<<
>>

§ 11. Роль категории состояния в грамматической системе современного русского языка

Итак, на почве сложного грамматического переплетения свойств и функций имени, глагола и наречия складывается и развивается категория состояния. Она носит на своих формах яркий отпечаток аналитизма.

В ее грамматическом строе скрыты зародыши, источники новых грамматических сдвигов (особенно в области имен существительных и прилагательных). Категория состояния отражает воздействие глагола. Но так как в языковой системе все взаимно связано и взаимно обусловлено, то образование категории состояния не проходит бесследно и для самой системы глагола (ср. историю причастных страдательных оборотов предикативного типа). Вместе с тем своеобразная идиоматичность части лексического материала, подводимого под категорию состояния, свидетельствует о расширяющемся в литературной речи фонде предикативных идиом и фраз с грамматическим значением состояния. Все это выделяет категорию состояния как новую для русского языка, но очень активно развивающуюся часть речи.

ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ "КАТЕГОРИЯ СОСТОЯНИЯ"

1. См.: Востоков А. X. Русская грамматика. Спб., 1859.

2. См.: Калайдович И.Ф. О степенях прилагательных и наречий качественных.— Труды Общества любителей российской словесности, 1823, ч.3, с.113.

3. См.: Грунский H. К. Очерки по истории разработки синтаксиса славянских языков. Спб., 1911, т.1, вып.1— 2, с.43.

4. См.: Кашинский H. О русском синтаксисе.— Труды Общества любителей российской словесности, 1819, ч.15, с.110.

5. Давыдов И.И. Опыт общесравнительной грамматики русского языка. Спб., 1852, с.179.

6. См.: Востоков А. X. Русская грамматика, с.81.

7. См. там же, с.160.

8. См.: Аксаков К.С. Критический разбор "Опыта исторической грамматики русского языка" Ф.И.Буслаева.— Полн. собр. соч. М., 1875, т.2, ч. I: Сочинения филологические, с.595— 596.

9. См.: Павский Г.П.

Филологические наблюдения над составом русского языка. Рассуждение третье. Спб., 1850, с.227.

10. См.: Катков M. H. Об элементах и формах славяно-русского языка. М., 1845, с.65.

11. Буслаев Ф.И. Опыт исторической грамматики русского языка. М., 1858, т.2, с.121 [344].

12. Некрасов H. П. О значении форм русского глагола. Спб., 1865, с.248.

13. См.: Богородицкий В.А. Общий курс русской грамматики. M.— Л., 1935, с.195.

14. Schuchardt-Brevier H. Ein Vademecum der allgemeinen Sprachwissenschaft. Halle, 1928, S. 275— 276.

15. См.: Щерба Л.В. О частях речи в русском языке.— Русская речь, 1928, №2.

16. Потебня А.А. Из записок по русской грамматике. Харьков, 1888, вып.1— 2, с.405 [394— 395].

17. Анненский И.Ф. Критика "Синтаксиса русского языка" Д.Н.Овсянико-Куликовского.— Журнал министерства народного просвещения, 1903, №5, с.230-231.

18. Истрина Е. С., Бубрих Д. В. [Рец. на кн.:] Мещанинов И.И. Члены предложения и части речи.— Вестник Академии наук СССР, 1946, №4, с.102.

19. Шахматов А.А. Синтаксис русского языка. Л., 1925, вып.1, с.167, [179].

20. См.: Cassirer E. Philosophie der symbolischen Formen. Berlin, 1923, Bd. l, S. 287; Sprache und Mythos, 1927, S. 61.

21. Ср.: Потебня А.А. Из записок по русской грамматике, вып.1— 2, с.379 [370].

22. Там же, с.149 [154].

23. Ср.: Востоков А. X. Русская грамматика, с.80— 81.

24. Пешковский A. M. Русский синтаксис в научном освещении. М., 1938, с.324 [352].

25. См.: Пешковский А.М. Наш язык. М., 1923, вып.2, с.314.

26. Шахматов А.А. Синтаксис русского языка, вып.1, с.121 [133— 135].

27. См.: Булаховский Л.А. Курс русского литературного языка. Харьков, 1937, с.275— 276 [т.1, с.334].

28. Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении, с.327 [356— 357].

29. См. там же, с.326 [355].

30. Там же.

31. Там же.

32.

Там же, с.328.

33. Там же, с.327.

34. См.: Овсянико-Куликовский Д.Н. Синтаксис русского языка. Спб., 1912; особенно статья: К вопросу о классификации бессубъектных предложений.— Изв. Отд. рус. языка и словесности АН, 1900, т.5, кн.4.

35. Miklosich F. Vergleichende Grammatik der slavischen Sprachen. Wien, 1868— 1874, Bd. 4; Ueber subjectlose Satze und das Verhaltniss der Grammatik zu Logik und Psychologie.— Vierteljahrsschrift fur Wissenschaftliche Philosophie, Bd. 8, 1884, S. 346— 347.

36. Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении, с.331.

37. Там же, с.332.

38. Там же.

39. Шахматов А.А. Синтаксис русского языка. Л., 1927, вып.2, с.80 [491].

40. См. там же, с.95 [503].

41. См.: Чернышев В.И. О нарушении согласования в русском языке.— В сб.: Памяти академика Н.Я.Марра. М. — Л., 1938, с.258— 274 [т.1, с.194— 210].

42. См.: Потебня А.А. Из записок по русской грамматике, вып.1— 2, с.109— 110 [114— 115].

43. Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении [249].

44. Потебня А.А. Из записок по русской грамматике. Харьков, 1899, вып.3, с.464 [364].

45. Miklosich F. Vergleichende Grammatik der slavischen Sprachen, Bd. 4, S. 159. Ср.: Потебня А.А. Из записок по русской грамматике, вып.1— 2, с.122 [126— 127].

46. Станиславский К.С. Работа актера над собой. Работа над собой в творческом процессе переживания. Дневник ученика. М., 1938, с.256.

47. Ломоносов М.В.Сочинения. Спб., 1895, т.3, с.306 [т.7, с.334].

48. См.: ИстричаE.С., БубрихД.В. [Рец. на кн.:] Мещанинов И.И. Члены предложения и части речи, с.102.

49. Потебня А.А.Из записок по русской грамматике, вып.3, с.101— 102 [81].

50. Paul H. Principien der Sprachgeschichte. Halle, 1880, S. 205 [420].

51. Потебня А.А.Из записок по русской грамматике, вып.3, с.352 [275].

1 Еще раньше Востокова И.Ф.Калайдович противополагал краткие формы имен прилагательных как "соглагольные" полным, "соименным"(2).

А слова типа: жаль, [не]льзя— относил к безличным глаголам ученик Ломоносова и учитель Карамзина проф. Барсов в своей грамматике(3). Точно так же Н.Кошанский относил к безличным глаголам не только жаль, жалко, но и стыдно и совестно(4).

2 Ср. в "Опыте общесравнительной грамматики русского языка" И.И.Давыдова: "Первообразные, или спрягаемые, прилагательные, отличающиеся от глаголов тем, что не имеют наклонения, времен и лиц... преимущественно употребляются в значении сказуемых"(5).

3 Ср. у К.С.Аксакова изложение соображений о происхождении имени прилагательного и существительного из одной категории(8). Ср. протест против отнесения Востоковым к глаголам слов можно, должно, жаль и т.п. у Павского(9).

4 Необходимо вспомнить слова Г.Шухардта: "Неразрывная связь между процессом (Vorgang), состоянием (Zustand), свойством (Eigenschaft) очевидна (leigt am Tage)... Что прилагательное трактуют (behandelt) не соответствующим образом, а стараются подчинить (unterzuordnen) его имени, объясняется тем, что в наших языках оно склоняется; но во многих других оно спрягается (и это также возможно у нас: например, der Himmel blaut)"(14).

5 Ср. замечание А.А.Потебни: "Он прав, несмотря на опущение глагола, имеет настоящее время, так как место его в языке в этом отношении определено оборотами он был, будет прав"(16).

6 Ср. замечание И.Ф.Анненского: "...есть ли безусловное основание считать формы весело (ему стало весело), душно (в комнате душно) наречиями? Обращу внимание на распространенность описательной замены подобных форм (например: нетрудно доказать: нетрудное дело; мудрено ли доехать: мудреное ли дело и т.п.).

Нет ли также аналогии между Воздух душен, Ночь душна и просто душно?"(17)

7 Очень неудачна характеристика значения этих слов, предложенная проф. Д.В.Бубрихом: "Эти слова сами по себе не составляют отдельного члена предложения, являясь долевыми (?) словами. Они не имеют ничего общего с глагольностью, но в связи с вспомогательным глаголом выступают осененные глагольностью и в этой связи обслуживают обозначение недейственного положения вещей, недейственной ситуации"(18).

8 Акад. А.А.Шахматов писал: "...смысл связки, ее основная задача состоит в том, чтобы выразить те временные отношения, которые не могут быть выражены неглагольными сказуемыми самими по себе; в русском языке настоящее время выражается отрицательно, именно отсутствием связки..."(19)

9 Термины, служащие для обозначения понятия "быть", первоначально имели более конкретное значение, выражая определенную форму "бывания", т.е. "пребывания в определенном состоянии" и, в особенности, "пребывания в том или ином месте". Лишь на почве длительного процесса дифференциации постепенно образуется абстрактное значение "бытия" в смысле "существования" или же в смысле "присущности" той или иной совокупности свойств или состояний независимо от конкретного содержания последних. На этой почве устанавливается использование глагола "быть" в качестве связки (служащей лишь для присвоения предмету того или иного свойства или состояния)(20).

10 Ср. замечание А.А.Потебни: "В новом языке выражения он любим, он осужден, по степени грамматической слитности, могут быть поставлены на одну доску не с выражением он любил, заключающим в себе наиболее предикативное из причастий, а скорее с он прав"(22).

11 Ср., впрочем, у Лескова: "Это так выходило нужно по их соображению" ("Блуждающие огоньки"). Ср. также у Пушкина следы наречного употребления слова нельзя:

Хоть он глядел нельзя прилежней,

Но и следов Татьяны прежней

Не мог Онегин обрести.

("Евгений Онегин", 8, XIX)

12 Ср. замечание А.М.Пешковского по поводу таких слов: "Некоторые из них бесформенны и не относятся и по значению ни к какой части речи (нельзя, жаль), а некоторые, примыкающие внешне по своему окончанию -о и по основе к наречиям и кратким прилагательным среднего рода (можно, должно, стыдно, больно), не совпадают по значению ни с теми, ни с другими"(24).

13 Объяснение конструкций типа кататься весело, весело кататься в "Синтаксисе" акад. А. А. Шахматова не очень убедительно, так как слишком психологистично. Не признавая кататься подлежащим, А.А.Шахматов все же думает, что здесь "господствующим представлением является представление об активном признаке, о действии, движении, зависимым— представление об его осуществлении, о результате действия, его обнаружении или вообще представление о состоянии"(26). Поэтому А.А.Шахматов рассматривает эти конструкции среди двусоставных предложений, не входя ближе в рассмотрение функции самих форм на -о в этих сочетаниях. Ср. также рассуждения Л.А.Булаховского по поводу этих конструкций в "Курсе русского литературного языка"(27).

14 Ср. в "Русском синтаксисе" наивно-психологическое, опирающееся на личный субъективный вкус объяснение: "Тут все сводится к ассоциациям данного предложения с той или другой формой сочетания. Такие предложения, как бесчестно было так поступать со мной, глупо было бы не воспользоваться случаем, интересно было бы знать... полезно отметить... и т.д., а тем более такие, как так поступать— бесчестно, не воспользоваться случаем было бы глупо, гулять полезно и т.д. (с инфинитивом перед предикативным сочетанием), всегда колеблются между безличным и личным смыслом, смотря по тому, ассоциируем мы их в момент произнесения с типом мне холодно кататься, мне больно прикоснуться и т.д. или с типом твое поведение бесчестно, такой поступок был бы глуп, моцион полезен и т.д. Определенного "рецепта" различения здесь дать нельзя, так как каждое сочетание глубоко индивидуально..."(28)

15 Ср. также замечание: "В таких сочетаниях, как это хорошо, это полезно, это мне очень приятно: "Но ведь что, главное, в ней хорошо?— Хорошо то, что она сейчас только... выпущена из какого-нибудь пансиона или института" (Гоголь); "Нехорошо, что у вас больные такой крепкий табак курят" (он же) и т.д. мы, в сущности, сознаем в первый момент наречие и, только призвав на помощь школьные грамматические воспоминания или другие языки, соображаем, что здесь должно быть прилагательное. Возможно, что формы краткого прилагательного среднего рода уже и нет в литературно-разговорном языке, и только неверно направленная грамматическая рефлексия мешает нам видеть это"(31).

16 Ср. замечание Миклошича: "В бессубъектном предложении выражается событие, т.е. состояние без обозначения действующего предмета"(35).

17 Ср. статью В.И.Чернышева "О нарушении согласования в русском языке"(41). В.И.Чернышев очень убедительно доказывает, что в конструкциях типа: "грех— сладко, а человек— падко", "лев— страшно, обезьяна— смешно" и т.п. синтаксические формы сказуемых— не русские по своему происхождению. Это эллинизмы, т.е. обороты, сложившиеся под влиянием греческого языка.

18 Ср. замечание К.С.Станиславского: "Слово быть определяет статическое состояние. В нем нет активности"(46).

19 Всю сложность этих процессов и их внутреннее грамматическое единство— при кажущейся морфологической разнородности относящихся сюда явлений— недостаточно оценил акад. И.И.Мещанинов и вслед за ним проф. Д.В.Бубрих(48).

20 Очень интересны вскользь брошенные замечания Потебни о таких именах существительных, которые сохраняют в большей или меньшей мере атрибутивность в силу того, что, так сказать, сохраняют память о своих прежних предикатах и атрибутах: "... выражение этот человек— рыба, т.е. плавает, как рыба, или нем, холоден, как она, понятно в силу того, что помнятся сочетания: рыба плавает, рыба нема и пр. Степень атрибутивности (и вместе степень приближения к предикативности) существительного изменяется по языкам и ступени их развития"(49).

21 Ср. замечание Г.Пауля: "Если имя поставлено как предикат или приложено к имени вещи как определение, то оно уже не может быть именем вещи и с этой точки зрения тем самым есть прилагательное"(50).

22 Ср. значение выражений: "Вон из Москвы! сюда я больше не ездок"; "Я глупостей не чтец, а пуще образцовых" (Грибоедов) и т.п. Ср. замечание Потебни: "По типу обороты я не ездок, жалоба моя— древнее, чем не езжу, жалуюсь"(51). Но ср. я— пас.

<< | >>
Источник: В.В. ВИНОГРАДОВ. РУССКИЙ ЯЗЫК. ГРАММАТИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ О СЛОВЕ. МОСКВА - 1986. 1986

Еще по теме § 11. Роль категории состояния в грамматической системе современного русского языка:

  1.   § 7. Система частей речи и частиц речи в русском языке
  2.   §9.Расплывчатость категории среднего рода в современном русском языке
  3. § 11. Роль категории состояния в грамматической системе современного русского языка
  4. § 7. Система частей речи и частиц речи в русском языке
  5. § 9. Расплывчатость категории среднего род: в современном русском языке
  6. Кризис фортунатовской системы в морфологических теориях М. Н. Петерсона
  7. Грамматическая система категорий и частей речи в учении акад. А. А. Шахматова
  8. § 7. Система частей речи и частиц речи в русском языке
  9. §9.Расплывчатость категории среднего рода в современном русском языке
  10. 12. Слово как элемент части речи (морфологическая единица). Морфологическая категория. Парадигма. Система частей речи современного русского языка.
  11. РАЗДЕЛ V МОРФОЛОГИЯ СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО ЯЗЫКА
  12. РАЗДЕЛ VI СИНТАКСИС СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО ЯЗЫКА
  13. РАЗДЕЛ III ЛЕКСИКОЛОГИЯ СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО ЯЗЫКА
  14. VII Исторический анализ взаимодействия основного словарного фонда и прочего словарного состава язык
  15. ОБ ОСНОВНЫХ ТИПАХ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ
  16. 1.2. Внешние факторы воздействия на структуру современного русского языка и внутренние законы ее развития
  17. Вопросы к экзамену по современному русскому языку
  18. Русский язык для зарубежных лингвистов давно уже стал объектом научного изучения
  19. ГЛАВА 1 РУССКИЙ ЯЗЫК НАЧАЛА XXI ВЕКА В СВЕТЕ ПРОБЛЕМЫ ЯЗЫКОВОЙ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ МИРА