<<
>>

1. Введение судебного контроля по уставам уголовного судопроизводства 1864 года

Проведение в Российской Федерации в 90-х гг. реформы уголовного судопроизводства побудило законодателя, правоохранительные органы, юридическую общественность, ученых к переосмыслению роли, места, функций и полномочий участников уголовного процесса, породило длительные принципиальные дискуссии, в основе которых в первую очередь находилась проблема соотношения прокурорского надзора и судебного контроля в досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

Помимо сложившегося в прошлые годы общепринятого и ставшего традиционным понимания деятельности суда как осуществления правосудия, в Концепции судебной реформы РФ был поставлен вопрос о судебном контроле и судебном надзоре за законностью применения мер процессуального принуждения на предварительном следствии. По существу речь шла о частичном перераспределении надзорных полномочий прокурора в пользу суда2.

Успешное решение круга задач, очерченных Концепцией судебной реформы, требует широкого использования новых подходов к реформированию уголовно-процессуального законодательства, в том числе и обращения к мировому опыту. Тем не менее, как правильно отмечает В.П. Кашепов: «...некритическое принятие за образец элементов американской доктрины правосудия вряд ли соответствует традициям российского судопроизводства и будет способствовать утверждению гарантий процессуальных прав личности»3. Поэтому вопрос о соотношении прокурорского надзора и судебного надзора в современной России целесообразно начать с краткого исторического очерка появления последнего в отечественном законодательстве.

Дело в том, что использование в досудебных стадиях уголовного процесса судебного контроля не является новацией в отечественном уголовном судопроизводстве, поскольку в доре-

2 Концепция судебной реформы в Российской Федерации / Сост. С.А. Пашин. М., 1992. С. 60, 91.

3 Кашепов В.П. О концепции обновления уголовно-процессуального законодательства // Судебная реформа в России. М., 2001. С.210—220.

волюционный период в соответствии с Уставом уголовного судопроизводства 1864 г. этот термин употреблялся, судебный контроль рассматривался в виде дозволения на производства ряда действий следователя и рассмотрения жалоб на его действия, а также заявленных ему отводов 4.

Так, в своем исследовании, посвященном судебному контролю за законностью и обоснованностью содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых на стадии предварительного расследования, В.Н. Галузо отмечает, что идея установления судебного контроля за исполнением законов органами предварительного расследования впервые получила воплощение в Законе РФ «О внесении изменений и дополнений в УПК РСФСР» от 23 мая 1992 г., что «позволило высказать суждение о появлении в уголовном судопроизводстве принципиально нового института прямого судебного контроля за законностью и обоснованностью решений органов дознания»5. История, однако, убеждает в том, что суд осуществлял контрольную деятельность еще в XIX в.

на основании Устава уголовного судопроизводства. В связи с этим правильнее было бы говорить не о воссоздании в российском уголовном процессе функции судебного контроля 6.

Предпосылки к зарождению в уголовном процессе функции судебного контроля возникли в России в середине XIX века. После поражения в Крымской войне Россию захлестнули крестьянские восстания, что подтолкнуло к активным действиям наиболее дальновидных представителей помещичьих кругов, ускорило подготовку буржуазных реформ, частью которых стала и судебная реформа.

Недостатки дореформенного уголовного процесса России, проявившиеся в смешении властей, преобладании канцелярии, многочисленных инстанциях, письменности, негласности и ин-

4 См.: Законность в досудебных стадиях уголовного процесса России / А.Б. Соловьев, М.Е. Токарева, А.Г. Хадшудшн, Н.Я. Якубович. М.: Кемерово, 1997. С. 48.

5 Галузо В.Н. Судебный контроль за законностью и обоснованностью содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых на стадии пред-варительногорасследования: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1995.

6 См.: Азаров В.А., Тариченко И.Ю. Судебный контроль как средство обеспечения прав и свобод личности в уголовном процессе России: история и современность // Обеспечение прав и свобод личности в уголовном судопроизводстве: Сб. науч. тр. / Под ред. В.Л. Будникова. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2003. С. 5.

квизиционного порядка отчетливо осознавались обществом и, что еще более важно, правительством.

В 1861 г. С.И. Зарудный возглавил комиссию, задачей которой являлось создание судебно-процессуальной конструкции, соответствующей развивающимся капиталистическим отношени-ям7. «Не осознавая этого в полной мере, юристы, тем не менее, заботились о жизнеспособности суда и правосудия, призванных обеспечить равенство перед судом субъектов правоотношений, неприкосновенность личности и собственности»8.

В результате работы этой комиссии Александру II был предложен для утверждения своего рода аналог современной Концепции судебной реформы — «Основные положения уголовного судопроизводства». Данный документ содержал правила, которые являлись базой построения нового института в российской уголовном процессе и возникновения в связи с этим функции судебного контроля 9.

Составители судебных уставов стремились провести в жизнь принцип отделения судебной власти от административной и в первой же статье Устава уголовного судопроизводства сделали попытку защитить личность от произвола: «При соединении администрации и суда в одних руках ничто не представляет ручательства в том, что каждая из двух властей, административная и судебная, будет держаться в своих естественных пределах. По этим причинам решения административных властей по делам судебным всегда внушают к себе недоверие, и всякое наказание, назначенное без суда, представляется произволом власти, возбуждающим ропот». Судебная власть, таким образом, «должна была явиться единственно управомоченною в сфере преследования за преступные деяния».

Обвинительная власть, подразумевающая обнаружение преступлений и преследование виновных, отделяется от судебной и принадлежит прокурорам. Судебная реформа 1864 г. серьезно изменила положение прокурора в уголовном процессе. «Прокурор возбуждает уголовное преследование, руководит полицейским

7 См.: Коротких М.Г. Социальная сущность Судебной реформы 1864 г. в России // Советское государство и право. 1989. №5. С. 128—134.

8 Тамже. С. 130.

9 См.: Азаров В.А., Тариченко И.Ю. Указ. соч. С. 7.

дознанием, наблюдает за предварительным следствием, участвует в предании суду, обвиняет на суде, протестует против неправильных судебных приговоров и определений и исполняет те из них, которые вошли в законную силу»10. Отмечая особое положение прокуроров по уставам 1864 г., Н.В. Муравьев говорит о том, что закон как бы включает его в состав чисто судебных органов, облекая его не властью судить, но полномочиями судейского свойства и оттенка11.

В уставах отмечалось, что судебная власть, содержаниемко-торой является рассмотрение уголовных дел и постановление приговоров, принадлежит только судам, без участия власти административной; приговор постановляется не иначе как по проверке и дополнению в заседании суда доказательств, обнаруженных предварительным следствием.

В создании судебных уставов принимали участие видные юристы России: А.П. Плавский, Н.И. Стояновский, П.А. Даневский, Д.П. Шубин и др. Комиссия по разработке уставов предложила всем желающим через печать и ведомства присылать свои соображения по поводу судебных преобразований. По воспоминаниям Д.П. Шубина-Поздеева, «в течение двух лет работа в комиссии кипела: было написано и напечатано многое множество материалов и проектов по всем частям. Работы обсуждались... Для заседаний не щадили ни времени, ни трудов: работающие собирались днем и по вечерам. Споров всюду было множество. Выступали ораторы всякого рода, и скромные, и задорные, и уклончивые»12.

В юридической литературе советского периода часто можно встретить отрицательное, критическое отношение к судебной реформе 1864 года13. Тем не менее цель, обозначенная Александром II в Указе Правительствующему Сенату: «Водворить в России суд скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных наших, возвысить судебную власть, дать ей надлежащую

10 Муравьев Н.В. Общие основания прокурорской деятельности по уголовным делам // Дореволюционные юристы о прокуратуре. СПб., 2 001. С. 128.

11 Тамже. С. 110.

12 Цит. по: Азаров В.А., Тариченко И.Ю. Указ. соч. С. 8; Шубин-Позде- ев Д.П. Сергей Иванович Зарудный // Русская старина. 1888. № 2. С. 483.

13 См.: Мацак П.К. История зарождения и содержание судебного кон- троля в мировой юстиции России // Сб. науч. тр. Омск, 1998. С.94—106.

самостоятельность» — была достигнута благодаря судебным уставам 1864 года.

Уставы содержали ряд норм, позволяющих обоснованно считать, что суд в XIX в. приобрел новые функции (в том числе и судебного контроля), поставившие его над всеми иными органами власти в Российском государстве. Так, ст. 6 УУС в качестве основной фигуры, уполномоченной осуществлять предварительное расследование, называла судебного следователя, являвшегося должностным лицом судебного ведомства, имеющим судейское звание и соответствующие служебные преимущества. Высшей инстанцией для судебного следователя признавался Окружной Суд в распорядительных заседаниях уголовных отделений. В ст. 264 УУС содержится положение, согласно которому судебный следователь самостоятельно (собственной властью) принимает все необходимые для производства следствия меры. В то же время ст. 268 УУС устанавливает, что когда по обстоятельствам дела судебный следователь удостоверяется в необходимости принять безотлагательно меры к обеспечению денежного взыскания или иска о вознаграждении за вред и убытки, причиненные действиями обвиняемого, то «о наложении запрещения или ареста на имущество обвиняемого» входит с представлением в Окружной Суд. Кроме того, ст. 368-1 УУС, принятая намного позже основного текста уставов, предусматривает обязательное разрешение Окружного Суда на осмотр и выемку почтовой или телеграфной корреспонденции. Помимо этого, разрешение суда требовалось при сыске обвиняемого по публикации (ст. 386 УУС); при признании обвиняемого лишенным здравого ума (ст. 353—355 УУС); при прекращении предварительного следствия (ст. 277 УУС).

По мнению исследователей Судебной реформы 1864 г., «сам факт включения следователей в судебное ведомство (с организационным и процессуальным подчинением ему) делало их подотчетными и подконтрольными суду»14. С другой стороны, следователь как представитель судебной власти и сам обладал контрольными полномочиями. Так, по ст. 269 УУС судебный следователь имел право проверять, дополнять и отменять действия полиции по произведенному ею первоначальному расследованию.

См.: МацакП.К. Указ. соч. С. 94—106.

В Объяснительной записке к уставам говорилось: «Только при предоставлении такой власти следователю можно установить между ними и полицией надлежащие отношения, не допускающие бесплодных пререканий и противодействия».

Все вышесказанное, несомненно, подтверждает высокую значимость и самостоятельность судебного следователя в уголовном процессе.

Широкими полномочиями по реализации функции судебного контроля обладали в соответствии с судебными уставами и мировые судьи. Прежде всего это контроль мирового судьи за законностью и обоснованностью ограничения личной свободы участников уголовного процесса. Ст. 10 УУС требует, чтобы каждый судья, который в пределах своего участка или округа удостоверится в задержании кого-либо без постановления уполномоченных на то мест и лиц, немедленно освободил неправильно лишенного свободы. Предварительное полицейское задержание или привод могли происходить только при сообщении мировому судье, который обязан был в течение суток опросить задержанного и принять решение об освобождении либо о дальнейшем задержании (ст. 51-2 УУС). Пункт 2 статьи 77 УУС и ч. 2 ст. 77 УУС предоставляли судье право применять такую меру пресечения, как личное задержание. Важным моментом является то, что указанная мера пресечения могла производиться только после возбуждения обвинения и только компетентным судьей (за исключением случаев, не терпящих отлагательства), а право ее изменения или отмены принадлежало либо судье, либо мировому съезду.

Кроме того, Судебные уставы предоставляли судье право проверки хода и результатов уголовно-процессуальной деятельности полиции, связанной с раскрытием преступлений, розыском совершивших его лиц и выполнением обязанностей, возлагаемых на нее законом (ст. 47, 74, 48, 52, 51, 56 УУС). Также органам судебной и следственной власти предоставлялось право производить осмотры, освидетельствования, обыски и выемки (ст. 105 УУС). Однако в случае невозможности для мирового судьи произвести указанные действия лично, последний имел право на основании ст. 106 УУС поручить их производство полиции. В стремлении оградить важные следственные действия от влияния административной власти закон предоставлял судье возможность контроля над ней и, как следствие, наделял его правом личной проверки произведенных полицией осмотра, обыска, освидетельствования или выемки (ст. 107 УУС).

Функцией судебного контроля обладали также и вышестоящие судебные инстанции, рассматривающие частные жалобы как на постановления по существу дела, так и на производство отдельных следственных действий (ст. 152—154, 893, 899 УУС). Подавались частные жалобы тому суду, постановления которого подлежали обжалованию. Исключение составляли жалобы на медленность суда, которые приносились непосредственно в вышестоящую инстанцию. Принесение частной жалобы не приостанавливало обжалуемого определения, а судебное разбирательство продолжалось своим порядком. Еще одной разновидностью судебного контроля являлся ревизионный пересмотр дел. Окружной Суд, согласно уставам, являлся органом надзора за производством предварительного следствия в негласных распорядительных заседаниях, в которые предоставлялись жалобы на действия судебного следователя и куда прокурор предоставлял свои заключения о прекращении или приостановлении следствия (ст. 523 УУС). И.Я. Фойницкий отмечал, что «о важнейших действиях предварительного следствия судебный следователь, в силу закона, обязан представлять Окружному Суду, который дает делу законное направление»15.

Была предусмотрена и возможность обжалования решений и действий нижестоящих судебных органов. По мнению комментаторов Устава, в порядке ст. 529-1 могли подлежать отмене определения суда или в силу того, что они содержат в себе ошибочные заключения о фактической стороне дела, или же потому, что в них имеется неправильное толкование закона. «Содержание ст. 529-1 УУС не оставляет сомнения в том, что, предоставляя Судебным Палатам, в целях охраны правосудия, отмену в порядке надзора неправильных и незаконных определений судов о прекращении уголовных дел, вследствие ошибочного заключения Суда о недостаточности улик к обвинению, она предоставляет тем же Палатам отменять и явно противозаконные, нарушающие основы материального и процессуального права, определения Окружных Судов о прекращении уголовного преследования, постановленные по недоразумению или неясному пониманию законов, применение которых на них

15 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства: В 2 т. СПб., 1996. Т. 1. С. 394.

возложено»16. Таким образом, устанавливая судебный контроль «второго уровня», законодатель гарантировал защиту прав и законных интересов личности и ограждал от противозаконных решений и произвола со стороны судебной власти.

Таким образом, авторы судебных уставов не только дали судебной власти ту «полноту» и силу, которой она раньше не обладала, но и на законодательном уровне установили гарантии, позволяющие суду на протяжении многих лет сохранять свое независимое положение и высокий статус, что, в свою очередь, обеспечивало последнему возможность реализации своих контрольных полномочий.

Итак, более 150 лет отделяют нынешнюю реформу от реформы 1864 г., благодаря которой российский уголовный процесс пополнился новым самостоятельным институтом, а суды получили реальную возможность осуществления контрольной функции. «Судебные уставы открывают совершенно новую эпоху в истории русского судебного права»17. Период их принятия совпадает с переломным моментом в истории России. Крымская война послужила не во вред, а на пользу реформ: она указала высшему правительству на необходимость сближения с народом для противодействия злоупотреблениям, широко развивающимся под покровом канцелярской тайны. Забитая и темная Россия говорила о правовом государстве, о таких демократических институтах, как состязательность, независимость судебной власти и отделение ее от власти административной, о несменяемости судей. Победа революции 1917 г. перечеркнула все достижения послереформенного законодательства. Понадобилось более 70 лет для осознания необходимости вновь вернуться к тем демократическим идеалам, которые уже давно нашли место в законодательстве зарубежных стран и, что еще более важно, знакомы российскому уголовному процессу. История, пройдя огромный временной круг, вновь возвращается на более высоком витке своего развития.

Возрождение функции судебного контроля за деятельность органов предварительного расследования имеет первостепенное значение. Именно суд как самостоятельный, независимый арбитр должен стоять на страже прав и законных интересов каждого члена общества.

16 Цит. по: Азаров В.А., Тариченко И.Ю. Указ. соч. С. 12; Системати- ческий комментарий к Уставу уголовного судопроизводства / Под ред. М.Н. Гернета. М., 1914. С. 887.

17 ФойницкийИ.Я. Указ. соч. С. 394.

<< | >>
Источник: Соловьева, Н. А., Соловьев В. К.. Современное законодательство о судебном контроле и прокурорском надзоре в досудебном производстве [Текст] : лекция / Н. А. Соловьева, В. К. Соловьев ; ВолГУ. — Волгоград : Изд-во ВолГУ,2005. — 52 с.. 2005
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме 1. Введение судебного контроля по уставам уголовного судопроизводства 1864 года:

  1. 1. Введение судебного контроля по уставам уголовного судопроизводства 1864 года
  2. 17. Дисциплинарная власть семьи и школы
  3. 3.5 СУДЕБНАЯ СИСТЕМА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  4. Судебная система России
  5. 3.  СПИСОК  ИСПОЛЬЗОВАННЫХ  МАТЕРИАЛОВ СУДЕБНОЙ  ПРАКТИКИ
  6. ТЕМА 13.РАЗВИТИЕ ПРАВА И ПРОЦЕССА В УСЛОВИЯХ НЕОАБСОЛЮТИЗМА (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XIX в.)
  7. ОЧЕРК ИСТОРИИ КАФЕДРЫ УГОЛОВНОГО ПРАВА ХАРЬКОВСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА ЗА 50 ЛЕТ (1920-1970 гг.)
  8. Судебные органы
  9. Вместе с тем принятое в своде 1832 года выражение "крестьяне казенные", заменено названием государственных крестьян или поселян, употребляемым во всех новейших законах и в особенности в уставах, изданных Министерством государственных имуществ.
  10. Глава пятая. Об издании различных томов Свода законов с 1857 года по 1905 год
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -