<<
>>

2.3. Особенности взаимодействия силовых институтов и политической власти на этапе строительства правового государства в России

В ходе строительства правового государства необходимо учитывать, что доставшееся ему наследство от тоталитаризма не может развиваться на старой правовой основе и требует принятия принципиально нового законодательства.

В условиях тоталитарного режима, при отсутствии механизмов контроля со стороны граждан за деятельностью государства, последнее принимает законы,

1 Концепция развития органов внутренних дел и внутренних войск МВД России. С. 6—7; 16—17.

руководствуясь собственными интересами, а затем навязывает их обществу сверху. Правовое государство на всех этапах своего развития и существования должно иметь механизм сравнения своих решений и действий с действительным положением дел, что должно быть выражено в определенной структуре представительной системы и в первую очередь законодательной власти.

Особенности взаимодействия силовых институтов и политической власти на этапе строительства правового государства в России (с политологической точки зрения) наглядно проявляются в характерных чертах данного этапа развития нашего общества, к которым необходимо отнести следующие:

во-первых, необходимость поэтапного развития, которая вытекает из понимания того факта, что воспитанные во время диктатуры силовые институты и, в большинстве случаев, близкие им по духу, нуждаются в стабильном развитии в течение определенного отрезка времени. Этот отрезок времени необходим им для усвоения демократических ценностей и внедрения их в патриотическую концепцию «Родины». В этот период одинаково опасны как попытки вернуться к прошлому, исходящие от реакционных кругов, так и стремление демократических властей к ускорению преобразований, ущемляющих интересы армии, милиции и способных спровоцировать корпоративную реакцию на мятеж, тем самым ставя под угрозу весь переходный период;

во-вторых, это двойственность и противоречивость, которая заключается в том, что разработанные законы и постановления демократического характера некоторое время должны работать совместно со старыми антидемократическими.

Таким образом, создаются разногласия и противоречия в самой юриспруденции из-за конфликта нового властного ограничения и старого;

в-третьих, отсутствие у военной и гражданской части общества демократических привычек и опыта, проявляющееся в ходе первых попыток диалога. После долгой

Гарсиа П. Указ. соч. С. 60—61.

диктатуры они оказываются весьма сложными из-за одинаковой неготовности к нему обеих сторон 1. Данные черты носят общий характер и в той или иной мере проявляются во всех странах, вставших на путь построения демократического правового государства. Однако их наличие не исключает самого широкого спектра оттенков, определяемых политическими, экономическими, социальными, культурными, историческими и собственно военными условиями переходного периода.

Необходимо выделить и такую особенность переходного периода, как разрешение проблемы «перехода лояльности». Данная проблема возникает не на пустом месте, так как демократические механизмы начинают действовать отнюдь не в вакууме, а в обществе, где сохранились прежние социальные группы людей и их интересы, приверженцы авторитаризма или просто удовлетворенные тем, как защищались их интересы старыми политико-управленческими структурами. Эти интересы не исчезают, так как никуда не исчезают их носители, и потому перед формирующимися демократическими структурами встает проблема их учета в процессе замены традиционных структур. Без этого достичь эффективной работы демократического механизма политической власти непросто, так как речь идет о чиновничестве, офицерском корпусе, объединениях предпринимателей, то есть о структурах, имеющих жизненно важное значение для управления обществом, его безопасности, политической стабильности и для нормального функционирования экономики. Необходимо помнить, что бюрократическая форма государственного управления — в оптимуме наиболее рациональная и дешевая система управления современным обществом, без которой демократической политической власти не обойтись. Если правительству не удается добиться лояльности указанных социальных групп, то даже пассивное сопротивление чиновников и предпринимателей вызовет дезорганизацию, бегство капиталов, а нелояльность силовых институтов — угрозу военного переворота.

Эта проблема тем более важна, если учитывать, что переходное состояние общества не может не вызывать к жизни различные кризисные явления. Они, в свою очередь, не могут не вызывать напряженности, а она толкает людей на поиски выхода из сложившегося положения путем не только тех или иных экономических операций, но и поиска политических решений. Не секрет, что в основной своей массе офицерский корпус обычно более склонен защищать не ту или иную политическую власть, а интересы государства и нации. Против власти армия и милиция выступают, как правило, именно потому, что она, по их мнению, может угрожать интересам государства и нации. Очень чувствительны армия, милиция и к проявлениям сепаратизма, неизменно усиливающимся при переходе к демократии в обществах с плюрализмом субкультур. Очевидно, что так же, как и в случае с чиновниками, нельзя задевать статусную честь военных. Программа обеспечения лояльности политической оппозиции не менее важна, чем лояльность чиновников, силовиков и предпринимателей. Оппозиция справа обычно формируется из активных сторонников прежней политической системы, которые, пользуясь открывшимися возможностями для политической деятельности, реорганизуют свои ряды и, критикуя неизбежные просчеты новой политической власти, могут получить поддержку значительной части населения. Перед новым демократическим руководством встает трудная проблема — допускать ли такую оппозицию к участию в политическом процессе, или ее деятельность следует запретить. При демократическом устройстве политической власти запрет на участие в политической деятельности возможен только в одном случае — при отказе признавать демократические процедуры и правила политической борьбы. Если же правая оппозиция согласна выполнять эти правила, то ее участие в общественно-политической жизни не только возможно, но и необходимо. Все это не означает, что следует терпеть все действия непримиримой правой оппозиции, считающей неприемлемой саму идею политической конкуренции и стремящейся вернуться к столь желанным для нее авторитарным методам управления.

Обеспечение лояльности левой оппозиции не менее важно для эффективного действия демократических механизмов политической власти.

Дополняет характеристику функционирования механизма взаимодействия силовых институтов и системы политической власти в ходе создания демократического политического режима строящаяся принципиально новая система отношений данных институтов с политическими партиями. Сложность вопроса заключается в том, что опыт других стран, уже прошедших этот этап развития, многообразен и исключительно противоречив.

Вопрос же взаимодействия политической власти с армией и милицией встал в нашей стране с большой остротой в связи с переходом от однопартийного к многопартийному обществу, деформацией этих отношений в период сталинизма и застоя, реальным восприятием опыта западных стран в этой области.

Сегодня предметом многочисленных дискуссий и споров являются вопросы: в какой мере, в каких формах и при каких обстоятельствах, в каких условиях будет происходить взаимодействие силовых институтов и политической власти и какова же их роль во внутриполитической жизни. Естественно, ответ на эти вопросы будет зависеть от многих факторов: природы общественного и государственного строя; политического режима; состояния власти и средств ее осуществления. Анализ современного мира, проведенный под этим углом зрения, открывает перед нами весьма пеструю картину:

во-первых, граждане стран, относимых к разряду тоталитарных и авторитарных, напротив, постоянно ощущают присутствие «силы», понимая, что именно армия и милиция являются оплотом данного режима;

во-вторых, народы демократических государств, как правило, живут, не замечая участия армии во внутригосударственных процессах, считая, что она нужна только для защиты от нападений извне;

в-третьих, существует большое количество других государств, не подходящих к указанным категориям, в которых армия и органы охраны и правопорядка, пусть частично, но все-таки вынуждены напоминать иногда о себе, наводя порядок оружием. В основной своей массе выполнение внутренних функций должно ложиться на плечи специальных силовых ведомств, но никак не армии. Этому подтверждение можно найти, если сослаться на Г. Сил-ластэ, которая утверждает, что гашение пожаров межнациональных столкновений — дело внутренних войск, а не армии. Наряду с этим нельзя забывать и того, что на настоящий момент имеется очень много проблем, возникающих на национальной (этнической) почве. Усиление экономического, политического, социального, духовного кризиса России привели к обострению противоречий в конце 80-х годов в национальных отношениях на территории бывшего СССР и продолжаются по сей день. Сфера национальных отношений оказалась наиболее чутким социальным барометром, адекватно отразившим де-формированность общественной системы. Ряд ученых и политиков выделяют массу причин высокой конфликтности, к которым можно отнести:

во-первых, различный социально-экономический уровень жизни в различных регионах;

во-вторых, национально-государственное неравноправие народов;

в-третьих, культурно-языковую ущемленность этносов;

в-четвертых, перспективу этнического самоуничтожения в результате разрушения экологической среды.

В последние годы усиливается в регионах процесс этниза-ции органов государственной власти и управления, то есть преимущественное представительство в них лиц титульной национальности. Если взять в качестве примера Республику Татарстан, то за два года «суверенизации» там произошло радикальное перераспределение власти и престижных должностей в пользу татар. Не менее 80 процентов всех глав администраций, других административных должностей городов и районов, руководителей организаций и учреждений, судей, прокуроров и должностных лиц республиканского уровня являются лицами татарской национальности, хотя их доля в населении республики — менее 50 процентов. Такая практика усиливает и без того имеющуюся напряженность, как в Татарстане, так и во многих других субъектах Федерации. В ряде случаев национализм, перерастая в шовинизм, находил свое организационное оформление в создании воинских формирований, оснащенных тяжелой боевой техникой и направленных как против федеральных властей (в случае с Чечней), так и против соседних народов (конфликт между Северной Осетией и Ингушетией) и т. д. Несмотря на определенные различия между ними, объединяющим их признаком является возникновение реальной угрозы территориальной целостности России из-за потери контроля со стороны федерального правительства над отдельными регионами. Восстановить его лишь с помощью МВД РФ, оснащенных легким оружием, как ярко продемонстрировали события в Чечне, не представляется возможным, и применение армейских частей и соединений в этих условиях становится объективно необходимым, целесообразным и оправданным шагом политического режима. Выполнение таких задач, как, к примеру, разоружение незаконных вооруженных формирований, должно являться «классическим» примером реализации российской армией своей внутренней функции. Показательным является то, что ряд армейских соединений был переведен в состав внутренних войск просто автоматически, без каких-либо существенных организационно-технических преобразований. В результате массовое сознание населения стало воспринимать армию и внутренние войска, как однопорядковые величины. К началу 90-х годов часть населения страны смотрела на советскую армию и милицию, а ныне смотрит и на российскую, не только как на защитников своей страны, но и как на жандармов, призванных подавлять инакомыслие.

События в Чечне лишь добавили остроты этому явлению. Кроме того, это не может не создавать серьезных осложнений для функционирования силовых институтов. Несмотря на весьма существенные, а порой и диаметральные различия, все страны объединяет одно — правящие круги всегда применяли, и очевидно, еще долго будут применять армию внутри страны, если возникает угроза политической власти. Это закономерно, сила и подчинение составляют неотъемлемую часть любого, в том числе и демократического режима. Известно, что политическая власть в условиях антидемократических (тоталитарных и авторитарных) режимов сконцентрирована в руках узкой, оторванной от народа группы людей, решающей свои задачи в процессе управления, не считаясь с мнениями и интересами большинства. Удержание данной власти будет происходить благодаря постоянной угрозе и непосредственному применению насилия против неугодных, широкому использованию жестоких мер принуждения и наказания, террористических методов расправы с оппозицией. По-другому обстоит дело в демократических государствах. Данные государства базируются на достижении консенсуса между политической властью и гражданами по основополагающим вопросам общественного развития и закреплении его в конституции страны. Граждане, добровольно подчиняясь решениям органов власти, вместе с тем возлагают на последние ряд функций, среди которых обеспечение порядка и стабильности внутри страны будет стоять наравне с защитой от внешней агрессии. В случае ослабления административноправовых, правоохранительных органов, нарушения политической жизни страны, появления группы экстремистски настроенных граждан, посягающих на конституцию, и тем более когда эти действия приобретают массовый характер, всенародно избранная власть, имеющая полномочия от основной части населения, то есть большинства, обязана использовать все возможности, вплоть до применения силы с целью восстановления порядка и ограждения законопослушных граждан от насилия. Проведенные сотрудниками Центрального института военно-технической информации исследования говорят о том, что принципиальная допустимость использования американской армии внутри страны заложена уже в тексте военной присяги, которая требует от военнослужащих защитить Конституцию от внешних и внутренних врагов 1.

В конституции США (в ст. 1 раздела 8), например, говорится, что Конгресс может предоставить право Президенту использовать регулярные Вооруженные силы для подавления мятежей, восстаний и других противоправных выступлений внутри страны2.

В своде законов США более подробно излагаются случаи, в которых возможно использование армии Президентом по просьбе местных органов власти или, в случае их бездействия, по собственной инициативе. Например, в главе 15 (титул 10) отмечено, что вооруженные силы могут применяться: во-первых, для обеспечения выполнения законов США; во-вторых, для обеспечения деятельности законных органов власти; в-третьих, для защиты государственной и частной собственности американских граждан; в-четвертых, для защиты прав граждан. В этом документе также говорится, что основную работу по анализу сложившейся обстановки и подготовке материалов для принятия Президентом решения выполняет министр юстиции. Свод Федеральных законоположений также закрепляет положение о том, что армия может быть использована для выполнения «полицейских» функций только после того, как будут использованы все возможности правоохранительных органов, находящихся в распоряжении местных властей. Титул 32 данного документа опре-

1 Применение Вооруженных сил США в действиях по подавлению гражданских беспорядков. М.: ЦИВТИ., 1991. С. 15.

2 Там же. С. 13.

3 Там же. С. 15.

деляет полномочия должностных лиц Министерства обороны по руководству войсками в ходе пресечения массовых беспорядков3.

В этом же документе в разделе «Гражданские беспорядки» дается подробный перечень мероприятий, которые необходимо выполнять в подготовительный период, в процессе самой операции и после нее, определяется вооружение, экипировка и порядок действий военнослужащих, вопросы взаимодействия с местными властями и правоохранительными органами, а также множество других проблем от порядка финансирования, до организации отдыха личного состава.

Исходя из всего сказанного выше, можно сделать следующие выводы:

во-первых, Конституция и законы США, уставы и инструкции американской армии в случае острой необходимости разрешают применение армии для наведения порядка внутри страны с целью подавления мятежей, заговоров, имеющих целью свержение законных органов власти, нанесения ущерба государству и гражданам США и нарушающих права человека, противозаконных сборищ;

во-вторых, в США правом принятия решения на применение Вооруженных сил для подавления гражданских беспорядков наделен только Президент, и его решение вступает в силу после того, как данный вопрос будет согласован с Конгрессом;

в-третьих, применение войск допускается, если местные органы использовали все свои возможности и не могут восстановить контроль над ситуацией, либо не хотят заниматься наведением порядка;

в-четвертых, применение силовиков не должно влиять на полномочия местных органов власти, которые в полном объеме продолжают выполнять свои обязанности, координируя усилия командованием воинских контин-гентов. Соответствие действий силовиков ожиданиям народа будет являться основным критерием, оправдывающим использование ее для пользы демократических, прогрессивных преобразований.

В демократических правовых государствах проработаны заранее и закреплены в Конституции и соответствующих законах вопросы использования армии и милиции внутри страны и, учитывая хорошо налаженный механизм их принятия, можно сказать, что они нашли одобрение большинством населения страны. Можно выделить основные правила применения силовых институтов государства против деструктивных действий:

во-первых, наличие правового механизма принятия решений и четких полномочий государственных деятелей и органов;

во-вторых, определение Конституцией и другими законами случаев использования армии внутри страны;

в-третьих, специальное оснащение и обучение армии и милиции действиям по наведению порядка;

в-четвертых, наличие инструкций и утвержденных правил действий военных, предполагающих поэтапное введение сил от чисто символических, демонстративно-предупредительных безоружных мер, до применения огнестрельных средств 1.

Во многих весьма благополучных с позиции демократического развития государствах возникала необходимость применения армии для восстановления порядка. К таким странам можно отнести США, Францию, Канаду и ряд других государств. Только строгое следование властей Конституции, законам, оправдывало данные меры, которые в результате получили поддержку населения, мирного сообщества в целом. Проведенный анализ перспектив развития силовых институтов государства предполагает, что главным направлением изменения внутриполитической роли ВС РФ и МВД в переходный период становления правового демократического государства должно стать искоренение возможности применения их против народа и создание механизмов, позволяющих применять данные институты внутри страны (если такая необходимость все-таки возникает) только в строгом соответствии с Конституцией в интересах большинства граждан, при полном исключении вероятности самостоятельного выступления ее с целью захвата власти. В целом функционирование механизма взаимодействия армии, милиции и политической власти в процессе строительства правового государства в России будет определяться спецификой

Серебрянников В.В. Армия и общество. М.: Знание, 1991. С. 27.

переходного периода. Свойственная политическая нестабильность, уменьшение внешней угрозы позволяет говорить о некотором смещении приоритетов между функциями армии в сторону внутренней.

Выработка и закрепление в законодательном порядке механизма использования армии внутри страны представляет на сегодняшний день одну из важнейших задач на этапе строительства правового государства. Переходный период требует тщательной проработки вопросов жизнедеятельности армии с целью недопущения нарушения благоприятного хода развития событий и направления армии по одному из следующих вариантов:

во-первых, использования армии для оказания давления на политическое руководство различными политическими группами;

во-вторых, совершения военного переворота с целью свержения политического руководства;

в-третьих, «дисциплинирования» с помощью армии народа руководством страны, дискредитировавшим себя, потерявшим моральное право и возможность руководить;

в-четвертых, применения армии для пресечения массовых общественных беспорядков, то есть выполнения функций охраны гражданского порядка, поддержания баланса в обществе;

в-пятых, создания обстановки в ряде регионов, которая вынуждает армию предпринимать самостоятельные действия, чтобы защитить военнослужащих, членов их семей, а равно системы жизнеобеспечения войск, без чего Вооруженные силы не могут выполнять возложенные на них обязанности по защите Родины 1.

Силовые институты могут оказаться в ситуации выхода из подчинения власти в любом, даже демократическом государстве в том случае, если власть не решает нужды армии, милиции и не проявляет внимания в поддержании престижа службы в данных институтах, не осуществляет заботу о поддержании социального статуса, и когда отсутствуют демократические механизмы выра-

1 Бельков О.А. В политическом противостоянии // Политические исследования. М., 1992. № 3. С. 165—166.

жения силовиками своего мнения, отстаивания и защиты собственных интересов.

Вопрос формирования названных механизмов на этапе строительства правового государства в России, прежде всего, направлен на создание условий, позволяющих данным категориям наряду с остальными гражданами участвовать в выработке общегосударственной политики в целом и военной политики в частности. Исходя из всего сказанного выше, можно сделать несколько выводов:

во-первых, ВС РФ и МВД, являющиеся социально-политическими институтами, сохраняют еще свою общественную значимость, несмотря на позитивные сдвиги в международной обстановке, снижение непосредственной угрозы войны;

во-вторых, благодаря наличию оружия и возможности осуществления насилия политическая роль силовых институтов объективно возрастает в условиях политических кризисов и нестабильной ситуации;

в-третьих, армия и милиция занимают одно из главных мест в структуре государственной власти, так как они являются ее инструментом и обладают большими потенциальными возможностями влияния на политическую жизнь;

в-четвертых, в процессе продолжающегося строительства правового государства (согласно Конституции РФ 1993 г.) одним из главных направлений политической реформы является разработка и создание механизма эффективного контроля за деятельностью силовых институтов со стороны органов правового государства и институтов гражданского общества, недопущения антиконституционных действий с ее стороны.

В переходный период строительства правового государства в России к особенностям механизма взаимодействия силовых институтов и системы политической власти, по мнению автора, можно отнести закрепление в соответствующих правовых документах ряда вопросов, касающихся внутренних функций армии: возможность применения армии внутри страны против собственных граждан (мятежи, заговоры с целью свержения законных органов власти, другие противоправные действия, наносящие ущерб государству и гражданам, создающие угрозу жизни людей); определение порядка принятия решения на использование силовых институтов с учетом принципа разделения властей и необходимости согласования этого вопроса между законодательной и исполнительной ветвями власти; полномочия и обязанности местных органов на местах; вопросы согласования действий между федеральными и республиканскими органами в период принятия решения и во время наведения порядка на территории Республики в составе Российской Федерации; определение порядка формирования и структуры временных руководящих органов, а также контингентов внутренних войск и армии, призванных для восстановления конституционного строя; обязанности назначенных должностных лиц от руководства Президента, Министра Внутренних дел и Министра Обороны до командиров различных формирований, принимающих участие в наведении порядка, а также вопросы экипирования, вооружения, способов восстановления порядка в различных ситуациях.

Опыт двух южноевропейских стран (Испании и Португалии) показывает, что в период перехода от авторитарного режима к демократическому у силовиков возникает напряженность, вследствие чего они принимают на себя политическую роль, при этом отношение армии к смене режима может быть — как свидетельствует тот же опыт — противоположным (энтузиазм в Португалии и заговорщическая деятельность в Испании).

