<<
>>

§3. Защита и особенности гражданско-правовой ответственности за нарушение интеллектуальных прав на базы данных

Конституция Российской Федерации в ст. 44 указывает на то, что интеллектуальная собственность охраняется законом . Наблюдается совершенствование права интеллектуальной собственности в связи с реформой гражданского законодательства, которая вносит свои коррективы в методы защиты этого высокотехнологичного способа депонирования информации.

Увеличение потребности в создании и использовании баз данных среди коммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей, обусловленной растущим спросом на автоматизацию бизнес-процессов, порождает необходимость разработки эффективных мер реагирования на нарушения интеллектуальных прав. Для баз данных выбор оптимального способа гражданско-правовой защиты осложняется множественностью субъектов, обладающих схожими интеллектуальными правами на данный результат интеллектуальной деятельности, а также взаимосвязью с ЭВМ. При этом, по нашему мнению, установление и реализация мер гражданско-правовой защиты интеллектуальных прав, например, автора программиста-разработчика и автора- составителя информации, а также инвестора изготовителя базы данных, будут в корне отличаться друг от друга.

Отдельные способы защиты гражданских прав из базового перечня, регламентированного ст. 12 ГК РФ, получили выражение в виде специального

правового регулирования, характерного для защиты результатов

180

интеллектуальной деятельности в главе 69 ГК РФ . При этом законодательный перечень мер защиты авторских и смежных прав, в основном, идентичен ст. 12 ГК РФ и частично дублируется в ст. 1250-1252 ГК РФ. Перечисленные меры защиты [178] [179] в равной степени применяются к защите прав на любые результаты интеллектуальной деятельности, следовательно, к защите прав на базы данных они также применимы . Нормы декларируют правовую защиту интеллектуальных прав в целом, а также определяют специальные методы защиты личных неимущественных прав и исключительных прав на базы данных.

При осуществлении защиты авторского и смежного права на исследуемый в работе объект интеллектуальной собственности необходимо указать, что даже в случае отсутствия вины со стороны потенциального нарушителя, в силу ст. 1250 ГК РФ, он не будет освобожден от обязанности недопущения нарушения

интеллектуальных прав. К нему также могут быть применены меры,

182

направленные на защиту таких прав .

Отечественное законодательство предусматривает перечень способов защиты баз данных при наличии у лица исключительного права. В ст. 1252 ГК РФ, однако, не расшифровывается, каким именно исключительным правом необходимо обладать, чтобы реализовать правовую защиту. Таким образом, можно сделать вывод о том, что любой субъект исключительных прав на базы данных (авторских либо смежных) может предъявить требование:

1) о признании права - к лицу, которое отрицает или иным образом не признает право, нарушая тем самым интересы правообладателя;

2) о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, - к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним;

3) о возмещении убытков - к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование), либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб; [180] [181]

При этом в п.3 анализируемой статьи также указано, что в случаях, предусмотренных ГК РФ для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права.

Таким образом, для баз данных существует специальная мера защиты, альтернативная общему правилу о возмещении убытков.

4) об изъятии материального носителя - к его изготовителю, импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу, иному распространителю, недобросовестному приобретателю;

5) о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя - к нарушителю исключительного права.

Как обоснованно указывает Е.А. Моргунова, для обладателей личных неимущественных авторских и смежных прав законодатель также приводит перечень специальных мер защиты . В частности, согласно ст. 1251 ГК РФ, допускается защита:

1) путем признания права;

2) восстановления положения, существовавшего до нарушения права;

3) пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

4) компенсации морального вреда;

5) публикации решения суда о допущенном нарушении.

Следует заметить, что нормы вышеназванных статей берут за основу статью 12 ГК РФ, в которой предусмотрен перечень способов защиты гражданских прав. Однако, по нашему мнению, вызывают нарекание следующие формулировки законодательства. Так, в качестве одной из мер гражданско-правовой защиты исключительного права, приведенных в ст. 1252 ГК РФ, указано пресечение [182] действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. При этом ст. 12 и 1251 ГК РФ дают расширительную трактовку данной нормы и, наряду с пресечением неправомерных действий, допускают возможность требования восстановления положения, существовавшего до нарушения права. Таким образом, согласно ст. 1251 ГК РФ, допускается возможность защиты личных неимущественных прав на базы данных путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права. Вероятно, и для защиты исключительных прав, которые по своей правовой природе являются имущественными, целесообразно распространить указанную меру защиты. Так, например, в случае неправомерного захвата прав администрирования базы данных, в том числе с использованием информационно-коммуникационной сети Интернет, обладателю исключительного права, прежде всего, будет необходимо вернуть возможность вновь использовать и распоряжаться своим результатом интеллектуальной деятельности и только после этого взыскивать компенсацию за нарушение исключительного права.

Также особый интерес представляет пункт 2 ст. 1251 ГК РФ, в котором указано, что положения данной статьи применяются к защите прав, предусмотренных пунктом 2 ст. 1333 ГК РФ. В данном пункте расшифровываются правомочия изготовителя базы данных и, наряду с личными неимущественными правами, указано исключительное право изготовителя базы данных. Таким образом, из буквального толкования правовых норм можно сделать вывод о том, что при нарушении исключительного смежного права изготовителя базы данных к нарушителю можно применять меры защиты личных неимущественных прав. Исходя из описанной нормы, возникает вопрос, можно ли применять к защите исключительного смежного права изготовителя нормы ст. 1252 ГК РФ о защите исключительных прав, если они защищаются способами, характерными для неимущественных прав, а также является ли исключительное право изготовителя имущественным, если защита этого права допускается со стороны способов защиты личных неимущественных прав. По нашему мнению, ввиду отсутствия легального запрета на применение норм о защите исключительных прав для исключительных смежных прав изготовителя баз данных, а также с учётом принципа диспозитивности гражданского законодательства допускается правовая защита смежных прав изготовителя любыми из вышеназванных способов, в том числе и указанными в ст. 1252 ГК РФ.

Наряду с общими способами защиты гражданских прав, в ст. 1252 ГК РФ имеются три специальных способа защиты исключительного права на объекты интеллектуальной собственности. Как отмечают авторы, они наиболее эффективны при защите результатов интеллектуальной деятельности. К таким способам относятся публикация решения суда о допущенном нарушении, изъятие из оборота материальных носителей, под которыми на практике понимаются контрафактные носители информации, а также денежная компенсация, применяемая вместо возмещения убытков . Указанные методы защиты действительно являются наиболее эффективными мерами пресечения правонарушений, а также восстановления нарушенных авторских и смежных прав на базы данных. При этом изъятия из оборота материальных носителей, содержащих контрафактные материалы, как мера защиты баз данных требует более детального рассмотрения. Изъятие из оборота материальных носителей, содержащих контрафактные материалы, указана в законодательстве как мера защиты только исключительных прав, которые являются имущественными, при этом для защиты личных неимущественных прав применяется мера защиты в виде восстановления положения, существовавшего до нарушения права. Следовательно, изъятие из оборота материальных носителей, содержащих контрафактные материалы, можно расценить как способ защиты, призванный восстановить положение, существовавшее до нарушения исключительного права, который при этом имеет ярко выраженную превентивную функцию, поскольку предусматривает за нарушение весьма жесткую имущественную санкцию в виде [183] изъятия из гражданского оборота оборудования, устройств и материалов. Аналогичный вывод содержится, в частности, в ст. 46 «Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности» (ТРИПС), в которой описана подобная мера защиты как эффективное средство удерживания от нарушения прав, на которую ссылаются авторы. Без сомнения, подобная специальная мера гражданско-правовой защиты будет иметь эффективность в отношении большинства результатов интеллектуальной деятельности, однако, применительно к базам данных, необходимо отметить следующее. Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности принималось в Марракеше 15 апреля 1994 года, а повсеместное распространение баз данных, а также активное развитие правового регулирования в этой сфере датируется более поздними датами. Таким образом, на момент принятия Соглашения ТРИПС, рассматриваемый способ защиты не мог учитывать специфики этого результата интеллектуальной деятельности. В этой связи, вероятно, специальная мера защиты результатов интеллектуальной деятельности в виде изъятия из оборота контрафактных материальных носителей также будет в последующем использоваться для пресечения правонарушений в отношении баз данных, но уже в значительно меньшей степени. В частности, на сегодняшний день базы данных, ввиду обширности объемов хранимой информации, всё реже встречаются на материальных носителях, а их использование в подавляющем большинстве случаев связано с сетью Интернет. Следовательно, использование изъятия из оборота материальных носителей, содержащих контрафактные материалы как альтернативная мера восстановлению положения, существовавшему до нарушения исключительного права, весьма спорно. В приведённом в работе примере с администрированием базы данных наглядно демонстрируется необходимость включения нормы о восстановлении нарушенных прав в качестве дополнительной меры защиты исключительных прав на базы данных. При этом альтернативная мера защиты в изъятия из оборота контрафактных материальных носителей не достигнет необходимого эффекта, так как администрирование в сети Интернет никак не связано с материальным выражением базы данных и с их контрафактным состоянием. Аналогичная правовая конструкция, связанная с конфискацией экземпляров произведений, содержится в виде санкции за нарушение авторских и смежных прав в ст. 7.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. При этом в отличие от гражданскоправовой меры защиты баз данных в КоАП РФ говорится о конфискации не только контрафактных экземпляров произведений, но и материалов совместно с оборудованием, используемым для их воспроизведения, а также иных орудий совершения указанного административного правонарушения. При этом, в ч.3 ст. 32.4 КоАП РФ указано, что конфискованные в виде санкции за нарушение части 1 ст. 7.12 данного ФЗ экземпляры произведений и фонограмм, материалы и оборудование, используемые для их воспроизведения и иные орудия совершения административного правонарушения, подлежат уничтожению, за исключением случаев передачи конфискованного контрафакта правообладателю по его просьбе. Как указывает О.В. Панкова, такая передача допустима при наличии в материалах дела заявления правообладателя[184]. Таким образом, в рамках административного взыскания конфискованных экземпляров базы данных, являющихся контрафактными, они могут быть переданы правообладателю по его просьбе. В этой связи нерегламентированным остаётся порядок подобного взыскания, а также порядок определения субъекта, обладающего возможностью получения указанных контрафактных баз данных. В частности, им могут быть автор- разработчик и составитель-разработчик, обладающие авторскими правами на базу данных, либо изготовитель, владеющий смежным правом. Как пишет Е.Н. Петров, правообладателям, предпочитающим воспользоваться административными способами защиты от производства контрафактной продукции, следует учитывать обстоятельства, установленные КоАП РФ, прежде всего, связанные со сроками рассмотрения в арбитражных судах правонарушений в сфере интеллектуальной собственности. Однако в случаях, связанных с ввозом контрафактной продукции из-за рубежа, чаще всего применяются нормы законодательства о таможенных правонарушениях, предусматривающие, главным образом, административные меры[185] [186] [187]. Таким образом, в отечественном законодательстве предусмотрена возможность применения к нарушителям интеллектуальных прав на базы данных норм административного и уголовного права . Однако охрана баз данных отраслями публичного права имеет своей целью, прежде всего, защиту интересов всего общества, а не конкретного лица, права которого нарушены. Следовательно, применение охранительных мер, предусмотренных публичным правом, не может в полной мере компенсировать ущерб, причинённый интересам правообладателя, и носит характер дополнительной меры ответственности, сопутствующей основной гражданско-правовой .

Признание права как вариант гражданско-правовой защиты права, наряду со ст. 12 ГК РФ, указан в качестве вида защиты интеллектуальных прав, при этом как исключительных, так и личных неимущественных. Применительно к особенностям правовой защиты баз данных анализируемый способ защиты не будет обладать спецификой по сравнению с другими результатами интеллектуальной деятельности. Таким образом, признание права допустимо реализовывать в исках о защите прав авторства и прав на имя автора на базу данных. Кроме того, этот способ может находить практическое применение и в защите смежных прав изготовителя, например, при защите права на указание на экземплярах базы данных и (или) упаковках имени изготовителя или его наименования.

Анализируя эффективность различных методов защиты интеллектуальных прав на базы данных, следует заметить, что в качестве альтернативы возмещения убытков при защите интеллектуальных прав на базы данных целесообразнее всего применять специальные способы защиты, характерные для них. Так, в случаях нарушения исключительного права, согласно ст.ст. 1252, 1301, 1311 ГК РФ, правообладатель вправе требовать вместо возмещения убытков по своему выбору выплаты компенсации в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда, либо в двукратном размере стоимости экземпляров произведения или в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения.

Практическая реализация способов защиты и применение гражданскоправовой ответственности за нарушение интеллектуальных прав на базы данных предполагает учёт специфики этих высокотехнологичных продуктов. Прежде всего, необходимо обратить внимание, что легальная дефиниция ст. 1260 ГК РФ устанавливает ограничения по применению правового режима баз данных для неэлектронных картотек и иных подобных способов депонирования информации. Следовательно, применение способов защиты и мер гражданско-паровой ответственности для баз данных, закреплённых на материальных носителях, не представляется возможным. Они получают защиту со стороны других правовых режимов, например, со стороны авторского права на сборники либо на иные формы составных произведений. В то же время и электронные базы данных, наравне с иными сборниками, получают аналогичную защиту, так как для данного результата интеллектуальной деятельности характерной чертой является наличие представленной в объективной форме совокупности самостоятельных материалов. Следовательно, по своей сути они также являются сборником, так как

189

относятся к составным произведениям . [188]

Специфика данного объекта интеллектуальной собственности предопределила ряд аспектов, которые необходимо учитывать при выборе оптимального способа гражданско-правовой защиты прав, возникающих в связи с созданием и использованием этого высокотехнологичного продукта. Так как оптимальные способы защиты прав на базу данных связаны со специальными авторско-правовыми конструкциями, при её реализации необходимо учитывать степень творческого характера созданного объекта интеллектуальной собственности. Как отмечалось в данной работе, творческий элемент у баз данных может сводиться как к форме - архитектуре базы данных, так и к содержанию - информационному наполнению. Кроме того, определённую правовую защиту получает специальный субъект, обладающий смежным правом - изготовитель базы данных. До недавних изменений в отечественном праве интеллектуальной собственности большинство авторов были едины во мнении, что он не вносит творческого вклада в создание данного результата интеллектуальной деятельности, а выполняет организационно-технические функции. Таким образом, при применении данным субъектом различных способов защиты либо мер гражданско-правовой ответственности за нарушение его прав на созданный высокотехнологичный продукт установление для него творческого характера в работе над этим объектом не требовалось. Наличие в ст. 1333 ГК РФ, наряду с исключительным правом изготовителя, права на указание на экземплярах базы данных и (или) их упаковках своего имени или наименования, которое является по своей правовой природе авторским, также не требовали определения творческого элемента для реализации правовой защиты.

Включение в ГК РФ ст. 1335.1, именуемой «Действия, не являющиеся нарушением исключительного права изготовителя базы данных», привнесло в законодательство перечень действий, которые допустимо совершать без согласия изготовителя баз данных в той мере, в которой такие действия не нарушают авторские права изготовителя базы данных. Так как наличие авторских прав в любом случае предусматривает установление творческого вклада в данный момент, при определении возможности применения мер защиты интеллектуальных прав изготовителя необходимо устанавливать указанную характеристику субъекта. Данная новелла законодателя представляет научный интерес, если рассматривать субъектов прав на базы данных, в том числе изготовителя баз данных, во взаимосвязи с объектом. В ч. 2 ст. 1259 ГК РФ указано, что к объектам авторского права относятся составные произведения, то есть произведения, представляющие собой по подбору или расположению материалов результат творческого труда. При этом, как указано в ст. 1260 ГК РФ, к составным произведениям относятся, в том числе, базы данных, следовательно, они являются объектами авторского права. К сожалению, несмотря на многочисленные отсылки в части четвертой ГК РФ к термину «результат творческого труда» как необходимому элементу при установлении авторско - правовой защиты интеллектуальных прав, в действующем законодательстве существо этого термина не раскрывается. Следует отметить, что дискуссии в научной среде по вопросу определения понятия «творческий характер» объектов авторского права ведутся давно[189]. Однако с принятием части четвертой ГК РФ, споры стали особенно острыми[190] [191]. Особую актуальность при реализации гражданско-правовой защиты интеллектуальных прав на базы данных приобретает наличие «творческого характера» в так называемых «нетворческих» базах данных (например, в электронных телефонных справочниках), так как в них он присутствует в значительно меньшей степени, чем в иных объектах авторского права, что в свою очередь вызывает трудности на практике и создаёт ограничения для авторско-правовой защиты . В нетворческих базах данных творческий элемент также присутствует, но он заключен не в содержании, которое подготавливал составитель информации, а в форме проработки архитектуры баз данных, выбранной программистом-разработчиком, а также в написанном им исходном коде.

Вероятно, для решения указанной проблемы программистам-разработчикам как необходимому субъекту в разработке любой базы данных необходимо привнести в неё что-то концептуально новое. С учетом того, что рассматриваемый объект интеллектуальной собственности тесно связан с ЭВМ и фактически не может существовать без неё, программистам следует использовать эту особенность для привнесения в этот результат интеллектуальной деятельности пусть небольшого, но дополнительного творческого характера. Разумеется, придумать полностью новую архитектуру, с технической точки зрения, зачастую не представляется возможным, однако, применительно, например, к электронным телефонным справочникам их можно дополнить функцией адаптивного поиска данных внутри базы либо создать новые шрифты для информации, содержащейся в данном объекте интеллектуальной собственности. Это позволит привнести творческий характер в базу данных и распространить на неё авторско-правовую защиту.

Ответственность разработчика баз данных в обязательствах по созданию этого результата интеллектуальной деятельности также попадает под действие специального правового регулирования. В частности, в ст. 1290 ГК РФ установлено, что в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения договора авторского заказа, за которое автор несет ответственность, автор обязан возвратить заказчику аванс, а также уплатить ему неустойку, если она предусмотрена договором. При этом общий размер указанных выплат ограничен суммой реального ущерба, причиненного заказчику. Таким образом, ответственность разработчика, согласно специальным нормам авторского права, в обязательствах по созданию баз данных, ограничена суммой реального ущерба. Эта законодательная норма вполне оправдана, так как она учитывает сложность работы программиста над высокотехнологичными продуктами и позволяет установить компромисс в обязательствах по разработке баз данных.

Значимым аспектом правовой защиты баз данных являются вопросы, возникающие в связи со свободным использованием данного высокотехнологичного продукта. Действующее гражданское законодательство предусматривает право свободного использования баз данных неопределённому кругу лиц при соблюдении условий, установленных в ст. 1280 и 1334 ГК РФ. Прежде всего, существуют требования к самому субъекту, использующему базу данных. Им может быть лицо, правомерно владеющее экземпляром базы данных (пользователь). В случае наличия правомерного владения у пользователя ему предоставлено право без разрешения автора или иного правообладателя и без выплаты дополнительного вознаграждения:

- внести в базу данных изменения исключительно в целях их функционирования на технических средствах пользователя и осуществлять действия, необходимые для функционирования такой базы данных, в соответствии с её назначением, в том числе, запись и хранение в памяти ЭВМ (одной ЭВМ или одного пользователя сети), а также осуществить исправление явных ошибок, если иное не предусмотрено договором с правообладателем;

- изготовить копию базы данных при условии, что эта копия предназначена только для архивных целей или для замены правомерно приобретенного экземпляра в случаях, когда такой экземпляр утерян, уничтожен или стал непригоден для использования. При этом копия базы данных не может быть использована в иных целях и должна быть уничтожена, если владение экземпляром базы данных перестало быть правомерным;

- извлечь из такой базы данных материалы и осуществлять их последующее использование в личных, научных, образовательных и иных некоммерческих целях в объеме, оправданном указанными целями и в той мере, в которой такие действия не нарушают авторские права изготовителя базы данных и других лиц.

Все три вышеперечисленных способа свободного использования не должны наносить неоправданный ущерб нормальному использованию баз данных и ущемлять необоснованным образом законные интересы автора или иного правообладателя.

Реализация гражданско-правовой защиты в связи со свободным использованием баз данных, прежде всего, направлена на пресечение злоупотреблений указанным правом со стороны пользователей. Так, например, действующее законодательство не определяет, на каком именно носителе должна храниться копия, предназначенная только для архивных целей или для замены правомерно приобретенного экземпляра, о которой упоминается в ст. 1280 ГК РФ. Это может привести к размещению созданной копии в сети Интернет на файлообменных сайтах, на которых многие пользователи хранят свои данные. Не является однозначным ответ на вопрос о том, может ли подобная архивная копия ущемлять необоснованным образом законные интересы автора или иного правообладателя. Вероятно, реализация механизмов гражданско-правовой защиты баз данных в данном случае будет связана с политикой конфиденциальности данных, размещенных на указанных сайтах. Если у сторонних пользователей появляется возможность для копирования информации, размещенной в архиве у пользователя, правомерно владеющего экземпляром базы данных, то интересы правообладателя оказываются нарушенными, если у сторонних пользователей такой возможности нет, подобную копию допустимо создать.

Что касается авторско-правовой защиты составителей баз данных, то для субъектов, осуществляющих подбор материалов, включаемых в создаваемый результат интеллектуальной деятельности, характерна защита интеллектуальных прав на составное произведение. По своей сути творческий вклад для данных субъектов характеризуется выбором содержательной составляющей базы данных, а значит и применение мер защиты, а также гражданско-правовой ответственности должны быть направлены на восстановление интеллектуальных прав, связанных с содержанием базы данных.

Следует отметить, что программист-разработчик и составитель базы данных будут соавторами, следовательно, на них распространяет своё действие правило статьи 1258 ГК РФ, согласно которой граждане, создавшие произведение совместным творческим трудом, признаются соавторами независимо от того, образует ли такое произведение неразрывное целое или состоит из частей, каждая из которых имеет самостоятельное значение. При этом каждый из соавторов вправе самостоятельно принимать меры по защите своих прав, в том числе в случае, когда созданное соавторами произведение образует неразрывное целое. Таким образом, применение мер правовой защиты от посягательств на форму базы данных допустимо, в том числе, и составителю базы данных, ответственному за содержательную часть, а программист-разработчик будет обладать правом защищать базу данных, например, от незаконного копирования содержания.

По-иному реализуются меры гражданско-правовой защиты, связанные со смежными правами изготовителя базы данных. При установлении гражданскоправовой защиты прав изготовителя на рассматриваемый результат интеллектуальной деятельности необходимо учитывать, что ст. 1304 ГК РФ относит базы данных к объектам смежных прав в части их охраны от несанкционированного извлечения и повторного использования составляющих их содержание материалов. Положения, определяющие правомочия смежного права изготовителей баз данных, более подробно раскрываются в §5 главы 71 ГК РФ. В ст. 1333 ГК РФ указано, что изготовителем базы данных признается лицо, организовавшее создание базы данных и работу по сбору, обработке и расположению составляющих ее материалов. Обладая исключительным смежным правом на базы данных, изготовители, которые хотя и не участвовали непосредственно в создании базы данных, но обеспечили условия для её разработки, также вправе использовать меры защиты интеллектуальных прав. В ст. 1334 ГК РФ отмечается, что исключительное право изготовителя базы данных действует только в отношении тех объектов интеллектуальной собственности, создание которых (включая обработку или представление соответствующих материалов) требует существенных финансовых, материальных, организационных или иных затрат. Кроме того, имеется указание на то, что при отсутствии доказательств иного, базой данных, создание которой требует существенных затрат, признается результат интеллектуальной деятельности, содержащий не менее десяти тысяч самостоятельных информационных элементов (материалов), составляющих содержание базы данных.

Из описанных норм следует вывод о том, что защита баз данных с помощью смежного права предполагает ряд условий. Созданный результат интеллектуальной деятельности должен содержать массивный объем информации (желательно, не менее десяти тысяч самостоятельных информационных элементов, так как наличие подобного числа материалов, служит абсолютным критерием несения существенных затрат изготовителем), а гражданско-правовая защита направлена на пресечение несанкционированного извлечения и повторного использования составляющих содержание базы данных материалов[192]. Судебные инстанции при определении критериев, применимых к данным объектам интеллектуальной собственности, с которыми закон сопрягает возникновение у изготовителя исключительных прав, также чаще всего исходят из критериев, указанных выше[193]. Однако, критерий наличия не менее десяти тысяч самостоятельных информационных элементов (материалов) явно вызывает нарекания. Так, в законодательстве не даётся характеристика понятия «информационный элемент (материал)». Следовательно, в одном случае информационным элементом можно будет признать букву либо символ, а в другом - отдельное произведение, например, книгу. Это негативно сказывается на реализации правовых мер защиты смежного права изготовителя баз данных и минимизирует положительный эффект от имеющихся правовых норм.

При этом гражданско-правовая ответственность за нарушение смежного права изготовителя баз данных может наступать за извлечение из базы данных материалов и осуществление их последующего использования без разрешения правообладателя. В частности, под извлечением материалов понимается перенос всего содержания базы данных или существенной части составляющих ее материалов на другой информационный носитель с использованием любых технических средств и в любой форме. В то же время анализ действия исключительного права изготовителя базы данных допускает расширительное толкование объема правомочий изготовителя[194]. Так, имея исключительное право извлекать из базы данных материалы и осуществлять их последующее использование в любой форме и любым способом, изготовитель может привлекать к гражданско-правовой ответственности любых лиц, использующих базу способами, указанными в п.2 ст. 1270 ГК РФ, без его согласия. Особо актуальным при этом является вопрос о гражданско-правовой ответственности владельцев исключительного права на отдельные материалы, включенные в базу данных по искам, поданным изготовителями. П.2 ст. 1334 ГК РФ указывает, что исключительное право изготовителя базы данных признается и действует независимо от наличия и действия авторских и иных исключительных прав изготовителя базы данных и других лиц на составляющие базу данных материалы, а также на базу данных в целом как составное произведение. В то же время, в законодательстве отсутствует норма, предполагающая соблюдение прав авторов баз данных, также обладающих исключительным правом на разработанную ими часть базы данных, следовательно, на сегодняшний день в законодательстве присутствует юридическая коллизия, допускающая привлечение авторов баз данных к гражданско-правовой ответственности изготовителями баз данных. Учитывая, что у авторов также имеется исключительное авторское право на базу данных в целом, вероятно, против изготовителя будет подан встречный иск о запрете использования базы, что, без сомнения, будет препятствовать нормальному использованию его правомочия. Например, программист- разработчик может потребовать запрета на использование системы управления базой данных изготовителю, что полностью лишит последнего возможности работать с материалами, а значит реализовывать предоставленный набор правомочий. В условиях независимости исключительного смежного права изготовителя от авторских и иных исключительных прав требование обязать автора-разработчика предоставить доступ к системе управления базой данных изготовителю видится бесперспективным. Следует заметить, что в условиях множественности субъектов интеллектуальных прав и двойственности правового режима баз данных целесообразно дополнить законодательство нормами, разграничивающими меры, применяемые для защиты базы данных в целом и её отдельных элементов.

Для привлечения лиц, нарушающих интересы правообладателя к гражданско-правовой ответственности, целесообразно предварительно установить следующие факты: кто нарушает интересы правообладателя, к какой именно разновидности (творческой или нетворческой) относится база данных, какие интересы нарушаются и в каких действиях это выражается. Идентификация указанных обстоятельств до предъявления требований о восстановлении нарушенного права позволяет правообладателю выбрать необходимую меру защиты и в максимальной степени восстановить нарушенное право. При этом обладатели исключительного права на базу данных, чаще всего, вместо возмещения убытков требуют от нарушителя выплаты компенсации, предусмотренной в ст. 1301 ГК РФ. Эта специальная мера ответственности за нарушение исключительного права на произведение предусматривает несколько альтернативных вариантов компенсации:

- взыскание двукратного размера стоимости экземпляров произведения применяется в качестве меры ответственности для компенсации нарушенного права на базы данных, изготовленных на материальном носителе;

- взыскание двукратного размера стоимости права использования произведения, определяемого исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения. Чаще всего используется в качестве меры ответственности за нарушение права доступа к базе данных, размещенной в сети Интернет;

- взыскание денежной компенсации в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда. Эту меру ответственности целесообразнее всего использовать при случаях одновременной множественности нарушений и затруднениях в доказывании убытков.

Взыскание указанной в ст. 1301 ГК РФ компенсации допускается при случаях нарушения авторских прав разработчика (составителя) базы данных, прав изготовителя базы данных, а также при нарушении правил, предусмотренных в отношении технических средств защиты баз данных[195].

Наряду с указанными мерами гражданско-правовой ответственности, отечественное законодательство в области интеллектуальной собственности предусматривает особую меру гражданско-правовой ответственности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей за нарушения исключительных прав на базы данных. Под ней следует понимать регламентированную ст. 1253 ГК РФ возможность ликвидации юридического лица или прекращение деятельности гражданина в качестве индивидуального предпринимателя по требованию прокурора в случае нарушения исключительных прав. Указанная мера ответственности применима судом в случаях неоднократного или грубого нарушения исключительного права на результаты интеллектуальной деятельности, к которым относятся базы данных. Следует заметить, что данная мера ответственности схожа с предусмотренными КоАП РФ мерами наказания в виде дисквалификации и административного приостановления деятельности. В то же время ликвидация юридического лица или прекращение деятельности гражданина в качестве индивидуального предпринимателя является более строгой мерой ответственности, так как, в отличие от административных наказаний, она не предполагает определённого срока наложения ответственности.

При исследовании мер защиты от нарушения интеллектуальных прав на базы данных следует проанализировать ряд механизмов, названных общим термином «обеспечение исполнения обязательств». Характерная для баз данных высокая стоимость требует проработки вариантов гарантии исполнения обязательств, возникающих в связи с разработкой баз данных и их использованием. Следует заметить, что большинство поименованных в законе обеспечительных мер не отражают специфику баз данных, однако, апробированные договорные конструкции можно использовать как механизмы защиты отдельных обязательств, связанных с базами данных. В ст. 329 ГК РФ указано, что исполнение обязательств может обеспечиваться не только поименованными, но и другими способами, предусмотренными законом или договором. В частности, для создания баз данных для государственных и муниципальных нужд целесообразно использовать государственные гарантии, урегулированные п. 6 ст. 126 ГК РФ и ст. 115 - 117 Бюджетного кодекса РФ . Чтобы определиться, какой именно способ обеспечения исполнения обязательств подходит в качестве гарантии исполнения обязательств, связанных с базами данных, целесообразно рассмотреть конкретные способы во взаимосвязи с указанным результатом интеллектуальной деятельности.

Одним из поименованных в ст. 329 ГК РФ способов обеспечения исполнения обязательств является неустойка. Она получила широчайшее применение и используется в обеспечение исполнения самых различных обязательств, поэтому данному способу обеспечения исполнения обязательств нашлось применение и в области интеллектуальной собственности. Обязательства, связанные с базами данных как результатом интеллектуальной деятельности, допускают гарантию исполнения с помощью правовой конструкции неустойки. Она в этом случае может использоваться в качестве акцессорного обязательства, связанного с базами данных. Привлекательность этого способа обеспечения исполнения обязательств объясняется, прежде всего, тем, что неустойка представляет собой упрощённый способ компенсации потерь [196]

кредитора от действий недобросовестного должника. Взыскание неустойки как мера гражданско-правовой защиты правообладателей баз данных характерна для договорных отношений в области интеллектуальной собственности. Так, при обязательствах, связанных с базами данных, этот способ обеспечения исполнения обязательств может применяться к договорам, направленным на установление правоотношений по разработке баз данных, в части гарантии исполнения обязательства в срок. Кроме того, неустойка эффективна при гарантии исполнения обязательства по передаче изготовленной базы данных надлежащего качества, определённого в договоре между разработчиком и заказчиком. В статье 1290 ГК РФ об ответственности по договору авторского заказа прямо предусмотрено, что в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения договора авторского заказа, за которое автор несет ответственность, автор обязан возвратить заказчику аванс, а также уплатить ему неустойку, если она предусмотрена договором. При этом законодательно определено, что совокупный размер выплат ограничен суммой реального ущерба, причиненного заказчику. При использовании данного способа обеспечения исполнения обязательств целесообразно включать положения о неустойки в текст основного договора. Следует также отметить, что неустойка сходна со специальной мерой защиты, указанной в ст. 1252 ГК РФ, однако, как указали высшие судебные инстанции, она этой мерой не является[197] [198]. В отличие от компенсации, которая может применяться и к внедоговорным обязательствам, возникающим в области интеллектуальной собственности, неустойка предполагает наличие договора. Кроме того, неустойка не ограничена рамками размеров, предусмотренных в качестве специального вида ответственности в ст. 1301 и 1311 ГК РФ. Смежной с неустойкой правовой конструкцией является новелла ГК РФ, названная законодателем «Обеспечительный платеж». При оценке эффективности данной обеспечительной меры по отношению к обязательствам в отношении баз данных, можно отметить,

что данный способ обеспечения исполнения обязательств ставит своей целью гарантию возмещения денежных средств со стороны недобросовестных контрагентов при наступлении негативных последствий по основному обязательству. Таким образом, применительно к гарантии исполнения обязательств в отношении баз данных обеспечительный платеж не будет обладать спецификой либо отличиями от гарантии исполнения обязательств в отношении иных объектов гражданских прав.

Научный интерес при анализе способов обеспечения исполнения обязательств в отношении баз данных представляет удержание. По общему правилу этот способ обеспечения исполнения обязательств не представляет большого интереса во взаимосвязи с интеллектуальной собственностью, так как в ст. 359 ГК РФ указано, что предметом удержания являются вещи. При этом, как обоснованно указывает В.Ф. Понька, под удержанием следует понимать способ обеспечения исполнения обязательств, который предусматривает право кредитора удерживать оказавшуюся у него вещь должника до погашения долга под угрозой удовлетворения требований за счет стоимости удерживаемого имущества[199]. Ст. 128 ГК РФ, регламентирующая объекты гражданских прав, не относит к вещам охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность). Этот вывод подтверждается также и в науке. Так, С. В. Сарбаш приводит следующий пример: по авторскому договору на создание литературного произведения предусматривалось, что автор создаст и передаст в издательство книгу по главам. Издательство, по авторскому договору, приняло обязательство производить выплату вознаграждения после передачи каждой главы рукописи. В нарушение указанного договора издательство не произвело оплаты после вручения автором очередной главы рукописи. Автор отказался передавать следующую главу, сославшись на свое право удержания. В данном случае применение автором права удержания, по мнению С. В. Сарбаша, в отношении рукописи нельзя признать правильным, так как предметом авторского договора является не материальный объект (вещь), а благо нематериальное, хотя и связанное с определенным материальным носителем. Рукопись как множество листов бумаги не представляет ценности и не является собственностью издательства. Ценность же рукописи заключается в определенном интеллектуальном результате . Базы данных, также являясь произведением, не позволяют применять данный способ обеспечения исполнения обязательств к отношениям, связанным с ними. В то же время простота и эффективность данной обеспечительной меры позволяет использовать её конструкцию при установлении гарантий исполнения обязательств, связанных с базами данных в договорном порядке. Так, например, эффективной мерой надлежащего исполнения обязательств покупателем базы данных будет указание в договоре о передаче этого результата интеллектуальной деятельности, об отказе в последующих обновлениях либо в доступе к информации в базе в случае невыплаты разработчику обусловленных в договоре сумм.

Применимы в качестве защитной меры для обязательств, связанных с базами данных, также способы обеспечения исполнения, изложенные в §5 и §6 главы 23 ГК РФ. Поручительство и независимая гарантия, без сомнения, являются на сегодняшний день одними из наиболее эффективных обеспечительных мер как в отечественной, так и в мировой практике. При этом наблюдается их интеграция и в отношениях по поводу результатов интеллектуальной деятельности. Так, поручительство может применяться в качестве эффективного способа обеспечения исполнения обязательств по разработке баз данных в случае, когда заказчик выступает поручителем разработчика перед изготовителем. Это позволяет мелким разработчикам баз данных получить доступ к производственным мощностям изготовителей и выпустить конечный продукт. Заказчик-поручитель в свою очередь может подобрать необходимых для него разработчиков, которые зачастую не имеют указанных производственных [200] мощностей, но имеют опыт создания программных продуктов. Кроме того, имеющая ценность совокупность интеллектуальной собственности, в том числе баз данных, у правообладателей может служить хорошей гарантией исполнения обязательств поручителем при получении кредитов.

Независимая гарантия также применима к обязательствам в отношении баз данных. Так, на практике в последние годы часто проводятся государственные тендеры на разработку и изготовление баз данных для отдельных секторов экономики. Одним из обязательных условий для участия в них зачастую является наличие независимой гарантии банка у разработчика. Другим примером эффективного использования независимой гарантии по обязательствам в отношении баз данных будет являться гарантия надлежащего исполнения контракта по изготовлению и поставке этого результата интеллектуальной деятельности.

Недавние изменения §6 главы 23 ГК РФ в части расширения круга лиц, которые могут выступать гарантом, без сомнения, позитивно скажутся на обязательствах по разработке баз данных. Так, допустимость выдачи независимой гарантии исполнения обязательств по разработке новой базы данных со стороны организации изготовителя, обладающего смежным правом на создаваемую базу, либо организации, в которой работают программисты, непосредственно осуществляющие разработку, позволят ещё эффективнее привлекать средства в её разработку.

Анализируя способы обеспечения исполнения обязательств в отношении баз данных, следует рассмотреть задаток, поименованный в ст. 329 ГК РФ. Он так же, как и залог, является одним из старейших институтов обеспечения обязательств, известный ещё со времен римского права. Вот что сказано в Третьей книге Институций Гая: «Quod arrae nomine datur, argumentum est emptionis et venditionis contractae», что в переводе с латинского языка означает: «То, что дается в виде задатка, является доказательством заключенного договора купли-продажи»[201] [202]. В современном российском праве этот способ обеспечения исполнения обязательств регламентируется ст. 380 ГК РФ. Как и в римском праве, задаток служит доказательством заключения договора и выдается в обеспечение его исполнения. При этом, в отличие от римского права, в современном отечественном праве задатком признается денежная сумма, а не вещи. Применительно к сфере интеллектуальной собственности данная обеспечительная мера имеет аналогичные с неустойкой препятствия к использованию. Денежная конструкция данной обеспечительной меры не позволяет полностью учитывать специфику права интеллектуальной собственности. В то же время отсутствие запрета на использование задатка в качестве способа обеспечения исполнения обязательств, в связи с оборотом результатов интеллектуальной деятельности, позволяет применять данную обеспечительную меру в отношении баз данных.

Применительно к защите интеллектуальных прав на исследуемый объект интеллектуальной собственности особый интерес представляет использование самозащиты права. С развитием техники, позволяющей создавать новые виды и формы объектов авторского права и смежных прав, правообладатели стали искать новые способы их защиты от несанкционированного использования . При этом, правообладатели, наблюдая частую неэффективность правовых норм в защите нарушенных интеллектуальных прав, проявляют активность в разработке новых технических средств защиты от несанкционированного копирования и использования[203]. Этот вариант защиты гражданских прав допускается ст. 12 ГК РФ и реализуется на практике путем применения альтернативных способов защиты права. Примером самозащиты баз данных может являться включение в программу для ЭВМ, необходимую для доступа к информации, аппаратную систему защиты, вызывающую сбои в работе базы данных либо активизирующую запрос пароля при несанкционированном доступе к данным. Другим примером применения самозащиты права является приостановка текущих обновлений данного объекта интеллектуальной собственности при нарушении пользователем правил его использования либо при нарушении со стороны пользователя лицензионного договора. При этом, как справедливо указывает С.А. Судариков, какое изощрённое техническое средство для защиты объектов авторских и смежных прав не использовалась бы, оно никогда не будет полностью гарантировать защиту рассматриваемых объектов. Нарушители авторских и смежных прав всё активнее разрабатывают специальные противозащитные устройства, а также вредоносные компьютерные программы, что побуждает правообладателей всё активнее использовать правовые средства защиты интеллектуальной собственности . Однако, право всегда отстаёт от технологии, что минимизирует эффект правовой защиты. Таким образом, эта технологическая война вряд ли когда-нибудь закончится[204] [205]. Из этого можно сделать вывод, что применение технических средств защиты результатов интеллектуальной деятельности достигает максимального положительного эффекта только при параллельном использовании правовых средств защиты. В противном случае судебные инстанции не находят легальных оснований для реализации гражданско-правовой защиты авторам и изготовителям баз данных и зачастую отказывают в исковых требованиях[206]. Так, указанное выше средство правовой защиты в виде возможности приостановки обновлений целесообразно включать непосредственно в лицензионное соглашение. Это позволит не только обезопасить правообладателей от претензий со стороны пользователей, но и будет стимулировать их к использованию высокотехнологичного продукта в рамках закона.

При анализе ст. 1299 ГК РФ в контексте применения технических средств защиты баз данных необходимо установить механизмы правовой охраны информации, содержащейся в базах данных. Регулирование отношений, связанных с защитой информации, основано на нормах Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». При этом легальную взаимосвязь указанного ФЗ с ГК РФ можно проследить в ч.1 ст. 1299 ГК РФ. В данной норме определено, что техническими средствами защиты авторских прав признаются любые технологии, технические устройства или их компоненты, контролирующие доступ к произведению, предотвращающие либо ограничивающие осуществление действий, которые не разрешены автором или иным правообладателем в отношении произведения. Учитывая, что в основе баз данных находится информация, структурированная определённым образом, можно утверждать, что ст. 1299 ГК РФ допускает использование технических средств защиты информации, содержащейся в них. Таким образом, допустимо рассматривать в комплексе нормы ч. 1 ст. 1299 ГК РФ и нормы ст. 16 ФЗ №149, регулирующей защиту информации в РФ.

Так как в основе баз данных находится информация, структурированная определённым образом, она является основой содержания базы данных, а также с точки зрения гражданского оборота, служит основой их материальной ценности, без которого указанный результат интеллектуальной деятельности для коммерческой практики будет не нужен. Следовательно, при применении технических средств защиты баз данных необходимо учитывать правовое регулирование оборота информации. Часть 1 ст. 16 ФЗ №149 указывает, что защита информации представляет собой принятие правовых, организационных и технических мер, направленных на:

1) обеспечение защиты информации от неправомерного доступа, уничтожения, модифицирования, блокирования, копирования, предоставления, распространения, а также от иных неправомерных действий в отношении такой информации;

2) соблюдение конфиденциальности информации ограниченного доступа;

3) реализацию права на доступ к информации.

Применение технических средств защиты во взаимосвязи с вышеперечисленными мерами позволяет расширить механизмы гражданскоправовой защиты баз данных. Правообладатель может не только эффективно защитить свои интеллектуальные права, в случае нарушения указанных в ФЗ №149 норм о защите информации, но и применить специальные нормы о гражданско-правовой ответственности, закреплённые в ГК РФ. Максимальной эффективности правовая защита будет достигать при использовании технических средств защиты в отношении не только содержании базы данных, но и формы её выражения. В частности, целесообразно, наряду с охраной информации техническими средствами защиты, предусмотреть механизмы охраны системы управления базы данных, обеспечивающей взаимосвязь с ЭВМ и возможность работы с данными. Подобные действия позволят максимально гарантировать защиту всей совокупности интеллектуальных прав субъектов, особенно в условиях их множественности.

Следует заметить, что особая актуальность в соединении технических и нормативных средств защиты авторских и смежных прав стала ощущаться с развитием сети Интернет и появлением современных устройств связи . Гражданско-правовая защита баз данных вышеперечисленными комплексными способами будет наиболее эффективна на практике, т.к. она в большей степени отражают специфику современной интеллектуальной собственности, в отличие от иных способов защиты гражданских прав, предусмотренных в ст. 12 ГК РФ. [207]

<< | >>
Источник: Инюшкин Андрей Алексеевич. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ режим баз данных. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Самара 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме §3. Защита и особенности гражданско-правовой ответственности за нарушение интеллектуальных прав на базы данных:

  1. Глава 11. Правовой статус журналиста
  2. Право интеллектуальной собственности
  3. § 3. Особенности охранительных гражданско-правовых отношений
  4. § 2.  Гражданское  правоотношение  в  механизме осуществления  права  и  исполнения  обязанности
  5. § 1. Юридическая природа и существенные признаки исключительных прав в сфере интеллектуальной деятельности
  6. § 3. Объекты исключительных прав на авторские произведения
  7. § 1. Процессуальные особенности судебной защиты исключительных прав
  8. § 5. Компенсация как способ защиты исключительных прав
  9. О системном применении права
  10. § 1. Общая характеристика основных видов права собственности
  11. Приложение А Круглый стол «Верховенство права как ОПРЕДЕЛЯЮЩИЙ ФАКТОР ЭКОНОМИКИ» (стенограмма) (Москва, ИНСОР, 31.01.2012) УЧАСТНИКИ:
  12. Глава шестая Право интеллектуальной собственности
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -