<<
>>

ЛЕКСИКА И СЛОВООБРАЗОВАНИЕ

Вопрос. В * Учебнике русского языка" С. Г. Бархударова и С. Е. Крючкова, часть I, суффикс определяется как „часть основы, которая стоит за корнем и служит для образования слов", а приставка— как „часть основы, которая стоит перед корнем и служит для образования слов".

Могут ли суффиксы и приставки служить для образования форм слов? Что образуется с помощью суффикса -ущ- в причастии ведущий — слово или форма слова? Если суффикс есть часть основы, то почему для обнаружения основы неопределённой формы глагола мы суффикс -ть отбрасываем?

Ответ. Суффиксы могут служить для образования не только слов, но и форм слов. Суффиксы, служащие для образования форм слов, в отличие от словообразующих, называются формообразующими. Это немногие суффиксы, служащие для образования сравнительной и превосходной степеней сравнения прилагательных (-ее, -ей, -е; -ейш-, -айш-), неопределённой формы и прошедшего времени глаголов (-ть, -л), форм причастия, деепричастия и др. Таким образом, суффикс -ущ- в причастии ведущий является формообразующим (служит для образования глагольной формы).

Приставки служат для образования слов и редко для образования форм слов, например совершенного вида глаголов: прочитал, на-писал.

В школьном учебнике для V класса, естественно, даётся упрощённая формулировка определения приставок и суффиксов: о формообразующей роли приставок и суффиксов на данной ступени обучения было бы и невозможно говорить, поскольку учащиеся ещё не имеют представления о формах слов.

Что касается основы неопределённой формы глагола, то для обнаружения её приходится отбрасывать именно суффикс. Как известно, в неопределённой форме никакого окончания нет. Неопределённая же форма в целом в качестве производящей основы для других глагольных форм не годится. Но, отбрасывая для нахождения основы неопределённой формы глагола суффикс -ть, мы должны помнить, что это особый суффикс, который по своей роли приближается к окончанию (как известно, окончания служат для образования форм слов, но в отличие от формообразующих суффиксов выражают также синтаксические отношения).

Отсюда следует, что и определение понятия «основа*, которое даётся в школьном учебнике, не охватывает всех фактов языка. Основа в учебнике определяется как „часть слова без окончания*, между тем в некоторых случаях для обнаружения основы приходится отбрасывать не окончание, а суффикс. Не случайно поэтому в „Грамматике русского языка*, том 1, изд. АН СССР, сказано: „Та часть слова, которая остаётся, если отнять у него окончание и формообразующий суффикс, называется основой этого слова вообще или одной из его основ, если формы его образуются от разных основ* (стр. 18). Конечно, такое определение основы было бы недоступным для учащихся- V класса.

Вопрос. Как разграничиваются основы производные и непроизводные? Что такое связанные основы?

Ответ. Производные основы — это такие основы, которые можно членить на морфологические элементы (морфемы); в производной основе, кроме корня, можно обнаружить ещё и приставку или суффикс или и то и другое. Слово с производной основой представляется произведённым от какого-нибудь другого слова, например: далёкий от даль, перевоз от воз.

Непроизводные основы расчленить на морфемы невозможно. Непроизводная основа равна корню. Слово с непроизводной основой воспринимается как слово, которое не произведено от какого- нибудь другого слова, например: потолок, жаворонок.

Мы должны учитывать, что основы, когда-то бывшие производными, могут делаться со временем непроизводными. Так, основа слова мешок с точки зрения современного языка является непроизводной, так как мы в настоящее время не осознаём связи этого слова со словом мех и, стало быть, не расчленяем основу этого слова на морфемы; когда-то она была производной и членилась на корень меш-(мех-) и суффикс -ок. В слове убогий с точки зрения современного языка основа непроизводная (убог-) и приставка у- в ней не выделяется; когда-то эта основа была производной (слово убогий связывалось по смыслу со словом бог).

Таким образом, возможен двоякий подход к анализу состава слов: с точки зрения современного языка — морфологический анализ живых элементов слова на основе его сопоставления с другими близкими по смыслу современными же словами; с точки зрения исторической — такой анализ, который приводит к обнаружению старых, уже омертвевших элементов в слове, к выяснению происхождения слова, его этимологии — это так называемый этимологический анализ.

При проведении анализа слов недопустимо смешивать один подход к слову с другим.

Анализ первого рода (т. е. анализ живых морфологических элементов слова) вполне доступен учащимся V—VII классов и должен производиться на уроках языка, чтобы ученики приобрели прочные навыки в расчленении слов по составу, чрезвычайно важные для овладения орфографией.

Анализ второго рода (этимологический) не может считаться обязательным для учащихся, но учитель может и должен знакомить их с происхождением тех или иных слов, когда это содействует и лучшему пониманию слова, и усвоению его правописания. Так, например, целесообразно сообщить учащимся, что в слове сдоба современный корень сдоб-, но когда-то в этом слове выделялась приставка с-, почему оно и пишется с буквой с, а не з (в древнерусском языке было слово доба — польза, выгода; ср. диалектное доба — пора, час, время).

Необходимо соблюдать большую осторожность в установлении смысловых связей между словами, в определении родства между ними, избегать натяжек, так как здесь легко допустить ошибки. Важно учитывать следующее.

Для любой производной основы можно найти соответствующую непроизводную, от которой она и произошла, причём связь между той и другой осмысливается легко. Вообще значение производной основы обычно может быть выведено из значения её элементов. Так, в слове подводник без труда осмысливается непроизводная основа (корень) вод-, и общий смысл слова выводится из его элементов: подводник — человек, лицо (значение лица создаётся суффиксом -ак)> работающее под водой. Значение непроизводной основы не выводится прямо из её этимологического состава, не может быть мотивировано с точки зрения фактов современного языка. Так, например, значение слов предмет, пшеница, победа, искусство и пр. не связывается прямо с корнями мет- (мет-ать), пшен- (пшен-о), бед- {бед-а), кус- (кус-ать).

В связи с этим следует придерживаться общего правила: при анализе состава слова сопоставлять с ним не далёкие, а близкие по смыслу слова: слово предмет может быть сопоставлено только со словами предметный, предметность, опредметить и пр.

(предмет-, с точки зрения современного языка,— непроизводная основа); слово искусство может быть сопоставлено со словами искусный, искусственный, искусственно и пр. (современная непроизводная основа — искус-).

Так как в школе учащиеся знакомятся с системой современного русского словообразования на основе учёта в первую очередь живых, продуктивных, развивающихся явлений языка, то для самостоятельного анализа учащимися состава слов, как правило, не следует брать слова, в которых трудно отграничить живые и неживые элементы. Нецелесообразно брать для этой работы и слова с так называемыми связанными непроизводными основами. Связанные непроизводные основы—это такие основы, которые в выделенном, чистом виде не существуют в современном языке, а встречаются лишь в сочетании с разными приставками или суффиксами, например: от-верг-ну-ть, под- верг-ну-ть, с-верг-ну-ть, в-верг-ну-ть, низ-верг-ну-ть и т. д.; по-й-ти, ото-й-та, подо-й-ти, со-й-ти и пр.; за-ня-ть, от-ня-ть, при-ня-ть, пере-ня-ть, под-ня-ть и др.; до-бав-и-ть, у-бав-а-ть, при-бав-и-ть, при-бав-к-а, при-бав-оч-н-ый; на-стиг-ну-ть, до- стиг-ну-ть, за-стиг-ну-ть; при-вык-ну-ть, от-вык-ну-ть, при- вын-к-а, при-выч-н-ый. В современном русском языке мы не найдём таких слов, которые состояли бы только из основ -верг-, -й-, -ня-,-бав-,-стиг,-вык- без приставок и суффиксов. Учитель, разумеется, может дать в случае необходимости этимологические разъяснения и по поводу слов со связанными основами, но эти слова не подходят для самостоятельной работы учащихся. Тем более не следует брать для разбора по составу такие слова или их формы, которым свойственна морфологическая нерасчленённость, отсутствие чётких границ между значащими частями (морфемами), например: шёл, шла, ем, взял и т. п.

Учащиеся иногда анализируют состав слова на основе случайного, чисто внешнего сопоставления сходных элементов в словах. Слово успешный, имеющее непроизводную основу успеш- (успех-), сближают со словом спешный; в слове веснушчатый

выделяют два суффикса: -уш- и-чат-------------- по аналогии со ступен-

чат-ый; глагол расспросить пишут неправильно, потому что связывают его по смыслу с глаголом просить, и т. д. Чтобы предупредить подобные ошибки, важно приучить школьников выяснять (если это не вызывает особых затруднений), от какого слова непосредственно образовалось данное производное слово, т. е. находить для того или иного слова его производящую основу. Так, для прилагательного успешный производящей основой является успех-, для веснушчатый — беснушк-(а) (в этом прилагательном первый суффикс—ушк-, с чередованием к—ч;

второй суффикс------ am-), для глагола расспросить — спроси-(-ті>)

(непроизводная основа-------- спрос-), для глагола рассчитать —

счита-(ть) (непроизводная основа----------- счит-). Умение находить

производящую основу для тех или иных слов поможет не только избегать механического, формального подхода к членению слов, но и лучше разобраться в их правописании.

Вопрос. Какие корни в словах облако, предложение, увядать?

Ответ. В слове облако современным живым корнем является облак- по сопоставлению с облачко, облачный, заоблачный. Но произошло это слово от корня вллк- (старославянск.) — волок- (русск.); облако из обвлако (звук в выпал), ср. диалектное оболоко, глаголы обволочь—обволакивать (облако — „то, что обволакивает"). Справку о происхождении слова облако от старославянского корня влдк- целесообразно дать учащимся для усвоения ими правописания этого слова.

Слово предложение (действие по глаголу предложить) сопоставляется со словами предложить, положить — изложить — изложение, положение и пр. Это сопоставление даёт возможность выделить в слове предложение корень -лож-, как известно, чередующийся с корнем -лаг-.

В слове увядать корнем является -вяд-, что вытекает из сопоставления этого слова со словами увядание, увядший, завядший. Другим вариантом этого корня является -ля-, его мы находим в словах вянуть, завял, вялый. Звук д здесь выпал перед « и перед л. Ср.: ки-нул из кид-нул, кид-ал; па-л из пад-л, пад-ать и т. п.

Вопрос. В учебнике русского языка С. Г. Бархударова н С. Е. Крючкова приведены такие слова с полногласными сочетаниями, как берег, ворота, голова, голос, городить, дерево, здоровье, короткий, молодость, середина, сторона, сторож, холод, хоронить и т. п. Какие ещё имеются слова с полногласием, кроме указанных в учебнике? Относятся ли к подобным словам, например, дорога, полоса, солома, горох?

Ответ. В русском языке имеется немало слов с полногласными сочетаниями помимо тех, которые указаны в стабильном школьном учебнике. К подобным словам относятся, например: боров, воробей, ворох, всполошить, головня, долото, жёлоб, жеребец, колода, колокол, колотить, коробка, корова, король, короста, коростель, ожерелье, полоскать, полотно, порог, порожний, поросёнок, пороть, порох, солод, смородина и др. Полногласные сочетания имеются и в словах: дорога, полоса, солома, горох.

Как известно, сочетания оло, оро, ере в русских словах могут быть отнесены к явлениям полногласия лишь в том случае, если этим сочетаниям соответствуют неполногласные сочетания ла, ле, ра, ре в однокоренных старославянских (церковнославянских) словах. Так, например, в русском слове голод, несомненно, имеется полногласное сочетание оло, так как ему соответствует в старославянском слове гладъ неполногласное сочетание ла. Но в слове корона, заимствованном из латинского языка (corona — венок), нет полногласия: в старославянском языке было не крана, как мы могли бы предполагать, а коруна.

Слову боров соответствовало старославянское бравъ — скотина, чешское Ьгаѵ — мелкий скот.

Слово воробей имеет соответствие в старославянском врабщ, в болгарском — врабецъ.

Ворох сопоставляется с ерахъ; болгарское ерахъ — гумно, снопы хлеба, предназначенные для молотьбы.

Слово всполошить от полох — тревога, беспокойство. Старославянское плахъ означало страх; плашити — поло

шить.

Головня имеет параллель в старославянском главьня — головешка. Сопоставление головня, головешка, голова дает основание говорить о родстве этих слов.

Долото сопоставляется со старославянским длато.

В слове жёлоб — звукосочетание оло (звук о после ж передаётся орфографически посредством ё). В старославянском было жлѣбъ (ср.: молоко — млѣко).

Слово жеребец имеет в старославянском соответствия жрѣбьць, жргьбя.

Колода — старославянское клада — чурбан.

Колокол — древнерусское колоколъ с редуцированным гласным на конце. Образовалось путём повторения корня (звукоподражательное слово). Старославянское — клаколъ.

Колотить — старославянское клатити — трясти.

Коробка — производное от короб; родственным является коро- бить (делать неровным, искривлённым). В старославянском коробка — крабица.

Корова — старославянское крава. У поэта XVIII века В. К. Тредьяковского есть стих: „Коровы, кравы и тельцы по веточкам порхают, монахи, мнихи, чернецы туда же поспе- тают“.

Король — старославянское краль. Слово произошло от собственного имени Carolus (Карл).

Короста — старославянское краста.

Коростель — старославянское крастель; чешский глагол chras- tati — трещать, хрустеть. Слово звукоподражательное.

Ожерелье от древнерусского жерело — устье реки, горло; диалектные слова: жерело, жерёлок, жерелёк. Старославянское жрѣло — пасть, отверстие, глотка — связано с глаголом жргьти — пожирать. Ожерелье — буквально то, что вокруг горла. Родст- ственные слова — жерло, горло (чередования г — ж и о — в).

Полоскать — старославянское пласкати.

Слова полотно, полотнище, полотняный, полотенце имеют соответствия в старославянских словах платьно, плат. От старославянского корня плат- образовались слова платок, платье, платяной.

Порог — старославянское прагъ (отсюда название чешского города Прага).

Слово порожний имеет диалектные варианты порозный и по- розний; древнерусские слова — пороздьнъ, пороздновати, старославянские— праздьнъ, праздовати. Таким образом, мы имеем варианты корней: празд- и порозд-, а также пороз- и порож- с выпавшим д перед н.

Поросёнок и древнерусское порося соответствуют старославянскому прасА (род. падеж — прасАте).

Пороть (разрезать, раздирать, колоть ножом, бить, сечь розгами) — старославянское прати.

Порох (порошок для стрельбы) — старославянское прахъ (пыль). Родственные слова с полногласием: порошок, порошинка, пороша, порошить.

Солод, украинские солодкий, солодити соответствуют старославянским сладъкъ, сласть.

Смородина сопоставляется с диалектным смород (сильный запах), которому соответствует старославянское смрад.

Слову дорога соответствует старославянское драга — долина; чешское слово draga — дорога, путь, тропа; словенское — draga — водосточная канавка, ровик, продолговатая котловина, овраг. Современное техническое слово драга (пловучая землечерпательная машина) связывается с английским словом drag — тащить, волочить, боронить (поле), чистить дно драгой; латинское traho — тащу, тяну. Таким образом, можно говорить об общеевропейском корне drag или trag, связанном с значением тащить, прокладывать след.

Полоса — старославянское пласа, чешское plasa, plaska.

Солома — старославянское с лама. То же в болгарском и чешском языках (slama).

Горох — старославянское и болгарское грахъ.

Следует иметь в виду, что полногласные сочетания в русском литературном языке отражаются только на письме: ведь один из двух одинаковых гласных (иногда оба) оказывается безударным и произносится уже не как о или е. Бывают случаи, когда акающее произношение закрепляется и на письме; тогда полногласное сочетание „разрушается* и в письменной речи. К таким случаям относится, например, слово паром, древнерусское пором, старославянское прам; каравай, древнерусское коровай, старославянское кравай.

Вопрос. Как разбирать слово близлежащий — как простое или как сложное? Является ли близ приставкой?

Ответ. Как известно, сложными называются слова, образованные путём соединения двух или нескольких знаменательных слов в одно слово. Предлоги же не являются знаменательными словами, и большая часть простых (первообразных) предлогов выступает при слиянии их с другими частями речи в роли приставок. Реже в роли приставок выступают так называемые наречные предлоги (ср.: внештатный, внутриатомный), причём некоторые из них при переходе наречия в предлог претерпели фонетические изменения, например: сверхсрочный (из сверху). Однако близ не стало ещё окончательно приставкой; поэтому такие слова, как близлежащий, близсидящий (в последнем не происходит замены з буквой с по общему правилу правописания приставок на з), вперёдсмотрящий (термин), относятся к сложным словам.

Вопрос. В каких случаях надо отделять й (}) при делении слова на значимые части и следует ли делать это в школе (например: бой-а, бой-у, бой-эм и т. п.)?

Ответ. При изучении соотношения букв алфавита и звуков языка, т. е. в начале курса средней школы, нужно разъяснить ученикам, что в русском языке есть звук и, который обозначается в различных положениях по-разному: в конце слога буквой и (бой, вой-на), в начале слога, перед гласными звукайи— буквами я, е, ё, ю, вместо того чтобы писать две буквы: йа, йэ, йо, йу. В некоторых иноязычных словах в начале слога такие буквосочетания, впрочем, употребляются, например: йод, Йоркшир, ра-йон. Если ученики это уяснят, то им при изучении склонения и спряжения нетрудно будет понять, что косвенные падежи от таких существительных, как бой, представляют собой соединение основы бой- с падежными окончаниями -а9 -у и т. д., но что на письме сочетания й-\-а, й-{-у и т. д. обозначаются буквами я, ю и т. д. То же в глагольных формах пою, поёшь и т. д. (пой-{-у, пой-\-ошь и т. д.).

Вопрос. Как разбить на составные части слово хозяин?

Ответ. В слове хозяин выделяется суффикс единичного лица -ин. Что касается корня, то правильно считать, что он должен звучать хозяй-• Это легко доказать, если рассмотреть все другие родственные образования: хозяй-к-а, хозяй-ск-ий, хозяй-ств-о, хозяй-нт-а-ть и т. п. Слово хозяин, таким образом, представляет собой сочетание хозяйкин. Но, как известно, на письме у нас звукосочетание й-\-и передаётся одной буквой и, ср. такие слова, как мои (мой-\-и), герои (герой-{-и), стаи (стай 4- и) и т. п.

Вопрос. Какой корень в слове мятеж — тот же ли, что и в слове метель? Если тот же, то почему эти слова по-разному пишутся?

Ответ• Слова метель и мятеж пишутся по-разному потому, что они связываются по смыслу с разными глаголами: первое — с глаголом мету, второе — со старинным глаголом мяту, мятусь, от которого сохранилось причастие мятущийся (ср. также сумятица).

Вопрос. Одного ли корня слова доля в значении „часть чего- либо" (Львиную долю добычи он взял себе) и доля в значении „судьба", „участь" (Плохая им досталась доля, немногие вернулись с поля.. .>?

Ответ. Слова доля (часть) и доля (участь, судьба) одного корня. Это подтверждается близостью по корню и по значению слов часть и участь, ср. злочастие (злая доля, злая судьба).

Вопрос. Как объяснить корень -раж- в словах сражение, отражение? Являются ли однокоренными по отношению к ним слова воображение, изображение?

Ответ. Корень -раж- в словах сражение, сражаться, отражение, поражать и пр. осмысляется по сопоставлению с -раз- (чередование ж — з): разить, сразить, сразиться, отразить, поразить. Разить — значит, „ударять", „бить".

От корня -раз- образовалось большое количество слов. Некоторые из них далеко разошлись по смыслу благодаря метафорическому употреблению. Ср., например, глагол поразить в значении „сильно удивить". Глагол отразить (отбить, отбросить) применительно к полированной, гладкой поверхности получил особое значение: „отбросить световые лучи и воспроизвести чей- нибудь образ". Слово образ и понимается как отражение чего- нибудь в нашем сознании или в искусстве. Отсюда глаголы изобразить, изображать, вообразить, воображать. Глагол выразить говорит нам о действии изнутри, значит „обнаружить*, „проявить". Глагол заразить связан с мыслью о чём-то захватывающем, затрагивающем. Одним словом, все указанные глаголы объединяются значением более или менее сильного движения, удара, действия. Но, конечно, при морфологическом разборе с точки зрения современного языка неправильно было бы во всех этих словах находить корень -раз-, связанный со значением удара. Этот корень обнаруживается в таких близких по значению словах, как разить, отразить, отражать, поразить, сразить, отражение, поражение и т. п. В словах вообразить, воображать, изобразить, изображать, отобразить, воображение, изображение, изобразительный, образный и т. п. живым корнем является уже образ- (наряду с глаголами типа поразить, отразить, мы не находим глагола „образить"); в словах выразить, выражать, выразительный, выражение — корень выраз-\ в словах заразить, заражать, зараза, заразный, заразительный, заражение — зараз-.

Вопрос. Как объяснить значение слов сбруя, исчезать, объём, если отбросить приставки?

Ответ. Слово сбруя (упряжь, приспособление, служащее для запряжки лошади) некоторые учёные связывают с глаголом собирать; с точки зрения современных языковых отношений, слово сбруя может быть расчленено только на сбруй- (корень) и -а (окончание). В. Даль („Толковый словарь") приводит ещё слова сбруйный (склад), сбруйщик или сбруйник (шорник). Все они образованы от сбруй-а.

Акад. Я. К. Грот считает это слово заимствованным из польского языка (в польском — zbroja) \ [3]

В слове исчезать непроизводной для современного русского языка основой служит исчез- (родственное слово — исчезновение).

Этимологический анализ выявляет корень чез-, который обнаруживается в старинном слове чезнуть — исчезать, пропадать (см. „Толковый словарь" В. Даля), в старославянском чезнути — пропадать, потухать. Корень чез- обычно сближается с корнем каз- (казаться). В чез каз- усматривается чередование соглас

ных ч — к и гласных е — а (ср. лезть — лазить). Исчезнуть значит „скрыться из виду".

В слове объём но сопоставлению со словами ёмкий, ёмкость, объемлет, выемка и пр. обнаруживается корень -ём- и приставка об-. В большом количестве родственных слов наблюдаются чередования -а- (-я-) с -им (-им-) —ем- (-ьм-), например: взять — взимать, заём, возьму; обнять (объятие), обнимать, обойму, объём; снять, снимать, съёмка и пр.

Вопрос. Почему наряду со словами партиец, студиец (от партия, студия) имеются и слова армеец, гвардеец при наличии слов армия, гвардия?

Ответ. На образование слов армеец, армейский, очевидно, повлияло французское слово агтёе — армия (агтег — вооружать), точно так же, как на образование слов гвардеец, гвардейский могло оказать влияние французское слово garde — стража (garder — охранять).

Вопрос. Почему употребляется слово военачальник, тогда как, вероятно, должно быть военначальник: основа первой части этого сложного слова оканчивается на н (ср. однокоренные слова воин, война), а второе слово начинается тоже с я?

Ответ. Слово военачальник по происхождению не связано с сочетанием военный начальник; в основе этого сложного слова лежат слова вой и начальник (соединительный гласный е). Устарелое слово вой имело значение „воины" или вообще „войско". См. у Жуковского: „Где славных вое в сила?"; у Гнедича: „Вместе смешались победные крики и смертные стоны воев губящих и гибнущих". В „Толковом словаре" В. Даля в гнезде с данным корнем имеются слова военачальственный, военачальничать, которые исключают предположение о наличии в составе рассматриваемых сложных слов прилагательного военный.

Вопрос. К какому типу суффиксов — словообразующих или формообразующих— относятся суффиксы субъективной оценки, множественного числа, законченности и незаконченности действия?

Ответ. Имена существительные, выражающие эмоциональную оценку, большинством грамматистов рассматриваются не как самостоятельные слова, а как формы производящего существительного. Так, А. А. Шахматов считал, что уменьшительные, ласкательные, увеличительные или уничижительные образования от какого-нибудь слова являются не разными словами, а формами того же слова, так как „суффиксальные образования, относящиеся сюда, не видоизменяют реального значения основного слова: домик, домина, домище, домишко обозначают то же представление, что дом; следовательно, эти суффиксы имеют другое значение, чем другие словообразовательные суффиксы, при помощи которых выражаются представления, совершенно отличные от представления, выраженного соответствующим основным словом, представления, самостоятельные от него. Ср., с одной стороны, топорик, топоришко, с другой стороны — топорище в значении рукоятки, деревянной части топора" \ Акад. В. В. Виноградов тоже относит суффиксы субъективной оценки к суффиксам формообразующим, а не словообразующим (см. „Русский язык", 1947, стр. 112 —115).

Сопоставляя формы телёнок — телята, бесёнок — бесенята, брат — братья, друг — друзья, сын — сыновья и др., мы устанавливаем наличие во множественном ^числе особых суффиксов -ят-, -енят-, -j-, -oe-j-. Поскольку речь идёт о формах множественного числа, а не об отдельных словах, следует рассматривать указанные суффиксы как суффиксы формообразующие.

К формообразующим относятся и суффиксы глагольных видов -а- (-я-), -ну-, -ыва- (-ива-), -ва- и др.

Вопрос. Под основой понимается часть слова, заключающая в себе лексическое (вещественное) значение, иначе говоря, часть слова без окончания и формообразующего суффикса. Правильно ли в V классе рассматривать основу как часть слова без окончания, т. е. включать в основу формообразующий суффикс?

Ответ• Формообразующий суффикс, как правило, не включается в основу. Так, основа неопределённой формы глагола выделяется путём отбрасывания суффиксов -ить, -ти (чита-ть, вёз-mu), основа прошедшего времени (в большинстве случаев совпадающая с основой неопределённой формы) — путём отбрасывания суффикса -л (чита-л). Однако в словах, выражающих эмоциональную оценку при помощи особых формообразующих суффиксов (см. ответ на предыдущий вопрос), последние включаются в основу (домик-и, ручк-а), т. е., по общему правилу, для нахождения основы отбрасываем окончание.

Вопрос. Каков состав и происхождение слова разорить?

Ответ. В слове разорить с точки зрения современного языка приставки нет. Корень его (современный, живой) разор- (ср. разорение, разорительный и пр.). Этимология слова такова: раз- (приставка) -J- орить. В древнерусском языке (как указывается в „Этимологическом словаре русского языка" А. Преображенского) слово обората означало „разрушать®, обортпися — „упасть®, оритель— „разрушитель®.

Вопрос. Как разобрать по составу слово беспрекословно?

Ответ• Слово беспрекословно с точки зрения этимологической является сложным по составу: в основе его лежат корни прек- и слов- (без------------------------------------- приставка, соединительное о между кор

нями, -я- — суффикс прилагательного, конечное о — суффикс наречия). Значение первого корня вскрывается при сопоставлении с производными словами: поперёк (полногласная форма), перечить (с чередованием звуков к и ч). Общее значение: прекословить—„перечить (словами)®, „стать поперёк словами®. С точки зрения современного языка, непроизводной основой является прекословь (ср. прекословить, беспрекословный).

Вопрос. Как объяснить происхождение слов когда, тогда, иногда, всегда?

Ответ. Происхождение местоименных наречий когда, тогда, иногда, всегда не вполне выяснено. Несомненно, в этих словах древние местоименные корни: к-, т-, ин- (иной), вьсь- (весь). Кроме этих корней, предполагается в данных словах древний суффикс -гда из ещё более древнего -къда, состоящего в свою очередь из элементов къ и да (ср. туда, сюда).

Вопрос. Каково происхождение следующих слов?

апельсин

артиллерия

безалаберный

буйвол

внезапный

волчок

грач

гусеница

дотошный

забота

затхлый

изнурительный

калач

камыш

карачки (на карачках)

каторга

колея

конопатить

протокол

профессор

радуга

раздолье

скорняк

соперник

чердак

чеснок

ящик

копейка

кровать

навзничь

недуг

ноздри.

обаятельный

палисадник

перепёлка

перила

Ответ. Слово апельсин происходит от голландского арреі- sina, буквально — китайское яблоко. Appel (ср. немецкие Apfel — яблоко и China — Китай).

Артиллерия — от французского artillerie, итальянского artig- lieria. Источником для образования этих слов служит латинское artillum — приспособление, машина, применявшаяся у римлян при осаде городов ещё до изобретения огнестрельного оружия.

Безалаберный (бестолковый, беспорядочный) когда-то произносилось безалаборный. В. Даль в „Толковом словаре® указывает двоякое произношение: и безалаберный, и безалаборный; он приводит также слова: безалаборить, безалаборничать, беза- лаборщина. Все эти слова указывают на латинский источник происхождения слова безалаберный. Labor по-латыни — труд, работа. Глагол allaboro — allaborare (из adlaboro) означает потрудиться, постараться. У Даля же мы находим слова алабор (устройство, распорядок) и алаборить (ворочать делами, переделывать, приводить по-своему в порядок), употреблявшиеся ещё и в его времена в некоторых говорах (в тверском, например). Даль приводит пример: Всякий начальник алаборит по-своему. Стало быть, безалаберный человек — это человек, который живёт или работает беспорядочно.

Буйвол — слово греческого происхождения — от bubalos; латинское bubulus — коровий, бычий. Старославянское — бшолъ. Слово переосмыслялось в результате народной этимологии. Первая часть связалась по смыслу со старым словом буй — буйный, сильный, дикий, а вторая — со словом вол.

Внезапный — от древнерусского наречия вънезапу — неожиданно. Наречие вънезапу — от слова незапа, а это последнее от запа — ожидание.

Волчок (детская игрушка), по-видимому, из волочок (от волочиться— таскаться, шататься). У В. Даля имеются слова: волоча— „человек, шатающийся без дела"; волочага—„шатун, кто шатается, таскается кой-где". С другой стороны, от волк также образовалось слово волчок, приведённое Далем в значении „небольшой волк, помесь волка и собаки"; надо полагать, что это слово и оказало влияние на произношение слова волчок.

Грач — от звукоподражательного слова грак. Глаголы гра- кать и граять означали каркать.

Гусеница из вусеница. Ср. украинские слова усениця, гу- сень, вусень. Таким образом, слово связано по значению с ус: гусеница — насекомое, покрытое усиками, волосками.

Дотошный — из доточный. В слове дотошный произношение сочетания чн как шн закрепилось и на письме (ср. также двурушник, дурашный). Слово произносилось и как доточный. Означает опытный, умелый, искусный; связывается по значению, с одной стороны, с глаголом дотекать, доходить, с другой — с прилагательным точный.

Забота, очевидно, от корня зоб. Буква а в корне появилась под влиянием акающего говора. В. Даль приводит местные слова: зобатый — у кого большой зоб; зобун, зобач — то же значение, и другое — обжора; зобать — есть, хлебать; зобаться (новгородское, владимирское), зобиться (псковское) — беспокоиться, хлопотать, заботиться, стараться („не зоблись обо мне"). В. К. Чичагов в своей работе „К истории русских слов" приходит к выводу, что слово забота первоначально было „обозначением того, что „зоблет" человека, т. е. съедает его особенным образом — медленно высасывая из него силы" \ [4]

Затхлый из задхлый (д перед глухим х перешло в т, которое и закрепилось на письме). Корень — дх с выпавшим о. Ср. дохлый, задохшийся. В древнерусском языке задхлъ — причастие к задъхнути.

Изнурительный от курить (областное) — опускать голову, горевать, тосковать. Нура и понура (псковск. и тверск. слова) — человек угрюмый, скучный, молчаливый, грустный. Понурить и понуриться — опустить голову, впасть в уныние; понурый — с уныло опущенной головой.

Калач — из колач (буква а в первом слоге отражает акающее произношение); происходит от древнерусского слова коло (родительный падеж — колесе) — круг, окружность, колесо, обод, обруч.

Камыш созвучно слову камень (древнерусское камы, родительный падеж камене; другие родственные древнерусские слова: камыкь, камычьный). Однако камыш и камень отнюдь не однокоренные слова; слово камыш тюркского происхождения. Ср. турецкое kami§— тростник, бамбук.

Карачки (на карачках ползать, т. е. на четвереньках — разговорное выражение) производят от корачить (осаживать назад); корачиться (пятиться назад); ср. раскорячиться, раскоряка. А. Преображенский в „Этимологическом словаре русского языка* приводит древнерусское слово корачни („на корачни па- доша“), старославянское кракъ — голень, болгарское крачка — шаг, чешское .и польское krok — шаг. Старославянскому кракъ должно бы соответствовать русское корок (такое слово имеется в белорусском языке); с ним связывается и слово окорок—буквально то, что около ноги (мясистая часть ноги). Русский корень корак вместо корок А. Преображенский объясняет влиянием какого-нибудь другого слова, например коряга. В. Даль приводит областное слово коряка — развилина, раздвоенная лесина.

Каторга (древнерусское катарга, старославянское катръга) — первоначально род корабля, судно. Слово происходит от греческого katergon (род судна). На старинные гребные суда (военные) состав гребцов набирался из рабов, военнопленных и преступников. Поэтому, например, слово галера (итальянское galera, французское galere), обозначающее старинное гребное судно, употреблялось и в значении каторги.

Колея — от коло (колесо) — буквально след от колёс.

Конопатить, по-видимому, образовалось непосредственно от русского же слова конопля. Ведь в средней и южной части России обычно конопатили пенькой или паклей, получаемой из конопли. Слово конопля имеет диалектные родственные слова: ко- нопь (множественное число конопи), конопей; ср. также болгарское конопа. Таким образом, корень этого слова — коноп (конопль). От него образовалось посредством суффикса -am- прилагательное конопатый — рябой (другой вариант — коноплястый — см. у В. Даля); а от конопатый — конопатить.

Копейка — слово, о происхождении которого высказывались разные точки зрения. Одни связывали его с глаголом копить, который произошел, по-видимому, от копа — копна, куча, гора вещей. В. Даль приводит слово копа (диалектное) и в таком значении: полтина медью, 50 копеек, а в счете яиц, снопов — 60; коповик (южн.) — полтинник. Другие производят слово копейка от копьё, так как на старых копейках изображался Георгий Победоносец, поражающий змея копьём. А. Преображенский говорит, что если бы это было так, то следовало бы ожидать ко- пейце, копьецо, копейко, но едва ли копейка. Наконец, некоторые полагают, что это слово произошло от тюркского kopek — собака, потому что на одной татарской монете изображалась собака.

Наиболее оправдано исторически мнение, согласно которому слово копейка связано по происхождению со словом копьё. Замечание А. Преображенского о том, что от копьё едва ли могло образоваться слово копейка, ничего не доказывает: ведь совсем не обязательно считать, что слово копейка образовалось непосредственно от копьё. В XIV — XV веках изготовлялись деньги (серебряные) с различными изображениями. В 1535 г. была произведена унификация веса и изображений на деньгах, причём стали изготовлять серебряные деньги, различавшиеся по изображениям: на одних изображается всадник с саблей; это деньги сабля- ницы, на других — всадник с копьём; это так называемые копейные деньги (в XV — XVII веках воины, вооружённые копьями, назывались копейщиками или копейниками). От термина „копейные деньги" и произошло слово копейка. При этом слово копейка получило распространение не сразу: соответствующую монету с изображением всадника с копьем после денежной реформы 1535 г. стали называть новгородкой. В актах XVI — XVII века новгородка—„общепринятое название копейки вне зависимости от места ее чеканки (Москва, Новгород и Псков)" \ Что касается термина копейные деньги, то ясно, что он связан по происхождению именно с копьё, а не с копить (копейные в противоположность сабляницам, которые тоже можно было копить).

Кровать производят от греческого krabbation. Слово кровать встречается уже в „Слове о полку Игореве": „...одѣвахте мя, рече, чръною паполомою на кровати тисовѣ..."

Навзничь, диалектное навзнак (лицом вверх), противопоставляется словам ничком, ниц, диалектному ником (лицом к земле, затылком кверху). К этому же семейству слов относятся никнуть — буквально склоняться вниз, диалектное ницый — низкий.

Корень ник-------- нич------- ниц-. Слово навзничь (лицом вверх, лёжа

на спине) имеет значение, противоположное значению слов ниц, ничком благодаря приставке вз- (воз-). Ср. также никнуть — [5] опускаться и возникать — буквально вздыматься, возвышаться, показываться, обнаруживаться.

Недуг — от корня дуг- — дуж-. Древнерусские слова — дюжий и дужий (крепкий, здоровый, сильный), недужонъ (больной). В современном языке также имеются слова дюжий (просторечное) и дужий (областное). Наличие мягкого д наряду с твёрдым объясняется чередованием корней дуг- (у из юса большого) и -дяг (я из юса малого). В. Даль приводит диалектные слова с корнем дяг-: дягнуть — расти, плотнеть, здороветь, крепчать, дяглый — здоровый. А. Преображенский делает предположение, что слово дуга одного происхождения с дюжий и дужий. Корень дуг- связан с значением напряжения, силы, которые требуются и при сгибании дуги.

Ноздри — от нос. Предполагается, что первоначально было нозри (с перед звонким /? перешло в з); затем появилось вставное д, так же как в словах ндрав (областное), издраиль (старославянское).

Обаятельный (очаровательный) — от корня бай-, который обнаруживается в словах: баюкать, баю-бай, краснобай, баять (областное). Древнерусский глагол баяти означал заговаривать, чаровать, лечить заговором; диалектные (у Даля) байкий, байчи- вый — разговорчивый, обходительный; обаять, обаявать — околдовать, очаровать. В XIX в. слово обаяние употреблялось также в значении язаблуждениеСр. у Некрасова: Добрый папаша! К чему в обаянии умного Ваню держать?.

Палисадник не следует сближать по составу со словом сад. Слово палисадник образовано от слова палисад (через ступень прилагательного палисадный), заимствованного в начале XVIII в. из французского языка. Слово это ведёт своё начало от латинского palus (кол) и первоначально означало место, огороженное кольями.

Перепёлка, перепел—из пелепел, образованного путём удвоения элемента пел (пел-пел). Затем произошла диссимиляция плавных л...л путём замены первого л звуком р. Подобное явление мы наблюдаем, например, при неправильном произношении таких слов, как коридор („колидор"), флигель („флигерь"), прорубь („пролубь").

В других славянских языках (балканских) слову перепёлка соответствуют слова с неполногласными сочетаниями, а именно: чешское —ргереіісе, словенское — ргереііса, хорватское — ріере- Ііса. Последнее как раз и показывает исходную форму для русского слова перепёлка—„пелепелка“ (с полногласным сочетанием пеле и другим суффиксом).

Перила — связано по происхождению с глаголом переть и образовано по образцу таких слов, как белила, чернила; означает буквально то, на что можно опереться.

Протокол—от греческого слова protokollon, образовавшегося из двух слов: protos — первый и коііаб — клею. Собственно первый лист, приклеиваемый к катушке манускрипта (рукописи), на котором обозначались дата, имя писца, владетеля и т. п. Впоследствии слово стало употребляться для обозначения записи речей и решений совещания, заседания, актов, содержащих запись установленных фактов („протокол дознания*).

Профессор — от латинского слова professor — собственно

учитель, наставник, выступающий публично. Слово связано по происхождению с глаголом profiteor, professus sum, profiteri — говорить публично, громко и открыто заявлять.

Радуга считается сложным по происхождению словом. Обычно высказываются два мнения по поводу его этимологии. Согласно одному мнению, радуга — из радо- (рад-) и дуга. Из этих элементов слово радуга получилось так же, как радушие из радо- душае. По другому мнению, радуга — из рай-дуга, т. е. небесная дуга (рай, по религиозным представлениям, находится где-то на небе). Второе мнение надо считать более основательным, поскольку в ряде народных говоров зафиксированы слова ровдуга и райдуга (см. „Толковый словарь* В. Даля). В этих словах наблюдается чередование звуков й — в (ср. другие подобные случаи: крой-у — кров; мой-у — омовение, чуй-у — чувствую).

Раздолье — от слова дол. Первоначально означало место, где дол (долина) расходится во все стороны (широкая долина); затем в переносном смысле — простор, свобода, приволье.

Скорняк от древнерусского скора — шкура, кожа. Скорняк — тот, кто выделывает меха или сшивает их. Любопытно отметить диалектные слова скорка и скоринка уже в другом значении: кора, корка. В слове скорлупа первая часть — от скора, вторая— от лупить.

Соперник — первоначально участник (соучастник) спора (при — распри). Пьрж — древнерусское и старославянское слово — от глагола пьрѣти (преть, переть). Родственные слова: прение, препираться, препирательство, распря. Слово спор — того же корня.

Чердак — от турецкого ?ardak — открытая беседка на четырёх столбах, навес. Болгарское чардак (заимствованное из турецкого языка) — открытая галерея в верхнем этаже, вышка.

Чеснок — от чесать. Ср. болгарское чесън, словенское £esen, сербохорватское чесан. Глагол чесать в некоторых славянских языках имеет, помимо обычного значения, и другие: обдёргивать, срывать, сдирать, очищать. Перед употреблением в пищу от головки чеснока, как известно, отделяют зубки и очищают их от шелухи.

Ящик — от древнерусского яскъ или аскь. А. Преображенский считает это слово старым заимствованием из шведского и приводит слова: шведское asker — небольшой сосуд; древненемецкое asc—„сосуд, блюдо, чаша, собств. нечто ясеневое, из ясеня*. Совершенно ясно, что в современном русском языке в этом слове древний корень не осмысливается и суффикс -ик не выделяется.

Вопрос. Правильно ли старое слово ординарный заменяется новым одинарный (например: одинарные рамы)!

Ответ. Слово одинарный появилось сравнительно недавно. У Даля, который стремился создать по возможности полный словарь, включая в него все и местные (областные) слова, мы не найдём этого слова (слово ординарный в словаре Даля есть). Одинарный представляет собой, несомненно, результат переосмысления народными массами непонятного им слова ординарный („народная этимология"). Новое слово получило широкое распространение, ибо в таком слове язык нуждался. Оно приобрело иное значение, чем слово ординарный. Ординарный значит „обыкновенный", от латинского ordinarius; одинарный—„состоящий из одного". Одинарные рамы — это значит „не двойные" (в каждом окне по одной раме).

Вопрос. Можно ли наряду с вспорхнуть употреблять спорхнуть? Если можно, то какая разница в значении между этими словами?

Ответ. Наряду с глаголом вспорхнуть имеется и глагол спорхнуть. Смысловое различие между ними определяется различием в значении приставок: вс- (вое-) показывает направление вверх, с- — направление вниз. Разница между глаголами вспорхнуть и спорхнуть такая же, как и между глаголами взлететь и слететь.

Вопрос. Употребляется ли глагол массажировать в литературном языке?

Ответ. Ряду существительных с суффиксом -аж соответствуют глаголы с суффиксом -арова-, например: монтаж — монтировать (а не монтажировать), пилотаж — пилотировать, инструктаж — инструктировать. И существительные, и глаголы рассматриваемого типа образованы непосредственно от корня; неверно было бы думать, что сначала образовались существительные на -аж, а потом от них глаголы на -ироватъ. Таким образом, и существительному массаж соответствует глагол массировать, а не массажировать. В разговорном языке иногда употребляется и „массажировать", но это слово нельзя признать литературным.

Вопрос. Является ли слово нету литературным?

Ответ. Слово нету в значении сказуемого безличного предложения употребляется по преимуществу в диалектной речи, например: Хозяйка! Нет ли в избе другого угла? — Нету, родимый (Пушкин). Из диалектной речи это слово проникло и в разговорную речь образованных слоёв общества. Однако не следует считать его литературным. Тем более не следует употреблять слово нету в значении отрицательной частицы, противоположной утвердительной частице да.

Вопрос. Какое словосочетание правильнее: представляет собой или представляет из себя?

Ответ. Выражение представляет из себя является просторечным, хотя и получило довольно широкое распространение. В литературном языке принято говорить представляет собой.

Вопрос. Правильно ли выражена мысль в предложении Она ещё не косит сено? Можно ли „косить сено"? Ведь косят траву, и после её просушки получается сено.

Ответ. С точки зрения логики, действительно, нужно было бы говорить „косить траву (на сено)", а не „косить сено". Однако в русском языке имеется ряд выражений, состоящих из переходного глагола и винительного падежа существительного, который указывает на результат действия. Так, выражение рыть яму, канаву не обозначает, что существующую уже яму или канаву углубляют; смысл выражения в том, что яму или канаву создают, для чего роют землю. А. М. Пешковский приводит ряд подобных примеров (гнуть дуги, печь пироги, тачать сапоги, строить дом, шить платье), отмечая в них особое значение винительного падежа, который он называет „винительный результата" (см. „Русский синтаксис в научном освещении", изд. 6, стр. 275). Поэтому возможно сочетание „косить сено" (оно приводится в „Толковом словаре русского языка" под ред. Д. Н. Ушакова и при слове косить, и при слове сено). Ср. также сенокос, сенокосилка.

2 Заказ Лі 2228

<< | >>
Источник: В. А. ДОБРОМЫСЛОВ, Д. Э. РОЗЕНТАЛЬ. ТРУДНЫЕ ВОПРОСЫ ГРАММАТИКИ И ПРАВОПИСАНИЯ. ПОСОБИЕ ДЛЯ УЧИТЕЛЕЙ. Под редакцией Проф. А. Б. ШАПИРО. ИЗДАНИЕ ВТОРОЕ, ПЕРЕРАБОТАННОЕ. Выпуск первый. ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧЕБНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ПРОСВЕЩЕНИЯ РСФСР. МОСКВА —1958. 1958

Еще по теме ЛЕКСИКА И СЛОВООБРАЗОВАНИЕ:

  1. 100. Лексико-семантическое словообразование
  2. 101. Лексико-синтаксическое словообразование
  3. 5.13. Лексико-семантическое словообразование (возникновение омонимов).
  4. 5.14. Морфолого-синтаксическое словообразование (переход одной части речи в другую)
  5. § 31. Лексико-синтаксический способ словообразования
  6. ЛЕКСИКА И СЛОВООБРАЗОВАНИЕ
  7. Словообразование
  8. Внелптературная лексика в языке современной печати
  9. Словообразование. Единицы словообразовательной системы
  10. Диахронная классификация способов словообразования
  11. Связь морфемики, морфонологии и словообразования с другими лингвистическими дисциплинами
  12. О понятии основы в русском словообразовании и словоизменении
  13. 100. Лексико-семантическое словообразование
  14. 101. Лексико-синтаксическое словообразование
  15. ПО РАЗДЕЛАМ «ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ МОРФЕМИКИ» И «СЛОВООБРАЗОВАНИЕ»
  16. 4. Морфемная структура слова. Производные и непроизводные слова. Словообразовательная цепочка и словообразовательное гнездо. Морфологические и неморфологические способы современного русского словообразования.