<<
>>

ММИЛ и психодиагностика конституционального фактора

... Поверил я алгеброй гармонию...

А. С. Пушкин «Моцарт и Сальери»

На протяжение многих веков типология психофизической конституции носила умозрительный характер. История на-учно обоснованной психометрии берет начало с конца XIX века, когда Ф.

Гальтон впервые обратил внимание на возможность математического (вариационно-статистическо-го) анализа психической (ментальной) продукции. С этого времени началась история научной (математически обосно-ванной) психодиагностики. Задачей такой психодиагности-ки является типологическая классификация психической де-ятельности человека. Успешное решение этой задачи подра-зумевает разработку адекватных моделей (психотипов), создание метода (методики) выявления такого психотипа в популяциях и, наконец, объяснение (метатеория) получен-ных результатов.

В психиатрической практике закрепилось представление о четырех первично невротических психотипических континуумах (в диапазоне от популяционной нормы до манифестного психического расстройства). Эти континуумы характеризуют четыре модели психофизической конституции: циклотимия (синтония)—циклоидия — маникакаль- но-депрессивный психоз, шизотимия — шизоидия — шизофрения, эпилептотимия — эпилептоидия — изменения личности при эпилепсии (модель впервые описана Ф. Мин- ковской в 1923 году), истеротимия — истероидия —«большая» истерия (модель отграничивается условно). По мнению автора концепции, Э. Кречмера, психодинамическую основу конституционального типа составляли «пропорции» — диатетическая (антитеза «счастье — горе», чрезмерность симбиотической тенденции) для циклотимического континуума и психэстетическая (антитеза «хрусталь и дерево», парадоксальность эмоциональных реакций) для шизотимического континуума. Диатетическая пропорция — колебания чистого (с точки зрения интерперсонального согласия по поводу индивидуальных значений) аффекта (континуум «страдание — блаженство») составляют эмоциональную основу трех других психотипов.

К двум названным Е. К. Краснушкин одним из первых в мировой психиатрии добавил эпилептотимную пропорцию (антитеза «прилипчивость — взрывчатость», полярность и вязкость аффекта). По-видимому, можно говорить об истеро- тимной пропорции (антитеза «рентная установка — конверсия тревоги», поверхностность и неустойчивость аффекта).

Интересно, что циклотимическая «чистота» и шизоти- мическая «парадоксальность» выступают как характери-стики информационного компонента аффекта, тогда как эпилептотимная «вязкость» и истеротимная «поверхнос-тность» — как характеристики физиологического компо-нента аффекта. В литературе указывается, что первые две характеристики («чистота» и «парадоксальность») аффекта образуют клинический континуум («шизофренический спектр расстройств»). С другой стороны, шизотимная и истеротимная конституции говорят о преобладании моти-вационного аспекта аффекта (психопатология тревоги), тогда как циклотимная и эпилептотимная — о преобладании эмоционального аспекта аффекта (психопатология страдания).

Фактически перечисленные характеристики отражают возможную роль аффекта в конструировании интерперсональных отношений: в то же время, сами по себе эти характеристики интерперсонально нейтральны. Можно отметить, что три последние из них как бы окрашивают «чистый» циклотимический аффект в цвета личностных смыслов (и, таким образом, потенциально влияют на процессы взаимопонимания). С определенной долей условности можно говорить, что циклотимия — первичный и единственный конституциональный психотип, а три другие —его «ухудшенные» (с точки зрения организации интерперсональных отношений) варианты («вторичные конституции»).

Принято считать, что циклотимической пропорции соответствует нормостеническое (дигестивное, спланхническое) телосложение, шизотимической—астеническое (длиннолинейное) телосложение, эпилептотимической—гиперстеническое (атлетическое, мышечное) телосложение. Подобным же образом, истеротимической пропорции соответствует грациозное (изящное) телосложение.

Следует отметить, что такие «модели» в реальной жизни встречаются крайне редко — практически все люди являются носителями той или иной смеси рассмотренных четырех психофизических радикалов, однако как феномен реальности воображения они принадлежат к целой отрасли психоисторического знания — «социальной имаголо- гии» и могут быть использованы в целях психодиагностики.

Второй аспект проблемы типологической классификации — создание (или выбор) методики выявления психотипа (психометрии) — подразумевает (в данном контексте) существование единой популяции —реального народонаселения («реального поколения») России.

Здесь можно сказать, что многочисленные психодиагностические исследования убедительно показывают, что в настоящее время мы имеем дело (возможно, как следствие длительной милитаризации и деятельности ВПК страны) с Московией на Камчатке, в Приморье, в Сибири, на Алтае, на Урале, в Поволжье, не говоря уже о центре европейской части России (да и всего бывшего СССР).Исходя из оценки роли конституциональ-ного фактора это существенно облегчает задачи психодиаг-ностики (психометрии).

С другой стороны существует временной аспект «реального поколения» — в народонаселении страны есть (условно говоря) «старики», прожившие в свое время характерную для них социальную реальность и стремящиеся ее поддерживать, «зрелая» часть населения, активно ее осваивающая и изменяющая «по образу и подобию своей внутренней реальности», и «молодежь», у которой процессы адаптации к реальности постепенно уступают место процессам освоения и изменения ее. Из этих трех биологических поколений динамически формируется и поддерживается «реальное поколение страны», на каждом историческом отрезке определяющее судьбу народа, страны и государства. Безусловно, «набор» психотипов в реальном поколении играет существенную роль в этой судьбе.

Среди целого ряда психодиагностических (психометрических) методик современной психодиагностики, безусловно, выдающееся место занимает MMPI — Миннесотский Многофазный Личностный Инвентарий Н. Хат-тавея и М. Маккинли, в отечественной психодиагностической практике известный преимущественно в модификации Ф. Б. Березина и М. П. Мирошникова как ММИЛ — Методика Многостороннего Исследования Личности.

Это место принадлежит MMPI (ММИЛ) в связи с тем, что анкетный тест построен на количественной оценке степени сходства обследуемого с эталонной группой больных с основными формами (клиническими картинами) психических расстройств. Таким образом, этот тест придает количественное (математически формализованное) выражение психофи- экологическому аспекту концепции Э. Кречмера о конституциональном континууме.

Именно это обстоятельство позволяет путем психодиагностического тестирования с применением MMPI (ММИЛ) выявлять подспудный структурный невротизм при его минимальной выраженности (по критерию формы профиля методики).

В настоящее время существуют ревалидизированные и рестандартизированные переводы MMPI практически на все мировые языки, что позволяет объективно судить о транскультурных различиях (или сходстве) психических расстройств у населения Земли.

Неоспоримость клинической реальности (независимо от ее концептуальной оценки различными школами психиатрии) выводит MMPI (ММИЛ) из-под огня критики, которой подвержена любая частная психологическая теория, составляющая умозрительную опору всех других, нередко превосходных и информативных, психодиагностических тестов.

Математическое (и, кроме того, удобное для интерпретации — графическое) выражение степени сходства обследуемого с общепринятой и общеизвестной в мировой психиатрической практике описательной характеристикой психических расстройств определяет уникальность MMPI (ММИЛ) при решении широкого круга современных проблем психического здоровья «реального поколения» России.

В связи с этим представляется целесообразным изложить некоторые основные результаты психодиагностического об-следования подростков (учащихся 7—10 классов средних школ Ленинского района Москвы). Обследование проводи-лось совместно с М. А. Ларцевым (материалы публикуются с его любезного согласия).

Как базовая методика психодиагностики использовался ММИЛ. С этой целью была проведена (совместно с М. А. Ларцевым) разработка подросткового (13-—17 лет) стандарта показателей теста (табл. 1).

Таблица 1

Средние значения шкал ММИЛ у учащихся средних школ (13-17 лет)

Шкалы Средние значения Среднеквадратическое откл.

Юноши Девушки Юноши Девушки L 4,79 5,05 1.87 1,90 Г 10.47 10,53 4,59 3,78 К 15.90 14.97 3.98 3,60 1 13,17 14,75 3,87 3,68 2 21,18 15,28 4.05 4,78 3 1 9,63 21,57 5,03 4,96 4 25,07 23,17 4,84 4,23 » 21.47 29,19 4,84 5,15 б 11,89 12,72 3,87 4,41 7 29,92 31,99 4,45 4,23 8 30,89 31,35 5,80 4,41 9 20,91 20,75 4,25 3,68 0 27.13 26,45 7.74 7,1 7 Среди обследованных юношей (442 человека) 59,8% ин-дивидуальных профилей охватывались девятью группами типологического сочетания двух ведущих подъемов ММИЛ. Среди обследованных девушек (443 человека) 63,3% индивидуальных профилей охватывались подобным же образом девятью группами.

У юношей в число этих групп входили: группа, индивидуальные профили ММИЛ, в которой определялись сочетанием подъемов по пятой и другим шкалам (11,43%); группа, индивидуальные профили в которой определялись сочетанием подъемов по седьмой и второй шкалам (11,14%); группа с сочетанием подъемов по девятой и шестой шкалам (7,03%); группа с сочетанием подъемов по девятой и четвертой шкалам (6,74%);группа с сочетанием подъемов по девятой и третьей шкалам (6,15%); группа с сочетанием подъемов по шестой и третьей шкалам (5,27%); группа с сочетанием подъемов по шкале 0 и другим (4,69%); группа сочетанием подъемов по третьей и первой шкалам (4,10%); группа с сочетанием подъемов по девятой и второй шкалам (вариант «циклотимического» профиля) (3,22%).

У девушек в число этих групп входили: группа с сочетанием подъемов по шкале 0 и другим (21,91%); группа с сочетанием подъемов по пятой и другим шкалам (9,31 %); группа с сочетанием подъемов по девятой и шестой шкалам (6,00%); группа с сочетанием подъемов по третьей и первой шкалам (5,40%); группа с сочетанием подъемов по девятой и пятой шкалам со снижением по второй шкале (циклотими-ческий профиль типа «аффективные качели») (5,10%); группа с сочетанием подъемов по девятой и четвертой шкалам (4,80%); группа с сочетанием подъемов по седьмой и второй шкалам (3,90%); группа с сочетанием подъемов по восьмой и четвертой шкалам (3,60%); группа с сочетанием подъемов по шестой и третьей шкалам (3,30%).

Следует указать еще на три существенных аспекта типологии индивидуальных профилей ММИЛ у подростков (в на-стоящее время эти люди составляют «хребет» реального поколения России).

Первый аспект.

Как отмечает Ф. Б. Березин, определенные сочетания подъемов профиля ММИЛ говорят о наличии или легкости возникновения психических расстройств в неблагоприятной ситуации. К их числу отно-сятся так называемые «дисгармонические», а также, по- видимому, «циклотимические» и «шизоаффективные» профили. У юношей дисгармонические профили обнару-жены в 11,5% случаев, циклотимические (оба варианта) — в 5,44% случаев, шизоаффективные — в 2,42% случаев. У девушек дисгармонические профили обнаружены в 5,43% случаев, циклотимические (по типу «аффективных качелей»)— в 5,10% случаев, шизоаффективные — в 1,20% случаев.

Второй аспект. Сравнение популяционных стандартов оригинальной методики MMPI, отечественной модификации ММИЛ Ф. Б. Березина и М. П. Мирошникова и подросткового стандарта (М. А. Ларцев, Н. Н. Пуховский) показывает последовательный рост средних значений у мужчин по шкалам F и седьмой: кроме того, более высокие значения названного показателя отечественной модификации по второй шкале, более низкий — по пятой шкале, а также значительно более высокие средние значения у подростков (в сравнении с отечественной модификацией) по четвертой, шестой, восьмой и девятой шкалам; у женщин обнаруживается последовательный рост названных показателей по шкалам F, пятой и шестой: кроме того, более высокие средние значения в отечественной модификации по шкалам L, второй, седьмой и восьмой, а также более высокий (в сравнении с отечественной модификацией) показатель удеву- шек-подростков по девятой шкале и более низкий — по шкале 0.

Третий аспект. С учетом принятого отнесения к области нарциссического невротизма явлений циклотимической и шизотимической конституций, особое значение приобретает характеристика профиля ММИЛ, согласно которой крайние показатели профиля по шкалам 0 и 5 можно интерпретировать как «поведенческие маски» по-казателя профиля по восьмой шкале. С этой точки зрения можно отметить, что отчетливые структурные признаки аутистической трансформации личности в рассмотренном «реальном поколении» старшеклассников Москвы были обнаружены у 16,12% юношей и 34,82% девушек.

Таким образом, результаты применения ММИЛ для целей психодиагностической (типологической) классификации подростков-школьников Москвы позволили говорить о вы-соком уровне включенности идеализма (и его негативной стороны — нарциссического невротизма, интерперсональ-ной деструктивности и интрапсихической блокады агрессив-но-гедонистических побуждений) в структуру личности представителей изученного «реального поколения».

Внима-ние привлекает более высокий уровень идеалистического невротизма у девушек.

Одним из показателей идеалистической предрасположенности к нарциссическому неврозу может служить самооценка. Самооценка считается одной из основных Эго-функций (свойств личности) и может служить показателем ее развития, зрелости и здоровья. С другой стороны, признается, что границы самооценки устанавливаются функционированием Эго-защит. В ходе психодиагностического обследования подростков-старшекласников была разработана методика изучения адекватности самооценки (МИАС) по принятой и привычной всем с детских лет пяти-балльной системе школьных оценок. Методика позволила сопоставить три показателя (табл. 2): оценку школьника учителями, его самооценку и сооценку (представление школьника о том, как его оценивает референтная группа).

Таблица 2

Средние значения шкал методики изучения адеватности самооценки (МИАС) школьников Шкалы Средние Среднеквадратическое значения отклонение Юноши Девушки Юноши Девушки і Оценка компегентнымк лицами г Самооценка і. Сооценка (Представление об оценке референтной группой) 3.69 Я.ЧГ. 0.3G 0.40 3.82 3.99 П.34 0,43

3,88 4,03 0,39 0,32 Самые высокие показатели самооценки (и сооценки) были в группе юношей с сочетанием подъемов профиля ММИЛ по восьмой и третьей шкалам (4,06+0,10): оценке юношей учителями —в группе с подъемами по восьмой и второй шкалам (4,02+0,11). Напротив, самые низкие показатели были: самооценки —в группе юношей с сочетанием подъемов профиля ММИЛ по восьмой и второй шкалам (3,68+0,19), а также седьмой и второй шкалам (3,74+0,06), оценки компетентных лиц (учителей) —в группе школьников с сочетанием подъемов по девятой и четвертой шкалам (3,52+0,09), сооценки—в группе школьников с сочетаниями подъемов по второй и седьмой шкалам (3,77+0,07). Различия между высокими и низкими показателями достоверны (по Стьюденту).

С другой стороны, группы юношей, различающиеся по средней самооценке (плюс два среднеквадратических отклонения), различны и по усредненному профилю ММИЛ — при заниженной самооценке отмечаются достоверно более высокие показатели по шестой, седьмой, восьмой шкалам, а также по шкале 0.

Таким образом, можно отметить, что методика изучения самооценки позволяет установить естественные (популяционные) границы идеализации Эго-образа.

Приведенные данные позволяют говорить, что «чистые» шизотимия, эпилептотимия и истеротимия встречаются редко, тогда как циклотимия все же существует самостоятельно (хотя, по-видимому, во многом за счет «поведенческих масок» шизотимии). Однако смешанные (двухрадикальные) конституциональные типы составляют значительную часть «реальной популяции». Более того, по-видимому, процентное соотношение этих двухрадикальных типов характеризует самобытность каждого «реального поколения»—конституционально-типологического состояния психического здоровья народонаселения страны на данном историческом отрезке времени.

В связи с этим уникальная роль ММИЛ как анкетного теста наполняется новым содержанием.

Возможные-двухрадикальные сочетания конституциональных типов таковы: эпиаффективный, истероаффекгив- ный, шизоаффективный — типологическая специфика связана с окраской аффекта, шизоистеротимный, шизоэпи- лептотимный, истероэпилептотимный — типологическая специфика связана с выраженной дисгармонией психологи-ческих установок. Каждый из этих типов имеет характерную структурную конфигурацию профиля ММИЛ, это и позво-ляет судить о конституциональном континууме.

Краткая характеристика этих двухрадикальных психоти-пов такова.

Эпиаффективный (иктаффинный) тип. В профиле ММИЛ отражается подъемами по шестой и девятой (или второй) шкалам. При умеренной высоте профиля заметны способности к планомерной работе, нередко они помогают добиваться высочайших результатов в избранном виде деятельности.

Однако взрывной и вязкий аффект, окрашенный при субдепрессии в оттенки дисфории, а при гипомании —в оттенки злобно-деструктивного веселья, может служить причиной интерперсональных конфликтов.

Истероаффективный тип. В профиле ММИЛ отражается подъемами по третьей и девятой (значительно реже — второй) шкалам. При умеренной высоте профиля заметны яркость, демонстративность эгоцентрического инфантильного (пуэрильного) поведения. Однако поверхностность сопереживания (отсутствие выраженной аффективной реакции) способствует выявлению эмоционально-незрелой эгоистической «рентной установки», что может служить причиной интерперсональных конфликтов.

Шизоаффективный тип. В профиле ММИЛ отражается подъемами по восьмой и второй (значительно реже — девятой) шкалам. Характерна заниженная самооценка. Даже при умеренной высоте профиля эти люди — страдальцы: им трудно жить среди людей, они не понимают окружающих и страдают от этого. Устойчивый субдепрессивный аффект окрашивается в оттенки адинамии, гипоманиакальный — в оттенки гебоидности, что еще более усугубляет взаимоне- понимание.

Шизоистеротимный тип. В профиле ММИЛ отражается подъемами по восьмой и третьей шкалам. Характерна высокая самооценка. Часто это люди неотразимого и тонкого очарования, способные артистично передавать малейшие оттенки чувств. С другой стороны, ранимость и сензитивность дисгармонируют с эгоцентрической «рентной установкой», что может служить причиной интерперсональных конфликтов и заставляет этих людей страдать, впрочем, не слишком глубоко.

Шизоэпилептотимный тип. В профиле ММИЛ отражает-ся подъемами по восьмой и шестой шкалам. Характерны со-путствующие трудности социальной адаптации, связанные с аурой «враждебной агрессивности», излучаемой ими. К этому типу принадлежат «Зомби» (об этом уже говорилось в разделе 2.2.1.). Сколько-нибудь заметные колебания аффекта легко формируют клиническую картину параноидной личности с присущим ей парадоксальным сочетанием подозрительности и настороженности с сензитивностью и холодностью.

Истероэпилептотимный тип. В профиле ММИЛ отражается подъемами по третьей и шестой шкалам. Эти люди тяжелы в общежитии из-за демонстративной враждебности и склонности к «нарциссической обиде». У женщин с этим типом конституции часто имеет место «психовегетативный синдром». Колебания аффекта способствуют формированию скиртоидности — сочетанию фанфаронства в обыденной жизни с непреклонностью в боевой обстановке (одна из характеристик психотипа горских народов).

Изложенная выше конституционально-динамическая интерпретация данных ММИЛ основывается на позициях психопатологии страдания (реактивной фрустрационной регрессии аффекта) и существенно отличается от подхода к интерпретации индивидуальных профилей методики, предлагаемых авторами MMPI (MMPI-2) и ММИЛ. Дополнитель-

6 Пуховский Н. Н.

ные к известным принципы интерпретации результата тестирования таковы:

ММИЛ исходно регистрирует структурные характеристики реального (популяционного) невротизма;

опорные для суждения данные — показатели по третьей, шестой и восьмой (конституциональным) шкалам;

показатели по второй, седьмой и девятой шкалам характеризуют степень (глубину) фрустрационной регрессии аффекта;

показатели по пятой шкале и шкале 0 следует рассмат-ривать как «поведенческие маски» показателя по восьмой шкале;

показатели по шкалам L, F, К, первой и четвертой отражают эффективность невротической защиты («иллюзорность — виртуальность»).

Однако при всех своих исключительных достоинствах ММИЛ практически неприменима в очагах ЧС. В этих условиях могут применяться только экспресс-диагностические средства и методы, сочетающие максимальную простоту и доступность с предельной кратковременностью тестирования и обработки результата. Представляется, что названными качествами располагает психометрическая модификация 8-цвето- вого теста М. Люшера. Далее (часть третья, раздел 1.2.) этот вопрос будет рассмотрен подробно.

Таким образом, среди описанных в литературе четырех психофизических конституций в «реальном поколении» мож-но обнаружить лишь одну циклотимическую (да и то лишь благодаря наличию «поведенческих масок» шизотимии), что представляется связанным с «чистой» симбиотичностью цик-лотимического аффекта (конструктивностью интерперсональных побуждений). Поэтому исходный конституциональный психотип —циклотимический; следовательно, изучая конституциональный фактор, мы исходно имеем дело с психопатологией страдания (а не с психопатологией тревоги). Напротив, шизотимическая конституция связана непосредственно с психопатологией тревоги: две другие конституции (эпилептоти- мическая и истеротимическая) способствуют накоплению невротизма в силу патофизиологии аффективной сферы.

«Реальные» конституциональные психотипы представляют собой преимущественно двухрадикальные сочетания. Таких сочетаний шесть: шизоаффективный тип, истероаффек- тивный тип, эпиаффективный тип, шизоистеротимный тип, шизоэпилептотимный тип и истероэпилептотимный тип. Не-трудно заметить, что названные типы характеризуются либо дисгармонией установок, либо склонностью к декомпенсации. Набор названных сочетаний специфичен для каждого реального поколения. Возможно, отличительной особенностью изученного 20 лет назад поколения подростков-старшеклассни- ков Москвы было резкое преобладание аутистической трансформации личности (аутизма) у девушек.

Опыт применения ММИЛ для типологической классификации «реального поколения» показывает, что психическая (ментальная) деятельность населения России характеризуется определенным уровнем и структурой нарциссического не-вротизма, в основе которого лежат интерперсональная дест-руктивность и интрапсихическая блокада агрессивно-гедонистических побуждений.

Представление о популяционном стандарте невротизма (Эго-ресурсе адаптационной психодинамики) не противоречит представлению Э. Кречмера о психотипическом (треху-ровневом) континууме. В этом смысле социально-исторический процесс может быть связан с постепенным, из поколения в поколение, изживанием (или, в неблагоприятных условиях, накоплением) нарциссического невротизма. При этом следует подчеркнуть наличие конституционального аспекта Эго-ресурса — устойчивой способности перед лицом страдания находить источник поддержания идеализированного Эго-образа (самоценности, свободы и ответственности) внутри себя и/или среди людей. Конституциональный невротизм в силу центрального интрапсихического конфликта постоянно угрожает исчерпать Эго-ресурс и спровоцировать развитие клинической картины невроза.

<< | >>
Источник: Пуховский Н.Н.. Психопатологические последствия чрезвычайных ситуаций.—М.: Академический Проект;2000.—286 с. — (Библиотека психологии, психоанализа, психотерапии). 2000

Еще по теме ММИЛ и психодиагностика конституционального фактора:

  1. ММИЛ и психодиагностика конституционального фактора
  2. Инфраструктура психометрической модификации 8 ЦТЛ
  3. Некоторые теоретические аспекты проблемы психотерапии перманентного Эгостресса
- Акмеология - Введение в профессию - Возрастная психология - Гендерная психология - Девиантное поведение - Дифференциальная психология - История психологии - Клиническая психология - Конфликтология - Математические методы в психологии - Методы психологического исследования - Нейропсихология - Основы психологии - Педагогическая психология - Политическая психология - Практическая психология - Психогенетика - Психодиагностика - Психокоррекция - Психологическая помощь - Психологические тесты - Психологический портрет - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология девиантного поведения - Психология и педагогика - Психология общения - Психология рекламы - Психология труда - Психология управления - Психосоматика - Психотерапия - Психофизиология - Реабилитационная психология - Сексология - Семейная психология - Словари психологических терминов - Социальная психология - Специальная психология - Сравнительная психология, зоопсихология - Экономическая психология - Экспериментальная психология - Экстремальная психология - Этническая психология - Юридическая психология -