Вооруженные силы всех стран на практике выполняют две функции — обеспечение внешней безопасности страны и внутренней безопасности нации и режима. Соотношение между этими функциями различно: чем демократичнее режим, тем, как правило, менее выражена внутренняя функция вооруженных сил государства. Изучение функций армии и милиции нельзя проводить изолированно, без учета целей политической власти, субъектом которой выступает государство, создающее и содержащее данные институты для решения своих внутренних и внешних задач. Необходимо правильно понимать внутренние функции армии, найти свое воплощение в создании механизма правового регулирования использования армии внутри страны путем принятия целой системы юридических норм от высших (конституционных) до внутриведомственных.

В результате изменения общественного строя в России, постепенного перехода ее от тоталитаризма к демократии и связанного с этим изменения политической роли армии, формирующееся в стране правовое государство обязано пересмотреть внутренние функции своих вооруженных сил и закрепить их в соответствующих правовых документах. Необходимо обратить внимание на усиление законодательной базы выполнения силовиками атрибутивной функции по защите конституционного строя от вооруженного врага внутри страны. Другие же задачи, не имеющие прямого отношения и не связанные непосредственно с ведением войны или подготовкой к ней, нуждаются в регламентации, определении порядка привлечения армии к их реализации в случаях, если государство посчитает это необходимым.

Особенности функционирования силовых институтов на современном этапе их развития предполагают некоторые выводы:

во-первых, функции армии и милиции, как инструментов власти, являются частью государственных функций и находятся в прямой зависимости от природы правящего в стране политического режима, проводимой им политики;

во-вторых, основным предназначением армии, реализуемым в процессе функционирования, является защита государства и его граждан от военной угрозы, исходящей от вооруженного противника, находящегося как за пределами страны, так и внутри нее;

в-третьих, учитывая изменение характера войны в связи с появлением ядерного оружия и возникновением опасности существованию человечества, основным направлением реализации функций армии становится не ведение войны, а ее предотвращение посредством потенциальных возможностей нанесения любому агрессору сокрушительного поражения;

в-четвертых, главным элементом внешней функции Российской армии в условиях отсутствия коллективной системы обеспечения международной безопасности является выполнение задачи по поддержанию военно-стратегической стабильности в мире путем «ядерного сдерживания»;

в-пятых, изучение специфики переходного периода в России, свойственной ему политической нестабильности, позволяет сделать вывод об усилении внутренней функции армии и приближении ее, тем самым, к задачам, выполняемым МВД, повышении роли силовых институтов как гарантов мирного осуществления демократических преобразований;

- в-шестых, нормальному функционированию ВС РФ и МВД на современном этапе развития страны препятствует отсутствие соответствующей правовой базы, недостает четкого законодательно оформленного их предназначения, случаи их возможного исключения, и как следствие, отсутствует четкий механизм принятия соответствующих политических решений. Социальная роль свойственна в той или иной форме всем силовым институтам. Объем этой роли различен. В странах, где комплектование вооруженных сил осуществляется на основе закона о воинской обязанности, вооруженные силы рассматриваются в качестве национально-интегрирующего института, инструмента формирования «республиканского консенсуса» (Франция). Вместе с тем образ армии как «школы нации» (типичный пример — довоенная Германия) компрометировал себя, во всяком случае в Европе, как милитаристский.

Переход от милитократии к демократической модели будет выражаться в том, что автоматический приоритет военных расходов сменяется конкуренцией общих потребностей общества и его специфических потребностей в области обеспечения внешней безопасности. Совокупность социально-экономических, бюджетно-финансовых, демографических, внешне и внутриполитических факторов заставляет западные государства идти по пути рационализации своих вооруженных сил, повышения их качественного уровня (в обстановке количественных сокращений) за счет совершенствования вооружений и боевой техники, профессионализации регулярного компонента ВС и повышения уровня его подготовки, а также расширения резервного компонента вооруженных сил и качественного роста его возможностей.

В качестве общего вывода можно, на наш взгляд, заключить, что гражданско-военные отношения в современных странах Запада развиваются в направлении все большего приспособления военной организации общества к ценностям, целям и приоритетам «общества благосостояния». Проведение военной политики и осуществление военного строительства, не совместимых с принципами сложившейся (в основном в послевоенные годы) общественной организации, считается — и является — недопустимым.

В процессе построения правового государства в нашей стране и осуществления в этом контексте всеобъемлющей военной реформы для нас будет небесполезен опыт стран, где гражданско-военные отношения в значительной мере удалось гармонизировать на демократической и социальной основе. Смысл современной парадигмы гражданско-военных отношений должен быть заложен в том, что политическая сфера помещается над общественной жизнью, а тем самым в зависимость от политики ставится и содержание военного профессионализма, и характер взаимосвязи армии и гражданского общества. Главная цель военных, по мнению известного ученого С. Саркесяна, осталась такой, какой она была на протяжении всей истории — выигрывать войны 1.

Современная роль силовых институтов в обществе заключается в организации, управлении и применении силы с целью обеспечения демократических ценностей в том виде, как они детерминируются правовым государством. Очевидно, что для выполнения этой роли ВС РФ и МВД должны быть привержены системе политической власти, должны понимать ее и отражать ее основную ценностную структуру внутри военного института. Обусловленный политической системой и его функциональным проявлением — политическим режимом — характер профессионализма силовиков определяет место данной подсистемы и тем самым создает исходную основу для формирования отношений между ВС РФ, МВД и политической властью. Для социально-политической интеграции силовиков идея демократии должна реализовываться в рамках основного закона в таких организационных структурах, как правительство и парламент.

1 Sarkesian S. Professional problem and adaptations // The Limits of military intervention / Ed. by E. Stern. Beverly Hills, 1977. Р. 284.

2 Редигер Ф. Концепция интеграции вооруженных сил и гражданского общества // Соответствие законодательства Российской Федерации в военной сфере международным правовым нормам. СПб.: ПОО «Гражданский контроль», 1996. С. 64.

При этом, к примеру, Ф. Редигер пишет: «Самым первым и самым важным фактором для социально-политической интеграции вооруженных сил является приоритет политики»2.

К особенностям функционирования механизма взаимодействия силовых институтов и системы политической власти на этапе строительства правового государства в России можно отнести: интеграцию МВД и ВС РФ со свободным, демократическим и конституционным обществом; передачу верховного главнокомандования вооруженными силами политическому руководству в рамках реализации принципа приоритета политики; гарантию соблюдения основных гражданских прав солдата и милиционера, при которой всякое их ограничение должно иметь все законные основания. Следующим шагом в развитии механизма взаимодействия на этапе строительства должна стать многофакторная, многофункциональная и многосторонняя система институтов, установлений и практических мер, способствующая формированию и утверждению в стране (широкого социального согласия, консенсуса различных политических сил по вопросу о предназначении силовых институтов, порядка и правил их использования, в том числе в экстремальной ситуации). Основной смысл здесь будет не в том, чтобы отнять властно распорядительные функции у политического и военного руководства, а в том, чтобы способствовать выявлению и преодолению негативных явлений в армии и тем самым... служить укреплению организованности и внутренней сплоченности вооруженных сил, повышению их боевой готовности и укреплению единства армии и народа 1. Это относится ко всем силовым институтам.

Изменение политического режима неизменно влечет за собой и соответствующие ролевые функции. Основной задачей армии правового государства будет выполнение внешних функций, то есть защита от внешнего врага, а милиции — выполнение внутренних функций, то есть поддержание конституционного строя, охрана правопорядка и безопасности. В ходе строительства силовых институтов правового государства необходимо учесть все этапы, связанные с реализацией внешней и внутренней функций. Ликвидация блоковой системы обеспечения безо-пасности,биполярного противостояния (РФ—США), переход к

1 Бельков О.А. Гражданский контроль за военно-силовыми структурами государства. М.: Ассоциация «Гражданский мир», 1996. С. 11.

многополярному миру при отсутствии ярко выраженного противника, «размораживание» и обострение региональных конфликтов, возникновение новых для России источников опасности в ближнем и дальнем зарубежье дает основание поставить вопрос о целесообразности рассмотрения трех этапов, возникающих в процессе реализации внешней функции Российской армии:

первый — этап использования армии как главного инструмента войны;

второй — этап функционирования армии как основной силы недопущения войны;

третий — этап постепенного устранения армии как исторически устаревшего орудия рациональной политики государств. Общество в данный момент вступило в период перехода от первого этапа ко второму. На основании этого можно сделать вывод — основой внешней функции армии на настоящий момент развития человечества становится не ведение войны, а ее предотвращение (сдерживание) посредством потенциальной возможности нанесения любому агрессору сокрушительного поражения. Болыпое значение здесь будет иметь качество технической оснащенности ВС, которое во многом зависит от правильного определения перспектив развития средств ведения вооруженной борьбы и выработки соответствующей военно-технической политики, прежде всего обоснованных планов развития и создания современных систем вооружения и военной техники. Существующая система вооружения ориентирована на решение следующих основных задач: первая — сдерживание возможных агрессоров от развязывания ядерной войны; вторая — отражение агрессии, если она будет развязана, на континентальных театрах военных действий; третья — отражение агрессии на океанских (морских) театрах военных действий; четвертая — всестороннее обеспечение действий ВС в мирное и военное время.

Из перечисленных задач на настоящий момент достаточно эффективно будет действовать задача ядерного сдерживания. Исходя из этого можно сказать, что для решения вышеуказанных задач в условиях противостояния зарубежным армиям, оснащенным современным высокоэффективным оружием или превосходящим наши Вооруженные силы по численности, система вооружения должна иметь в своем составе в качестве приоритетных следующие обязательные элементы, причем интенсивно развиваемые:

во-первых, средства ядерного сдерживания с целью удержания ядерных держав от развязывания ядерной войны, а также неядерных государств, обладающих превосходством в обычных вооружениях, от развязывания широкомасштабной агрессии;

во-вторых, средства неядерного сдерживания — для сдерживания возможного агрессора от развязывания региональных конфликтов и гибкого реагирования на возникающие угрозы с целью локализации и прекращения конфликтов малой интенсивности;

в-третьих, вооружение и военная техника мобильных сил для обеспечения оперативного вмешательства и быстрого наращивания усилий войск при локализации и прекращении военных конфликтов различной интенсивности;

- в-четвертых, средства информационного противоборства.

Некоторые из обязательных элементов в существующей системе вооружения Российской армии уже имеются, другие требуется создавать в приоритетном порядке. Все они даже в условиях недостаточного финансирования должны поддерживаться в боеспособном состоянии и по мере возможности совершенствоваться.

Таким образом, можно сделать некоторое обобщение. В настоящее время задачи, стоящие перед нашей армией, предусматривают смещение позиции в сторону выполнения внешних функций и отхода от решения внутренних функций. В связи с этим мы с помощью концентрации или сужения направления деятельности силовой структуры сможем добиться качественных показателей в ходе строительства как Вооруженных сил России, так и МВД. Это одна из основных задач на пути формирования правового государства.

<< | >>
Источник: Бабанов А.А.. Силовые структуры в системе политической власти пра-вового государства (на примере армии и правоохранительных органов). — Волгоград: Изд-во ВолГУ,2004. — 184 с.. 2004

Еще по теме 2.3. Особенности взаимодействия силовых институтов и политической власти на этапе строительства правового государства в России:

  1. Бабанов А.А.. Силовые структуры в системе политической власти пра-вового государства (на примере армии и правоохранительных органов). — Волгоград: Изд-во ВолГУ,2004. — 184 с., 2004
  2. 1.1. Сущность политической власти в правовом государстве
  3. 1.2. Армия в системе политической власти правового государства
  4. ГЛАВА 2. Основные компоненты взаимодействия институтов силовых и политической в правовом государстве
  5. 2.1. Сущность механизма взаимодействия армии и системы политической власти и особенности его функционирования в правовом государстве
  6. 2.2. Основные направления взаимодействия МВД и системы политической власти
  7. 2.3. Особенности взаимодействия силовых институтов и политической власти на этапе строительства правового государства в России
  8. ГЛАВА 3. Основные направления повышения эффективности функционирования силовых институтов и политической власти в современной России
  9. 3.1. Проблемы оптимизации взаимодействия армии и политической власти в процессе реструктуризации ВС в России
  10. 3.2. Особенности функционирования МВД в современной России, роль и место правоохранительных органов в системе политической власти
  11. 3.3. Система гражданского контроля за деятельностью силовых институтов государства как условие оптимизации их взаимодействия с политической властью в современной России
  12. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  13. Содержание
  14. 1. Особенности формирования и распределения политической: власти
  15. Понятие политики, ее сущность и функции. Власть и властные отношения в политике.К.Маркс и М. Вебер о политике и политических отношениях в обществе.Политическая социология и политология - науки, изучающие политическую сферу жизни общества.Государство как основной политический институт. Признаки государства, характеристики государства, функции государства.Гражданское общество и правовое государство.
  16. Задание 6. Каковы особенности механизма правового государства?
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -