<<
>>

О парадигматическом описании предложения как одном из приемов синтаксического исследования

Одна из важнейших особенностей развития современного теоретического синтаксиса — это неуклонное совершенствова­ние методики и приемов синтаксического исследования. Уже сейчас можно утверждать, что в этом направлении достигнуты определенные успехи.

Однако окончательные выводы об эффек­тивности разных новых методик до апробирования их на вполне конкретном и достаточном материале были бы преждевременны.

В последние годы в ряде исследований, посвященных синтак­сису современного русского языка, настойчиво выдвигается идея описания предложения через его парадигматику. Наиболее полно и последовательно она проводится в работах Н. Ю. Шведовой.

Хотя синтаксическая парадигматика как самостоятельный ас­пект синтаксического изучения стала выступать лишь недавно, уже имеются попытки универсализовать парадигматическое опи­сание в качестве приема, пригодного для синтаксиса предложе­ния в целом. Расширительное толкование ее делает, но мнению отдельных синтаксистов, возможным, например, и «изучение сложных предложений в парадигматических рядах». При этом, однако, терминологическое выражение «парадигматика предло-

жения» лишается его формально-синтаксического содержания и становится частью общеассоциативного плана рассмотрения единиц языка в его синтаксическом преломлении, в значительной степени соприкасаясь, а может быть, и совпадая с понятием «синтаксическая синонимика». Отсюда вытекает необходимость сохранить за указанным выражением только то значение, кото­рое оно получает как один из формальных приемов описания простого предложения.

Таким образом, новейшие синтаксические исследования, рав­но как и неоспоримые результаты, достигнутые классическим синтаксисом, наталкивают на вывод, что парадигматическое описание как прием синтаксического исследования ограничено кругом проблем простого предложения.

Но здесь возникает новый вопрос: в какой степени рассматри­ваемый прием бесспорно приложим к типологически различным структурам, составляющим предмет синтаксиса простого пред­ложения?

II.

ІО. Шведова, указав, что подлинным объектом синтаксиса простого предложения являются структурная схема предложения и конкретные способы ее реализации, продолжает: «... структур­ная схема предложения средствами глагольного слова и специ­альных частиц способна видоизменяться для выражения разных объективно-модальных значений. Эти видоизменения представ­ляют собою нс что иное, как отдельные формы структурной схе­мы предложения; вся же система форм предложения называется его парадигмой»’.

Далее устанавливаются полные и неполные парадигмы для разных типов двусоставных и односоставных предложений. Од­нако важнейшее значение для синтаксиса, на наш взгляд, имеют не сами по себе конкретные парадигмы, а то, охватываются ли парадигматическим описанием все реально действующие в со­временном русском языке типы предложений.

Оказалось, как и можно было предполагать, что целый ряд ак­тивных в языке структур лишен парадигмы[50] [51].

За пределами не только парадигматических рядов, но и строя простого предложения в целом остаются так называемые «выска­зывания, функционирующие в независимой позиции», и «выска­зывания, не функционирующие в независимой позиции», кото­рым отказывается в праве именоваться «грамматическими пред­ложениями» в силу того, что они «не воспроизводят структурных схем предложения»[52].

Если отвлечься от предложений, лишенных парадигмы, и об­ратиться к тем предложениям, которые как будто легко поддают­ся парадигматическому описанию, то выясняется следующее: I) понятие «парадигма предложения» в принципе оказывается отождествленным с понятием «парадигма глагола»; 2) форма вы­ражения подлежащего не является безразличной в плане органи­зации предложения, что признает и II. ІО. Шведова, когда пишет, что «характер подлежащего влияет на организацию форм побу­дительного наклонения»[53]; следовательно, видоизменения средст­вами «глагольного слова и специальных частиц», по и формами выражения подлежащего; 3)один и тот же тип предложения мо­жет иметь, оказывается, неодинаковые парадигмы; например, в синтаксическом отношении тождественным инфинитивным предложениям приписывается то пятичленная парадигма, то че- тырехчлеипая, то двучленная; 4) нередко нет четких границ меж­ду парадигмами разных типов предложений; например, конст­рукции Тѵт-то было и поколіть себя! Тут-ню будет п поколоть себя! квалифицируются как формы синтаксического индикатива инфинитивного предложения, хотя вопрос о словоформах было, будет не поддается бесспорно однозначному решению, согласно которому эти формы можно было бы квалифицировать только как незнаменательные слова.

Таким образом, обращение к парадигматическому описанию предложения как особому приему синтаксического исследования выдвигает ряд серьезных проблем, до решения которых трудно говорить о правомерности возведения рассматриваемого приема в степень универсального при изучении синтаксиса простого предложения и о перспективах его внедрения в методику синтак-

сических исследований. К таким проблемам относятся; отграни­чение парадигмы предложения от парадигмы глагола; разработка принципов описания парадигмы двусоставного предложения как структуры, имеющей два грамматических центра, взаимодейст­вующих между собою; должны ли быть тождественными реали­зации одной и той же синтаксической схемы в монологической и диалогической речи.

Все отмеченные и другие смежные с ними вопросы должны решаться во взаимосвязи, и тогда представится реальная возмож­ность уточнить ряд принципиальных положений, относящихся к синтаксису не только простого, по и сложного предложений. Па­радигматическое описание предложения, по крайней мере дву­составного, не может быть плодотворным до тех нор, пока оно будет рассматриваться изолированно от других проблем синтак­сиса. Подход к синтаксической парадигматике исключительно или почти исключительно с точки зрения видоизменений гла­гольного слова приводит к тому, что грамматически и функцио­нально однотипные структуры оказываются оторванными друг от друга или даже исключенными из числа «грамматических предложений». Итак, подведя итог сказанному, можно отмстить следующее.

В целом не подлежит сомнению, что парадигматическое опи­сание предложения обогащает методику синтаксических иссле­дований.

Принципы парадигматического описания предложения, имею­щего два грамматических центра, пока нельзя считать до конца разработанными.

Наиболее эффективно синтаксическую парадигматику можно использовать при описании предложений, имеющих один грам­матический центр, в особенности тех, которые организуются па базе глагольного слова. Здесь определенно-личные и неопреде­ленно-личные предложения парадигматически противостоят обобщенно-личным; те и другие вместе с безличными противо­стоят веем остальным тинам односоставных предложений, вклю­чая и инфинитивные[54].

<< | >>
Источник: Тарланов, 3.К.. Динамика в развитии и функционировании языка: Монография / 3. К. Тарланов. — Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2008, —536 с.. 2008

Еще по теме О парадигматическом описании предложения как одном из приемов синтаксического исследования:

  1. ИЗ ИСТОРИИ ЕВРОПЕЙСКОЙ РИТОРИКИ СО ВРЕМЕН ЕЕ ЗАРОЖДЕНИЯ. ФИЛОСОФСКАЯ И СЕМАНТИЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ ОПЫТА РИТОРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ 
  2. ПРОБЛЕМА СООТНОШЕНИЯ МЫШЛЕНИЯ И ЯЗЫКА В ТРУДАХ Г. В. ЛЕЙБНИЦА, И. КАНТА, Ф. В. ШЕЛЛИНГА И Г. ФРЕГЕ 
  3. СЕМАНТИЧЕСКАЯ ТЕМАТИКА В МАРКСИСТСКОЙ ГНОСЕОЛОГИИ 
  4. Ответственность позиции и целостность теории.
  5. О понятии основы в русском словообразовании и словоизменении
  6. «ГОРЕ ОТ УМА» КАК ПАМЯТНИК РУССКОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ РЕЧИ*
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. О РУССКОМ ФОЛЬКЛОРЕ
  9. ТРУДЫ томской ДИАЛЕКТОЛОГИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ
  10. Концептуализация предлогов в философском и поэтическом тексте
  11. ИЗ ИСТОРИИ ИЗУЧЕНИЯ РУССКОЙ ФОНЕТИКИ
  12. С