Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

Глава третья Право собственности


1
СОБСТВЕННОСТЬ по самой сути складывающихся отношений — это и право собственности. Собственность «без права на нее» и вообще без права как об-щецивилизационной категории теряет какой-либо смысл и основы своего существования.
В связи с этим наряду с исходными составляющими (вещи, полное обладание ими, отношение к вещам как к своим) существует еще одно, не менее значимое начало собственности, — ее правовая составляющая.
Полное, абсолютное обладание вещами, иными предметами и тем более власть над ними, особенно власть, имеющая характер «умственной принадлежности»1, на определенной ступени развития общества (и, добавлю, развитости самих общественных отношений) иначе, чем через и посредство права и определяемые им правовые механизмы и институты, существовать и реализоваться не может в принципе, по определению. Хотя бы потому, что полное обладание в отношении вещей и сама по себе власть над вещами нуждаются в том, чтобы они поддерживались в своем существовании, функционировании и беспрепятственно длились во времени, благодаря достаточно мощной социальной силе.
Конечно, то, что именуется социальной силой может выступать и непосредственно и в этом качестве даже получать наименование «права» («кулачное право», «право» захватчика по канонам сильного, «права» победителя в войне, «права оккупанта», «права власти», в том числе при тиранических и теократических режимах, «право» в криминальном мире). И тогда отношения собственности (абсолютное   обладание   вещами,   иными   предметами,
1 В законодательстве всех стран признается, что «право собственности как умственная принадлежность вещи лицу везде отличается от физического владения» (Чичерин Б. Н. Указ. соч. С. 85).

Глава третья. Право собственности

29

власть над ними) может провозглашаться или фактически реализоваться просто как наличный факт, отвечающий понятиям «присвоение» и «присвоенности» в самом жестком и грубом его значении. Факт однозначный с фактом силы, или, что еще точнее, — насилия. Именно на подобных факторах во многом строились и строятся ныне отношения собственности тиранического (рабовладельческого) и феодального типов.
Но при развитых общественных отношениях, характерных для вступления человечества в состояние цивилизации и становления демократии, право собственности все больше утверждается в качестве института цивилизации, строящегося на строго юридических началах. Таких, как закрепление тех или иных прав, тем более «полных», «абсолютных», в официальных, признаваемых в обществе источниках (законах, иных нормативных правовых актах), установление процедур приобретения и прекращения права собственности, способов восстановления нарушенных прав, обеспечение их надежной защиты в судебном порядке и т. д.
Такого рода подчинение собственности строго юридическим началам означает, если так можно выразиться, оцивилизацию собственности и одновременно включение ее в качестве одного из мощных факторов экономического и социального развития общества. В то же время следует заметить, что установление теми или иными субъектами фактической собственности, не согласующееся с указанными правовыми началами, означает не что иное, как внеправовую ситуацию, выход тех или иных лиц, претендующих на статус собственника, за пределы права, ситуацию, которая в ряде случаев возникает и в нынешнее время.

Именно через право, утверждаемую им экономическую и творческую свободу, «умственную принадлежность вещей» (Б. Н. Чичерин) и отсюда через соответствующий его инструментарий, механизмы и юридические конструкции в полной мере раскрывается и реализуется потенциал собственности, ее социальные функции, возможности для активной, производительной деятельности,

30

Часть первая. Общие положения

творчества человека, сообщества людей. В то же время этот же юридический инструментарий, правовые механизмы и конструкции способны поставить собственность в необходимые рамки, предотвратить ее превращение (как и превращение любой власти, тем более полной, абсолютной) в поприще произвола, своеволия, тирании.
Исходное значение для права собственности на первых этапах существования человечества принадлежало обычаям и традициям (которые, в свою очередь, по данным этологии, коренятся в известных предпосылках прошлого — в нравах и формах поведения высокоразвитых организованных особей, их сообществ и независимо от появления разумных существ). Особенно это относится обычаям, сохраняющим свое значение и в последующие времена, когда в регулировании общественных отношений стало приобретать все большее значение право в строго юридическом значении1. Речь идет о праве как особом нормативном институционном образовании, обеспечиваемым государством, которое отличается предельной определенностью по содержанию и гарантирован-ностью со стороны всего общества, государства, в том числе правосудия, системой правоохранительных органов.
Важен здесь и такой момент. История свидетельствует о том, что на первых этапах существования человеческого рода, в доцивилизационный период, обладание материальными богатствами и власть над людьми (и как система подчинения, и как духовная власть) выступали как нечто единое, недифференцированное, освещенное господствующими верованиями, одинаково и над людьми, и над вещами. Сильны в это время оказались и рудименты родоплеменной организации общества, переплетавшиеся с формирующимися зачаточными отношениями собственности и приобретающими поначалу для данного сообщества людей  общий  характер   (некой  «общественной
1 Касаясь правовых вопросов, О. Шпенглер пишет: «...Всякое право есть по преимуществу обычное право: пускай себе закон определяет слова — жизнь их и истолковывает» {Шпенглер О. Указ. соч. С. 61).

Глава третья. Право собственности

31

собственности»). Лишь в процессе дальнейшего развития общества «обладание» и «власть» стали постепенно дифференцироваться, в той или иной мере обособляясь в сферах материального производства и жизнедеятельности людей (собственность), политики (политическая власть), религии (вера в Бога, иные верования и основанная на них религиозная власть).
Особое значение в силу специфического сцепления исторических обстоятельств сыграли в условиях античности Древний Рим, древнеримская культура, когда одновременно и во взаимодействии складывалось право как особое нормативное институционное образование, и формировался институт частной собственности. Самое примечательное здесь (в должной мере, к сожалению, не оцененное Историей и наукой) заключается как раз в том, что благодаря древнеримской правовой культуре именно углубленная и утонченная юридическая разработка отношений собственности раскрыла саму суть категории собственности как таковой, заложенные в ней предпосылки, противостоящие превращению собственности в произвол, и придала ей то выдающееся значение, которое она (увы, сохраняя и порой усиливая свои негативные, «зоологические» черты) приобрела в становлении и развитии человеческой цивилизации.
В соответствии с этим, конституируя власть собственника в качестве полной, абсолютной, римская доктрина и правосознание не трактовали ее беспредельной, безграничной. И, надо полагать, отсутствие в римской догматике и юридической лексике самого положения о «власти» собственника и развитие на «его месте» всего лишь триады правомочий (права владения, права пользования, права распоряжения) имеет не только технико-юридическое значение, но и обозначает с принципиальной конструктивной стороны юридические пределы и формы реализации собственнической власти.
Не упустим из поля зрения и то, что право собственности (и что характерно — категория «вещи») по римскому праву оказалось в сети достаточно детализированных юридических конструкций и правоотношений, которые дают прочные и твердые основания для деловых отношений и

32

Часть первая. Общие положения

жизнедеятельности людей и вместе с тем исключают произвол на практике, основанный на категории собственности. Такие, приведу в качестве примера, как завладение (occupatio), приращение (accessio), приращение во владении путем обработки и придания вещи нового вида (specificatio), передача вещи (traditio), приобретение владения через представителя (constitutum possessorium) и т. д.
И еще одно замечание — мировоззренческое. Думается, именно от марксизма, непосредственно от специфических воззрений Маркса пошло подхваченное многими обществоведами (особенно — советской генерации) пренебрежение к правовой составляющей — правовому аспекту собственности. Именно по гегелевской схеме, которой придерживался Маркс, утвердилось в отечественном экономическом мышлении представление о том, что экономика, тем более сводимая к рынку, — это своего рода «монада, функционирующая сама по себе», и что юридические отношения — этого всего лишь «форма», которая «только оформляет» и не столь уж обязательная для будто бы саморегулирующихся «рыночных процессов».
Наконец, одна сугубо юридическая деталь, которую не лишне еще раз вспомнить или уточнить. Рассуждая о праве собственности и употребляя соответствующую формулировку в различных контекстах, не следует ни на мгновение упускать из поля зрения то элементарное для юриспруденции положение, что эта формулировка может обозначать «право» в двух различных специально-юридических значениях:
  • как объективное право (т. е. как совокупность юридических норм о собственности);
  • и как субъективное право (т. е. как правомочия, субъективные возможности, принадлежащие субъекту, это как раз право владения, право пользования и право распоряжения).

2
ЕСТЬ ОСНОВАНИЯ полагать, что лицо, становящееся собственником, обретает в этой связи с юридической стороны статус собственника.

Глава третья. Право собственности

33

Это означает, прежде всего, то, что лицо, становящееся носителем мощных юридических прав собственника (по-видимому самых мощных в частноправовой сфере), имеет специфическое социальное и правовое положение. Оно характеризуется, по крайней мере, следующим.
Во-первых, права собственника должны быть признаны обществом и государством в качестве абсолютных и исключительных, при этом — твердо фиксируемых, постоянных, незыблемых, охраняемых государством, причем в качестве таких, когда право гражданина стать и быть собственником считается неотчуждаемым1, т. е. по своей основе естественным правом2.
Во-вторых, эти права и положение собственника в целом должны получить всестороннее — предпочтительно законодательное — юридическое урегулирование. В настоящее время вопросы права собственности регулируются в России в нескольких отраслях права. В том числе — в конституционном праве (например, положения о признании и неприкосновенности частной собственности), в административном праве (например, нормы об учете и регистрации имущества, о государственной фиксации титула собственника), в ряде других отраслей.
Непосредственно же с точки зрения наиболее существенных характеристик и сущности собственности, имеющих значение в практической жизни, вопросы права собственности определены в России в Гражданском кодексе (ГК РФ), его части первой, принятой Государственной Думой 21 октября 1994 г., где наряду с общими вопросами3 содержится и краткое определение права собственно-
1              См.: Толстой Ю. К. Указ. соч. С. 15.
2              Приходится горько сожалеть о том, что содержащееся в
проекте Конституции РФ положение о частной собственности
как о «естественном праве человека» было неожиданно в ре
зультате завершающейся «аппаратной проработки проекта» не
посредственно перед референдумом в декабре 1993 г. исключено
из конституционного текста.
3              Главы Кодекса посвящены основным вопросам, характери
зующим понятие, функционирование и защиту собственно
сти, — общие положения (гл. 13), приобретение права собствен-
2- 7014

34

Часть первая. Общие положения

сти, в соответствии с которым «собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом» (ст. 209 ГК РФ)1.
В-третьих, права собственника в соответствии с Гражданским кодексом существуют и функционируют на частноправовой основе, т. е. на основе таких начал (как это ныне прямо записано в ст. 1 Гражданского кодекса России), которые основываются на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.
В-четвертых, гражданское законодательство и соответственно — правовой статус собственника имеют общедозволительный характер. Право собственности по своему характеру таково, что в отличие от прав разрешительного порядка, когда определенные действия совершаются только на основании разрешения управомоченных на то лиц, оно является общедозволительным в том смысле,
ности (гл. 14), прекращение права собственности (гл. 15), общая собственность (гл. 16), право собственности и другие вещные права на землю (гл. 17), право собственности и другие вещные права на жилые помещения (гл. 18), право хозяйственного ведения, право оперативного управления (гл. 19), защита права собственности других вещных прав (гл. 20).
1 Это определение предельно краткое, сугубо операциональное. В ряде гражданских законодательных актов других стран формулируется более полное, социально акцентированное определение. Так, по Французскому гражданскому кодексу (ст. 544) — «Собственность есть право пользоваться и распоряжаться вещами наиболее абсолютным образом, с тем чтобы пользование не являлось таким, которое запрещено законами или регламентами». По Германскому гражданскому уложению (параграф 903) — «Собственник вещи может, насколько ему не препятствует закон или права третьих лиц, обращаться с вещью по своему усмотрению и исключать других от всякого воздействия на нее».

Глава третья. Право собственности

35

что представляет собой выражение постоянного, «статусного» положения всех субъектов гражданского права и позволяет лицу (собственнику) на основании и в пределах закона строить свое поведение в отношении объектов собственности по своему усмотрению.
Причем именно указанная выше «триада» — право владения, право пользования, право распоряжения — раскрывает особенности статуса собственника с юридической стороны — абсолютность и исключительность его прав в качестве общедозволительных1.
Благодаря абсолютности и исключительности своих прав собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц. В том числе он вправе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом (п. 2 ст. 209 ГК РФ). Собственник, оставаясь таковым, вправе передать свое имущество в доверительное управление.
В той мере, в какой это допускается законом, в том числе законами о земле и о природных ресурсах, обороте земли и других природных ресурсов, их владение, пользование и распоряжение осуществляются собственником свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав государства, прав и законных интересов других лиц.
Особо такое понимание статуса собственника представляется существенным с позиций наиболее высоких Ценностей и идеалов современной частнособственниче-
Как отмечено в юридической литературе, «в своей совокупности названные правомочия исчерпывают все предоставленные собственнику возможности. Теоретические попытки дополнить эту триаду другими правомочиями, например правомочием управления, оказались безуспешными» {Маттеи У., духанов Е. Указ. соч. С. 311).
2*

36

Часть первая. Общие положения

ской товарно-рыночной экономики. Как показал Д. Н. Сафиуллин, право на свои собственные действия как элемент субъективного права в статусе собственника «включает возможность осуществления любой хозяйственной деятельности, не запрещенной законом, т. е. напрямую связано с общецивилистическим принципом: что не запрещено, то дозволено. Кроме того, признанием данного права субъект конституируется как самостоятельная деятельностная личность... С предлагаемых позиций субъект не одаривается правами, а признается обладателем права на собственную хозяйственную деятельность, гарантируемую государством и обществом. Реализация этого права покоится на своем интересе и своей инициативе»1.
Вместе с тем согласно российскому гражданскому законодательству правовой статус собственника характеризуется так называемым бременем собственности. Собственник несет бремя (ответственность) содержания принадлежащего ему имущества. На нем же, собственнике, согласно ст. 211 ГК РФ, лежит риск случайной гибели или случайного повреждения имущества (если в том и другом случаях иное не предусмотрено законом или договором).
Наряду с «бременем содержания имущества», о котором говорит Гражданский кодекс РФ, есть основания для постановки вопроса о более широком понимании бремени собственности в целом. Это — «бремя», т. е. ответственность собственника перед всем обществом, всеми людьми, означающее (коль скоро оно утвердится в человеческом сообществе), что собственник, который обрел возможности абсолютного и исключительного обладания имуществом (подчас весьма значительным), в социальном, духовно-моральном отношениях обязан так управ-
1 Сафиуллин Д. Н. Виды и формы собственности и права собственности в социалистическом обществе, тенденции их развития. С. 108. Вряд ли, однако, автор прав, когда именует рассматриваемый им принцип «общецивилистическим»: распро-странимый на собственность, он не действует на иные формы обладания вещами, в том числе теми, которые базируются на лицензионной основе (включая природные ресурсы).

Глава третья. Право собственности

37

лять и использовать свое богатство, чтобы оно шло на пользу людскому сообществу.
По мере выхода российского общества из состояния «дикого капитализма» на более высокие ступени цивили-зационного и гуманитарного развития это бремя собственности будет, как показывает опыт передовых стран, приобретать более весомое социальное и гуманитарно-правовое значение, которое, надо ожидать, придаст отдельным отношениям собственности (особенно — тем, которые затрагивают права и свободы человека) значение публичной категории.
Возможно ли рассматривать статус собственника в качестве элемента правоспособности гражданина, иного субъекта гражданского права? Думается, — да, возможно. Но в том социальном и юридическом значении, которое вытекает из общих начал гражданского права (ст. 1 ГК РФ). Прежде всего в том значении, что:
  1. каждый гражданин, иной субъект гражданского права вправе на равных основаниях со всеми другими субъектами обретать право собственности;
  2. каждый гражданин, иной субъект гражданского права, став собственником, имеет на твердой и постоянной основе, на равных основаниях со всеми другими субъектами сумму абсолютных и исключительных, общедозволительных прав, соответствующих началам частного права, принципам гражданского законодательства;

3)              защита собственности является неизменной и при
оритетной задачей государства.
3
ВАЖНЕЙШИЙ аспект понимания собственности с юридической стороны — это ее характеристика в качестве вещного права, т. е. права, опосредствующего прямую («без посредников») связь человека с вещью, иными предметами (благами). Именно здесь, таким путем — путем прямой связи «человек—вещь» — достигается та «полнота господства» и «абсолютность и исключительность власти», которые столь необходимы для самого понимания, практиче-кого бытия и функционирования собственности. И кото-

38

Часть первая. Общие положения

рые в то же время имеют определяющее значение для всех сфер социальных механизмов и инструментария, способных упорядочить отношения собственности, поставить ее в социально необходимые рамки, предотвратить превращение ее в поприще для произвола, своеволия.
Такая характеристика, которая уже отмечалась ранее, представляется принципиально важной, раскрывающей глубинный смысл собственности, ее предназначение в обществе. Ибо благодаря указанной характеристике и объясняются непосредственные возможности обладания человеком вещами, иными предметами окружающего нас мира, власть над ними, их использование во всех сферах жизнедеятельности, и особенно в сфере производства.
При этом надо сразу же отметить определяющие черты собственности как вещного права — ее всеобъемлющий характер, что и придает праву собственности и статусу собственника универсальные черты, их качество решающего фактора жизнедеятельности, основы производства, иных областей экономической, социальной и бытовой жизни.
Вместе с тем надо видеть, что в обществе по мере его развития складываются и отдельные вещные права. Права, которые так же, как и собственность, выражают обладание субъектами теми или иными объектами, причем в ряде разновидностей весьма близкими к институту собственности. Здесь, в разработках вещных прав, реализуются в соответствии с требованиями жизни достижения аналитической мысли, позволяющие в конечном счете дать науке и практике широкий набор конструкций в сфере обладания материальными благами и, следовательно, решать самые разнообразные жизненные проблемы (начиная от права собственности, имеющего абсолютный характер, и кончая локальными вещными правомочиями типа «сервитутов»)1.
Утверждение о том, что в данном случае «срабатывает» на весьма высоком уровне творческая мысль, опирающаяся на материалы практики, подтверждается тем, что юриспруденция общего (прецедентного) права англо-аме-
1 См.: Щенникова Л. В. Указ. соч. С. 38 и след.

Глава третья. Право собственности

39

риканского типа не смогла дать подобного же обширного набора юридических построений, ограничившись в основном конструкциями залога и «траста» — доверительной собственности. А отсюда — доминированием однолинейных (довольно упрощенных) представлений в отношении собственности1, перетекающих к тому же в современных
1 Поистине поразительным примером достоинств разработок юридических конструкций вещных прав, проведенных еще юристами Древнего Рима, является практика их применения в Южной Африке.
После того как колония на мысе Доброй Надежды перешла к англичанам, последние стали вводить на территории Южной Африки, освоенной к тому времени голландцами с их приверженностью к римскому праву, систему своего общего, прецедентного права. Между тем ранее существовавшее римско-голландское право в немалой мере сохранилось. Оно сохранилось даже после того, как в начале XIX в. британская колония и бывшие бурские республики объединились в Южно-Африканский Союз. И хотя в новом государственном образовании в известных пределах действуют известные принципы и ряд институтов общего, прецедентного права, на первый план в правовой жизни ЮАР, и в деятельности южноафриканских университетов, и в практической юриспруденции, выступают конструкции и принципы римского частного права.
И это касается — в высшей степени примечательный факт! — именно отношений собственности, вещных прав, возникающих в связи с ними проблем. Здесь, при определенном влиянии общего права, реально действующее право, как свидетельствуют специалисты в данной области правовоедения, «сохранило понятийную основу римского права, и часто при решении отдельных вопросов используются с большой эффективностью и к месту дигесты и тексты старых голландских юристов» {Цвайгерт К., Кётц X. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права // Соч.: В 2 т. М., 1998. Т. I. С. 352). С этой точки зрения весьма примечательно, как свидетельствуют имеющиеся в литературе данные, что южноафриканские судьи и адвокаты в своих аргументах по соответствующим делам постоянно оперируют такими понятиями и конструкциями римского права собственности, как завладение (occupatio), приращение (accessio), приращение во владении путем обработки и придания вещи нового вида ispecificatio), передача вещи (traditio), приобретение владения через представителя (constitutum possessorium).
И, быть может, самое поразительное, что характеризует силу Разработок вещных прав, это — то, что очень модный в нынеш-

40

Часть первая. Общие положения

условиях в категории «целесообразности», ряд других неправовых критериев. Что совпало в ряде стран с процессами как в экономической области (утрата вещных характеристик собственности, ее роли по сравнению с отношениями оборота), так и в политической сфере, свидетельствующими об авторитарных тенденциях в обстановке бурно развивающегося рыночного хозяйства.
К разряду своеобразных вещных прав относятся «сер-витуты», «узуфрукт» и некоторые другие категории римского права, сохранившие с конструктивной стороны свое значение до настоящего времени. Сюда же относятся особые «права пользования», утвердившиеся в ряде северных, Скандинавских стран (оказавшихся вполне совместимыми с современными товарно-рыночными отношениями). Аналогичное значение имеют также явно недооцененные виды «вещных конструкций», сформировавшиеся в обстановке советского общества («оперативное управление»,
нее время и, действительно, юридически богатый институт доверительной собственности, сложившийся в англо-американском праве и все более используемый на европейском континенте, так и не был воспринят в Южной Африке. Вместо этого института судам удается решать соответствующие проблемы во многом с помощью конструкций римского права. Так, как будто бы уже вошедшая в жизнь западных стран конструкция доверительной собственности по завещанию конструируется по образу фидеикомисса, фигура доверительной собственности по устному поручению (inter vivos) — как вербальный договор в пользу третьего лица (stipulaltio alteri), доверительная собственность, учреждаемая в общественно-благотворительных целях, — как дарение на благотворительные нужды (donatio ad pias causas).
Так что, как отмечается в литературе, следует признать «удивительным... тот факт, что в решениях южноафриканских судов преемственность римского права в его эволюционном развитии — от классических римских юристов через Юстиниана, глоссаторов, Вёта и Винния до современности — прослеживается гораздо явственнее, чем в наши дни на европейском континенте, где эта преемственность благодаря посреднической миссии гражданских кодексов если и не прервана, то в значительной мере исчезла из сознания юристов» (Цвайгерт К., Кётц X. Указ. соч. Т. 1. С. 352).

Глава третья. Право собственности

41

«полное хозяйственное ведение», «пожизненное наследуемое владение» — конструкции, правовая и социальная значимость которых в недавнее время, а нередко и сейчас, оценивается чуть ли не исключительно с политических позиций, да к тому же с ориентиром на однолинейную трактовку права собственности, сложившихся в правовых системах стран англо-американской группы).
Вдобавок к этому современная экономическая и социальная жизнь демонстрирует значение вещных прав в составе обязательств, таких, как юридически строгие арендные отношения (что нередко реально учитывается на практике, но полностью игнорируется иными идеологами, правоведами), своеобразие «вещного следа» в ценных бумагах.
4
ТЕПЕРЬ — несколько кратких замечаний о собственности в гражданском обороте.
Гражданский оборот (в рамках которого и существует «рынок» в современном его понимании) характеризуется не столько вещными отношениями, сколько обязательствами — т. е. такими гражданскими правоотношениями, которые характеризуются преимущественно не непосредственной связью лица с вещами, иными предметами, а взаимными юридическими правами и обязанностями между конкретно определенными лицами — кредиторами и должниками. И потому принадлежащих к разряду относительных (в противовес отношениям — как собственность — абсолютным, где права лица действуют в отношении «всякого и каждого»). Сюда же, в этот круг юридических отношений, образующих особые, отличные от собственности, участки правовой жизни, входят отношения по наследованию.
Между тем и обязательства (как и наследование) очень тесно связаны с собственностью, неотделимы от нее. Более того, по сути дела право собственности возникает у тех или иных лиц, функционирует и реализуется именно через обязательства. Подтверждение тому — место и роль в отношениях собственности обязательства купли-продажи (и обязательства того же ряда — мены и дарения) и, тем более, отношений по наследованию.

42

Часть первая. Общие положения

«Рынок», к которому в последние десятилетия чуть ли не целиком сводится современная экономика, — это с юридической стороны не что иное, как возникновение и движение многообразных гражданско-правовых обязательств. Вслед за куплей-продажей, это — аренда, подряд, заем, лизинг, хранение, страхование, отношения залога (ипотека), возмещения имущественного и морального вреда. И так далее.
И вот, что здесь наиболее существенно. На что, к сожалению, мало обращено внимания в юридической и экономических науках. Все эти многообразные гражданско-правовые обязательства в той или иной мере являются в принципиальном отношении реализацией права собственности, образующих его правомочий — права владения, права пользования и, особенно, права распоряжения. Собственность живет в обязательствах, является с юридической стороны их источником, незримым (а нередко и зримым) их элементом. Только в самое последнее время предприняты конструктивные разработки укрупненной классификации обязательств1, — разработки, которые, можно надеяться, приведут не только к более четкой систематике обязательственных отношений, -но и к пониманию последних как весьма своеобразных относительных отношений, известными своими сторонами входящих в сферу вещных прав, отношений собственности.
Так что в конечном счете обязательства гражданского оборота с некоторых своих сторон охватываются правом собственности — и как первооснова обязательств, и как существенный элемент (в виде отдельных вещных прав) в их существовании, функционировании.
5
СОБСТВЕННОСТЬ, ее значение в жизни людей оказались и остаются на всех этапах Истории настолько значительными, что с первых же фаз цивилизации стремле-
1 См. классификацию обязательств в кратком учебнике по гражданскому праву, разработанную С. А. Степановым (М., 2006).

Глава третья. Право собственности

43

ние любой ценой овладеть собственностью вошло в один ряд со страстями, сконцентрированными вокруг власти (по большей части — в неотделимом единстве с ней, с собственностью). И точно так же как для завладения собственностью используются все доступные человеку методы, так и для ее защиты, охраны исторически начали применяться самые разнообразные методы, приемы и устройства — от военных, полицейских, технических до психологических, моральных, религиозных, подчас в той же мере — жестоких, на грани с криминальными. Зачастую в виде разных приемов самозащиты и карательных акций.
Со временем по мере становления и развития права именно оно, право и свойственные ему методы защиты, стало важнейшим элементом всего того, что образует саму основу существования и развития права собственности.
Более того, защита права собственности ныне вообще является важнейшим элементом статуса собственника. А в более широком, общегосударственном масштабе — одним из факторов предназначения права, прежде всего первостепенной задачей большой, фундаментальной отрасли всей правовой системы — гражданского права в целом. По сути дела, все подразделения и все институты гражданского права в конечном итоге нацелены так или иначе на обеспечение неприкосновенности собственности, а при ее нарушении — на полное восстановление нарушенных прав. Это относится в том числе к таким институтам, как возмещение убытков — прямого ущерба и упущенной выгоды, возмещение имущественного вреда, возврат неосновательного обогащения, «вещные» способы защиты права собственности1.
1 Существенную роль при защите права собственности занимает признание за тем или иным лицом права собственности на определенный предмет. Такое признание, как правило, осуществляется судом при различных способах правовой защиты собственности (в частности, при «вещных» способах защиты). Но оно Может осуществляться и самостоятельно, в качестве особого способа защиты.

44

Часть первая. Общие положения

Особое место при защите права собственности занимает последняя из указанных категорий, т. е. так называемые вещные иски, строго сообразующиеся с вещной природой права собственности; иски, к которым относятся (дальше используется специальная юридическая терминология, коренящаяся в стилистике древнеримского частного права) — виндикационный иск, негаторный иск, владельческий иск и т. д.
Эта защита, и именно по своей вещной природе, уникальна. Так, по виндикационному иску «собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения» (ст. 301 ГК РФ). Истребовать — в натуре, как таковое. В Средние века данная формула нашла выражение в таком положении — «где и у кого собственник свою вещь найдет, там и у того он ее истребует».
Что же касается негаторного иска, то это — иск собственника об устранении всяких нарушений его права, помех в осуществлении его правомочий. Таких нарушений, которые, как говорится в ст. 304 ГК РФ, «и не были соединены с лишением владения», в том числе нарушений, выраженных в фактических или юридических препятствиях в реализации права пользования, и других правомочий1. Существует еще и владельческая защита собственности, которая, впрочем, может рассматриваться и более широко — как право, принадлежащее любому владельцу (при отсутствии противозаконных оснований). Владельческий иск в предварительном порядке может использовать и собственник. И все же владельческий иск при широком его понимании имеет глубокое правовое значение,
1 Кроме того, при углубленном анализе защиты права собственности могут быть установлены и другие способы защиты, имеющие «вещный» характер. Так, есть основания отнести к указанным способам (проф. Б. Б. Черепахин) такие институты, которые нередко связываются только с приобретением права собственности — находкой, кладом, безнадзорным животным.
И они, наряду с только что упомянутой функцией, могут обеспечивать сохранность имущества и возврат (передачу) его собственнику, на что и направлено большинство содержащихся в этих институтах норм.

Глава третья. Право собственности

45

связан, как трактовалось еще в дореволюционной литературе, с утверждением высоких прав личности1.
Но достаточно ли приведенных записей в законе (а только что приводилось существо законоположений из Гражданского кодекса России), чтобы считать достаточной, эффективной защиту права собственности в стране? Как будто бы — да, достаточной, эффективной.
Тем более что в соответствии с основными началами российского гражданского законодательства (принципом неприкосновенности собственности) в случае принятия Российской Федерацией закона, прекращающего право собственности, государство обязано возместить убытки, связанные с таким прекращением, в том числе стоимость имущества; при этом споры о возмещении убытков решаются судом (ст. 306 ГК РФ). На основании этого нормативного положения и с учетом того, что Кодекс допускает национализацию имущества только посредством выкупа, может сложиться впечатление о том, что указанный правовой акт, не допуская в Российской Федерации произвольного насильственного изъятия собственности и иного имущества у граждан и юридических лиц, обладающих статусом собственника, предполагает на основе принципа неприкосновенности собственности, что любое изменение в правовом режиме (состоянии) имущества и переход права собственности могут совершаться только в правовом порядке и строго на основании и в соответствии с законом.
На самом же деле проблема защиты собственности, в том числе и у нас в России, еще далека от достаточно удовлетворительного решения. О чем, кстати, часто говорят зарубежные партнеры наших отечественных коммерсантов, ссылающихся на приведенные оценки как на основание, препятствующее вложению своих капиталов (инвестиций) в российскую экономику. Такие же оценки можно зачастую слышать и от наших российских граждан, особенно бизнесменов.
1 См.: Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998. С. 229.

46

Часть первая. Общие положения

Чем вызваны подобные оценки?
Главное здесь — слабая работа российской судебной и правоохранительной систем, слабая профессиональная, деловая и моральная подготовка кадров. Существующая в этих сферах коррупция. А отсюда — стремление немалого числа бизнесменов обзавестись собственной охранительной службой, а нередко — своего рода «политической» или «правоохранительной» крышей, а то и «крышей» криминального порядка.
К сожалению, в ряде случаев подобная атмосфера подогревается и неадекватными, скажем так, действиями государственных инстанций, которые в условиях «приватизации» шли на льготную распродажу государственного имущества, на некие «залоговые аукционы», которые в обстановке организованных акций предавали под прикрытием «залогов» высокоценное имущество в собственность назначенных олигархов. Сюда же относится фактическое обретение государством и прогосударственными компаниями имущества у бизнесменов посредством налоговых механизмов (с привлечением некоторых из них также и к уголовной ответственности).
6
ВЕРНЕМСЯ, однако, к существу рассматриваемых проблем по вопросам теории права собственности.
При этом следует еще раз подчеркнуть, что собствен~ ноешь вне своего единства с правом теряет свой смысл и предназначение. Вне этого единства вещи, любые материальные и нематериальные блага становятся не более чем «разбойничьей добычей», грудой мертвых предметов, достойных всего лишь вольному использованию и разорению и, главное, лишенных принципиально важных для людей, всего человечества социальных функций (о них пойдет речь в следующей главе).
И в этой связи имеются некоторые тонкости, отчасти терминологического порядка.
Юридическая наука в немалой мере построена на строгом учете деталей, частностей, деловых и юридических тонкостях. И здесь уместно, думается, такое замеча-

Глава третья. Право собственности

47

ние в отношении самого понятия права собственности из разряда упомянутых «частностей».
Теоретически, на высоком уровне абстракций можно различать три категории:
а)              вещи, иные предметы, имеющие интерес для чело
века, сообщества людей;
б)              собственность на эти объекты;
в)              право собственности как юридическая форма собст
венности в ее реальном, фактическом бытии.
Но при развитых общественных отношениях, когда в жизни общества определяющее значение приобретают государство и право, получается так, что собственность на те или иные объекты («б») и право собственности («в») в сущности сливаются^. И, например, выражение «иметь собственность», по сути дела, в современных условиях равнозначно выражению «иметь право собственности на те или иные объекты». В соответствии с этим юридически более корректно при характеристике собственности в любой ее разновидности и состоянии видеть каждый раз правовуюс о с т а в л я ю щую с о бс т в е н н о с т и.
Непонимание органического единства собственности и ее важнейшего компонента — правовой составляющей сыграло злую шутку с наукой, особенно — экономической и правовой.
Экономистам, относящимся (за определенными исключениями) с известным высокомерием, зачастую с пренебрежением к правовым знаниям, не позволило в достаточной мере разобраться с сутью и смыслом этого, наверняка самого фундаментального явления в жизни общества, а отсюда — оценить собственность в качестве самой основы экономических систем и ее важнейшей составляющей (без которой собственность по-настоящему не может состояться и быть понятой).
1 К. И. Скловский со ссылкой на современную трактовку ряда методологических положений не без оснований утверждает, что «собственность и право собственности можно теперь Употреблять как синонимы» {Скловский К. И. Собственность в гражданском праве: Учеб.-практ. пособие. С. 13).

48

Часть первая. Общие положения

Правоведам, не получившим должной поддержки от знатоков экономики, не позволило замкнуться преимущественно на сугубо формально-юридической проблематике, в основном на громадине правоотношений в сфере собственности (что также не дает полных, углубленных знаний и об общем понятии собственности, и о праве собственности).
<< | >>
Источник: С. С. Алексеев. Право собственности. Проблемы теории Издательство НОРМА Москва, 2007. 2007

Еще по теме Глава третья Право собственности:

  1. Глава 15. Злоупотребление правами журналиста
  2. ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  3. Право собственности и иные вещные права Понятие
  4. Глава третья.ОСОБЕННОСТИ ПРОБЛЕМЫ ПРИЧИННОЙ СВЯЗИ ПРИ ПРИМЕНЕНИИ НОРМ О ПОВЫШЕННОЙ ГРАЖДАНСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  5. Глава 3. Защита права собственности и иных вещных прав
  6. § 2. Приобретение права частной собственности
  7. Право собственности в Своде законов
  8. Право собственности в проекте Гражданского уложения
  9. § 3. Распоряжение, правомочие распоряжения и право собственности
  10. Глава третья Право собственности
  11. §99. Объяснение древнейших правил о собственности
  12. Глава третья. Значение положительного права
  13. Глава девятнадцатая. Третья аксиома правосознания
  14. Глава 12. Развитие административно-правовой системы
  15. Глава 13. Развитие судебно-правовой системы
  16. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ
  17. Глава 9. Magnum ignotum1 частной собственности в проекции общего вектора прогресса российского общества
  18. Глава 3. Философия права
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -