительной сделки, совершенной несовершеннолетним, не достигшим 14 лет. Такая возможность реализуется в интересах малолетнего по требованию его родителей, усыновителей или опекуна, в случае если такая сделка совершена к выгоде малолетнего».[185] В данном случае сделка будет считаться действительной, а следовательно - порождать права и обязанности у ее сторон. Между тем, обязанность по исполнению сделки, ответственность за ее неисполнение лежит на законных представителях, а не ребенке.

Приведем пример из судебной практики. В определении судебной коллеги по гражданским делам Кемеровского областного суда от 21.10.2011 указано следующее: «Судом установлено и материалами дела подтверждается, что 18 июня 2010 года ФИО4, 23 апреля 2001 года рождения, в лице законного представителя ФИО3 по договору продал, а ФИО1, ФИО2 приобрели в равнодолевую собственность квартиру по адресу:

Согласно п. 7 договора ФИО13 уплатили за приобретаемую квартиру рублей.

Решением Ленинского районного суда г. Кемерово от 2 июня 2011 года, вступившим в законную силу, указанная квартира истребована из владения ФИО1, ФИО2 как добросовестных приобретателей, поскольку установлено, что это жилье выбыло из владения ФИО9 помимо его воли.

Таким образом, из установленных судом обстоятельств следует, что ФИО13 приобрели квартиру по недействительной (ничтожной) сделке у лица, которое не имело право его отчуждать, а соответственно продавец не имел право на получение от ФИО13 денежных средств.

При таких данных суд правомерно применил ст. 1103 ГК РФ, в силу которой правила, предусмотренные настоящей главой, подлежат применению также к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке, поскольку иное не установлено настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами.

В связи с тем, что в данном случае требования истцов вытекают из договора купли-продажи, то суд обоснованно проверил, не предусмотрено ли иное в главе, регулирующей указанные правоотношения

По этой причине суд верно учел положения п. 1 ст. 461 ГК РФ, предусматривающей, что при изъятии товара у покупателя третьими лицами по основаниям, возникшим до исполнения договора купли-продажи, продавец обязан возместить покупателю понесенные им убытки, если не докажет, что покупатель знал или должен был знать о наличии этих оснований.

Из смысла и содержания приведенной нормы права следует, что основанием для освобождения продавца от ответственности является доказанность того, что ФИО13 как покупатели знали или должны были знать о наличии тех оснований, которые послужили поводом для удовлетворения иска ФИО9 и истребовании квартиры из владения ФИО1, ФИО2

При этом бремя доказывания указанных обстоятельств лежит на ответчике, но в нарушение ч. 1 ст. 56 ГПК РФ ФИО3 при рассмотрении спора таких доказательств не представила. Доводы жалобы о том, что должно быть доказано о ее осведомленности о таких основаниях, основаны на неправильном толковании закона, а поэтому приведенные доводы не опровергают выводы суда, изложенные в решении.

Поскольку судом установлено, что истцы понесли убытки в размере рублей - стоимость указанной квартиры, то суд обоснованно взыскал эту сумму в равных долях в пользу истцов.

Применение судом ст. 1064 ГК РФ не свидетельствует о неправильном разрешении спора, как неверно в жалобе указывает кассатор.

Принимая во внимание, что от имени продавца, который является малолетним, действовала его законный представитель ФИО3, то являются обоснованными выводы суда о взыскании с нее указанных денежных средств. Это согласуется с п. 3 ст. 28 ГК РФ, в соответствии с которой имущественную ответственность по сделкам малолетнего, в том числе по сделкам, совершенным им самостоятельно, несут его родители, усыновители или опекуны, если не докажут, что обязательство было нарушено не по их вине. Эти лица в соответствии с законом также отвечают за вред, причиненный малолетними.

В силу приведенной нормы права отсутствие вины должна была доказать именно ФИО3, а последняя таких доказательств не представила, а поэтому доводы ее жалобы со ссылкой на эту норму права не свидетельствуют о незаконности решения.

Таким образом, кассационная жалоба ФИО3 не содержит фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем, признаются судом кассационной инстанции несостоятельными и не могут служить основанием для отмены решения».[186]

В соответствии с п.п. 1, 3 ст. 26 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет совершают сделки, за исключением названных в п. 2 ст. 26 ГК РФ, с письменного согласия своих законных представителей - родителей, усыновителей или попечителя. Сделка, совершенная таким несовершеннолетним, действительна также при ее последующем письменном одобрении его родителями, усыновителями или попечителем. Несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет самостоятельно несут имущественную ответственность по сделкам, совершенным ими в соответствии с п.п. 1 и 2 ст. 26 ГК РФ. За причиненный ими вред такие несовершеннолетние несут ответственность в соответствии с ГК РФ.

Как нами упоминалось выше, деликтная ответственность законных представителей за вред, причиненный ребенком третьим лицам, урегулирована, в частности, ст. 1074 ГК РФ, которая предусматривает возможность возложения ответственности за действия ребенка в возрасте от 14 до 18 лет на его законных представителей.

Представляется, что именно этим обосновываются правила п. 1 ст. 175 ГК РФ, согласно которым сделка, совершенная несовершеннолетним в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет без согласия его родителей, усыновителей или попечителя, в случаях, когда такое согласие требуется в соответствии со ст. 26 ГК РФ, может быть признана судом недействительной по иску родителей, усыновителей или попечителя.

Ответственность законных представителей перед ребенком связана с ненадлежащим исполнением ими своих имущественных обязанностей.

В отношении гражданско-правовой ответственности законные представители имеют лишь незначительные различия, вызванные в ряде случаев различным правовом статусом, основаниями возникновения правоотношений, полномочиями.

Так, в соответствии с п. 3 ст. 60 СК РФ при осуществлении родителями правомочий по управлению имуществом ребенка на них распространяются правила, установленные гражданским законодательством в отношении распоряжения имуществом подопечного (ст. 37 ГК РФ).

В силу п.п. 2, 3 ст. 26 Закона об опеке и попечительстве, опекуны и попечители отвечают за вред, причиненный по их вине личности или имуществу подопечного, в соответствии с предусмотренными гражданским законодательством правилами об ответственности за причинение вреда. При обнаружении ненадлежащего исполнения опекуном или попечителем обязанностей по охране имущества подопечного и управлению имуществом подопечного (порча, ненадлежащее хранение имущества, расходование имущества не по назначению, совершение действий, повлекших за собой уменьшение стоимости имущества подопечного, и другое) орган опеки и попечительства обязан составить об этом акт и предъявить требование к опекуну или попечителю о возмещении убытков, причиненных подопечному.

К сожалению, ненадлежащее исполнение опекунами своих обязанностей и как следствие причинение вреда подопечным не является редкостью. Приведем пример из судебной практики. В апелляционном определении судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 18.07.2012 указано следующее: «Согласно ст. 18 ФЗ "Об опеке и попечительстве" N 48-ФЗ, опекун и попечитель обязаны заботиться о переданном им имуществе подопечных как о своем собственном, не допускать уменьшения стоимости имущества подопечного и способствовать извлечению из него доходов. Исполнение опекуном и попечителем указанных обязанностей осуществляется за счет имущества подопечного.

В силу п. 2 ст. 26 указанного Закона, опекуны и попечители отвечают за вред, причиненный по их вине личности или имуществу подопечного, в соответствии с предусмотренными гражданским законодательством правилами об ответственности за причинение вреда.

Согласно ч. 1 ст. 1064 ГК РФ, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

При рассмотрении дела судом установлено, что Г. является матерью Г.И., 9 июня года рождения. Приговором Октябрьского районного суда г. Красноярска от 22 февраля 2008 года истица Г. была осуждена к лишению свободы и в период времени с 22 февраля 2008 года по 07 ноября 2011 года отбывала наказание.

В связи с тем, что несовершеннолетний сын истца Г.И. остался без попечения родителей, Постановлением Главы администрации Кировского района в г. Красноярске от 24 ноября 2008 года опекуном несовершеннолетнего назначен В.

Распоряжением администрации Кировского района г. Красноярска от 20 июля 2009 года N 818 опекуну В. назначены денежные средства на содержание несовершеннолетнего Г.И. с возмещением расходов с 01 июля 2008 года, а также разрешено получать денежные средства несовершеннолетнего Г.И. со счета последнего, открытого в Сберегательном банке.

Несовершеннолетний Г.И. является собственником жилого дома по адресу...

В силу приведенных норм законодательства, опекун В. принял на себя обязанности по обеспечению сохранности имущества несовершеннолетнего

Г.И., в том числе жилого помещения, расположенным по адресу..., которые надлежащим образом не исполнил.

Из пояснений ответчика в судебном заседании суда апелляционной инстанции следует, что весной 2009 года опекаемый Г.И., года рождения, оставался без присмотра в жилом доме, пользовался электрическим обогревателем и вследствие короткого замыкания произошел пожар, в ходе которого был поврежден жилой дом.

С августа 2010 года В. и опекаемый В.И. в жилом доме, принадлежащем несовершеннолетнему не проживали, мер к обеспечению сохранности жилого помещения опекун не предпринял, о перемене места жительства в органы опеки и попечительства не сообщил.

Доводы ответчика о невозможности проживания в жилом доме ввиду присутствия посторонних лиц какими-либо доказательствами не подтверждены и опровергнуты показаниями свидетеля В.

В период исполнения обязанностей опекуна, В. коммунальные услуги не оплачивал в связи с чем образовалась задолженность по оплате электроэнергии в размере 70 385 рублей 33 копейки, что привело к отключению электроэнергии в доме в сентябре 2011 года. Поскольку жилой дом обогревался электрическим бойлером, в результате отключения электроэнергии произошла разморозка отопительной системы, лопнули чугунные радиаторы отопления (на первом этаже в санузле вышел из строя радиатор в результате разморозки отопительной системы; в трех дверях с остеклением в верхней части повреждены стекла; в одном из помещений произошел пожар, повреждена потолочная плитка и окно деревянное двустворчатое). При этом, ответчиком каких-либо мер для предотвращения возникновения ущерба принято не было в доме имеется печное отопление, использование которого могло предотвратить указанные последствия. В настоящее время для приведения жилого помещения в состояние пригодное для проживания требуется ремонт, а именно: замена всех радиаторов отопления, замена труб системы отопления, замена двустворчатого окна на втором этаже, замена потолочной плитки на втором этаже, замена трех межкомнатных дверей на втором этаже, замена водонагревателя в санузле на первом этаже, стоимость которого согласно отчета об оценке N 393 от 02 февраля 2012 года, произведенного ООО "Департамент оценки имущества", составляет 132 715 рублей. Указанная сумма ответчиком не оспаривалась, доказательств иного размера материального ущерба не представлено.

Дав надлежащую оценку представленным сторонами доказательствам и верно применив нормы материального права, регулирующие спорные правоотношения, суд первой инстанции пришел к обоснованным выводам, что В. ненадлежащим образом исполнял возложенные на него законом обязанности по обеспечению сохранности имущества опекаемого, а именно достаточных и необходимых мер не предпринимал, состояние и сохранность жилого помещения не контролировал, что явилось причиной причинения материального ущерба несовершеннолетнему Г.И., в связи с чем верно взыскал сумму восстановительного ремонта дома 107 по ул. Пожарского г. Красноярска в размере 132 715 рублей.

В удовлетворении исковых требований о взыскании с В. денежных средств Г.И., снятых ответчиком со счета последнего в размере 120.000 рублей, отказано обоснованно, поскольку каких-либо доказательств которые свидетельствовали бы о том, что ответчик уклонялся от содержания несовершеннолетнего Г.И. суду не представлено.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции об отсутствии основания для взыскания в пользу истца компенсации морального вреда, поскольку основанием заявления данных требований является нарушение имущественных прав несовершеннолетнего, а взыскание компенсации морального вреда вследствие нарушения имущественных прав действующим законодательством /ст. 151 ГК РФ/ не предусмотрено, и с выводами об отказе в удовлетворении исковых требований о взыскании задолженности по оплате электроэнергии, воды и налога за землю, поскольку указанные расходы Г. не понесены, истец является законным представителем несовершеннолетнего и в силу законодательства несет обязанность по несению данных расходов.

Доводы апелляционной жалобы В. были предметом тщательного исследования суда первой инстанции и обоснованно отвергнуты с приведением убедительных мотивов, с которыми соглашается судебная коллегия. При рассмотрении дела бесспорно установлено, что за время исполнения В. обязанностей опекуна несовершеннолетнего Г.И. имуществу опекаемого, вследствие бездействия ответчика, причинен вред обязанность по возмещению которого лежит на В.

Доводы ответчика о причинении материального ущерба имуществу опекаемого в результате коммунальных аварий, а также вследствие виновных действий иных лиц, также какими-либо доказательствами не подтверждены. Согласно ст. 12 ГПК РФ правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности сторон, в силу ст. 56 ГПК РФ каждая сторона обязана доказать те факты и обстоятельства, на которые ссылается как на основания своих требований и возражений. Из приведенных положений закона, следует, что стороны обязаны сообщить суду имеющие существенное значение для дела юридические факты, указать или представить доказательства, подтверждающие или опровергающие эти факты. Согласно материалам дела, ходатайства о допросе свидетелей, об оказании содействия в истребовании доказательств при рассмотрении дела ответчиком не заявлялись и на основе представленных доказательств, суд постановил решение, соответствующее нормам материального права.

Решение вопроса о возмещении истцу судебных вопросов судом первой инстанции произведено в соответствии с требованиями ст. 98 ГПК РФ.

Судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции при разрешении спора правильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, применены нормы материального и процессуального права, выводы суда соответствуют установленным по делу обстоятельствам, анализ представленных суду доказательств, их оценка подробно изложены в обжалуемом решении суда и являются правильными.

Каких-либо новых убедительных доказательств, ставящих под сомнение выводы суда, апелляционная жалоба не содержит. Доводы апелляционной жалобы В. фактически сводятся к несогласию с той оценкой, которую исследованным по делу доказательствам дал суд первой инстанции, в связи с чем не могут повлечь отмену решения. Оснований к переоценке установленных судом обстоятельств у Судебной коллегии не имеется, поэтому апелляционная жалоба не может быть удовлетворена».[187]

Обратим внимание на то, что согласие на совершение ребенком в возрасте от 14 до 18 лет на большинства сделок дают родители, усыновители, попечители. Вместе с тем, законные представители не всегда добросовестно исполняют данную обязанность: не изучают данные о контрагенте (личность, правовое положение); соотношение выполняемой ребенком работы по договору и его знаний, умений и навыков и так далее. Например, ребенок, обязанный по договору создать для компании веб-сайт, может не иметь специального образования, опыта выполнения подобной работы, а также материально-технической базы, необходимой для выполнения данной работы. Между тем, договором могут быть предусмотрены довольно короткие сроки выполнения работы, а за невыполнение работы в срок - уплата неустойки. Законные представители, обладая большим уровнем знаний, могли бы предусмотреть возможность причинения вреда от этой сделки имуществу ребенка, однако не проявили необходимой добросовестности и как следствие - ребенок понес убытки. Однако действующем законодательством Российской

Федерации не предусмотрена ответственность законных представителей за убытки, которые причинены ребенку сделкой, которая была одобрена ими.

Особенности ответственности законных представителей, полномочия которых основаны на договоре, могут быть предусмотрены таким договором. К таким законным представителям можно отнести: опекунов, осуществляющих свои функции по договору, приемных родителей, патронатных воспитателей. Их ответственность перед ребенком может быть установлена и договором, к котором применяются общие правила об обязательствах.

Особое основание ответственности перед ребенком установлено и для органов опеки и попечительства.

Так, в соответствии со ст. 28 Закона об опеке и попечительстве вред, причиненный подопечному в результате незаконных действий или бездействия органов опеки и попечительства либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего законодательству акта органа опеки и попечительства, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством.

Данный порядок предусмотрен, в частности, ст. 1069 ГК РФ, в силу которого вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Гражданско-правовую ответственность за внедоговорное причинение вреда, урегулированную главой 59 ГК РФ, в отношении ребенка несут все законные представители. Это объясняется тем, что данными правилами регулируются все отношения, возникшие не из договора и повлекшие причинение вреда или угрозу его причинения.

Законные представители, как свидетельствует судебная практика, довольно часто нарушают право ребенка на воспитание и образование, его право на имя, на имущество, на наследство, на жилище, а также честь и достоинство.

Большинство из названных нарушений являются основаниями для применения к ним мер гражданско-правовой ответственности.

Так, ребенок имеет право на всестороннее развитие и уважение его человеческого достоинства (ст. ст. 54, 148, 155.3 СК РФ), обязанность обеспечения которого возлагается на его законных представителей.

Неисполнение данной обязанности законными представителями влечет отставание ребенка в развитии, что нельзя не признать неблагоприятными, вредоносными последствиями для ребенка. Однако действующее законодательство допускает привлечение законных представителей к ответственности за данные действия по правилам главы 59 ГК РФ лишь в виде исключения, когда возможно доказать причинно-следственную связь между противоправным поведением и наступившими последствиями.

Аналогичную проблему имеет и правовое регулирование права ребенка на имя. С.Б. Селецкая справедливо отмечает, что «в соответствии с п. 1 ст. 150 ГК РФ право на имя - это личное неимущественное право гражданина, неотчуждаемое и непередаваемое, направленное на индивидуализацию личности».[188] Согласно п. 1 ст. 58 СК РФ ребенок имеет право на имя, отчество и фамилию. Следовательно, право на имя включает в себя право на собственно имя, а также фамилию и отчество. Между тем, в силу национальных традиций отчество у ребенка может отсутствовать.

В силу п. 1 ст. 7 Конвенции о правах ребенка ребенок регистрируется сразу же после рождения и с момента рождения имеет право на имя и на приобретение гражданства, а также, насколько это возможно, право знать своих родителей и право на их заботу.[189]

Правила регистрации акта рождения ребенка, а также его имени установлены правилами главы II Федерального закона от 15.11.1997 N 143-ФЗ "Об актах гражданского состояния",[190] согласно ст. 16 которого заявление о рождении ребенка может поступить как от родителей ребенка, так и от иных лиц.

Необращение данных лиц в органы записи актов гражданского состояния влечет длительное не установление имени ребенка, а как следствие - нарушение его права. Вместе с тем, гражданско-правовая ответственность законных представителей за данное нарушение возможна в виде исключения, когда имеется установленная причинно-следственная связь между нарушением и возникшими последствиями, а также возможно установление характера и степени вреда.

Осуществление права на имя может быть связано с моральными страданиями ребенка, умалять его честь и достоинство. Однако умаление чести и достоинства ребенка является самостоятельным правонарушением.

Правила, посвященные защите чести и достоинства, содержатся в ст. 152 ГК РФ. В основном данные правила направлены на регулирование отношений, связанных с распространением несоответствующих действительности порочащих сведений.

Даная статья предусматривает ряд специальных способов защиты, а как следствие - мер ответственности. К ним можно отнести: опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений; опубликование ответа пострадавшего.

Обратим внимание на то, что правила данной статьи направлены на регулирование отношений, возникающих в связи с распространением диффамационных сведений, в которых ребенок и его законные представители участвуют на общих основаниях как граждане.

Так как ребенок в большинстве случаев обладает недостаточной дееспособностью для осуществления своих прав, то не редки случаи нарушения его законными представителями его права на имущество и наследство.

Так, право ребенка на имущество может быть нарушено законными представителями путем прекращения права собственности на него по основаниям, указанным в главе 15 ГК РФ, как по воле законного представителя (уничтожение), так и без его воли (отчуждение недвижимого имущества в связи с изъятием земельного участка ввиду его ненадлежащего использования). В основном ответственность за данный имущественный вред урегулирована законодательством РФ. Так, в случае ненадлежащего ухода за имуществом подопечного, повлекшее его утрату, законным представителем он обязан возместить убытки, причиненные ненадлежащим исполнением своих обязанностей. Вместе с тем, законные представители не несут ответственность за упущенную выгоду при пассивном управлении имуществом подопечного (например, не перевод денежных средств на банковских счетах на иные, с более высокими процентными ставками; не заключение договора аренды в отношении жилого помещения, в котором ребенок не проживает и так далее).

Именно законные представители совершают за ребенка сделки, связанные с принятием наследства (об отказе от наследства, о принятии наследства). К сожалению, как свидетельствует судебная практика, часто законные представители действуют в собственных интересах, противоречащих интересам ребенка. Например, законные представители, обладая сведениями об открытии наследства, в котором ребенок является наследником, не обращаются к нотариусу с заявлением от имени ребенка о принятии наследства. В результате ребенок, достигнув совершеннолетия, самостоятельно обращается в суд. Однако к указанному моменту многое из имущества, входящего в состав наследства, может быть уничтожено, потеряно, выбыть из состава наследства по иным законным основаниям. Гражданско-правовая ответственность законных представителей за данные действия (бездействия) не предусмотрена.

Таким образом, в настоящий момент отсутствуют правила, регламентирующие ответственность законных представителей за несвоевременную регистрацию рождения ребенка, за присвоение неблагозвучного имени, за выбор школы без учета способностей ребенка и так далее.

Отсутствует ответственность и за несвоевременное устройство ребенка, оставшегося без попечения родителей в семью, а также четкий механизм возмещения вреда личности, психическому и умственному здоровью ребенка.

Изложенное свидетельствует о необходимости совершенствования действующего законодательства с целью охраны прав ребенка, а в случае нарушения - полной реабилитации.

3.3.

<< | >>
Источник: Сапрыкин Кирим Николаевич. ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО ПРАВ И ИНТЕРЕСОВ РЕБЕНКА ПО ГРАЖДАНСКОМУ И СЕМЕЙНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. МОСКВА 2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме Меры гражданско-правовой ответственности законных представителей ребенка за нарушение его прав и интересов:

  1. § 1. Исковой порядок защиты чести, достоинства и деловой репутации в гражданском судопроизводстве
  2. § 2. Понятие и виды (формы) злоупотребления правом
  3. I. Германское гражданское уложение; Вводный закон к Германскому гражданскому уложению от 18.08.1896 г. (извлечения)
  4. § 2. Семья континентального права § 2.1. Франция
  5. §1. Понятие и элементы механизма правового регулирования жилищных отношений
  6. ЦЕННОСТЬ ЧАСТНОГО ПРАВА 1
  7. 3.3. Гражданское Право[3]
  8. § 3. Развитие права
  9. § 8. Развитие права
  10. Гражданское процессуальное право
  11. Национал-социалистическое гражданское право и "истинно-германское" право. Прантика германского суда
  12. § 3. Личностный фактор развития эколого-правовой науки
  13. СЛОВАРЬ ВАЖНЕЙШИХ ПОНЯТИЙ РИМСКОГО ПРАВА
  14. Конфиденциальная информация как объект уголовно-правовой охраны
  15. Понятие и виды представительства прав и интересов ребенка по гражданскому и семейному законодательству РФ
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -