ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

СИНТАКСИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ И ОБОБЩЕНИЯ А. X. ВОСТОКОВА, ИХ ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РУССКОГО ЯЗЫКОЗНАНИЯ

В 20-30-е годы XIX в. изучение русского синтаксиса развивалось не только при помощи пересадки на русскую почву укоренившихся на Западе грамматических теорий, но и посредством самостоятельной разработки и систематизации специфических национальных свойств и качеств русского грамматического строя.

Процесс закрепления норм национального русского литературного языка сопровождался усиленной научнообщественной работой над созданием и осознанием его живой грамматической системы. lt;...gt;

«Русская грамматика» (1831) Востокова1 была, несомненно, продолжением и развитием той национальной русской грамматической науки, основы которой были заложены великим Ломоносовым. Влияние «Российской грамматики» М. В. Ломоносова ярко сказывалось и в принципах построения востоковской грамматики, и в ее стремлении шире охватить явления живой народно-разговорной речи, и в ее стилистической направленности, и в элементах материализма, заметно проступающих через толщу укоренившейся тогда формально-логической схемы. Общеизвестно, какое громадное значение имела «Русская грамматика» Востокова для последующей разработки морфологии русского литературного языка. Между тем синтаксическая концепция Востокова как бы оставалась в стороне от главных линий развития русской синтаксической науки.

Задача синтаксиса - устанавливать «правила, по коим совокуплять должно слова в речи». Учение о способах и средствах сочинения слов обязано считаться с различием стилей литературного языка. Как и Ломоносов, Востоков стоит за стилистическое разграничение синтаксических явлений. «Соединение слов, служащее к выражению мыслей, называется речью. Речь бывает по выбору слов, в нее входящих: I. Важная, или благородная, называемая также книжным языком. II. Простонародная, иначе называемая просторечием. III. Между сими двумя средину занимает

1 Здесь и далее Востоков, А. Х. Русская грамматика / А.

Х. Востоков. М., 1874.

обыкновенная речь, или язык разговорный». Таким образом, Востоков - применительно к русскому литературному языку своей эпохи - различает три основные разновидности, состав которых резко отличается от ломоносовской системы трех стилей. Востоков и стремится установить различия в синтаксическом строе словосочетаний между этими тремя типами речи. Правда, этот принцип у Востокова находит мало приложения в области учения о предложении. «Речь есть соединение слов, выражающее мысли вообще... Но когда речь ограничивается выражением одной мысли, тогда она называется предложением». В соответствии с господствующими в ту эпоху взглядами на строй русского предложения Востоков считает наличие глагола непременным признаком предложения. Следовательно, все предложения русского языка, по Востокову, - глагольные. Там, где нет налицо глагола, должно всегда подразумевать вспомогательный глагол. Например: Надобно (есть) работать. Личное глагольное предложение двучленно: оно «состоит из двух частей, называемых подлежащим и сказуемым». Безличное глагольное предложение одночленно. В нем есть только сказуемое (Рассветает; Пора вставать).

Анализируя строй простого предложения, Востоков обратил особенное внимание на синтаксические различия между простым и составным сказуемым и подчеркнул их важность для русского языка. Тем самым он выдвинул вопрос о формах выражения составного сказуемого, доказал его глубокое значение для изучения синтаксического строя русского языка. lt;...gt;

В синтаксисе Востокова особенно тщательно разработан вопрос о предложном и беспредложном употреблении падежей существительных и местоимений при именах, глаголах и других словах. Востоков выделяет и цельные синтаксические комплексы в функции управляемого члена; например, родительный обозначения: человек пожилых лет, среднего роста; дитя семи месяцев и т. д.

Востоков учитывает взаимодействие лексических значений и синтаксических связей слов, или, вернее, роль вещественных значений слов в структуре семантически обусловленных, лексически ограниченных типов словосочетаний. Он характеризует целые семантические категории, связанные с теми или иными формами управления, и дает подробные перечни близких по значению глаголов и имен, которые дополняются именами существительными в том или ином косвенном падеже.

В лаконических, но точных и полных обобщениях Востокова приняты во внимание и общие свойства тех или иных синтаксических категорий и конструкций, и внутренние связи слов, разных разрядов и групп, создающие единство и общность их синтаксических качеств и возможностей, и специфические свойства отдельных стабилизовавшихся синтаксических оборотов, и закономерные способы взаимодействия форм синтаксической сочетаемости слов с их принадлежностью к тем или иным семантическим системам слов, и аналогические соотношения и взаимосвязи смежных систем слов. lt;...gt;

Несомненна общая материалистическая направленность синтаксического метода Востокова. Например, говоря о предлогах, управляющих падежами, и различая в них значение собственное - пространственное, показывающее «разные стороны предмета, и положения, в каких предмет находится относительно к другому предмету» и значения переносные (время, количество, меру или величину, цель, причину и другие отвлеченные понятия), Востоков исходит из обобщения отношений реальной действительности и изучает способы их отражений в языке.

При всей устарелости терминологии для нас представляет большую методологическую ценность подход Востокова к проблемам синтаксиса предложных словосочетаний. Востоков тщательно исследует грамматические, смысловые связи, взаимодействия и соотношения между функциями разных предлогов, а также между разными предложными конструкциями. lt;...gt;

Востоков придает большое значение наблюдениям над стилистическими сферами и границами употребления разных типов предложных словосочетаний. Например, рассматривая словосочетания с предлогом о(об), он замечает: «В следующих выражениях, принадлежащих просторечию, об показывает смежность пребывания двух предметов: жить об стену, обо двор; идти об руку с кем».

Заслуживают внимания самые способы определения значений предлогов и предложных сочетаний в синтаксисе Востокова. При характеристике функций предложных словосочетаний Востоков определяет не только значения предлога, но и семантическую направленность управляющего слова, характер взаимодействия и взаимосвязи его значения со значением предлога.

Востоков очень тонко дифференцирует разные типы синтаксических значений и функций предлогов. С одной стороны, функции предлогов как бы вытекают из их лексических значений, которые, в свою очередь, поддерживаются и обусловливаются связями этих предлогов с именами строго определенных семантических разрядов. Например, в сочетании с формой предложного падежа слов, обозначающих место, предлог в служит для определения места действия или нахождения какого-нибудь предмета - в зависимости от смыслового содержания предложения. В этом случае предложная конструкция в городе, в селе, в густом лесу, в цветущей долине и т. п. является как бы свободной. Она может быть включена в предложение и относиться ко всему его составу, может примыкать к глаголу, к имени существительному и т.п. lt;.gt;

Бросается в глаза свежесть и богатство иллюстративного материала, его связь с живой литературно-языковой практикой первой половины XIX в.

Востокову принадлежит глубокое, вполне оригинальное и все еще не нашедшее полного отклика и развития в последующей русской синтаксической литературе разграничение свободных, самостоятельных значений предлогов и их вспомогательных, формальных функций, состоящих в том, что предлоги являются лишь грамматическим средством выражения управления.

<< | >>
Источник: Е. Е. Долбик, В. JI. Леонович, Л. Р. Супрун-Белевич. Современный русский язык : хрестоматия. В 3 ч. Ч. 3. Синтаксис / сост. : Е. Е. Долбик, В. Л. Леонович, Л. Р. Супрун- Белевич. — Минск : БГУ,2010. — 295 с.. 2010

Еще по теме СИНТАКСИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ И ОБОБЩЕНИЯ А. X. ВОСТОКОВА, ИХ ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РУССКОГО ЯЗЫКОЗНАНИЯ:

  1. СИНТАКСИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ И ОБОБЩЕНИЯ А. X. ВОСТОКОВА, ИХ ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РУССКОГО ЯЗЫКОЗНАНИЯ
  2. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
  3. ИЗ ИСТОРИИ ИЗУЧЕНИЯ РУССКОЙ ФОНЕТИКИ