<<
>>

Позднейшие этимологические словари



Характерной особенностью этимологических словарей конца XX — начала XXI в. следует считать их разнообразие. Расширяется объект этимологического анализа: помимо лексики литературного языка исследуется этимология слов, находящихся за ее пределами; наряду с лексикой этимологизируется фразеология.
В результате появляются: «Историко-этимологический словарь воровского жаргона» М. А. Грачева п В. М. Мокиенко, «Опыт этимологического словаря русской фразеологии» Н. М. Шанского, Н. Н. Романовой и А. В. Филиппова.
Знаменательным событием в истории российской лексикографии конца XX в. считается посмертное издание «Историко-этимологического словаря современного русского языка» П. Я. Черных. Его особенность и достоинство заключаются в реализации в нем идеи объединения двух типов словарей: исторического и этимологического.
Вопрос о целях, задачах, принципах составления названных слова- реп, об их специфике и о том, что их объединяет, активно обсуждался еще в 50-е гг. XX в. Показательна в этом отношении статья В. И. Абаева «О принципах этимологического словаря», опубликованная в разделе «Дискуссии и обсуждения» журнала «Вопросы языкознания». Определив значение термина этимология, назначение самой науки, так названной, подчеркнув, что этимология — часть исторической лексикологии, автор статьи четко охарактеризовал особенности исторического и этимологического словарей.
«Исторический» словарь строится на чисто филологической документации и прослеживает историю слов по письменным памятникам данного языка.
Этимологический словарь, используя также данные филологической документации, не ограничивается ими; он исследует историю и генетические связи слов на широкой базе сравнительно-исторического языкознания и, таким образом, выходит за рамки, очерченные письменными памятниками данного языка.
«Исторический» словарь интересуется историей данного слова вне зависимости от его генетических связей с другими словами этого языка, а тем более других языков.
Этимологический словарь, напротив, стремится с максимальной широтой и глубиной вскрыть этн генетические связи, опираясь на всю сумму данных исторической фонетики, морфологии и семасиологии как данного языка, так и всей семьи или группы родственных языков, а Для заимствованных слов — и неродственных языков.
«Исторический» словарь составляет привилегию языков со старой многовековой письменностью.
Этимологический словарь можно составить для любого, ие только Древнеписьменного, но и младописьменного и бесписьменного языка, если только данные его диалектологии и сравнительно-исторического изучения позволяют восстановить историю его лексики за значительный период его развития».
После этого автор как бы ставит точку в развернувшейся дискуссии: «Таковы важнейшие различия между “историческим” и этимологическим словарями. Но эти различия несущественны по сравнению с тем, что их объединяет: принадлежность к одному и тому же разделу языкознания — исторической лексикологии» [2, с. 57-58].
Первым, объединившим исторический и этимологический принцип анализа слова, был П. Я. Черных, составивший «Историко-этимологический словарь современного русского языка».
Об отличительных особенностях «Историко-этимологического словаря современного русского языка», о том, что нового он внес в историю русской лексикографии, пишет в предисловии к словарю Ж.
Ж. Вер- бот, которая немало потрудилась при подготовке словаря к изданию, поскольку его автор умер вскоре после того, как сдал рукопись в издательство.
Во-первых, Словарь адресуется филологам разного профиля. Этим объясняется емкость словника и словарных статей. В нем представлены слова основного общеславянского фонда; старославянские слова, которые вошли в древнерусский язык п сохраняются в современном руссом языке; незаимствованные слова, возникшие в среднерусскую эпоху, и, наконец, заимствованные. «Такого типа этимологического словаря, — пишет Ж. Ж. Вербот, — современная лексикография еще не имеет, п уже это определяет в значительной мере его место в ней и значение» [88, с. 5].
Во-вторых, «когда русское слово не имеет близкородственных образований в других славянских языках, в словаре приводятся употребляемые там синонимы. lt;...gt; Введение материалов этого рода в словарную статью усиливает ее информативность и научную объективность, поскольку они могут не только подтверждать принятое автором этимологическое решение, но и способствовать его критическому восприятию» [88, с. 6].
В-третьих, это первый историко-этимологический словарь. В нем регулярно указывается время первой фиксации слова в письменных памятниках, сообщается об изменениях грамматических характеристик слова, его орфографии, его значения.
В-четвертых, создание «Историко-этимологического словаря современного русского языка» — большая заслуга П. Я. Черных перед отечественной наукой. Публикация этого словаря означает признание научных заслуг автора и вносит большой вклад в решение актуальной задачи современной лексикографии — создание этимологического словаря русского языка, рассчитанного на широкого читателя» [88, с. 7].
Цели и задачи «Историко-этимологического словаря современного русского языка» определили не только состав словника, но и структуру словарных статей. Она, как отмечает автор словаря, в некоторых отношениях, в деталях, несколько отличается от того, что обычно имеется в других этимологических словарях.
П. Я. Черных выделяет и описывает шесть составляющих словарной статьи.
  1. Заглавное слово (обязательно ударение), необходимые грамматические формы.
  2. Дается толкование слова, но только основное и предельно сокращенно.
  3. Называются прямые производные, т. е. производные «первой степени». Если производное слово оторвалось от слова-производителя, воспринимается как отдельное, самостоятельное, оно само может стать заглавным словом. Пример: баба и бабочка, вить и вьюга, лебедь и лебедка, пить и пьяный. Этим обусловлен гнездовой способ расположения слов в словаре.
  4. Приводятся сопоставительные данные по другим славянским языкам: восточнославянские — украинский, белорусский; южнославянские — болгарский, сербохорватский, словенский; западно- славянские — чешский, словацкий, польский, верхнелужицкий, нижнелужицкий. Иногда — кашубский и полабский.
  5. Следуют данные исторического характера: когда слово появилось в русском языке, в каких памятниках и когда зафиксировано.
  6. Излагается этимология заглавного слова, восстанавливается общеславянская форма этимологизируемого слова, определяется его морфологический состав.

Таково содержание словарной статьи. Для наглядности приведем несколько примеров.
Балалайка, -и, ж. — «русский народный музыкальный инструмент с тремя струнами и с треугольной декой». Прил. Балалаечный, -ая, -ое. Укр. балалайка (и балабайка), балалаєчний, -а, -е; 6лр. балалайка (и ба- лабАйка), балалйечны, -ая, -ае. Встреч, в поэме В. И. Майкова «Елисей», 1771 г., песнь 1: «Настрой ты мне гудок иль балалайку» (соч., 299).
В укр. яз. балабАйка засвидетельствовано с несколько более раннего времени (Тимченко, 1C, 1, 52 со ссылкой на документы 1717-1732 гг.). Из русского языка слово балалайка получило распространение не только вслав, яз., по и в других европейских: франц. (с конца XIX в.) balalaika; нем. Balalaika; англ. balalaika; иг. balalaica; неп. Balalaika и т. д. и в азиатских: турсц. balalayka, туркм. балалайка п т.д., стало международным словом.
Звукоподражательное, связанное по происхождению, с одной стороны, с рус. балабонить, балабои, балаболка (см. балаболить), а также балакать, тал ал акать (ср. межд. талалы-балалы), с другой — баять и .маять. Ср. курск. балабайка — «балалайка», карачев. балабойка — тж. (Карда- шевский, 1, 207). Во всяком случае, оно не заимствовано из татарского, как утверждает, например, Локоч (Lokotsch, § 198). Каз.-тат. балалайка - из русского.
Копёйка, -и, ж. — «мелкая медная монета, равная одной сомой рубля». Прил. Копеечный, -ая, -ое. По Далю (II, 767) щшл. возможно (в говорах?) и в форме копёйный, -ая, -ое. Укр. копійка, коїіієчний, -а, -е, копійчаний, -а, -е; блр. капейка, капёечны, -ая, -ае. В других слав, (п неслав.) яз. только как русизм, наир.: бол г. копёнка; с.-хорв. konejKa; чеш. kopejka; польск. kopiejka; франц. kopeck; copeck, т.; нем. Kopeke, f. п т.д. В русском языке слово копейка известно с конца XV — начала XVI вв., гл. обр. со времени денежной реформы 1535 г. Ср.: «коваша копейки демги» в Пек. 1 л. под 7045 г.; «князь великий Ивам Васильевич учини знамя мд денгдх: князь великий на кон'к, а илгкя копье В руц*к И ОТТОЛЬ'к ПрОЗВАША деньги КОПбННЫЯ» в Соф. вр. под 7043 г. (Срезневский, 1,1279). Как областное (иовг.-пск.?) оно было известно и до 1535 г. Ср., наир., в Пск. Ill л. но Лрхивск. 2 сн. под 7007 (1499) г.: «Тое же осени хл'кв выл дорог четверткд жита по 6 коггке» (ПЛ, 11, 252). См. еще Срезневский, 1, 1279, 1282 и Доп., 143.
Возможно, но не доказано, что псковская копейка также имела изображение всадника с копьем. Тогда копейка — от копье (см.). По словам Р. Джемса (РАС, 1618-1619 гг., 44: 1-5), копейку в Новгороде сначала будто бы называли саблепицей (sablanitza), потому что па ней чеканилось изображение всадника с саблей [в фотокопии sable переделано из lanse («копье»)], а потом, «когда чеканка была перенесена в Москву», стаями называть копейкой (а сореке) «но изображению копья». Другие объяснения не могут считаться обоснованными. По соображениям прежде всего историко-географическим п археологическим следует счн*Гатъ совершенно несостоятельным предположение (см. Lokotsch, § 1204) о тюркском происхождении этого слова будто бы от тюрк, кбрск — «собака» [ср. гурсц. кбрек, также крым.-тат. кбпак (Радлов, 11: 2, 1310-13111. точнее, от названия монеты Dinar kopej: — во времена Тимура, возможно, с изображением собаки.
Ерошить, ерошу — «теребя, приводить в беспорядок, всклочивать, лохматить (волосы)», «поднимать дыбом, топорщить (шерсть, перья)».
С приставкой: взъербшивать, сов. взъербшить. Возвр, ср. ерошиться — «торчать в разные стороны», «топорщиться». Прост, ершить(ся) — «топорщиться)». Ср. бол г. рбша — «ерошу» — слово невыясненного происхождения, произв. рбшав, -а, -о - «лохматый», «растрепанный».
В других слав. яз. отс. В русском языке слово ерошить известно с XVIII в. Ср. у Державина в оде «На счастие», 1789 г.: «Стамбулу бороду ерошишь» (стих., 52). В словарях — с 1790 г. (САР, 11, 1014). Происходит от ёрш, но не в общерусском его произношении, а диалектальном: ербш (см. ёрш). Так — у Потебни («К ист. зв. р. яз.», 1 — Ф.З, XV, в. 2. с. 96, прим.): «ерошить волосы (ершить, слово, ставшее литературным, но по своему о после р не общерусское)». От ерошить — отглагольные образования в говорах: ербшка gt; ербха — «космач», «неряха» (Даль. 1.465).
Особенностью настоящего времени следует считать активизацию работы по созданию и изданию научно-популярных этимологических словарей. К ним относятся: «Краткий этимологический словарь русского языка» И. М. Шанского и Т. А. Бобровой, «Школьный этимологический словарь русского языка» этих же авторов; «Этимологический словарь русского языка» Г. П. Цыганенко; «Краткий словообразовательно-этимологический словарь русской полисемии и однокорневой омонимии» Н. М. Шанского, Н. Н. Романовой и А. В. Филиппова; «Опыт этимологического словаря русской фразеологии» Н. М. Шанского, В. И. Зимина и А. И. Филиппова; «Русские фамилии. Популярный этимологический словарь» Ю. А. Федосюка.
Названные словари интересны и познавательны. Они не только знакомят с этимологией слов и устойчивых сочетаний, но и показывают, как слово образовалось, что оно первоначально называло, с какими словами по происхождению, словообразованию оно прямо или косвенно связано, а с какими соотносится по аналогии.
Значительную ценность по информативности, объему и отбору описываемых слов представляет «Этимологический словарь русского языка» Н. М. Шанского и Т. А. Бобровой. Его авторы в предисловии ппщут: «В словаре в научно-популярной форме толкуется происхождение наиболее употребительных слов современного русского языка, этимология которых привлекает постоянное внимание, невольно прибивает носителям языка интерес к филологии как науке, расширяет ,1Х лингвистический кругозор, повышает общую культуру речи, позволяет им глубже проникнуть в тайны нашего языка, лучше понять значение и усвоить правильное написание слов». Далее авторы подчеркивают значение Словаря для читателя: он «преследует как справочные, так и мотивационные цели», т. е. дает знания, вырабатывает определенные умения и навыки, развивает интеллект и чувства. «Именно поэтому, — пишут авторы, — в нем объясняется только то нужное, что одновременно является занимательным и стимулирующим».
Учитывая контингент читателей, степень их образования, разницу в лингвистической подготовке, авторы в приложении дали небольшой словарь лингвистических терминов. Всего в нем объясняется 56 слов. Такое приложение позволяет не только нефилологам, но и имеющим филологическое образование правильно осмысливать, точнее интерпретировать содержание словарных статей этимологического словаря. Например, в словарной статье с заглавным словом чечевица читаем:
Чечевица. Общеслав. Исходное сочевица (ср. др.-рус. сочевица, чешек. soeovice и др.) — суф. производное от сочиво «чечевица», суф. образования от сокъ. Сочевица gt; чечевица в разультате мсжслоговоп ассимиляции со-че gt; че-че.
В тексте встречается термин ассимиляция, который может быть для некоторых читателей непонятен. Он объясняется в приложении «Используемые лингвистические термины»:
«Ассимиляция. Ассимиляцией называется влияние одного звука на другой (реже друг на друга), в результате которого звуки в произношении или становятся одинаковыми (это полная ассимиляция), или приобретают общие черты (это частичная ассимиляция). В том случае, если уподобление наблюдается в звуках, находящихся в разных слогах, ассимиляция называется межслоговой (ср. чечевица, свидетель, вития и др.). Иначе ассимиляцию называют уподоблением».
Заслуга авторов Словаря заключается и в том, что они весьма удачно используют отсылки к другим словарным статьям, интригуя и заинтересовывая читателя, заставляя его не ограничиваться текстом одной статьи, а продолжать чтение, знакомиться с этимологией других слов, обнаруживать новые любопытные явления, понимать, как по- разному связаны слова друг с другом, как они поясняют, дополняют, проясняют друг друга.
Так, словарная статья с заглавным словом баки содержит две отсылки.
Баки (бакенбарды). Иском. Появилось в XIX в. Сокращение существительного бакенбарды (см.), такого же типа, как Питер lt; Петербург, унтер lt; унтерофицер, псих lt; психопат (см.) и т. д.
Из словарной статьи становится известным, когда данное слово появилось в русском языке, к какому слову оно восходит и как образовано. Однако не сказано, что это слово первоначально обозначало. Авторы Словаря только рекомендуют прочитать статью с заглавным словом бакенбарды.
Бакенбарды. Заимств. в XVIII в. из нем. яз., гдeBackenbart — сложение Васке «щека» (того же корня, что и греч. phago — «ем») и Bart «борода» (того же корпя, что и борода, см.). Таким образом, бакенбарды буквально — «борода на щеках». Форма мн. числа в рус. яз. — по аналогии с усы, брови, плечи и т. д.
Ответ получен, но любопытно, почему предлагается прочитать статью о слове борода.
Борода. Общссл., известное в некоторых других иидоевроп. яз. (ср. латышек. bdrda, франц. barbe, нем. Bart и т. д.). Суф. производное (суф. -d- lt;
lt; *dh) от той же основы (bor-/ber- lt; bhor-/hher-), что н бор, бороться (см.). Борода буквально — «колючая, режущая» растительность па подбородке п щеках (ср. чешек, braila «подбородок, волосы на подбородке», п.-лужицк. brocla «борода, усы» и т. д.).
Разве можно было до чтения Словаря предположить, что слово баки в значении «бакенбарды» связано «родственными узами» со словами бор, борода и даже бороться?!
Что же говорится об этимологии бор, бороться?
Бор. Общсслав. Того же корня, что и бороться, борона, борода и др. (см.). Первичное значение «хвоя» («то, что колет»), затем — «хвойное дерево, сосна» (ср. др.-рус. воръ — «сосна») и далее — «хвойный лес». Последнее значение возникло у слова бор в связи с бортничеством; см. сосна.
Бороться. Общеслав. Возврат, форма усилительного значения (ср. стучать — стучаться) от бороть (ср. побороть кого-л. lt; *borti), того же корпя, что и бор (см.), др.-в.-нем. berjan «ударять», греч. phard «колю», ал б. bie «ударяю» и т. д.
Вторая отсылка в статье баки указывает на слова псих lt; психопат.
Псих. Некой. Недавнее образование .(XIX в.) посредством сокращения СУШ. психопат, сложения на базе греч. корней псих (см. психология) п пат (ср- патология, пафос).
Психология. Заимств. в XVIII в. из языка ученой латыни, в котором psychologia — сложение на основе греч. ряускё — «душа» и logos — «слово», «наука» (по модели зоология и т. п.).
Можно продолжать читать словарь, следуя все новым и новым указаниям; познакомиться с объяснением слова пат, в словарной статье которого есть ссылка на слово пакт, а в статье со словом пакт отсылают к статье с заглавным словом паз. В ней ссылки отсутствуют, поиски новых слов, закончены.
Необходимо обратить внимание и на то, что в некоторых словарных статьях одновременно встречаются отсылки и лингвистические термины, понятные не каждому читателю. Например:
Курносый. Иском. Сложение корпый «короткий» н пос. Исходно корно- посый изменилось в курносый после гаплологии ноио gt; но подобно кор- ногузый (см. кургузый). См. корнать, нос. Ср. карзубый.
Сколько загадок содержится в словарной статье! Что такое гаплология? Вряд ли кому из читателей известно слово карзубый и вряд ли кто задумывался над тем, существует ли какая-то связь между словами курносый и корнать, кургузый. Ответы на все эти вопросы содержатся в словаре.
Термин поясняется:
Гаплология. Гаплология представляет собой фонетическое явление, при котором один из двух одинаково звучащих слогов выпадает (см. перец, табакур, шиворот, курносый и т. д.
Из пояснения следует, что гаплология встречается в словах перец, табакур, шиворот, курносый. Обратимся к соответствующим словарным статьям:
Перец. Суф. производное др.-рус. эпохи (суф.-ьць gt; ец) от пьльрь, общеслав. заимств. из лаг. яз., в котором piper lt; грсч. peperi, усвоенного из др.-иид. яз. Исходное пьльрь gt; перец в результате гаплологии (пьпь gt; ль) и прояснения сильных редуцированных в е. См. пряный, пряник.
Вот какое давнее это слово и какое путешествие оно совершило за свою жизнь.
Не менее любопытна этимология слова шиворот.
Шиворот. Иском. Сложение исчезнувшего шнвъ — «шея» (о его существовании свидетельствует др.-русск. жестокошмвын — «упрямый», ср. того же значения ст.-сл. жестоковымныи, от выя — «ІІІСЯ») и ворот (см.).
В первоначальном шмворотъ произошла гаплология: вово gt; во.
Остается выяснить, что общего у слова курносый со словами кургузый, корнать и какова этимология слова нос.
Кургузый. Искон. Сложение корпый «короткий» и гуз «зад». Исходное корпогузый упростилось в кургузый (ср. курносый). См. корнать, подгузник, трясогузка.
Корнать. Общесл. Суф. производное от кърпь «короткий» (ср. диал. корн «короткий»), того же корня, что и короткий, черепок, чрево, кромсать и т. д. (см.). Корнать буквально — «делать короче», ср. корноухий, курносый.
Нос. Общесл. Того же корня, что нем. Nase, лит. nosis, латышек, nass «ноздря», норв. nos «морда» и др.
Неизвестное большинству слово корнозубый, которое упоминается при анализе слова курносый, отсутствует в этимологическом словаре, а также в современных толковых словарях русского языка. Его поясняет В. И. Даль в «Толковом словаре живого великорусского языка». Он пишет, что это слово имело раньше форму корнозубый, встречается в псковском, тверском диалектах и означает «недостаток в передних зубах». Человека с таким изъяном называют карзуп, карзупья.
Ответ на последний вопрос получен.
Авторы научно-популярного этимологического словаря успешно выполнили свою задачу: их читатель, открыв Словарь, неизбежно знакомится с этимологией не только слова, которое его заинтересовало, но и с происхождением ряда слов; приобретает навык чтения этимологического словаря; убеждается в том, как много полезного, интересного и познавательного он содержит.
Подвижник русской лексикографии В. И. Даль в «Напутном слове», прочитанном в обществе любителей русской словесности в Москве 21 апреля 1862 г., назвал народный, истинно русский язык учителем, а себя — его учеником: «И вот с какой целью, в каком духе составлен мой словарь: писал его не учитель, не наставник, не тот, кто знает дело лучше других, а кто более многих над ним трудился; ученик, собиравший весь век свой по крупице то, что слышал от учителя своего, живого русского языка».
Корифен отечественной педагогики К. Д. Ушинский на примере познания ребенком через язык того, что его окружает, убедительно Доказал обучающую функцию самого языка: «Усваивая родной язык, — писал он, — ребенок усваивает не одни только слова, их сложения и видоизменения, но бесконечное множество мыслей, чувств, художественных образов, логику и философию языка, — и усваивает легко П скоро, в 2-3 года, столько, что и половины того не может усвоить в двадцать лет прилежного и методического учения. Таков этот великий народный педагог - родное слово» [53, с. 560].
Поэтому стократ прав французский философ Вольтер, который сказал, что за несколько лет можно изучить любой иностранный язык, чтобы пользоваться им, но всю жизнь надо изучать свой родной язык.
И не только научать, но и учиться у него.
Этимологические словари при заинтересованном и внимательном их чтении, при не формальном, а творческом подходе к представленному в них языковому материалу — хорошая школа как для филологов, так и для тех, кто не имеет специальной лингвистической подготовки.

<< | >>
Источник: Введенская Л. А., Колесников Н. П.. Этимология: Учебное пособие. — СПб.: Питер,2004. — 221 с.. 2004

Еще по теме Позднейшие этимологические словари:

  1. 38. Этимологические словари
  2. Краткие сведения из истории русской лексикографии
  3. Оглавление
  4. Ранние этимологические словари
  5. Этимологические словари русского языка А. Г. Преображенского, М. Фасмера и др.
  6. Позднейшие этимологические словари
  7. К ИСТОРИИ НОРМИРОВАНИЯ РУССКОГО ПИСЬМЕННОГО ЯЗЫКА В КОНЦЕ XVIII ВЕКА* (СЛОВАРЬ АКАДЕМИИ РОССИЙСКОЙ, 1788-1794)
  8. ОБ ИЗУЧЕНИИ ЯЗЫКА ЛИТЕРАТУРНЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ [ПЕЧАТАЕТСЯ ВПЕРВЫЕ. НАПИСАНО В 1946 г.]
  9. § 57. Основные лингвистические словари русского языка.
  10. 38. Этимологические словари
  11. 3. ПРОБЛЕМА ДОСТОВЕРНОСТИ ИСТОЧНИКОВ
  12. 2.8. Своё – чужое
  13. 4.1. ОБЩИЕ ИСКУССТВА ПИСЬМЕННОСТИ. КАЛЛИГРАФИЯ И ГРАММАТИКА
  14. §6. Слово, язык и письменность у Хайдеггера и в конфуцианской традиции
  15. ЛЕКСИКОГРАФИЯ.
  16. ТРУДЫ томской ДИАЛЕКТОЛОГИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ
  17. I Историческая семантика русского языка
  18. СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ Источники