Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

§ 27. Грамматическая стабилизация видовой системы.Спор о количестве видов и их иерархии


Работы Павского, Каткова, Аксакова, Некрасова помогли глубже вникнуть не только в систему образования видов, но и в грамматико-семантический строй категории вида, в ее функции. Все отчетливее выступала соотносительность видовых форм.
Все яснее обрисовывались качественные различия между видовыми значениями.
Понятие степени, выдвинутое Павским, Аксаковым, Некрасовым, в позднейших грамматиках привлекалось лишь для характеристики внутривидовых различий между глаголами; например, у Овсянико-Куликовского выделялись такие разновидности несовершенного вида: а) длительный первой степени: нести, везти, течь, идти и т. п.; б) длительный второй степени: носить, возить, водить, протекать и т. п.; в) длительный третьей степени с различными оттенками: прохаживаться, похаживать, нашивать и т. п.1б7. Быть может, здесь сказывалось влияние не только Павского, но и лекций Потебни.
Учение о видах как о соотносительных, но разных типах глагольных слов — то трех, как у Буслаева: 1) продолженный, 2) совершенный и однократный и 3) многократный , то четырех — с выделением однократного в особый тип , а затем все чаще двух основных — совершенного и несовершенного — дожило почти до современности . Основной задачей изучения видов становилось выяснение разнообразных видовых оттенков глагола и объединение их вокруг основных, центральных значений. Так, по мнению проф. А. Будиловича, длительность действия является «родовой характеристикой глагольной системы». Длительность эта может быть рассматриваема и изображаема либо без ближайших определений и оттенков, либо в соединении с таковыми. В первом случае получается вид неопределенный (например: сидеть, лежать и т. п.). Из оттенков же длительности особенно рельефно, по Будиловичу, выступают четыре: «Длительность определяется: 1) в ее усиленной экстенсивности или интенсивности (вид усиленный, например, бирать, живать и т. п.); 2) в ее начале и постепенном инертном возрастании (вид начинательный, например, сохнуть, кис-нуть, худеть, белеть); 3) в ее завершении, окончании (вид окончательный, например, дать, купить, родить, сесть); 4) в мгновенности своего проявления (вид мгновенный, например, крикнуть, плюнуть, махнуть)».
Три первые вида (неопределенный, усиленный, начинательный) объединяются в названии глаголов несовершенных; два последние (окончательный и мгновенный) называются глаголами совершенными. Наряду с обозначением пяти основных видов глагольной длительности в славянском глаголе отличаются и «некоторые другие аналогичные оттенки глагольной системы, например, фактичность и возможность действия (плыть и плавать), однообразие и разнообразие (иду и хожу), однократность и многократность, полнота и неполнота (застрелить и подстрелить), законченность и незаконченность, ощутимость и неощутимость и т. п. Но все эти оттенки имеют уже второстепенное значение»171 .
Соотносительные видовые образования от одной основы решительно объявлялись разными словами. Так, проф. Н. К. Грунский, выражая господствующую точку зрения, считает «более правильным» мнение Миклошича, что «глаголы разных видов в сущности разные глаголы» 174. Между тем на этой почве возникло множество недоумений, чаще всего связанных с вопросом, как относит ься к формам так называемого «многократного» и «однократного» вида.
В научной грамматике все более и более созревало убеждение, что выделение многократного и однократного «видов» несоотносительно с делением глаголов на основные виды — несовершенный и совершенный . Ведь качественные видовые значения явно подчинили себе количественную дифференциацию оттенков действия (по «кратности»). Различаемые по количественным признакам по «степени длительности» однократный и многократный виды, естественно, представлялись многим лингвистам лишь разновидностями основных видов — совершенного и несовершенного 176.
JI. П. Размусен в 90-х годах XIX в. писал: «Однократные глаголы, как кинуть, блеснуть, лопнуть, не составляют особого вида, ибо от других глаголов совершенного вида отличаются только в количественном отношении, означая действие, продолжающееся так кратко, что говорящему невозможно различить в нем более одного момента... Мы в этом случае рассматриваем как одно целое такое время, такое пространство, которого мы иначе рассмотреть не в состоянии. Разделяя же виды по категории единства,, мы не можем сопоставить с ними какого-то «однократного» или «мгновенного» вида, ибо это значило бы внести в разделение посторонний принцип»177. Проф. Г. К. Ульянов писал о глагольных основах со значением однократности: «Нельзя это значение данных основ рассматривать как значение соотносительное с кратным и противополагать значения многократное и однократное: однократное значение есть только частный случай значения недлительное™»178. «Русские основы с -ну- нельзя называть однократными вследствие того, что они ни по формам, ни по значению не стоят в связи с основами кратными : они производятся непосредственно от основ, обозначающих длительное время признака, но признака составного; вследствие этого значение недлительное™ в этах основах легко видоизменяется в значение моментальное™. Однако... это видоизменение не является необходимостью»179. «Если длительное время признака представляется как сложное или составное из отдельных моментов, то представление недлительное™ такого времени может быть именно представлением его отдельного момента. Этого рода значение недлительное™... удобнее называть значением моментальности, а не значением однократности (разрядка наша. — В. В.),так как этот последний термин указывал бы на какое-то отношение данного значения к значению кратности, между тем как в действительности между тем и другим значениями нет никакого отношения»1 80. Сложные основы с моментальным значением производятся не только от кратных, но и от таких некратных основ, которые обозначают действия, состоящие из отдельных моментов (например:' толкнуть — толкать; прыгнуть — прыгать; плюнуть — плевать и т. п.).
Точно так же и многократные глаголы стали рассматриваться как разновидность несовершенного вида. JI. П. Размусен писал: «К несовершенному виду принадлежит и особый разряд так называемых «многократных» глаголов (говаривать, нашивать, бирать, знавать и др.), которые собственно с усиленною степенью наглядности выражают то представление одной только вещественности, которое вообще выражается несовершенным видом, а затем уже употребляются при повторении действия».
Однако оставалось неясным, считать ли, например, сидеть и сиживать разными словами или формами одного слова, тем более что форма сиживал понималась как давнопрошедшее время к глаголу сидеть. Многократный вид еще очень долго ставился в параллель с несовершенным и совершенным как соотносительная с ними категория. Так, проф. В. А. Богородицкому в своем курсе грамматики приходилось настоятельно возражать против признания многократного вида особой категорией. Проф. Богородицкий находил в беспредложных глаголах на -ывать, -ивать и на -ать (типа бирать, видать и т. п.) лишь особый оттенок значения «в смысле прошедшего обыкновения (напр., едал = случалось есть)»181.
Труды проф. Г. К. Ульянова, акад. Ф. Ф. Фортунатова, проф. А. Мазона, акад. А. А. Шахматова, проф. В. А. Богородицкого, А. М. Пешковского, С. О. Карцевского и других182 содействовали укреплению и распространению учения о двух видах русского глагола — совершенном и несовершенном.
Вместе с тем вошла в общий научный и учебный обиход (особенно под влиянием учения Потебни и фортунатовской концепции формы отдельного слова) мысль о том, что разные видовые образования от одной и той же основы всегда являются разными словами.
Однако в понимании значения и назначения двух основных видов — особенно совершенного — не было достигнуто единства, несмотря на то, что общее определение самого понятия вида не вызывало больших разногласий. Достаточно сопоставить определения категории вида у таких исследователей, как Фортунатов, Бругман, Шахматов, Мейе, ОвсЯнико-Куликовский и Пешковский. По Фортунатову, понятие вида обнимает «такие образования основ в глаголах, которыми данные явления (т. е. действия.—Б. В.)обозначаются... по отношению к их существованию во времени»183. Это определение популяризируется А. М. Пешковским: «Категория вида обозначает, как протекает во времени или как распределяется во времени тот процесс, который обозначен в основе глагола»184. Очень близко к этому подходит и формулировка
А. А. Шахматова: «Видами называются те различия в глагольных образованиях, кото-рыми обозначаются различия в способе прохождения (течения, совершения, выполнения) действия или состояния, выраженного глагольной основой»185. (Ср. у Бругмана: «Вид — это способ и путь прохождения действия, выраженного глаголом»186.) В сущности, о том же, но в форме описания, а не логического определения говорит и Овся- нико-Куликовский: «Видами называются глагольные формы, изображающие действия (состояния) с их качественной стороны, по признакам длительности, медленности, скорости, мгновенности, повторяемости и др.»187.
<< | >>
Источник: Виноградов В. В.. Русский язык (Грамматическое учение о слове)/Под. ред. Г. А. Золотовой. — 4-е изд. — М.: Рус. яз.,2001. — 720 с.. 2001

Еще по теме § 27. Грамматическая стабилизация видовой системы.Спор о количестве видов и их иерархии:

  1. § 27. Грамматическая стабилизация видовой системы. Спор о количестве видов и их иерархии
  2. СОДЕРЖАНИЕ
  3. § 27. Грамматическая стабилизация видовой системы.Спор о количестве видов и их иерархии
  4. § 27. Грамматическая стабилизация видовой системы. Спор о количестве видов и их иерархии