Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<

СТУДЕНЧЕСКАЯ СЕСИЯ


Журналист как субъект познания The journalist as a subject of knowledge

Абдуллаев М.Х.

Дагестанский государственный университет, г. Махачкала E-mail: m.abdullaew2010@yandex.ru

В профессиональной деятельности журналист находится в непрерывном поиске первоосно­вы явлений действительности, т.е.

выступает как субъект познания. Основным объектом позна­ния журналиста являются «люди и отношения между ними. Познавательная деятельность жур­налиста, как и в науке, уже на начальной стадии осознанная, целенаправленная, со своими це­лями и задачами. Действуя, субъект познания, по Канту, - не просто воспринимает мир в ощу­щениях или в рассудочных понятиях, но и творчески перерабатывает данность, т.е. в диалекти­ке субъекта и объекта ведущее место занимает субъект. И вместе с индивидуальным субъектом познает и трансцендентальный субъект, который лежит в основе всякого индивидуального я, и вместе с тем он выходит за его пределы. И если индивидуальное сознание познает действитель­ность (именно то, чем занимается журналист в ходе сбора информации), то трансцендентальное сверхсознание создает конструкцию, непостижимую для индивидуального сознания. Получает­ся, что журналист познает действительность лишь до какой-то предельной отметки. В практике и теории журналистики по этому поводу признано говорить о «домыслении» читателем того, о чем журналист не досказал, либо осознанно умолчал в своем тексте.

В познавательной деятельности журналиста есть место и эмпиризму Локка, ее зависимости от воздействия реальности на органы чувств; и рационализму Спинозы, утверждающему, что опыт не может раскрыть природу субстанции, она постигается только посредством разума; и гносеологическим воззрениям Д. Бруно, который считал, что «процесс познания есть действие гармонизации и интеграции мироздания». Правда, в условиях, когда каждое второе выступле­ние журналиста основано на конфликте, говорить о гармонии не приходится. И здесь проблема - не в упущениях журналиста, а в самой действительности, в диалектическом многообразии ее связей. Редакционная политика ставит журналиста в определенные рамки: о ком и о чем можно и нужно писать, а кто входит в группу персон нон грата.

Эгоизм и гедонизм: соотношение понятий Egoism and hedonism: a parity of concepts

Антонов В.В.

Самарский филиал Московского городского педагогического университета, г. Серноводск

E-mail: viacheslav. antonow@yandex. ru

Залогом выживания людей в традиционном обществе были такие качества, как добродетель­ность, взаимопомощь, отказ от неумеренного проявления эгоизма и гедонизма. С переходом к индустриальному обществу зависимость людей друг от друга ослабевает, а успех во многих сферах деятельности связывается со свободой от моральных норм, вследствие чего гедонизм и эгоизм теряют негативную окраску.

Понятия «эгоизм» и «гедонизм» являются родственными, но не тождественными друг другу. Понятие «эгоизм» шире понятия «гедонизм», так как эгоизм выходит за рамки проявлений от­дельной личности.

Эгоизм и гедонизм обосновывают приоритет индивидуальных потребностей перед обще­ственным благополучием, таким образом, являясь препятствием для развития одномерного со­циума, но при этом становясь одними из характерных признаков общества постмодерна.

Эгоизм можно ограничить наложением на человека ряда обязательств, но, в таком случае, эти обязательства вступают в противоречие с личностными интересами. Поэтому ограничению эгоизма как социального явления мешает гедонизм как природная склонность индивида.

Гедонизм можно считать проявлением древнейших инстинктов, свойственных всему живо­му миру, в то время как эгоизм - одно из доказательств наличия сознания, поскольку эгоизм может быть осознанным выбором.

Гедонизм не рассматривается современными философами как правильный принцип этиче­ского поведения, став предметом исследования таких наук, как психология или теория потреб­ления. При этом эгоистическое поведение индивида постепенно превращается в норму обще­ственной жизни и залог успешности в самых разнообразных сферах деятельности.

Истина как вера в философии Б.Рассела True as belief in Bertrand Russell philosophies

Асадова З. Н.

Дагестанский государственный университет, г. Махачкала E-mail: narkis1992@mail.ru

Понятие истины относится к совокупности наиболее философски и теоретически осмыслен­ных категорий науки. Из многообразия учений об истине в качестве оригинального подхода к проблеме определения истины, на наш взгляд, можно выделить взгляды Б. Рассела. Он понима­ет истину как веру, отталкиваясь от ее толкования как совокупности связанных между собой состояний организма, полностью или частично имеющих отношение к чему-то внешнему. Сре­ди различных видов веры британский философ выделял воспоминание, ожидание, веру нере­флекторную и проистекающую из сознательного вывода и др. Истина же есть свойство веры и как производное - свойство предложений, выражающих веру.

Само толкование веры, несмотря на предложенные Б.Расселом виды, достаточно упрощен­ное. Философ предлагает трактовать веру как нечто такое, что может иметь доинтеллектуаль- ный характер и что может проявляться в поведении животных. Он склонен думать, что иногда чисто телесное состояние может заслуживать названия “веры”. В свете историко -философских и современных многообразных интерпретаций веры такой подход может показаться более чем ограниченным.

Понимание истины Расселом опирается на причинную связь, где предложения становятся истинными или ложными только благодаря тому, что они выражают веру. Трудно судить, к ка­кой из существующих концепций истины - классической аристотелевской, когерентной, праг­матической, реалистической, герменевтической и т.п. примыкает такое понимание истины. Всякая вера, по мнению Рассела, «имеет изобразительную природу», соединенную с чувством одобрения или неодобрения. В случае одобрения она «истинна», если есть факт, имеющий с изображением, в которое верят, такое же сходство, какое имеет прототип с образом. Под “фак­том” имеется в виду нечто имеющееся налицо, независимо от того, признают его таковым или нет». В случае неодобрения она «истинна», если такого факта нет. Вера, не являющаяся истин­ной, называется ложной.

Методологические проблемы наук о праве и нравственности: идея гражданского общества Methodological problems of science on the law and morality: the idea of civil society

Ахметов Азамат Раисович

Башкирский государственный университет, г. Уфа E-mail: akulaevo@list.ru

Науки о праве и государстве имеют своим основанием идею «естественного состояния» лю­дей, а «общественный договор» - модель возможностей согласованного функционирования индивидов в обществе, достигнутая на основе морального равенства людей. Это равенство предполагает веру в достоинство человека. Сама по себе идея «естественного состояния», в ко­нечном счете, направлена на моделирование идеи равенства индивидов в нравственном отно­шении.

Методологическая проблема здесь в том, что сама идея «естественного состояния» - далеко не антропологическое утверждение о досоциальном существовании человека, а требование от­сутствия «природной подчиненности одних людей другим».

Люди в гражданском обществе, которое может быть построено, возвышаются над природ­ными, биологическими потребностями и устремляются к «всечеловеческим» ценностям.

Но право, как фундамент духовной жизни общества и личности, становится правом, рефлек­сируя над самим собой в «естественном состоянии». Правовой человек тем самым ставит себя на более высокую ступень развития. Но рефлексия, как основа духовности, может отклоняться от правового и нравственного закона. Рефлексию люди «ожидают» как то, что может явиться через идеал «абсолютной свободы».

Между тем, гражданское общество как раз обнаруживает цель неиспользованных, как бы «застывших возможностей». Оно стремится утвердить приоритет права над благом, верховен­ство права над «нравственным законом»; и делает это из-за невозможности выделить какое- либо одно благо или одну какую-либо положительную ценность в качестве источника всех про­чих благ.

Этическое и правовое пространство России сегодня ослаблено как раз потому, что правовой закон разрушается капиталистическим духом. Человек оказывается не в состоянии ограничить свою деятельность, свою свободу, для осуществления свободы другого «Лица». Бедный, разу­меется, может быть виновным в своей бедности. Но когда богатый считает его заведомо винов­ным, то для этики и морали не оказывается места.

Новые образовательные технологии в преподавании философии New educational technologies in the teaching of philosophy

Бахтиярова Е.З.

Томский государственный университет, г. Томск E-mail: elenazbest@yandex.ru

Современная образовательная ситуация, обусловленная особенностями экономического и культурного развития постиндустриального общества, диктует поиск и разработку инновацион­ных образовательных технологий.

Переход от «знаниевой» парадигмы в образовании к «компетентностной» выявляет неэф­фективность существующих систем контроля и оценки качества образования.

Философия является базовым предметом гуманитарно-социального цикла ООП, и результа­тами его освоения являются сформированные общекультурные компетенции. Но при этом не всегда собственная образовательная траектория студента оценивает философию как важную составляющую учебного процесса. И это объясняется, с одной стороны, спецификой самой фи­лософии, проблемой определения её предмета, и как следствие «непонятность» и «туманность», да ещё как минимум два противоположных ответа на любой вопрос. На другой стороне, внеш­няя простота предмета, и бытующее обывательское представление о ненужности философии в конкретной профессиональной деятельности снижают мотивацию к изучению предмета.

На наш взгляд технология Портфолио является одной из продуктивных в организации обра­зовательного процесса в логике компетентностного подхода. Ключевым моментом технологии Портфолио является организация рефлексивного сопровождения образовательного процесса, и её использование в преподавании философии позволит яснее раскрыть специфику предмета, сущностные и функциональные составляющие. Особенно следует отметить методологическую составляющую философии, на которой данная технология позволит акцентировать внимание, что будет способствовать решению компетентностных задач, поставленных перед предметом, к наиболее важным из которых можно отнести - владение культурой мышления, способность к обобщению, анализу, восприятие информации, постановка целей и выбор путей их достижения. На основе решённых задач будет возможным формирование компетентности по построению студентом собственной образовательной траектории и оценки её эффективности.

Понятие эндокоммуникации в философии науки Concept endоcommunications of science philosophy

Белозеров А. Б.

Вологодский государственный педагогический университет, г. Вологда E-mail: borzytsch@mail.ru

Одной из актуальных проблем философии науки является понимание сущности коммуника­ции, исследования которой проводятся в контексте теории познания, методологии науки, ряда отдельных направлений философии науки и являются предпосылкой для пересмотра суще­ствующих коммуникативных концепций, поиска перспективных методологических подходов, их применения в анализе постнеклассического этапа науки. Современная коммуникативная па­радигма характеризуется многонаправленным, ценностнонагруженным, антропологическим, социокультурным воплощением, в котором человек «всегда значим и не может быть выведен за скобки без последствий для видения и понимания самого процесса или события» . Под влияни­ем коммуникативных исследований происходит корректировка положений и базисных основа­ний мировоззренческой парадигмы направленной на открытие «множества новых теоретиче­ских проблем».

Осмысление феномена коммуникации в контексте рассмотрения проблемы конвергенции синергетики со сложностью, представляет собой возможность осуществления выхода на про­блему эндокоммуникации, различные аспекты которой раскрывались в существовавших ранее и высказываются в новых философских идеях и концепциях. В связи с этим, появляется возмож­ность установить свойства коммуникативного процесса как «коммуникативного объединения индивидуальных сознаний в сознание человечества».

Эндокоммуникация является важной составляющей глобального коммуникативного процес­са, основанного на субъектном понимании жизненного мира и представляет собой индивиду­альный, внутренний процесс обработки информации, получаемой из многих, не зависящих друг от друга источников, опирающийся на внешние влияния, открытый для широкого спектра раз­личных связей, основанный на биохимических реакциях существующего в природной среде организма человека.

Основными характеристиками эндокоммуникации одновременно являются иерархичность, нелинейность, ассиметричность процесса рассмотрения и реализации различных комбинаций идей на фоне рационального мышления.

Город как пространство для развития досуга молодежи City as space for development of leisure of youth

Виноградова Ю.В.

Тверской Государственный университет, г. Тверь E-mail: vinograd_sociozao@mail.ru

1. Культурное пространство оказывает влияние на развитие и формирование личности, так как оно не только создает условия для удовлетворения досуговых потребностей, но и в значи­тельной степени влияет на их формирование. При этом оно и само изменяется под влиянием активности личности.

2. В сфере молодежного досуга происходят различные перемены, именно поэтому введение здесь понятия «традиция» - обусловлено рассмотрением инновационных процессов в сфере досуга.

3. В качестве критерия для оценки трансформаций, происходящих в пространстве досуга со­временной российской молодежи, используется понятие «стратегия досугового поведения».

4. Аналогичным изменениям подвергается и культурное пространство города. Результат совмещения структурной и функциональной точек зрения на организацию активности людей в обществе можно назвать его культурным потенциалом.

5. Стратегия досугового поведения предполагает поднятие социального статуса посредством выбора престижных видов досуга. Сущность этих стратегий зависит от социокультурного ста­туса города: крупный город, средний город, мегаполис.

6. Таким образом, можно сделать вывод, что именно город выступает основой для стратегии до­сугового поведения. Он определяет эту стратегию в различных формах ее проявления.

Либерализм как идейное течение Liberalism as an ideological trend

Гареева Л. Ф.

Башкирский государственный университет, г. Уфа E-mail: gareeva-lena@mail.ru

Либерализм - творение западноевропейской культуры и, в основном, плод уже греко- рим­ского мира средиземноморской области. Корни либерализма уходят в античность и к его основе принадлежат такие понятия, как правовая личность и субъективное право.

А в России корни западноевропейского либерализма отсутствовали. Хотя суть либерализма в России была совершенно тождественна с сутью западного либерализма и он и в России дол­жен был преодолеть абсолютистское и бюрократическое полицейское государство и прийти ему на смену, все же необходимо ясно отдавать себе отчет в том, что у русского либерализма не было этих важнейших исторических корней.

С середины 90- х годов XIX века российский либерализм вступил в новый этап своего существования.

Либерализм, в широком смысле, был настолько популярен в России периода «перестройки», что охватил собою большинство политических течений.

Наиболее распространенная в либеральной среде реакция - еще более возросшая уверен­ность в «отсталости» России перед «цивилизованным миром», сетование на то, что наша страна «оказалось недостойна свободы».

Либерализм признает неизменную и незаменимую ценность человека. Права человека явля­ются неотъемлемым компонентом либеральной идеологии. Человек должен представлять собой цель, а не средство к достижению цели.

Либерализм считает своей целью благополучие и даже счастье человека, беспрепятственно развиваться в полном своем богатстве. В согласии с этим либерализм считает основой обще­ственного порядка личную инициативу, предпринимательский дух отдельного человека. Либе­рализму свойственно сводить к минимуму все организации и все регламенты, которые являются элементом объективного порядка и как таковые противостоят субъективной предприниматель­ской инициативе отдельного лица и тормозят его энергию.

И наконец, разница в подходах к либерализму объясняется различием духовных установок Запада и России.

О парадигме Т. Куна About Thomas Kuhn_paradigm

Газетдинова А.А.

Башкирский государственный университет, г. Уфа E-mail: alsu.74@bk.ru

Мы рассматриваем сильные и слабые сторон концепции Куна. Заметим, что релятивность представлений научной группы не может и не должна релятивировать структуру научной тео­рии, в противном случае мы приходим к противоречивым выводам «методологического анар­хизма». Критику историцизма и психологизма как эпистемологических подходов можно найти у Гуссерля [см. 1, 2], для нас же интересны идеи Куна, касающиеся периодов развития науки и процесса смены парадигм. Особенность, имеющаяся в теории Куна и делающая проблематич­ным его подход состоит в том, что «переход между конкурирующими парадигмами не может быть осуществлен постепенно, шаг за шагом, посредством логики и нейтрального опыта. По­добно переключению гештальта, он должен произойти сразу (хотя и не обязательно в один при­ем) или не произойти вообще» [3, с. 191], т.е. «переход от признания одной парадигмы к при­знанию другой есть акт «обращения», в котором не может быть места принуждению» [3, с. 192] и, кроме того, Куном отстаивается тезис о концептуальной нагруженности опыта. Возникает вопрос: А как же в таком случае вообще возникает новая парадигма, если она абсолютно отсут­ствует в предшествующих и не может быть обнаружена в опытных закономерностях. Это про­тиворечие дало возможность критикам Куна, например, И. Лакатосу, утверждать непрерыв­ность роста научного знания [см. 4, с. 593-605]. Между тем противоречие разрешается, если отрицать утверждение о теоретической нагруженности опыта и отстаивать тезис и независимо­сти теории и эмпирии и их принципиальной взаимной несводимости, кроме того, о независимо­сти структурного ядра теории от парадигмальных установок. В противном случае ничто нас не застрахует от смешения социокультурных, психологических, формально-логических и эмпири­ческих элементов. Поэтому мы будем использовать куновский парадигмальный подход очень осторожно, выдвигая на первый план понимание парадигмы как совокупности мета-физических (донаучных), интеллектуальных, психологических предположений и стереотипов.

Философское знание в искусстве и научном творчестве Philosophical knowledge in the arts and scientific creativity

Гарифулин М.Р.

Казанский государственный национальный исследовательский технологический университет-

КХТИ, г. Казань E-mail: gmr1103@mail.ru

Множество революционных открытий основывались на философских знаниях об окружающем мире, такие как открытии атомов и электронов, создание теории относительности и т.д. И в наши дни наука продолжает развиваться, оказывая значительные влияния на реальные условия нашей жизни. Современная наука кардинально отличается от той науки, которая существовала столетия назад. Изменился и весь её облик, и характер её взаимосвязей с обществом. Вместе с тем историче­ские параллели и науки достаточно очевидны. Философия и наука являются «звеньями единой це­пи» в направленности человеческого интеллекта и основ бытия.

Вопрос о соотношении искусства и философии сложен потому что это соотношение истори­чески менялось. Однако, между этими двумя видами духовной деятельности человека есть глу­бокое родство, но нет полного внутреннего тождества. Философия в этом смысле ближе к науке - она тяготеет к систематичности, к тому, чтобы высветить свои выводы в рационально­воспроизводимых формах рассуждения. Искусство же в принципе ориентировано на образно­символические формы познания и выражения, которые не предполагают своей рассудочной воспроизводимости. Раскрыть и прокомментировать смысл образа или символа можно с помо­щью другого образа или символа. Растворить смысл образа в понятиях невозможно, как и не­возможно лишить его личностной окраски путём обобщающей абстракции. Возможна лишь относительная рационализация смысла образа или символа, но при этом сразу же изменится и познавательная парадигма: из сферы искусства данный смысл, подвергшийся рационализации, сразу же перейдет в область науки и философии.

Философия раскрывается как концепция жизни общества в целом и различных его подсистем - практики, познания, политики, права, морали, искусства, науки, включая и естествознание, на осно­ве которого воссоздается научно-философская картина природы. Философия многогранна, обширно поле, многообразны проблемные пласты, области философского исследования.

Проблемы современной городской культуры Problems of modern urban culture

Горбатая Е.А.

Алтайская государственная академия образования, г. Бийск E-mail: le_no4ka87@mail.ru

Возникнув много тысяч лет назад, города вносят в жизнь человека изменения, начиная от образа жизни, формирования культуры и заканчивая экологическими проблемами. Возникнув­ший в конце ХХ века кризис больших городов продолжает прогрессировать. В этой связи про­исходит изменение социокультурных процессов жизни города, рушатся стандарты городского образа жизни, меняются ценности горожан, а городская культура претерпевает переходную ста­дию своего развития.

Городская культура - это культура крупных и средних несельскохозяйственных поселений. Малые города по размерам и облику часто напоминают деревни и села. Чем выше степень ур­банизации поселения, тем больше он отличается по своему культурному облику от села и сель­ской культуры.

Культурное пространство города организовано иначе, чем на селе. Горожанину предостав­ляются широкие возможности выбора учреждений досуга и культуры, а наличие огромного числа незнакомых людей, позволяет чувствовать себя более раскованным и получать возмож­ность выбирать круг общения по интересам.

Однако стоит отметить негативные факторы городского образа жизни: одиночество, замена лич­ных контактов телефонными звонками, возможность почти бесконтрольно заниматься сомнитель­ными делами; транспортная усталость, возникающая вследствие ежедневных переездов на большие расстояния и тесноты в общественном транспорте; нервные перегрузки, которые вызываются напряженным трудовым ритмом, постоянным нахождением в толпе.

Городская среда воздействует на человека и на подсознательном уровне, что определяет его настроение и поведение. В связи с не прекращаемым загрязнением в городах, находящихся на периферии у горожан формируется негативное восприятие окружающей городской обстановки. Такие сложные негативные образы городской культуры оказывают отрицательное влияние на людей, их душевное равновесие и поведение. А ведь если человек не сможет жить в согласии с окружающей его городской средой, вряд ли он сумеет жить в согласии с обществом и самим собой.

Архитектоника духовной жизни гсовременного российского общества Architectonics of the spiritual life of Russian society

Дадашов А.Б. оглы

Башкирский государственный университет, г. Уфа E-mail: amor-ufa@mail.ru

Бытие духовной жизни современного российского общества есть некое безусловное бытие, которое апеллирует к нравственное субстанции самосознания. Духовная жизнь есть самоопре­деление к становлению. Это самоопределение “прибавляет” к бытию только то, что вытекает из самой формы духовного существования человека. Человек озабочен бренностью частного и его никогда не прекращающимся развитием. Но то, что в обнаружении действительно есть и сохраняется в бытии, имеет основание не в форме, а в самом бытии.

Духовное бытие зиждется на том, что “закрепляет “ его и делает его устойчивым. Речь идет со­зерцании мира, которое придаёт устойчивость самому становлению духовности самосознания. Со­зерцание есть, а не становится одинаковым повсюду. Если мы делаем акцент на созерцании, то само бытие духовной жизни общества становится замкнутым в себе самом бытием.

Таким образом, духовная жизнь общества есть некое единство процессов созерцания и дея­тельности. Этот принцип единства проявляется в исследовании различий между культурами. Одни культуры ориентированы на дух созерцательности, а другие- на принцип деятельности. При этом сама архитектоника духовной жизни человека и общества определяется, на наш взгляд, идеей дополнительности.

Разные, созерцательные и деятельностные культуры, дополнительны друг к другу. Каждая куль­тура представляет собой гармоническое равновесие традиционных условностей, с помощью кото­рых скрытые возможности духовной жизни могут раскрыться. При этом это возможности обнару­живают новые стороны богатства и многообразия самой духовной жизни.

Итак архитектоника духовной жизни общества определяет идеей дополнительности культур, а современное нам российское общество, как известно, определяет, по большому счету, общей целью всех культур, которая составляет самое теснейшее сочетания духа милосердия и духа справедливости, какового только и можно достичь.

Духовная культура Азербайджана её философские реминисценции The spiritual culture of Azerbaijan, its philosophical reminiscence

Дадашов М.Б. оглы

Башкирский государственный университет, г. Уфа E-mail: murad-ufa@mail.ru

Бытие этноса Азербайджана определяется особенностями его духовной, нравственной культуры. При этом национальный дух культуры народа выступает в качестве “стрежневой” основы бытия азербайджанского этноса, который генерирует его материальные и нравственные стороны развития.

Изучение этнических, духовных особенностей становления духа азербайджанского этноса позволяет глубже проникнуть в духовные проблемы современного общества, особенно народов, населяющих пост советское пространство, а также помогает воссоздать интеллектуальную базу для социального прогнозирования и моделирования исторических и социокультурных процес­сов.

Духовная культура Азербайджана исследуется в самой тесной взаимосвязи с существовав­шими около трёх тысяч лет назад религиозными воззрениями ”огнепоклонников”. Солнечный и звёздный свет, пламя есть критерий духовного отношения людей друг к другу. Свет этот есть, в сущности, духовный свет, не связанный с природно-ландшафтным и климатическим условиями. Духовный “свет” связывает людей в некое единое целое, так что при разных степе­нях культуры человеческих сообществ различная совокупность социально-исторических, и гео­графических свойств образует, тем не менее, различные духовные местоположения в границах одной и той же духовной географической территории. При этом духовный “свет” преодолевает напряжение, существующее между людьми и народами.

Национальный дух Азербайджанского этноса сторонится мировой, космической разрознен­ности, которая, в наши дни, осуществляется с помощью человека, который призвал в эпоху гло­бальных реформ отдаляется от чисто эмпирических интересов. Если народ действительно стре­мится к развитию духовной, нравственной культуры, то он тем самым, стремится снять излиш­нее духовное напряжение в самой культуре.

Просвещённая анархия Enlightenet anarchy

Даутов О. Ф

Башкирский государственный университет, г. Уфа E-mail: starkvazar@yandex.ru

Просвещённая анархия, как я полагаю,. это форма общественного сознания, при которой ра­зум личности соизмерим с его волей Прежде всего, такой вид общества не возможен без со­вершенствования духа человека

Становление данного типа общества условно делится на три стадии;

На первом этапе необходим всеобщий интеграционный процесс, который предполагает по завершению, негласное соглашение о свободе и равноправии. При этом понятие государство, как институт сохранит своё влияние в обществе, Основная задача, на этой стадии, - сохранить многообразие культур в единстве общечеловеческой мегакультуре.

Второй этап предполагает собой замену права конституционного на морально-нравственные принципы. А инструментом, регулирующим общественные отношения должно быть самосо­знание каждой отдельной личности. И в результате достижения определённого уровня самосо­знания происходит естественное «отмирание» власти, как политической, так и экономической, её составляющих.

Третий этап представляет собой смену вектора познавательной деятельности в сторону раз­вития духовных потенций. И стремление к полному переходу от технократического к гумани­стическому типу общества. При этом, чтобы элементарно не потерять человеческий облик, т.е. во избежание регрессивных процессов, необходимы такие качественные преобразования ду­ховной и телесной эссенция человека. С помощью таких методологических инструментариев, как самосознание, самоконтроль и саморегуляция, человек способен вернуться к естественно­му состоянию в новом экзистенциальном воплощении.

Человечество неизбежно перейдёт на новый уровень понимания жизни, который кажется недостижимым при теперешних условиях. Общество в состоянии хаотического порядка станет более стабильным и жизнеспособным, потому что освобождаясь от гнёта призрачных иллюзий связанных с материальным (низменным) потреблением открывает путь к полной свободе твор­чества духа. Творческое (созидательное) начало в человеке, как основной мотив бесконечного развития.

Становление человека как преодоление им себя The Formation of a Person as Overcoming Himself

Задорожная Е. О.

Сибирский федеральный университет, г. Красноярск E-mail: siblit@yandex.ru

Проблема становления исследуется в различных контекстах. Под становлением понимается не человеческое бытие в целом, а лишь тот аспект, который выражает творческую самореализа­цию, осознанную незавершаемую актуализацию потенциального бытия субъекта. В тезисах рассматривается такая творческая реализация как преодоление человеком самого себя.

Акт выбора свидетельствует о свершившимся ранее изменении (поскольку выбор был со­вершен именно сейчас и не мог быть сделан ранее). Выбор влечет дальнейшее изменение чело­века. Человек никогда не бывает тождественным себе, он совершает отказ от себя-прежнего в пользу себя-нового. Процесс самоотрицания и самоутверждения является процессом становле­ния.

Становление начинается с акта рефлексии человека над собой, своим бытием. Рефлексия об­наруживает некоторый «зазор»: несогласованность между желаемым и действительным, между самопредставлением в настоящий момент и мысленным образом себя, к которому человек стремится.

Становление совершается всегда с определенной целью, поскольку речь идет о сознатель­ном творении себя, себя-конструировании.

Обнаруженный «зазор» требует своего разрешения, которое в целом является замещением прежнего новым. Однако это замещение происходит не мгновенно, а через временный отказ от этого нового, который внешне выглядит как регресс. Под новым понимается результат осознан­ного выбора человека, осуществленный в соответствии с основной целью (направление к себе- идеалу).

Несогласованность преодолевается через целеполагание, анализ ситуации, в которой нахо­дится человек и выстраивание проекта саморазвития. В дальнейшем исследовании предполага­ется рассмотреть каждый из вариантов преодоления более детально.

Плагиат в истории и современности Plagiarism in history and the present

Казанцева А.А.

Чувашский государственный университет им. И.Н. Ульянова, г. Чебоксары E-mail: kazantipp1992vij@mail.ru

Плагиат. Чем веет от этого слова? На первый взгляд такого безобидного. Пожалуй, каждый образованный человек современного общества может ответить на данный вопрос: воровством, «грязными» деньгами, незаслуженными почестями. Не такие уж и безобидные определения.

Плагиат получил большую популярность, однако репутация у него не из лучших. Он рас­пластался по всему миру. Прежде всего, это Интернет, литература, наука, журналистика. Все они страдают от плагиатчиков.

Чтобы изучить эту проблему, выясним насколько глубоко в историю уходят корни плагиата. Дадим ему точное определение и составим хотя бы примерную картину, что из себя представ­ляет плагиат сегодня. Каковы меры борьбы с плагиатом, насколько они эффективны и реализу­емы.

Плагиат заложил свой фундамент несколько столетий назад. Есть сведения, о которых пи­шет Иштван Рат-Вег, о существовавшей в конце XVII столетия Парижской академии плагиата. Это была самая настоящая школа, в которой учили как правильно воровать тексты.

В наше же время плагиат регулируется нормами УК РФ. Существуют организации по борьбе с плагиатом, а также множество простых методов и программ. Пока антиплагиатчики не в силах полностью справиться со своей задачей. Но хотелось бы надеяться, что в скором времени найдется решение и этой задачи общества.

Философия кружка любомудров и русская культура Philosophy of circle of lubomudry and russian culture

Кучерук А.В.

Волгоградский филиал Российского государственного торгово-экономического университета, г. Волгоград E-mail: a.kucheruk@lenta.ru

Философия является основой мировоззрения человека. В культурной деятельности непо­средственным образом отражается его мировоззрение.

На философствование любомудров оказала влияние философия Шеллинга, но при этом не­верно было бы утверждать, что их представления были полностью заимствованы. Шеллинг строил систему, в которую были включены разные предметы рассмотрения: натурфилософия, мифология, искусство. Его взгляды по этим вопросам представляют собой некую целостность. Русские же философы занимались преимущественно эстетическими вопросами и их сочинения фрагментарны и невелики по обьёму. Стоит отметить, что в философии искусства Шеллинга мифология является основой творческого процесса, без этого положения нельзя говорить о фи­лософии Шеллинга. Любомудры же усвоили мысль о духовной сущности искусства, его не подражательности природе, но не более того. Положения философии Шеллинга нашли развитие в философии любомудров только в соответствии с потребностями русской культуры и обще­ственной жизни того времени.

Роль, которую сыграла деятельность кн. В.Ф. Одоевского и Д.В. Веневитинова в русской культуре, переоценить сложно. Одоевский внёс огромный вклад в теорию музыки; Веневитинов занимался критической деятельностью и писал стихи. Помимо этого также можно говорить о влиянии на русскую литературу. Наша литература часто видела своей целью воспитание обще­ства, преобразование его, а эта идея, как мы знаем была одной из основных в философии любо­мудров.

Идеалист и просветитель Веневетинов выступил как критик пороков русского общества, в основном его культуры, он косвенно осуждал социальную жизнь как критик «несвободы» и деятельности молодого поколения русских патриотов.

Многие исследователи видят в философии любомудров исток философии славянофилов.

Проблема репрезентативной функции знака в творчестве Жиля Делеза Problem of representative function of a sign in creativity of G. Deleuze

Лобанов Е.В.

Оренбургский государственный университет, г. Оренбург E-mail: fivanec@bk.ru

На теории репрезентации, то есть на постулате о том, что знак представляет какое-либо яв­ление или предмет, образуя, таким образом, троичную систему: собственно знак - в естествен­ном языке слово, письменное или устное, концепт - его смысловое содержание и реальный предмет или явление, имеющее место во внеязыковой действительности, строится критика тра­диционной структуры знака. Делез опирается на четверичную структуру знака. Для него явле­ние имеет четвертое отношение, а именно: способ бытия.

В отношении знака Жиля Делез являлся выразителем идеи абсурдности последнего, трактуя его как противоположность смыслу или отсутствие смысла, и в то же время, заявляя, что аб­сурдные выражения все-таки имеют какой-то смысл. Вместе с тем он указывает, что нельзя отождествлять абсурд и нонсенс, но, заявленная им программа четкого различения абсурда и нонсенса так и не будет выполнена. Абсурдные объекты, такие, как квадратный круг, материя без протяженности, гора без долины — это объекты «без места», они «вне бытия». С точки зре­ния Жиля Делеза, они из «сверх-бытия» — чистые идеальные события, нереализуемые в поло­жении вещей». Абсурдные выражения имеют смысл, но не имеют референта в реальности. В то же время в языке существует много имен, имеющих смысл, но не имеющих денотата, однако никто еще не считал их абсурдными, например, нежность, бег и т. п.

Таким образом, мы можем утверждать, что Делез стремился сломать сложившееся пред­ставление о репрезентативной функции знака, показать его ненадежность, принципиальную недостоверность. Основанный на бинарных оппозициях знак несет в себе властный оттенок, который с точки зрения Жиля Делеза - основа всех тоталитарных режимов, где тон задают уче­ные, их структуралистские построения призваны доказать, что человек как субъект историче­ского и познавательного процесса должен уйти, а философия разработать новый путь развития мысли, отличный от тех, которые были представлены в прежних философских концепциях.

Философия на минном поле общества Philosophy on a minefield of society

Мархевски О.

Прешовский университет в г. Прешов, Словакия, г. Прешов E-mail: ondrej333@gmail.com

Философия - предмет насмешек! Но каким образом?

Стимулом для формулировки настоящей работы является эссе чешского философа Карла Косика под названием «Власть и философия» (1991г.) (Moc a filozofia), которое представляет собой часть совместно пока еще неопубликованного его произведения «Лекции о смехе». Пер­вый раз было данное эссе опубликовано в первом и единственном номере журнала «Разговор» (Rozhovor), который вышел в 1994 г. на базе Прешовского университета с подзаголовком «Журнал для мышления». Мысли Косика в данном эссе вполне выполняют предназначенную цель журнала - стимулировать мышление. Данный текст высоко актуален и в наши дни и высо­ко превосходит средоевропейский геополитический простор. Доказательством этого служит потребность его переиздания в 2011 г. на страничках журнала «Ромбоид» (Romboid). Чем имен­но являются мысли Косика настолько актуальными?

Автор ставит перед нами разные виды насмешки, которые направленные против философии и философствованию. Философию он воспринимает как критическое мышление и проблемати- зацию мира вокруг нас, как власть, позволяющую нам использовать наше мышление. Принци­пиальной, даже неизбежной, рамкой, определяющим фактором, является общество, которое выступает как неисчерпаемый источник стимулов для мышления, критики, вопрошания. С дру­гой стороны она (философия) является минным полем для возможности критически мыслить о ней самой, значит - об обществе. Работа Косика над данной проблематикой основана на мас­штабном захвате того, кто укладывает эти воображаемые мины для философии, какие виды за­сад употребляются, что их вводит в действие и каким образом их можно найти и избежать их детонации. Синонимом этих мин является для Косика понятие насмешки, которая имеет разные формы. Высоко актуальными являются формы насмешки со стороны государственной вла- сти.Одинаково актуальной является проблема публичного философа, которая нас перемещает в сторону насмешки общественного мнения.

Коммуникативная функция вопроса The communicative function of question

Минеева М.А.

Чебоксарский государственный университет им. И.Н. Ульянова, г. Чебоксары E-mail: masha.mineeva.93@mail.ru

Коммуникативная функция вопроса становится с каждым годом актуальнее в связи с изме­нением отношения общества к речи. Правильно поставленный вопрос демонстрирует владение практической логикой и умение формулировать мысли. Вопрос также является и формой мыш­ления. По своей формальной организации вопрос близок суждению. Оно принимает специфи­ческую форму и направлено на получение ответа в виде суждения или группы суждений. Лю­бое суждение можно рассматривать как уже полученный ответ на некоторый вопрос, а также логическое ударение во фразе определяется тем вопросом, с которым данное суждение сопря­жено.

Взаимодействие вопроса и ответа - типичная форма диалога между людьми. Вопрос являет­ся средством информационного поиска, а также играет важную роль в процессе познания. Он является звеном, связывающим познанное с непознанным. Поэтому коммуникативная функция тесно связана с познавательной.

С особым видом вопроса связано понятие проблемы. В широком смысле этого слова про­блемой называют любой вопрос. В повседневной речи слова «вопрос» и «проблема» часто упо­требляются как синонимы. Чтобы успешно выполнить коммуникативную функцию необходимо корректно поставить вопрос. Своим искусством красноречия прославился Сократ. Его метод вопросов получил название «Сократовской иронии», в котором заключалось критическое от­ношение к догматическим установкам. Сократа можно считать основоположником софизма, благодаря его умению приводить доказательства через наведение и общие определения. «...я ничего не знаю... И все-таки я хочу вместе с тобой поразмыслить и поискать» - основной прин­цип философии Сократа. Также с явлением диалога мы сталкиваемся и в повседневной жизни. Например, когда преподаватель университета вступает в диалог со студентом: П:«Ильин, встань и повтори, что я только что сказал!»; С:«Вы сказали: «Ильин, встань и повтори, что я только что сказал»; П:«Вы меня не так поняли». В данной ситуации студент не дал нужного ответа - он не понял преподавателя. Таких ситуаций очень много. А в юридической практике от правильно заданного вопроса и ответов на него, может зависеть дальнейшая судьба подсудимого.

Таким образом необходимо уделять большое внимание на развитие навыков и устной речи. Сократ говорил: «,добро есть знание, поэтому культура интеллекта может сделать людей доб­рыми». Поэтому данный аспект позволит повысить качество жизни во всех сферах общества.

Деконструкция как опровержение логоцентризма в западной философии Deconstruction as a refutation logocentrism in the western philosophy

Мулюкова Л. Ф.

Оренбургский государственный университет, г. Оренбург E-mail: lmulyukova@list.ru

Деконструкция как определенный «способ» литературно-философской рефлексии текстово­го мира, введенный в научный оборот французским мыслителем Жаком Деррида, обосновывает внутреннее смысловое содержание деконструкции и пытается опровергнуть установки «лого- центризма» западной философии. Критике подвергается понимание логоцентризма как некой строгой иерархии, в которой существует определенное выделенное ядро, к которому без помех, иногда насильно стягиваются все элементы. А деконструкция, в свою очередь, стремится рас­шатать основы «центризма», или, по крайней мере, подвергнуть сомнению выстроенную струк­туру, с тем, чтобы либерализовать ее основы. Ж. Деррида предлагает начать с ориентации на письменное составляющее мира - слово как логос или даже звук как логос, объясняя свой вы­бор парадоксальным тезисом: письмо возникло задолго до речи и языка, именно письмо должно претендовать на особую, главенствующую роль в деконструкции, так как в письме сосредото­чены все наслоения культурной, социальной жизни человеческого бытия и только с истории письма начинается история человечества. На первый план в трактовке деконструкции выдвига­ется способность даже не читать текст, а скорее видеть, лицезреть незначительные приемы, сноски, примечания автора, то есть обратить внимание «на поля» объекта анализа, в котором содержится якобы самое значительное, основное, но не на выявление неких логических, выве­ренных схем, порождающих смысловые интенции, как это представлено в «логоценризме». Ис­ходя из предыдущего, главная цель деконструкции - состоит во внешних, поверхностных опи­саниях предмета, позволения текстам высказываться относительно самих себя, показывая внут­реннюю текстовую сущность, указывающую на иной смысл, скрывавшийся в палитре текстово­го цвета, а не в логическом порождении, выявлении внутренних, существенных, не лежащих на поверхности, связей предмета.

Люди и их сознание People and their consciousness

Мурзаева А.А

Казанский национальный исследовательский технологический университет, г. Казань

E-mail: mevel@list.ru

На что способен человек?Сознание создает бытие. Так ли это и есть ли доказательство? По словам Марка: Сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду.В своей действительности. Она есть совокупность всех общественных отношений. Материальный мир и мир наших мыслей связанны и не могут существовать друг без друга. Человек создает свой мир подсознательно и действительность отражают его желания. Единство реальность и воображе­ния есть ли оно? Действительность порождает сознание и наоборот.Сознание только отражает действительность или еще и частично её создает? Гипотеза: создание создает действительность.

Теоретические и методологические основания исследования духовных ценностей The theoretical and methodological bases of research of cultural wealth

Мусабеков М.Н.

Казахский Национальный Педагогический Университет имени Абая, г. Алматы E-mail: maksat1981_82@mail.ru

Для решения конкретных проблем, как известно, необходимо предвари-тельное решение общих проблем. Применительно к нашей теме нам необходи-мо на общетеоретическом уровне решить ряд проблем, которые до сих пор ос-таются предметом дискуссий. Это, прежде всего, проблема сущности ценностей вообще, духовных ценностей в особенности; проблема специфи­ки молодёжных ценностей и проблема особенностей влияния современных глобализационных процессов на духовные ценности.

Несмотря на то, что проблема сущности ценностей и ценностного отноше-ния человека к миру именно как философско-мировоззренческая проблема ста-ла обсуждаться с первого деся­тилетия ушедшего ХХ века, она до сих пор оста-ётся дискутироваться.

Как известно, впервые феномен ценности был специально обозначен не-мецким философом и физиологом Р. Г. Лотце (1817 - 1881) в его сочинении «Логика» (1874 г.). Лотце провёл стро­гое различие между бытием вещи и зна-чимостью её смыслового содержания и ценности. Од­нако в развёрнутой форме проблема ценностей была поставлена и по-своему решена представи­телями Ба-денской (Фрейбургской) школы неокантианства, прежде всего В. Виндельбан-дом и Г. Риккертом. С тех пор проблема ценностей стала одной из философских проблем. И, разуме­ется, появились самые разные к ней подходы и её решения. Ситуацию с проблемой ценностей на начало 30-х годов ХХ в. очень чётко оха-рактеризовал Н. О. Лосский в своей книге «Цен­ность и бытие. Бог и Царство Божие как основа ценностей» (1931 г.). «Одни, - писал он, - вы­водят ценност-ный аспект мира из индивидуально-психических переживаний, другие из непси­хических факторов; одни считают ценности субъективными, другие - объек-тивными; одни утверждают относительность всех ценностей, другие настаи-вают на существовании также и абсолютных ценностей; одни говорят, что цен-ность есть отношение, другие - что ценность есть качество; одни считают ценности идеальными, другие - реальными, третьи - не идеальны­ми, но и не ре-альными...

Мистические составляющие в восточных воззрениях Mystical elements in orient thinking

Муслимов Денис Фанильевич

Башкирский государственный университет, г. Уфа E-mail: guzbulat75@mail.ru

Мыслители-мистики - как восточные так и западные - подчеркивают, что реальность лежит по ту сторону имен и форм, слов и мыслей, разделений и границ. Их подходы основываются на исследовании механизмов психофизической регуляции сознания, осмысления путей духовной эволюции личности и опыта единения с Абсолютом, Космосом.

Так, при рассмотрении человека буддизм исходит из представления об изначальной его чи­стоте: природа будды заключена в каждом из нас и является нашей сокровенной сущностью. Страдания человека тесно переплетаются с непостоянством всего сущего. Все явления мира Будда описывал в категориях трех свойств: непостоянства, страдания и отсутствия «я». Человек страдает из-за того, что принимает «не-я» за «я», непостоянное - за постоянное, а то, что явля­ется страданием, - за удовольствие. Только единство ума и духа (праджня) помогает ему осво­бодиться от интеллекта и противопоставления субъекта и объекта, что приводит к просветле­нию. После пробуждения человек непосредственно постигает истину Реальности и видит новый мир - и в то же время совсем не новый. Восточные учения эзотеричны, направлены на преоб­ражение внутреннего духовного мира человека.

Восточные учения довольно-таки отрицательно относятся к интеллекту, символизирующий ограниченность, но признают ум, разум. Просветление они определяют как интуитивное про­никновение в природу вещей в противоположность аналитическому и логическому пониманию природы. Просветление - это озарение, но не похожее на нахождение ответа на интеллектуаль­ную проблему. Просветленный человек становится другим, происходит в нем внутреннее пере­рождение, не объяснимое словами.

Таким образом, переживание своей непосредственной сопричастности Абсолютному есть мистический элемент Востока. Это фундаментальное свойство человеческого бытия, поскольку, «Ego» (я) находит себя только в противопоставлении Абсолютному.

Столкновение цивилизаций Хантингтона и будущее мировых цивилизаций Huntington Clash of Civilizations and the Future of World Civilizations

Омаров Р. У

Дагестанский государственный университет, г. Махачкала E-mail: radzhabomarov@mail.ru

Самюэль Хантингтон видный американский геополитик, автор книги «Столкновение циви­лизаций». В этой книге Хантингтон довольно правдоподобно описывает цивилизационное со­стояние современного общества и дается прогноз будущего развития всей мировой цивилиза­ции. «Столкновение цивилизаций» вызвало огромный резонанас за всю вторую половину XX века, породив многочисленные споры и обсуждения.

Как уже было сказано конфликт цивилизаций будет вызван культурными различиями ци­вилизаций. По Хантингтону главной угрозой Западу является китайская и исламская цивилиза­ции. Именно эти цивилизации внутренно уверены в превосходстве своей культуры над Западом и не будут меняться под натиском Западной цивилизации. Конфликты цивилизаций будут про­ходить в линиях разлома цивилизаций. По Хантингтону «конфликты по линиям разлома - национально-религиозные, или межобщинные, конфликты между государствами или группами государств, принадлежащими к различным цивилизациям». Примером конфликтов по линиям разлома являются непрекращающиеся столкновения между Индией и Пакистаном, между Изра­илем и Палестиной, между Чечней и Россией, конфликт в Боснии и т.д. По нашему мнению конфликт цивилизацией вызван кризисом идеологий. Народы отходят от старых идеологий , а новые ещё не появились. При кризисе идеологии происходит подъем национального и религи­озного сознания, этническое самосознание возвращается к своим истокам чтобы сохраниться как этнос и противостоять ассимиляции своей цивилизации.

Что же кажется будущего Северо-Кавказских этносов то всё идет к большому межэтниче­скому противостоянию который может привести к новому подъему этнического самосознания, ведущий к развалу России. Примером этого конфликта является осетино-ингушское противо­стояние, нарастающий конфликт в Адыгее и т.д. К сожалению эти процессы контролируются и могут быть запушены «заинтересованными силами». По мнению Билалова этому может проти­востоять только новая интеллигенция вооруженная новой методологией.

Смерть философии и марксизм Death of Philosophy and Marxism

Платонов К.Ю.

Воронежский государственный педагогический университет, г. Воронеж E-mail: platon.vn@yandex.ru

1. Возникновение марксизма в западной культуре побуждает к пересмотру роли философии в понятийном осознании реальности. Методологическое требование восхождения от абстракт­ного к конкретному, подводит к необходимости построения содержательной гносеологии. К.Маркс обосновывает превращение философии в революционно-критическую теорию обще­ства, занятую поиском объективных возможностей его изменения. Решение этой задачи невоз­можно без детрансцендентализации философского мышления. Трансцендентализм понятия, защищающий главенствующее положение философии, единственно способной осуществлять рефлексию, по результатам которой определяется истина познания, противился содержатель­ному мышлению об обществе.

2. В советской философии 20-30-х. гг. задача детрасцендентализации философии решалась путем

A) растворения философии в политической практике. Философия разоблачалась как идеоло­гия буржуазии, которой в качестве истинной противопоставлялась пролетарская идеология. Философия - средство в классовой борьбе. Содержание марксисткой философии определялась наличным классовым сознанием пролетариата (А.Богданов)

Б) позитивизации философии. Место философских понятий занимают абсолютизированные категории исторического материализма и естествознания (Н.Бухарин, И.И.Скворцов-Степанов)

B) Превращение философии в общую теорию развития природы, общества и мышления (школа А.Деборина, М.Митин)

3. В западном марксизме проблема превращения философии в имманентную теорию реша­лась на путях.

А) субстанциализации трансцендентального субъекта путем превращения его из просвети­тельской «рациональности вообще» в историческую рациональность революционного субъекта ( Г.Лукач)

Б) отказ от концепта субъект-центрированного разума и переход к теории интерсубъектив­ного взаимодействия множества социальных субъектов (Ю.Хабермас)

В) трансформации философского мышления в социально-критическое, осуществляемое че­рез негативизацию классической диалектики и пересмотр классической схемы построения ра­ционального суждения.

Детерминизм и свобода воли: на пути к разрешению Determinism and free will: to way to resolve a problem

Полещук А. Р.

Казанский государственный университет культуры и искусств, г. Казань E-mail: master7471@gmail.com

Проблема детерминизма и свободы воли сводится к противоречию между материальным и идеальным. К идеальному мы относим сознание и связанные с ним духовные процессы; к мате­риальному - физический мир природы.

Согласно научному мировоззрению, физический мир детерминирован, а сознание является продуктом высокой организации материи. Естественно, что при подобном подходе свобода во­ли становится лишь иллюзией. С точки зрения субъективизма, сознание наделено свободой во­ли и способно конституировать материальное. Тем не менее, даже если мы примем вторую точ­ку зрения, нельзя однозначно утверждать о существовании свободы воли, так как какой-либо процесс в сознании может являться следствием другого духовного процесса. Иными словами: идеальные события могут быть следствием и причиной других, что указывает на детерминацию духовных процессов.

Воспринимаемый мир явлений может называться феноменальным. В феноменальном мире сознание способно оказывать влияние на ход событий, т.е. проявлять свободу воли. Но что в сущности представляет собой этот феноменальный мир? Для того чтобы ответить на этот во­прос рассмотрим две его составляющие: материальное и идеальное.

Материальные события, проходят долгий путь, прежде чем воплотиться в воспринимаемых явлениях. Отметим, что материя организуется всегда по принципу от меньшего к большему (т.е. начиная от микрочастиц к воспринимаемому явлению). Подобное движение может быть назва­но вектором организации.

К идеальным событиям так же применимо понятие вектора организации. Идеальное собы­тие, чтобы проявиться в сознании (т.е. стать воспринимаемым явлением в феноменальном ми­ре) может проходить путь от неосознаваемого к сознаваемому.

В обоих случаях вектор организации направлен на феноменальный мир. Заметим так же, что возможен лишь один тип причинно-следственной связи во времени: от причины к следствию. Таким образом, видимость свободы воли в феноменальном мире становится диалектически обоснованной.

Российские истоки зарождения геополитики и биополитики The Russian sources of origin of geopolitics and biopolitics

Роднова Н.Н.

Институт философии РАН, г. Москва E-mail: nrodnova@iph.ras.ru

Принцип универсального эволюционизма лежит в основе построения современной общена­учной картины мира. Этому способствовали научные революции начала XX века, создавшие важнейшие концептуальные направления: теорию нестационарной Вселенной, синергетику и учение об эволюции биосферы и ноосферы.Человек интеллектуально становится настолько сильным, что своей активной технологической деятельностью создает кризисные ситуации пла­нетарного масштаба. Дает надежду на спасение жизни возникшая тенденция к объединению наук, а также рост междисциплинарных исследований для поиска выхода из глобальных кризи­сов. В русле эволюции научной мысли начинают развиваться новые научные дисциплины и среди них геополитика и биополитика.

Автором термина “геополитика” считается шведский социолог Р. Челлен (R. Kjellen), кото­рый в 1916 г. в работе “Государство как форма жизни” рассмотрел государство как живой орга­низм. Но ещё в 1897 г. немецкий ученый Ф. Ратцель (F. Ratzel), не называя новую науку по имени, в статье “Политическая география” сформулировал основную идею геополитики. Пер­вое определение термина “биополитика” было дано англичанином Харрисом (G.W. Harris) в 1911 г. в эссе “Био-Политика”. В нем автор акцентирует внимание на проблемах населения и на индивидуальных качествах кандидатов на ответственные должности в государстве.

На становление геополитической школы в России большое влияние оказал Д.А. Милютин, военный министр в правительстве императора Александра II, представитель группировки либе­ральных бюрократов, возглавившей Великие реформы 1860-70 годов. В своей работе “Критиче­ское исследование значения военной географии и военной статистики” (1846) Д.А. Милютин, ещё не используя термин “геополитика”, обосновал создание новой науки, о которой спустя десятилетия заговорили классики западной геополитики.

Геополитические устремления Российской империи данного периода спровоцировали необ­ходимость принятия биополитических решений, которые впоследствии приобрели свою науч­ную теорию.

Познавательный потенциал деконструкции Cognitive potential of deconstruction

Саидова З.Т.

Дагестанский государственный университет, г. Махачкала E-mail: saidova-zainab@mail.ru

Деконструкция - это ключевое понятие поструктурализма и деконструктивизма, основной принцип анализа текста. Наибольший вклад в теоретическое обоснование деконструкции внёс Жак Деррида. Мир Деррида был миром текстуальности: «Ничто не существует вне текста». Он сводил само бытие и его познание к письму.

Что есть дерридеанская «деконструкция»? Ее нельзя сводить к тем значениям, которые она имеет в словаре, она не является ни методом, ни анализом, ни критикой, она не означает «дей­ствие», «акт» или «операцию». В той или иной мере деконструкция является и тем, и другим, и третьим. Деконструкция представляет собой непрерывный бесконечный процесс, исключаю­щий подведение итога. Смысл деконструкции, как специфической методологии исследования текста заключался в выявлении внутренней противоречивости текста, в обнаружении в нём скрытых и незамечаемых не только читателем, но ускользающих и от самого автора смыслов. Деррида называл это «спящими, остаточными смыслами», которые достались в наследие от дискурсивных практик прошлого, закрепившихся в языке в форме неосознаваемых мыслитель­ных стереоти-пов.

Деконструкция - разбор, разложение некоей конструкции. Существует не единственная воз­можная реальность, а реальности, которые описываются разными языками - политическая ре­альность, экономическая реальность и т.д. Рано или поздно языки, описывающие реальность, несколько скрывают и уводят от неё. Тогда и требуется аппарат деконструкции, освобождения реальности из-под оков языка, более полного открытия ее познанию. Язык конструирован и его необходимо деконструировать. Вернуть к самому себе.

Деконструкция представляет собой явление, не поддающееся контро-лю сознания и позна­ния. Оно может налагать свои необходимости, как закон, который может быть изменён во мно­гих аналогичных ситуациях, ибо он сосредоточен внутри самой этой силы, которая пытается подавлять её. Деконструкция Дерриды демонстрирует, как то или иное философское положение оказывается подорванным.

Пространство русского жизненного мира Space of Russian vital world

Самойлов А.Н.

Курский государственный университет, г. Курск E-mail: planetaorion@list.ru

Жизненный мир любого народа формируется, исходя из наличествующих пространственно­временных координат. Становление русского жизненного мира в значительной мере определя­ется географическими условиями среднерусской возвышенности, можно обнаружить высокую степень влияния таковых на зарождающийся жизненный мир его обитателей.

Дом предстает главным показателем, а во многом и носителем жизненного мира. Тради­ционное общество обнаруживает себя в пространстве русской избы, изба выступает исход­ным локусом русского жизненного мира. Пространство модерна, несмотря на то, что им принято называть городскую индустриальную среду, обнаруживает себя в русской усадьбе, которая предстает перед нами как современница модернистского взгляда на жизнь и носи­тельница традиции одновременно. Жизненный мир русской усадьбы - один из этапов фор­мирования русского жизненного мира. Изба - пространство архаики, усадьба - простран­ство модерна.

В постмодернистской перспективе происходят радикальные изменения в сравнении с пара­дигмами прошлого. Пространство в постмодерне понимается отдельно, отчуждённо от субъек­та, ризоматично, сингулярно, подвижно. Соответственно и взгляд на топос претерпевает ради­кальные изменения. Топос исчезает. Точнее, не исчезает совсем, а находится в номадическом состоянии. Пространство перестает быть линейным и протяженным, как в модерне, а становит­ся сингулярным, зыбким, плоским, мёртвым. Центральным качеством пространства постмодер­на является его непостоянность. Невозможно его фиксировать каким-либо существенным обра­зом, потому что его нет, по крайней мере, в постоянном качестве. Субъект, так как его нет, находится нигде, точнее в «ничто». Пространство современной эпохи претерпевает ничтоже- ние. Ярким примером ничтожения пространства, а, как и следствие топоса, можно считать ме­диа пространство. Одним нажатием кнопки можно оказаться в любой точке или сразу несколь­ких точках, что категорическим образом запрещено в линейном картезианском или ньютонов­ском пространстве.

Русский жизненный мир исторически формировался в условиях противоборства челове­ка с теми условиями окружающей среды, в которые он оказался заброшен. Жизненный мир, так как он базируется на пространственных априори, также меняется со временем, как ме­няется понимание всего остального. Центральным свойством русского пространства явля­ется его величина, это всегда большое пространство. Русские понимают пространство как нечто заведомо огромное. Русские видят его как бескрайнее, раздольное, беспредельное, не имеющее в пределах обозрения конкретных границ, они озабоченны поисками этих границ, они не даны в имманентном опыте русского общества, поэтому русское общество исследует свои пространственные возможности в поисках его пределов.

Национально - культурная идентичность и роль православия в ее становлении National cultural identity and the role of Orthodoxy in its formation

Савлюк А.В.

Красноярский государственный педагогический университет им. В.П. Астафьева,

г. Красноярск E-mail: Savluks@yandex.ru

Крушение Советского Союза, привело не только к серьезнейшей геополитической катастро­фе ХХ века, экономическому, политическому, социальному и религиозному кризису, но и по­ставило современное российское общество к проблеме выбора новой формы национально - культурной идентичности.

Проблема национально - культурной идентичности остро встала в условиях проявления глобальных кризисных явлений, как внутри страны, так и во всем мире. На данный момент сформировалось несколько подходов и точек зрения в данном вопросе.

1. в отечественной культурной традиции существует некоторое количество констант, базо­вых ценностей, которые существенно не изменяются на протяжении столетий и не зависят от политических или социальных изменений.

2. идея возможности приобретения принципиально новой идентичности, представители этой точки зрения решают лишь вопрос в какой форме и на какой основе она возможна.

3. основана на постмодернистском подходе, и исходит из понятия множественной идентич­ности.

В данной статье будет в большей степени рассмотрена первая точка зрения, т.к. в совре­менных условиях она наиболее интересна для изучения. Изучение национально - культур­ной идентичности, через призму традиции привлекает к себе своей близостью и понятно­стью не только видных философов, но и российское православие, которое в современных условиях пытается утвердиться и указать на неразрывность русской культуры и русского православия.

В статье будут выделены своего рода константы русской культуры, которые в той или иной степени воспроизводятся в различные периоды ее истории, влияющие на идентичность русской культуры.

Социальная власть в аспектах отношений индивидуальной и общественной воли The social power considered in the aspects of individual and public will relations

Самойлов И.Д.

Курганский государственный университет, г. Курган E-mail: igorletterbox@gmail.com

Феномен воли обладает значительным гносеологическим потенциалом при социально­философском анализе власти ввиду как его наддискурсивности, так и независимости от пара­дигмы мышления автора.

Особенность произведенного исследования феномена социальной власти через категории индивидуальной и коллективной воли заключается в возможности универсализированного ана­лиза социально значимых действий безотносительно к содержанию этих действий.Полагается, что существенным является не конкретное содержание какого-либо социально значимого дей­ствия, а степень напряженности, стремления к совершению этого действия, выражающаяся в представлении о воле.

Часто, при философском анализе, рассмотрение того или иного социального феномена сво­дится к характеристике его реальных проявлений с точки зрения парадигмы мышления автора и в рамках его дискурсивного поля. В то же время, современное понимание философии приуча­ет к определенному плюрализму, равнозначной ценности той или иной парадигмы мышления, каждая из которых оказывается значима только применительно к конкретной исторической си­туации. Следовательно, необходим инструмент анализа реально существующих социально зна­чимых действий более высокого порядка, не связанный конкретным содержанием данных дей­ствий, каким и является используемая волюнтаристская методология.

Всеобщность и принципиальная свобода волевых устремлений приводят к представлению о существовании как индивидальной, так и коллективной форм воли. Также обращает на себя внимание дуализм феномена воли: классическое понимание воли как свободы (Г.В.Ф.Гегель) и экзистенциалистское понимание воли как заботы (М.Хайдеггер). В результате проведенного исследования социальная власть в смысле господства определяется как объективация индиви­дуальной или коллективной воли, подкрепленная силовой санкцией. Изучаются ступени эволю­ции индвидуальной и коллективной воли; зависимость от них социальной власти.

Об актуальности формирования цельного мировоззрения по работам C. Булгакова About an urgency of formation of integral outlook on S.Bulgakov’s works

Сенина О. В.

Калужский государственный университет им. К. Э. Циолковского, г. Калуга

E-mail: solvaa@bmail.ru

С. Н. Булгаков обладал огромным, поистине уникальным жизненным опытом, что нашло свое отражение в его философствовании. Многие размышления русского мыслителя актуальны и сегодня. Мысль Булгакова о первостепенном значении духовных ценностей отражает тради­ционное обращение русской философии к человеку. Именно Булгаков одним из первых обозна­чил необходимость нового подхода к осмыслению природы и назначения человека. В совре­менных условиях перехода России к инновационной модели развития необходимо появление человека творческого, имеющего целостное мировоззрение, основанное на гармоничном соче­тании знаний в области науки, философии и религии. Выработка такого целостного мировоз­зрения была центральной идеей всего творчества С. Н. Булгакова. В этом - непреходящая цен­ность его философского наследия.

Булгаков обстоятельно анализирует роль мировоззрения в жизни человека и рассматри­вает мировоззрение как сложную, многоплановую проблему. Он не ограничивается понимани­ем мировоззрения только как системы взглядов на мир, а показывает его связь с различными сторонами жизнедеятельности человека.

Весьма показательна эволюция взглядов Булгакова, которая наглядно иллюстрирует его по­нимание мировоззрения как феномена духовного мира человека, находящегося в постоянном развитии. В то же время о. Сергий выступает против размягченности мысли.

Задача человека заключается в том, чтобы выработать собственное мировоззрение, а вместе с ним и убеждения, сформировать себя как личность. Уникальность мировоззрения Булгакова заключается в глубоко личностном характере.

Главная нравственная предпосылка формирования мировоззрения личности - свобода как важнейший личностный фактор осмысленного миропонимания.

Основа цельности человеческого мировоззрения - вера. Философ пытается постигнуть Бога в Его обращенности к миру, а мир познать в его предстоянии Богу. В этом смысле Бог и мир не противопоставляются, а связываются воедино.

Интерпретация как основание субъективной истины The interpretation as the basis of subjective truth

Серейчикас Д.В.

Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского, г. Саратов

E-mail: 17fortuna@mail.ru

Интерпретацию чаще всего рассматривают как вариативность смыслов, ей придают в неко­тором роде отрицательную окраску, предполагая, что она содержит не истинность высказыва­ния, а возможность допущения других вариантов, порой и вовсе отклоняющихся от истины. Принято считать, что истина существует вне зависимости от познающего субъекта и имеет пре­тензию на объективность. Таким образом, наиболее распространенной теорией истины является корреспондентская теория, представляющая истинность в качестве соответствия мысли дей­ствительности. Однако мы понимаем, что на самом деле такое соответствие невозможно, по­скольку мысль есть идея, являющаяся лишь отображением реальной вещи, но не являющаяся полным её подобием.

Поскольку существование идеи вне духа не представляется возможным, истина будет яв­ляться исключительно интерпретированным субъектом знанием. Обращая внимание на субъек­тивность восприятия реальности, следует заметить, что интерпретация будет совершаться по­средством знака, присвоенного реальной вещи. В данном случае мы пользуемся результатом восприятия, т.е. полученной характеристикой вещи, сама же вещь, вне её качеств, нам доступна не будет.

Идентификация полученной идеи будет проходить с помощью сравнения идей ранее вос­принимаемых предметов. Отказаться от этого в восприятии не представляется возможным.

Говоря о невозможности сравнения действительности и идеи, мы опираемся на личное вос­приятие данной реальности, но не на бытие самой действительности. Ведь в противном случае, нам необходимо было бы выйти за границы собственного бытия, в частности собственного вос­приятия, что невозможно. Таким образом, для нас не может существовать бытия каждой вос­принимаемой вещи. Личное бытие будет допустимо лишь для познающего субъекта. Под субъ­ективной истиной в данном случае представляется интерпретация субъектом совокупности по­рожденных смыслов, здесь идет речь о естественной иллюзии нашего мышления.

Мелос как путь к гармонии Melos as a path to harmony

Скворцова Т.В.

Нижегородский государственный педагогический университет, г. Нижний Новгород

E-mail: skvtat@yandex.ru

Современный мир изменился и продолжает быстро изменяться, мы живем как бы в мерца­ющем мире.Палитра культуры становится ярче, экзотичнее, причудливее, капризнее.Культура в конце XX - нач..ХХІ веков приобретает совершенно иной облик и входит в новый этап своего развития.Проблема человека и наука о человеке, антропология, сегодня играют особую и все возрастающую роль. Одной из важнейших антропологических проблем на сегодняшний день предстает проблема восстановления целостности и гармонии в человеке.Актуальность этой проблемы состоит в изучении гармонии как феноменального явления, достигаемого людьми в процессе их духовной и культурно-социальной жизни.С этой точки зрения гармония это вид некоего состояния, которое можно было бы определить как равновесие между внешними фак­торами человеческого бытия и внутренними представлениями, прозрениями, озарениями, идеа­лами индивида.Одним из способов гармонизации является мелос, который известен со времен Древней Греции, где он существует на уровне представлений человека об универсуме в виде звуков Вселенной, складывающихся в природную музыкальную систему.В современном пони­мании мелос предстает в узком и расширительном толковании.Узкое значение мелоса-это напев, мелодия, обобщенное понятие мелодического начала в музыке.Во втором значении слова - это категория культуры, включающая в себя плавность, текучесть, переходность и еще шире - универсальность и всеохватность.Мелос служит устойчивой основой структурирования, интер­претации и упорядочивания чувств и мыслей, возникающих в ходе взаимодействия человека с миром.Музыка, мелос оказывают на слушателя двойное влияние: изменяют соотношение внеш­него и внутреннего горизонтов культуры человека и его идентичности с культурным контек­стом среды и эпохи через сопереживание, интерпретацию.Стало очевидным, что потребность в антропоцентрическом рассмотрении пласта музыкальной, мелосной лексики и необходимость изучения его с позиций современной культуры представляет собой весьма актуальную задачу.

Студенты МАИ изучают Аристотеля и Платона. МАИ students study Aristotle and Platon Смеюха А.В.

Московский авиационный институт, г. Москва E-mail: _ann_1704@mail.ru

В философии много интересных учений. Например, философия Аристотеля, основанная на индуктивном методе, согласно которому процесс познания природы идет от познания единич­ных предметов и явлений феноменального мира к познанию общих качественных свойств для ряда предметов, то есть сущности и выражена эта сущность в понятиях. Аристотель приравнял философию науке. Мы многим обязаны этому философу,ведь современная наука основана на индуктивном методе.

Изучая философию,мы обратились и к Платону. Его философия основана на дедуктивном методе, согласно которому процесс познания идет от познания природной сущности, одинако­вой во всем, к познанию единичных предметов и явлений феноменального мира.

Эта природная сущность принадлежит первому уровню развития природы и человека - бо­жественному духу,который,как пишет Платон,не есть жизнь. Этот уровень содержит в себе зна­ние о будущей вселенной, о ее законах. Это знание природного происхождения. Оно перешло на этот уровень из вечно существующей причины возникновения вселенной.

Нас особенно заинтересовали слова Платона в диалоге «Федон»: «Те, кто подлинно предан философии,заняты на самом деле только одним - умиранием и смертью». Платон замечает,что душа, принимаясь исследовать что бы то ни было с телом, всякий раз обманывается по вине тела. И лучше всего мыслит она, когда ее не тревожит ни слух, ни зрение, ни боль, когда рас­простившись с телом, она устремится к подлинному бытию. Освобождение и отделение души от тела называется смертью. «Освободить же ее...с величайшей настойчивостью желают лишь истинные философы, в этом как раз и состоят философские занятия - в освобождении и отделе­нии души от тела».

Платон призывает человека познать знание, заложенное в его душе. Он утверждает: «.я не очень согласен, что тот,кто рассматривает бытие в понятиях, лучше видит его.».

Изучая Платона, для меня стало понятным,что философия - это труд. Изучение Платона да­ет студентам широкий кругозор и идеи для исследований.

Проблема идентичности субъекта в контексте печатных СМИ The problem of the subject's identity in the context of print media

Тебякина Е.Е.

Алтайский государственный университет, г. Барнаул E-mail: elenasofos@gmail.com

Не для кого не секрет, какое огромное значение приобрела информация в современном об­ществе. Однако объёмы её приобрели не менее чудовищный размер. Так каково же влияние такого колоссального потока информации на человека? Способна ли информация в таком коли­честве усилить смысловые связи между своими блоками или же разрушить их навсегда?

Любая газета, не считая развлекательных глянцевых журналов (Coolgirl, Cosmopolitan и т.д.), в погоне за объёмами продаж и расширением аудитории, стремится ориентировать свой мате­риал на всё более широкого читателя. Но, к сожалению, погоня за количественными показате­лями не только не приводит к улучшению качества, но и, разбивая общий смысл, в итоге ведёт к полному абсурду: вслед за подробностями катастроф, следуют советы молодой хозяйке по вы­ведению моли, детская страничка, обязательный сканворд с колонкой анекдотов, и не менее обязательные яркими объявлениями. Получается, что печатное издание не только само не вы­ражает некую единую идею, но и не даёт возможности читателю идентифициро- вать(отождествить с периодическим изданием и через него реализовать свою субъективность) себя с изданием целиком, т.е.не даёт возможности сказать, о том, что я являюсь читателем определённого издания. Таким образом, при попытке восприятия газеты как некоего единого смыслового единства не смотря на тематическое разделение, мы приходим к полной декон­струкции смысла, заложенной уже в самом способе подачи информации. Более того подобная информационная загруженность печатных изданий, ведёт к неизбежному появлению шаблонов мышления (я прочитываю только те тематические разделы, которые интересны только мне и сужу о темах других разделов только по названиям заголовков), о которой в середине XX века писал в своих работах Маршалл Маклюэн.

Таким образом, непосильный объём информации, сваливающийся на современного челове­ка, не только шаблонизирует его мышление, но и ведёт к разрушению смыслообразующих структур и неумению выразить свои мысли.

Справедливость в контексте морали и права Justice in the context of morality and law

Торосян О.А.

Ивановский государственный химико-технологический университет, г. Иваново

E-mail: 3440054@mail.ru

Ценности, в том числе, моральные, имеют объективную природу, вытекающую из общей природы человека как «ассоциированного» («со-общающегося», «соборного») существа. Такое понимание ценностей противостоит распространенным в современной зарубежной и постсовет­ской отечественной философии трансцендалистским и субъективистским трактовкам ценно­стей.

Категория справедливости является одной из важнейших этических категорий, наряду с ка­тегориями добра, долга и гуманности, и выражает в единстве с ними высшую цель морали. Справедливость определяется как мера гуманности и характеризует равное отношение социаль­ного целого ко всем своим членам (с учетом их неравенства), равное уважение их человеческо­го достоинства.

Право есть минимум морали; мораль является фундаментом права, и справедливость как правовое понятие опирается на моральное понятие справедливости. Интерпретация справедли­вости в праве предстает как конкретно-историческое понимание универсальной этической справедливости правящими социальными силами и группами. Только то право легитимно, ко­торое в своей основе опирается на мораль.

Российский менталитет акцентирует понимание справедливости как меры гуманности, меры нравственного отношения общества к личности, а не только как формального равенства перед законом. Эта специфика должна учитываться в законотворчестве и правоприменении в совре­менной России.

В условиях глобализации понятие справедливости приобретает новый смысл, так как гармо­низация интересов предполагает не локальные, а глобальные масштабы. Переход к социально­му идеалу справедливости в современном мире является объективной необходимостью.

^дводное культурное наследие как национальное достояние Underwater cultural heritage as national heritage

Фомина А.В.

Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, г. Москва E-mail: annfom1983@mail.ru

Среди различных видов социокультурной практики вопросы изучения и сохранения куль­турного наследия в настоящее время занимают особое место. От их решения во многом зависит возможность обеспечения связи времен между прошлым, настоящим и будущим, понимании много в сегодняшнем дне, а также предвидении того, что может ожидать нас в будущем. Куль­турное наследие - это часть культуры, одно из важнейших условий ее воспроизводства и разви­тия, это своего рода фундамент культуры.

В самом общем виде, культурное наследие определяется как совокупность всех материаль­ных и духовных культурных достижений прошлых исторических эпох, выдержавших испыта­ние временем и передающихся поколениям как особо ценное и почитаемое. Культурное насле­дие и его разные формы - движимые и недвижимые памятники, культурные ценности, фольк­лор, нематериальное наследие и мн.др. - находятся в центре исследовательского внимания культурологов, чего нельзя сказать о его особой форме - подводном культурном наследии. Во­обще, проблемы отношения российского общества к вопросам сохранения и охраны подводного культурного наследия во многом остаются не только не изученными, но зачастую и не обозна­ченными даже в массмедийном дискурсе как актуальные. И это, надо полагать, несправедливо по отношению к подводному культурному наследию, которое является одним из важнейших аспектом истории, полностью и неразрывно связанным с общим наследием человечества. Бога­тое и разнообразное по своему составу подводное культурное наследие отличается своей широ­кой распространенностью по всему миру. В течение веков многие находящиеся под водой ар­хеологические объекты оставались нетронутыми временем, и биологический материал на таких объектах из-за отсутствия кислорода зачастую сохранился в значительно лучшем состоянии, чем на суше, что делает указанные объекты уникальными.

Все цивилизации развивались вдоль трасс и торговых путей, связывающих различные миры. «Останки» цивилизаций, которые можно было бы обнаружить на дне морей и океанов, являют­ся свидетельством межкультурного обмена, существовавших «мостов» между людьми, населя­ющих разные территории. Можно даже сказать, что без учета подводных объектов культурного наследия, наша история является неполной.

Древний миф как средство познания Ancient myth as knowledge means

Хисмов А.Р.

Башкирский государственный университет, г. Уфа E-mail: ArhiPost@mail.ru

Исследование мифологии играет немаловажную роль для науки. С помощью древних мифов нам становится понятным отношение к природе, миру, космосу человеком древности. Человек всегда стремился объяснить происхождение жизни, изучить законы природы, движения святил и устройство вселенной. В момент изучения древними людьми, это рассматривалось как гипо­теза, догадка бытия и устройства мироздания. Человек прошлого абсолютно был уверен в пра­вильности мифологического варианта устройства мира и соответствующей картины мирозда­ния. Древние мифы - это выдвинутые гипотезы, по-своему объясняющие устройство мира. Ес­ли брать во внимание эволюцию мировоззрения древнего человека, то мифическая гипотеза представляется более правдоподобной в сравнении с более ранней идеей фетишизма, тотемизма и анимизма. Древний миф вобрал в себя предыдущие верования и уже представляется как ком­плексный вариант первобытной религии. Архаичный миф выступает как истина, как действи­тельное отражение реальности, в которую древний человек не просто верит, он ее знает, и при­нимает.

Рассматривая мифологию, мы пришли к выводу, что у каждого древнего мифа существует своя, неповторимая структура и язык изложения, свойственная данному народу. На мифологи­ческие воззрения каждого народа, безусловно, влияют природно-климатические условия, ланд­шафтно-рельефные особенности региона.

Таким образом, миф древности намного ближе подступил к научной истинности, чем предыдущие верования и миф можно рассматривать как прообраз науки. Для подобных раз­мышлений существуют достаточные основания, которые рассматривают древний миф не только как первобытное отражение реальности посредством первейших методов рационального позна­ния, но и рассматривающие каждый миф как уникальную структуру и подход для постижения истины.

Оценка правдоподобия теорий и натурализация философии Likelihood estimation of theories and naturalization of philosophy

Ходяков Д.С.

Институт философии и права СО РАН, г. Новосибирск E-mail: gest@ngs.ru

Одной из проблем современной науки является невозможность проверки и опровержения теорий посредством эксперимента, поскольку некоторые эксперименты требуют недоступное человеку количество и энергии, и времени. Предлагаемым вариантом решения данной пробле­мы может стать натурализация философии.

Здесь важно отметить, что сама постановка вопроса о натурализации предполагает, что в действительности пропасть между конкретно-научной и философской областями не так уж и велика, и, если даже она есть, через неё можно перешагнуть. Под натурализацией здесь мы по­нимаем переход какой-либо области философии в разряд научных дисциплин (см., например, высказывание У.В.О. Куайна: «Эпистемология ... просто оказывается частью психологии и, следовательно, естественной наукой.»). Несмотря на то, что попытки натурализации современ­ной философии (в частности, эпистемологии и метафизики) предпринимались ещё с середины прошлого века, вопрос о непрерывности между наукой и философией всё ещё представляется крайне спорным, и это тоже можно отметить.

Крайне удачным для натурализации может оказаться подход в рамках структурного реализ­ма, где онтологическим статусом наделяются не сами объектов, как предполагает реализм, а математические структуры. Структурный реализм избегает практически всех проблем обычного научного реализма, предоставляя вместе с тем широкие возможности для натурализации.

В частности, натурализация методологии может дать нам возможность без проведения соот­ветствующих экспериментов выбрать решение для такой проблемной темы современной аст­рофизики и космологии как, например, недостаток массы в видимой нам области Вселенной, где прямые эксперименты крайне затратны и вполне могут оставить нас без окончательного ответа.

В рамках такого подхода, удаётся оценить, к примеру, правдоподобность каждой из трёх существующих на сегодня научных подхода к решению проблемы «недостающей» массы в нашей Вселенной и сделать выбор между ними.

Православный фундаментализм как социокультурное явление Otrodoxial fundamentalism as a socio-cultural phenomenon

Чиркина Е.В.

Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского, г. Нижний Новгород

E-mail: lenochechka@inbox.ru

Православный фундаментализм существует как противопоставление модернизму как фило­софской концепции во всех его проявлениях: начиная от модернизма в Церкви и заканчивая массовой современной культурой. Противостоя миру постмодерна, православный фундамента­лизм, думает, что отстаивает настоящую традицию, но он лишь строит свою «картину мира» на архаических формах, представляющих собой сборник искусственно связанных друг с другом цитат. В учение фундаменталистов входит большая доля мифологического, а не религиозного элемента и как следствие - отсутствие внутренней рефлексии, приверженность магическим об­рядам, неприятие новации в целом. Желание фундаменталистов - укрыться в застывших архаи­ческих формах. Они создают очередную постмодернистскую конструкцию, игру с традицией. Возникает парадокс: фундаментализм борется с проявлением и самой идеей постмодерна, явля­ясь его неотъемлемой частью.

Православный фундаментализм активно использует русскую национальную концептосферу при коммуникации, тем самым внося в неё новые смыслы. Большинство текстов имеют поли­тический, а не духовный характер. Развивая идею национализма привносятся иные смыслы в концепты «Соборность», «Мир (община)», там начинает преобладать агрессия и тоталитар­ность. Используя концепты «Закон» и «Вера» православные фундаменталисты развивают мра­кобесие, призывая не принимать ИНН. Образ «Харизматической личности» занимает жестокий царь, ради которого можно преступить и «Закон». Обострение категории «Свои» - «Чужие» свидетельствует о желании обособления, закрытия, сохранения собственной идентичности. С помощью обращения к базовым концептам православные фундаменталисты весьма успешно манипулируют сознанием. Концептосфера русской культуры меняется под воздействием небла­гоприятных факторов. православные фундаменталисты искренне хотят сохранить националь­ную культуру, так же активно изменяют концептосферу. Эти факторы могут привести к полно­му разрушению национальной концептосферы и следовательно, национальной культуры.

Топологический анализ мифологического сознания Topological analysis of the mytholohical consciousness

Шалаева А.В.

Санкт-Петербургский государственный университет, г. Санкт-Петербург E-mail: anastasiashalaeva@gmail.com

Ни одно ясное и последовательное размышление не может быть отделено от собственного контекста. Здесь предмет нашего рассмотрения - миф, каким он становится в размышлении о нём а также попытка указать на то, что такое размышление будет топологическим. Философ, по мысли А.М. Пятигорского, философствуя о мифе, не делает из него философии. Для философа философия - это тот способ, каким он рефлексирует над собственным мышлением, мыслящим о мифе.

Очень часто и уверенно в различных средах, в том числе и философской, говорится о мифе, точнее он, как ярлык, приписывается тому, или иному явлению, событию, процессу к, некото­рой системе, мнению. Тем не менее, нас, как философов интересует не сиюминутное, удобное значение слова, но его сущность, основание, в нас живет стремление к познанию его истинного смысла, насколько возможно его предельно постичь и выразить.

Ни одно размышление в принципе не чуждо своему топосу, то есть тому количественно, и в особенности качественно определенному пространству, горизонту, обусловливающему его воз­никновение. В этом отношении важно различить метрическое и топическое в характеристиках пространства.

Мифологическое сознание не знало, не знает и не может знать тела без соответствующего ему места.

Разговор о начале мифа, который в свою очередь сам есть начало попыток человека и чело­веческого коллектива определить свое место в мире, сам мир, который помимо их самих вклю­чает и некое порождающее начало, начало движения, разговор такой требует очень большой ответственности, внимательности и готовности к любого рода сложностям и неразрешимым препятствиям, разговор этот претенциозен. Тем не менее, невозможно не задаваться подобного рода вопросами, поскольку именно они поднимают нас к мысли, вечному движению размыш­ления и понимания.

<< |
Источник: VI Российский философский конгресс. Философия в современном мире: диалог мировоззрений. Материалы (Нижний Новгород, 27-30 июня 2012 г.). Том III. 2012

Еще по теме СТУДЕНЧЕСКАЯ СЕСИЯ:

  1. 3.3. Внедрение и использование новых информационных технологийв процессе обучения
  2. 12. АНТИСЕМИТИЗМ В УНИВЕРСИТЕТСКОЙ СРЕДЕ: ВЗГЛЯД ИЗ ВЕЛИКОБРИТАНИИ ДЖЕФФРИ ШОРТ Geoffrey Short
  3. СПИСОК ВИКОРИСТАНИХ ДЖЕРЕЛ ТА ЛІТЕРАТУРИ
  4. СТУДЕНЧЕСКАЯ СЕСИЯ
  5. Хронология (календарь) событий по охране природы*
  6. ВВЕДЕНИЕ