<<
>>

Отечественная цивилистическая доктрина о правосубъектности юри­дического лица.

Российское гражданское законодательство и цивилистическая теория исходят из того, что юридические лица, как и физические лица, обладают правосубъектностью, то есть право- и дееспособностью.[244] При этом под правоспособностью понимается «при­знаваемая государством общая (абстрактная) возможность иметь предусмотренные за­коном права и обязанности, способность быть их носителем»[245].

Под дееспособностью - «предусмотренная нормами права способность и юридическая возможность лица своими действиями приобретать права и обязанности, осуществлять и исполнять их»[246].

Правоспособность и дееспособность юридического лица, как категории, упоми­наются в таких международных правовых актах, в которых участвует Российская Фе­дерация, как Протокол к Договору между СССР и Польской Народной Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам[247] (ст. 22); Евразийская Патентная Конвенция[248] (ч.2 ст. 2); Конвенция о право­вой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам[249] (ст. 23); Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хо­зяйственной деятельности[250] (ст. 11), а также в двусторонних договорах о правовой помощи России с многими государствами (более 18 стран).

Необходимо заметить, что существуют различные мнения по вопросу о соотно­

шении категорий правосубъектности, правоспособности и дееспособности в теории гражданского права. Данный вопрос не является непосредственным предметом на­стоящего исследования, тем не менее необходимо упомянуть об основных подходах к разрешению этой проблемы.

По мнению одних авторов[251] гражданская правосубъектность, как социально­правовая возможность быть участником гражданских правоотношений, представляет собой единство право- и дееспособности (иначе -- «праводееспособность»).

Другие ученые[252] [253] отождествляют гражданскую правосубъектность с гражданской правоспо­собностью, обосновывая это утверждение тем, что субъекты гражданского права все­гда правоспособны, но не всегда дееспособны. При гаком подходе, по справедливому замечанию оппонентов, представляется нецелесообразным существование двух терми­нов для обозначения одного правового явления. Высказывалось даже предложение от­казаться от введения категории правосубъектности, «поскольку это усложняет и без

253

того сложные вопросы и ведет к новым излишним спорам и дискуссиям» .

Правоспособность и дееспособность юридических лиц в научной литературе ха­рактеризуется набором видов деятельности, кругом сделок, которые может осуществ­лять организация, а также комплексом личных неимущественных прав, принадлежа­щих ей.[254]

В отличие от право- и дееспособности физических лиц, правоспособность и дее­способность юридических лиц возникает одновременно с момента государственной

in

регистрации. Кроме того, в определенных законом случаях юридические лица облада­ют специальной правоспособностью, то есть их правосубъектность «ограничивается определенным кругом правоотношений в рамках данной отрасли права»[255]. Необходи­мо отметить, что достаточно широкое распространение получила теория общей и спе­циальной правоспособности граждан.[256] При этом общая правоспособность понима­лась как абстрактная, равная для всех способность приобретать всевозможные права и исполнять обязанности, а специальная (конкретная) - как способность обладать пра­вами определенного вида, например, составлять завещание. Тем не менее, гражданское законодательство не разграничивает правоспособность граждан по характеру на об­щую и специальную.

В юридической литературе нет единого мнения о том, что следует понимать под специальной правоспособностью юридического лица. А.И. Масля ев специальную пра­воспособность определяет как «возможность иметь лишь те гражданские права и обя­занности, которые предусмотрены законом»[257].

Безусловно, четкое нормативное за­крепление перечня прав и обязанностей, которыми может обладать юридическое лицо, вносило бы ясность в его взаимоотношения с контрагентами. Но вызывает сомнение возможность перечисления в законе всех потенциально возможных действий и сделок субъекта права. Более целесообразным представляется использование критерия цели и предмета деятельности субъекта права. Такое понимание специальной правоспособ­ности является наиболее распространенным. Так, С.Н. Братусь[258], И.А. Покровский[259] под специальной понимали правоспособность, ограниченную определенными целями деятельности юридического лица. «Принцип специальной правоспособности состоит в том, что соответствующие юридические лица могут совершать только такие юридиче­ски значимые действия, которые отвечают целям их деятельности, предусмотренным в уставе или ином учредительном документе, и нести связанные с этой деятельностью

обязанности »[260].

Законодательство и судебная практика придерживаются именно этого критерия. Пункт 1 ст. 49 ГК РФ определяет специальную правоспособность как возможность юридического лица иметь права, соответствующие целям его деятельности, и нести связанные с этой деятельностью обязанности. Президиум ВАС РФ в Постановлении от 2 февраля 1999 года указал, что при специальной правоспособности «действия пред­приятия по распоряжению закрепленным за ним имуществом собственника должны быть обусловлены, превде всего, задачами его уставной деятельности и целевым на­значением предоставленного для этих целей и задач имущества».[261]

Хотелось бы отметить, что в учредительных документах необходимо указывать предмет деятельности юридического лица, а не только цель, чтобы конкретизировать объем правоспособности. Согласно п. 2 ст. 52 ГК РФ, в учредительных документах не­коммерческих организаций, унитарных предприятий, других обладающих специаль­ной правоспособностью юридических лиц, должны быть определены предмет и цели деятельности юридического лица.

Отдельные законы, регулирующие деятельность юридических лиц со специальной правоспособностью устанавливают критерий пред­мета и цели для определения объема прав и обязанностей данных организаций. Такое требование закрепляется либо прямо - в статьях, посвященных правоспособности юридического лица[262], либо косвенно - в нормах о содержании устава организации[263]. Предмет и определенные цели деятельности юридических лиц с общей правоспособ­ностью, могут быть предусмотрены учредительными документами, но по закону это не является обязательным.

Таким образом, правоспособность юридического лица по своему характеру мо­жет быть общей либо специальной. Специальная (целевая) правоспособность заключа­ется в том, что юридические лица могут осуществлять только те виды деятельности и совершать только такие сделки, которые соответствуют целям их создания и предмету деятельности, предусмотренным в учредительных документах, и нести связанные с этой деятельностью обязанности.

Общая (универсальная) правоспособность предполагает возможность иметь граж­данские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления лю­бых видов деятельности, не запрещенных законом (ст. 49 ГК РФ).

Законодательное регулирование правоспособности юридических лиц претерпева­ло значительные изменения в различные исторические эпохи в разных государствах. Большое влияние оказывали теоретические подходы к сущности юридического лица. Теория фикции и ее разновидности предполагали разрешительный порядок создания юридических лиц, и, соответственно, объем правоспособности был ограничен целями создания организации. Реалистические теории, удовлетворяя потребности стреми­тельно развивающейся экономики, обосновывали нормативно-явочный порядок воз­никновения юридических лиц и общую правоспособность.[264] Российское дореволюци­онное законодательство и судебная практика, отражая господствующее в доктрине представление о искусственном характере юридического лица, наделяли его строго специальной правоспособностью.[265]

В советской цивилистике правоспособность юридических лиц традиционно опре­делялась как специальная.

Такой подход был полностью оправдан планово­распределительным способом организации производства. По словам В.П. Грибанова, «специальный характер гражданской правоспособности юридических лиц в социали­стическом обществе экономически определяется плановым разделением труда между различного рода социалистическими организациями»[266]. Законодательное закрепление специальной правоспособности позволяло эффективнее выполнять плановые задания на основе специализации и кооперирования различных организаций. Установление строго специальной правоспособности советских организаций поддерживал и

С.Н. Братусь: «плановая организация социалистического хозяйства, а также подчине­ние единой цели - построения коммунистического общества - деятельности социаль­но-культурных организаций, в том числе и общественных организаций, предопределя­ет соответствие правоспособности советских юридических лиц тем целям, для которых они созданы»[267] [268]. Интересно, что идея «экономического разделения труда» как обосно­вание принципа специальности, звучала еще в трудах Планиоля. По его словам, «бла­годаря ограничению функций каждого публичного учреждения определенным предме­том, удается избежать бесполезных и частых повторений и ослабить шансы конфлик-

_~„,,268

тов»

В соответствии с доктриной, ГК РСФСР 1964 года закреплял специальный харак­тер правоспособности юридических лиц. Юридическое лицо наделялось гражданской правоспособностью в соответствии с установленными целями его деятельности (ст. 26). Согласно ст. 50 ГК РСФСР 1964 г. сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с целями, указанными в его уставе (положении или в общем положении об организациях данного вида), признавалась недействительной. Поскольку структура и профиль деятельности государственных (а также кооперативных и общественных) организаций был хорошо известен их контрагентам - другим социалистическим орга­низациям, сделки, выходящие за пределы уставной деятельности (как и совершенные органом юридического лица с превышением полномочий) признавались ничтожны­ми[269]

В настоящее время в мировой практике, как правило, специальной правоспособ­ностью обладают юридические лица, не преследующие цели извлечения прибыли.

Общей правоспособностью, «облегчающей движение капиталов в поисках наиболее выгодных с точки зрения получения прибыли сфер приложения»[270] наделяются ком­мерческие организации (это присуще и российскому законодательству, и зарубежному, например, Швейцарии, ФРГ).

Характер правоспособности юридического лица определяется и посредством иных юридических средств, помимо их принадлежности к коммерческим или неком­мерческим (гражданским или торговым) организациям. Среди них - диспозитивность

гражданско-правового регулирования, допускающая решение данного вопроса учреди­телями юридического лица; специальная регламентация отдельных видов деятельно­сти, и в некоторых случаях - лицензирование. Государство нередко стремится осуще­ствлять контроль за отдельными видами деятельности, имеющими важное значение для экономики и безопасности государства, посредством лицензирования. Необходимо отметить, что требование о лицензировании имеет различное значение для определе­ния характера и объема правоспособности, в зависимости от вида деятельности, под­лежащего лицензированию (об этом - см. ниже).

ГК РФ 1994 года наделил общей правоспособностью негосударственные коммер­ческие организации. Некоммерческие организации, а также предприятия, создаваемые государственными и муниципальными образованиями, обладают специальной право­способностью. И.В. Елисеев так характеризует подход законодателя к определению характера правоспособности юридических лиц: «было бы ошибочным полагать, что теперь правоспособность юридических лиц носит, по общему правилу, универсальный характер. Анализ ст. 49 ГК РФ показывает, что общим принципом, как и прежде, оста­ется специальная правоспособность. Универсальная правоспособность носит характер исключения из общего правила (которое, как известно, не может толковаться расши­рительно) и действует лишь в отношении коммерческих негосударственных юридиче­ских лиц»[271].

Юридические лица, как отмечалось, наряду с правоспособностью, обладают дее­способностью. Дееспособность юридического лица возникает одновременно с право­способностью с момента его государственной регистрации.

Необходимо отметить, что категория дееспособности, как и правоспособность, признавалась за юридическими лицами не всеми научными концепциями. Фикцион- ные теории дееспособностью наделяли только живых людей, поскольку у искусствен­ных созданий не может быть воли, интереса. То есть, дееспособностью, в соответствии с этими представлениями, обладают органы юридических лиц, а не они сами.[272] «Представители теории фикций, приравнивали отношения между органом юридиче­ского лица и юридическим лицом к отношениям между опекуном и опекаемым: юри-

дические лица уподоблялись детям и умалишенным»[273] [274],

Законодательства, испытывающие влияние теории фикции, в настоящее время не признают дееспособность юридических лиц. Англо-американская правовая доктрина исходит из того, что юридическое лицо, как искусственный субъект права, недееспо­собно. Директора компании действуют в качестве агентов в интересах принципала. В

пар. 26 ГГУ правление юридического лица квалифицируется как его законный пред- 274

ставитель, хотя в доктрине и на практике правление признается органом союза.

В то же время законодательство и практика других европейских стран признает дееспособность организаций. Например, ШГК прямо предусматривает, что юридиче­ские лица дееспособны с момента образования необходимых по закону или уставу ор­ганов, которые выражают волю юридического лица (ст. 54).[275]

Наличие дееспособности у юридического лица обосновывалось советской док­триной. По словам С.Н. Братуся, «общественное образование, лишенное дееспособно­сти, не является юридическим лицом... Поскольку и право- и дееспособность - не природные, а общественные свойства индивида, нет никаких оснований отказывать в дееспособности и социальным образованиям, - юридическим лицам. Однако действо­вать, т.е. совершать волевые акты, в силу которых юридическое лицо приобретает пра­ва и обязанности, могут только живые люди, составляющие органы юридического ли­ца. Юридическое лицо может действовать и через представителя»[276].

Действующее российское законодательство, а также правоприменительная прак­тика[277] признают наличие дееспособности у юридического лица. Так, в ст. 153 ГК РФ закреплено, что юридические лица вправе заключать сделки, то есть совершать дейст­

вия, направленные на установление, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей. При этом приобретает права, принимает на себя обязанности юридиче­ское лицо через свои органы (ст. 53 ГК РФ).

Как и соответствующие категории, присущие физическому лицу, правоспособ­ность и дееспособность юридического лица могут быть ограничены в случаях, преду­смотренных законом.

Необходимо отличать случаи наделения юридического лица специальной правоспособностью и случаи ограничения правоспособности юридического ли­ца.[278] Эти понятия зачастую используются как тождественные не только в литерату­ре[279], но и в актах правоприменительных органов. Так, в решениях (постановлениях) различных судебных инстанций нередко ограниченная и специальная правоспособ­ность употребляются как синонимы. Например, характеризуя правоспособность ак­ционерного коммерческого банка, арбитражный суд использовал такую формулиров­ку: «...Ограничение правоспособности (установление специальной правоспособности) законом предусмотрено для унитарных предприятий, а также для иных видов органи­заций в специально установленных случаях»[280]. Таким образом, термины «ограничен­ная» и «специальная правоспособность» суд посчитал равнозначными. Применительно к правоспособности образовательных учреждений встречаются такие термины, как «ограниченная», «специальная», «целевая» правоспособность.[281]

«Специальная» правоспособность не совпадает с «общей» («универсальной») по

объему, как и «ограниченная». Но причины и цели «специализации» и «ограничения» различны. Значение терминов «специальная» и «ограниченная» неодинаково. «Специ­альный» означает «предназначенный исключительно для чего-либо; имеющий особое назначение; связанный с какой-либо отдельной отраслью»[282] [283]. «Ограниченный» харак­теризуется как «поставленный в какие-то границы, рамки, стесненный какими-либо

2S3

условиями»

Следовательно, специальной правоспособностью юридические лица наделяются в целях более эффективного, профессионального осуществления выбранного учредите­лями вида деятельности. Специальная правоспособность устанавливается путем указа­ния на конкретный разрешенный вид (виды) деятельности. Такая правоспособность может быть предусмотрена как в законе (для отдельных видов деятельности), так и в уставе, то есть самими участниками юридического лица. Установление специального характера правоспособности возможно на стадии создания общества, а также в про­цессе его существования.

Ограничение правоспособности возможно только в силу закона: юридическое лицо может быть ограничено в правах лишь в случаях и в порядке, предусмотренных законом, решение об ограничении прав может быть обжаловано юридическим лицом в суд (п. 2 ст. 49 ГК РФ). Ограничение правоспособности происходит путем запрещения осуществлять определенный вид (виды) деятельности.

То есть «ограничивается» правоспособность юридического лица по сравне­нию с «полной», каковой может быть как общая, так и специальная правоспо­собность.

Различное значения категорий специальной и ограниченной правоспособности подчеркнул Конституционный суд РФ. При рассмотрении жалобы на незаконное огра­ничение прав религиозных организаций, Конституционный Суд РФ четко разграничил полную (в данном случае специальную) и ограниченную правоспособность некоммер­ческой (религиозной) организации: «...при таких обстоятельствах законодатель не мог лишить определенную часть учрежденных и обладающих полной правоспособностью религиозных организаций возможности пользоваться уже принадлежавшими им пра­вами на том лишь основании, что они не имеют подтверждения о пятнадцатилетнем

сроке существования». И далее: «...вывод Конституционного Суда, в соответствии с которым все созданные до вступления в силу Закона[284] религиозные организации со­храняют полную правоспособность... и утверждение об освобождении автономных местных религиозных организаций от выполнения предписаний статьи 27 (Закона), ог­раничивающих их правоспособность и обязывающих проходить ежегодную перереги­страцию ...»[285].

Ограничение правоспособности выступает как а) санкция за совершенное правонарушение; б) превентивная мера в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспе­чения обороны страны и безопасности государства на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо (ст. 1 ГК РФ).

Так, например, в случаях нарушения кредитной организацией федеральных зако­нов, нормативных актов Банка России, непредставления информации, представления неполной или недостоверной информации Центральный Банк России имеет право ог­раничивать проведение кредитной организацией отдельных операций на срок до шести месяцев. В случае неисполнения в установленный Банком России срок предписаний Банка России об устранении нарушений, выявленных в деятельности кредитной орга­низации, а также в случае, если эти нарушения или совершаемые кредитной организа­цией банковские операции или сделки создали реальную угрозу интересам ее кредито­ров (вкладчиков), Банк России вправе ввести запрет на осуществление кредитной ор­ганизацией отдельных банковских операций, предусмотренных выданной ей лицензи­ей на осуществление банковских операций, на срок до одного года, а также на откры­

тие ею филиалов на срок до одного года.[286] В данном случае законом предусмотрена возможность ограничения правоспособности юридического лица, осуществляющего банковскую деятельность, то есть лица, наделенного в силу закона специальной право­способностью. Основанием ограничения правоспособности является нарушение орга­низацией норм права.

Страховые организации, являющиеся дочерними обществами по отношению к иностранным инвесторам (основным организациям) либо имеющие долю иностранных инвесторов в своем уставном капитале более 49 процентов, не могут осуществлять в РФ страхование жизни; обязательное страхование, обязательное государственное страхование, имущественное страхование, связанное с осуществлением поставок или выполнением подрядных работ для государственных нужд, а также страхование иму­щественных интересов государственных и муниципальных организаций.[287]

Закон РФ «О средствах массовой информации»[288] устанавливает, что иностранное юридическое лицо, а равно российское юридическое лицо с иностранным участием, доля (вклад) иностранного участия в уставном (складочном) капитале которого со­ставляет 50 процентов и более, не вправе выступать учредителями теле, видеопро­грамм. Иностранное юридическое лицо, а равно российское юридическое лицо с ино­странным участием, доля (вклад) иностранного участия в уставном (складочном) капи­тале которого составляет 50 процентов и более, не вправе учреждать организации (юридические лица), осуществляющие телевещание, зона уверенного приема передач которых охватывает половину и более половины субъектов РФ либо территорию, на которой проживает половина и более половины численности населения РФ.

Религиозные организации, не имеющие документа, подтверждающего их сущест­вование на соответствующей территории на протяжении не менее пятнадцати лет, обя­заны ежегодно перерегистрироваться, и до наступления указанного пятнадцатилетнего срока данные религиозные организации ограничены в правоспособности.[289] В частно­сти, они не вправе создавать образовательные учреждения; иметь при себе представи­

тельство иностранной религиозной организации и приглашать иностранных граждан в целях занятия проповеднической деятельностью; проводить религиозные обряды в больничных учреждениях, детских домах, домах-интернатах для престарелых и инва­лидов, в учреждениях, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы; производить, приобретать, экспортировать, импортировать и распространять религи­озную литературу, печатные, аудио- и видеоматериалы и иные предметы религиозного назначения, а также учреждать средства массовой информации. Конституционный Суд РФ рассматривает это именно как ограничение правоспособности.[290]

Права организаций и их должностных лиц могут быть ограничены в период дей­ствия военного положения в той мере, в какой это необходимо в целях обеспечения обороны и безопасности Российской Федерации, по основаниям, установленным ФКЗ «О военном положении» и принятыми в соответствии с ним федеральными закона­ми.[291] [292] Ограничения прав предусмотрены и иными федеральными законами, направ­ленными на обеспечение безопасности граждан и государства в условиях чрезвычай-

„ 292

ных ситуации природного, техногенного и социального характера , а также законами, регулирующими деятельность граждан и организаций на отдельных территориях[293].

Перечисленные случаи представляют собой ограничение правоспособности юри­дических лиц (обладающих специальной либо общей правоспособностью), произве­

денное в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности госу­дарства. По своей правовой природе ограничение правоспособности в таких случаях выступает как превентивная мера.

Анализ законодательства позволяет сделать вывод, что ограничение правоспособ­ности происходит в следующих случаях:

а) ограничение правоспособности конкретного юридического лица в связи с до­пущенным им правонарушением (как юридическая санкция);

б) ограничение правоспособности:

конкретного юридического лица в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства на основании фе­дерального закона (как превентивная мера);

определенного круга юридических лиц в целях защиты основ конституци­онного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства на основа­нии федерального закона, в связи с их принадлежностью к группе органи­заций по каким-либо заранее известным признакам, таким как наличие иностранного капитала, местонахождение на определенной территории, чрезвычайные события различного характера (как превентивная мера).

Таким образом, основные отличия специальной правоспособности юридиче­ского лица от ограниченной правоспособности заключаются в следующем:

1) Цель наделения юридического лица специальной правоспособностью - обеспе­чение профессионального уровня осуществления соответствующей деятельности, по­вышение эффективности управления капиталом в данной сфере. Цель ограничения правоспособности - защита прав и законных интересов других лиц, обеспечение безо­пасности государства и т.п., либо наказание за нарушение законодательства.

2) Основанием возникновения специальной правоспособности является указание на особый характер правоспособности в законе либо в учредительных документах. Ог­раничение правоспособности производится по решению уполномоченного органа в случаях и в порядке, предусмотренных законом (п. 2 ст. 49 ГК РФ).

3) В соответствии с этим, используются различные способы определения вида правоспособности. Специальная правоспособность устанавливается путем указания на

конкретный разрешенный вид (виды) деятельности, которые юридическое лицо вправе и должно осуществлять, то есть путем определения предмета деятельности. Ограниче­ние правоспособности происходит посредством запрещения осуществлять определен­ные вид (виды) деятельности, либо сделки. Таким образом, «ограничивается» право­способность юридического лица по сравнению с «полной», каковой может быть как общая, так и специальная правоспособность.

4) Решение об ограничении правоспособности может быть обжаловано в суд, на­деление специальной правоспособностью не предполагает обжалования.

5) Юридические лица, наделенные специальной правоспособностью в силу зако­на, уже на стадии учреждения имеют определенную цель и предмет деятельности, то есть они создаются именно как банки, фондовые биржи и т.п., и, как правило, регист­рируются в специальном порядке (ст. 10 ФЗ «О государственной регистрации юриди­ческих лиц и индивидуальных предпринимателей»[294]). Наделение специальной право­способностью на основании положений устава может произойти как при создании юридического лица, так и в процессе его функционирования (путем внесения измене­ний в устав).

Фирменное наименование организаций, обладающих специальной правоспособ­ностью (банки, страховые организации) должно отражать их предмет деятельности (п. 1 ст. 54 ГК РФ).[295] В связи с этим целесообразно в законе закрепить обязанность юридических лиц, в учредительных документах которых содержится исчерпы­вающий перечень видов деятельности, которыми оно может заниматься, отра­жать предмет (основной предмет) деятельности в своем фирменном наименова­нии (так, как это делается юридическими лицами со специальной правоспособно­стью, предусмотренной в законе), чтобы указать на характер правоспособности.

Соответствующим абзацем можно дополнить п. 1 ст. 54 ГК РФ. Например, в фир­менное наименование могут быть включены слова «торговая», «посредническая» ор­ганизация «автосервис», «салон красоты», «мясокомбинат» и т.п. (на практике зачас­тую такие словосочетания используются). В случае, если юридическое лицо одновре­менно осуществляет большое количество видов деятельности, учредители могут отра­зить в названии основной вид деятельности, либо выбрать обобщенное наименование. Данное правило позволит уменьшить вероятность заблуждений относительно характе­ра правоспособности организации со стороны ее контрагентов, и соответственно со­кратить количество сделок, признаваемых недействительными в связи с выходом за пределы правоспособности юридического лица (ст. 173 ГК РФ). Так, контрагенты юридического лица, имеющего наименование «транспортная организация», будут иметь представление о предмете (основном предмете) его деятельности и перед за­ключением сделки, не связанной с перевозкой, внимательнее ознакомятся с уставом организации во избежание возможного ее судебного оспаривания.

6) Ограниченная правоспособность может быть восстановлена при прекращении оснований ограничения прав.

В настоящем исследовании, как уже указывалось, под дееспособностью юридиче­ского лица понимается способность своими действиями (то есть через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами, в предусмотренных законом случаях через своих участников, а также через представителей) приобретать права и обязанности, осуществлять и исполнять их.

Дееспособность юридического лица, как и правоспособность, может быть ограни­чена в случаях, предусмотренных законом. Ограничение дееспособности юридическо­го лица влечет невозможность осуществлять юридические действия самостоятельно. Это может быть связано, например, с фактом несостоятельности организации[296]: «...при проведении процедур конкурсного производства дееспособность должника яв­ляется ограниченной»[297]. Законодательство о банкротстве закрепляет правила совер­

шения сделок от имени юридического лица, к которому применяются различные про­цедуры банкротства.

Так, в случае введения наблюдения, органы управления должника перечисленные в законе виды сделок заключать не вправе, либо могут совершать их исключительно с согласия временного управляющего, выраженного в письменной форме.[298] «Рассмат­риваемые ограничения касаются дееспособности должника, которая восполняется дей­ствиями временного управляющего»[299]. Лишение юридического лица возможности са­мостоятельно совершать некоторые сделки было квалифицировано как ограничение дееспособности Конституционным Судом РФ; «последствия введения наблюдения (в частности, необходимость получения согласия временного управляющего на соверше­ние сделок, запрет на реорганизацию и ликвидацию должника, создание юридических лиц, филиалов, представительств, выплату дивидендов, размещение ценных бумаг и т.д.) представляют собой существенные ограничения дееспособности предприятия- должника»[300]. В ходе финансового оздоровления некоторые сделки должник не вправе совершать в одних случаях - без согласия собрания кредиторов (комитета кредиторов) в других - без согласия административного управляющего.[301] [302] Управление делами должника возлагается на внешнего управляющего с даты введения внешнего управле-

Федеральным Законом «О Центральном Банке РФ (Банке России)»[303] предусмот­рено, что в случаях нарушения кредитной организацией законодательства Банк Рос-

сии имеет право требовать от кредитной организации устранения выявленных нару­шений. В случае неисполнения в установленный срок предписаний Банка России об устранении нарушений, Банк России вправе назначить временную администрацию по управлению кредитной организацией на срок до шести месяцев (ст. 74 Закона)?04 Кроме того, в целях защиты интересов вкладчиков и кредиторов Банк России вправе назначить в кредитную организацию, у которой отозвана лицензия на осуществление банковских операций, уполномоченного представителя Банка России. В период дея­тельности уполномоченного представителя Банка России кредитная организация вправе осуществлять разрешенные ей сделки только по согласованию с уполномочен­ным представителем Банка России (ст. 76 Закона).

Ограничение дееспособности юридических лиц возможно только в силу закона и по основаниям, предусмотренным законом. Это подтверждает судебная практика. На­пример, Постановление Пленума ВС РФ № 12[304] [305] указывает, что суд не вправе запре­щать проведение общего собрания акционеров, поскольку это нарушает право акцио­неров на участие в общем собрании, предоставленное им Законом об АО. Поскольку общее собрание формирует и выражает волю юридического лица, запрет на его прове­дение фактически означает ограничение дееспособности общества, что не допустимо. «Поэтому ограничение права судов запрещать проведение общих собраний должно рассматриваться как запрет на ограничение дееспособности юридических лиц»[306].

Интересным представляется вопрос о правовой природе лицензирования. Суще­ствуют два противоположных взгляда: либо это ограничение правоспособности, либо специально предусмотренная законом в фискальных и контрольных целях процедура, то есть ограничение дееспособности. Например, В.В. Лаптев считает, что «правоспо­собность ограничивается в случаях, когда для осуществления определенной деятель­ности требуется разрешение (лицензия)»[307]. Такого же мнения придерживаются

Д.В. Жданов[308], В.Н. Цирульников[309], ссылаясь на ст. 173 ГК РФ, которая признает не­действительной сделку юридического лица, не имеющего лицензии на занятие соот­ветствующей деятельностью, то есть выходящую за пределы его правоспособности. К. Тотьев отмечает, что получение лицензии влияет на характер правоспособности юри­дического лица: «приобретаемая после получения лицензии правоспособность являет­ся не специальной (как иногда считается в судебной практике), а дополнительной. Предприниматель тем самым дополняет свою общую правоспособность новыми для него возможностями и в результате диверсификации производства получает доступ на не освоенные им рынки... Когда в результате получения лицензии предприниматель приобретает право на выполнение лишь узкого круга конкретных видов деятельности при одновременном запрете осуществлять другие виды активности (банковская, стра­ховая деятельность), правоспособность таких предпринимателей следует считать ис­ключительной»[310] 10.

Другие авторы считают, что «дееспособность организаций в определенной степе­ни ограничивается необходимостью получения разрешения на право заниматься той или иной деятельностью, подобное разрешение именуется «лицензией»[311] [312]. И.В. Ма- танцев высказывает схожее мнение: по его словам, «... если отдельными видами дея­тельности юридические лица могут заниматься только при наличии лицензии, то когда

же появляется дееспособность относительно этих видов деятельности? Можно сделать 312

вывод, что не с момента регистрации, а только с момента получения лицензии» .

Анализ законодательства показывает, что лицензирование являясь институтом административного права, влияет на гражданско-правовой статус юридического лица, то есть имеет и частно-правовое значение. Такое влияние проявляется по-разному в зависимости от лицензируемого вида деятельности.

Очевидно, что необходимость получения лицензии, то есть разрешения на осуще­

ствление определенного вида деятельности, не является ограничением дееспособности юридического лица, поскольку лицензирующий орган не восполняет отсутствующую дееспособность (как законный представитель в отношении физического лица, либо временный управляющий в отношении юридического лица).

Можно разделить правовые последствия получения лицензии на следующие ос­новные группы:

1) Если юридическое лицо наделено общей правоспособностью и лицензируемая деятельность не является исключительной, то выдача специального разрешения (ли­цензии) является элементом фактического состава, необходимого для осуществления данного вида деятельности (в рамках общей правоспособности). При условии выпол­нения лицензионных требований любая организация вправе получить разрешение на лицензируемый вид деятельности, то есть обладает необходимой для этого правоспо­собностью, Сделки, заключенные юридическим лицом, не имеющим лицензии, в дан­ном случае могут быть признаны недействительными, в соответствии со ст. 173 ГК РФ, только если другая стороны заведомо знала о ее незаконности. Следует присоеди­ниться к мнению Р.О. Халфиной о том, что «в ст. 173 ГК РФ объединены два вида не­действительных сделок: внеуставные (точнее, внеуставные сделки определенного ви­да), связанные с нарушением установленной учредительными документами специаль­ной правоспособности юридического лица, и безлицензионные, связанные с наруше­нием требований закона об условиях занятия определенными видами деятельности»[313].

По этому пути идет судебная практика. Например, Высший Арбитражный суд РФ в своем постановлении указал: «отсутствие необходимой лицензии лишает юридиче­ское лицо возможности заниматься соответствующей деятельностью, однако не огра­ничивает его общую правоспособность, возникающую с момента регистрации данного юридического лица»[314]. То есть, абстрактная возможность заниматься лицензируемым видом деятельности существует и до получения лицензии. Такое толкование Граждан­ского кодекса РФ содержится в Постановлении Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8: «при разрешении споров следует учитывать, что коммерческой организации, в учредительных документах которой не содержится указанный выше

перечень (имеется в виду исчерпывающий, законченный перечень), не может быть от­казано в выдаче лицензии на занятие соответствующим видом деятельности только на

том основании, что соответствующий вид деятельности не предусмотрен ее учреди- 315

тельными документами» .

2) Если лицензируемая деятельность является исключительной, то предоставление лицензии на ее осуществление влечет специализацию правоспособности (например, получение лицензии на осуществление деятельности инвестиционного фонда). Други­ми видами деятельности организация может заниматься, если законом не запрещено такое совмещение. Сделка, совершенная организацией, не обладающей соответствую­щей лицензией, зачастую признается не оспоримой, а ничтожной в силу специального указания федерального закона. Например, согласно п. 2 ст. 835 ГК РФ в случае если лицом, не имеющим на это права (или с нарушением порядка, установленного законом или принятыми в соответствии с ним банковскими правилами) приняты на условиях договора банковского вклада денежные средства юридического лица, такой договор является недействительным в соответствии со ст. 168 ГК РФ.

3) Если лицензируемая деятельность запрещена, например, в силу установления государственной монополии на ее осуществление, предоставление разрешения на ее осуществление влечет возникновение дополнительной правоспособности (дополни­тельная к общей либо специальной). Например - лицензирование ввоза и вывоза про­дукции военного назначения[315] [316], разрешение на производство психотропных веществ[317]. Осуществление данной деятельности запрещено законом, следовательно, сделки, за­ключенные без лицензии, являются ничтожными в силу абз. 2 п. 1 ст. 49 и ст. 168 ГК РФ.

Таким образом, получение лицензии может иметь различное значение в зависи­мости от вида лицензируемой деятельности. Разрешение на занятие определенным ви­дом деятельности (лицензия) либо выступает элементом фактического состава, необ­ходимого для осуществления данного вида деятельности (в рамках общей правоспо­

собности), либо является основанием возникновения специальной правоспособности юридического лица.

Проведенное исследование общей и специальной правоспособности юридического лица позволяет сделать вывод, что нормы ст. 49 ГК РФ не достаточно четкого разгра­ничивают случаи наделения юридического лица специальной правоспособностью и ограничения правоспособности. В связи с этим зачастую данные понятия отождеств­ляются не только в юридической литературе, но и в практике правоприменительных органов. Целесообразным представляется предложить следующую редакцию статьи 49 ГК РФ: «1. Коммерческие организации обладают, за исключением случаев, преду­смотренных законом, общей правоспособностью, то есть могут иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых ви­дов деятельности, не запрещенных законом.

Некоммерческие организации, унитарные предприятия, а также иные организации в случаях, предусмотренных законом, обладают специальной правоспособностью, то есть могут иметь гражданские права, соответствующие целям и предмету деятельно­сти, и нести связанные с этой деятельностью обязанности. Специальная правоспособ­ность возникает также в случае, если в учредительных документах юридического лица закреплен закрытый (исчерпывающий) перечень видов деятельности, которыми оно вправе заниматься.

2. Правоспособность юридического лица может быть ограничена в случаях и в по­рядке, предусмотренных законом.

Решение об ограничении правоспособности может быть обжаловано юридическим лицом в суд.

Отказ юридического лица от правоспособности и другие сделки, направленные на ограничение правоспособности, ничтожны, за исключением случаев, когда такие сдел­ки допускаются законом.

3. Правоспособность юридического лица возникает в момент его создания и пре­кращается в момент завершения его ликвидации.».

Что касается вопросов лицензирования отдельных видов деятельности юридиче­ских лиц, целесообразно закрепить их в самостоятельной статье ГК РФ:

«Статья 49.1. Лицензирование отдельных видов деятельности юридического лица.

Отдельными видами деятельности, перечень которых определяется законом, юри­дическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения (ли­цензии).

Право юридического лица осуществлять деятельность, на занятие которой необ­ходимо получение лицензии, возникает с момента получения такой лицензии или в указанный в ней срок и прекращается по истечении срока ее действия, если иное не ус­тановлено законом или иными правовым и актами».

Смысл вынесения положений о лицензировании в отдельную статью 49.1. ГК РФ и удаления их из статьи 49 ГК РФ состоит также и в том, чтобы устранить возникшие в юридической литературе разногласия в толковании указанных положений и разграни­чить случаи ограничения правоспособности и лицензирования отдельных видов дея­тельности юридических лиц.

3.1.2.

<< | >>
Источник: Полызалова Наталья Алексеевна. Правоспособность акционерного общества по законодательству Российской Федерации: характер, объем и динамика [Электронный ресурс] : Дис. . . . канд. юрид. наук 12.00.03 .—М. РГБ, 2005. 2005

Скачать оригинал источника

Еще по теме Отечественная цивилистическая доктрина о правосубъектности юри­дического лица.:

  1. Введение
  2. Развитие учения о сущности юридического лица в отечественной и зарубеж­ной цивилистической доктрине.
  3. Отечественная цивилистическая доктрина о правосубъектности юри­дического лица.
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -