<<
>>

§ 8. Информационный критерий развития систем

Понимание информации как разнообразия тесно связано с наиболее общими представлениями о движении как изменении. Объективно всякое различие есть или само изменение, или его результат.

Однако объем понятия изменения уже объема понятия различия. Различия существуют, например, и в одновременно со­существующих объектах. Поэтому, когда мы смотрим на два ря­дом стоящих дома, то замечаем их различие. Но это различие не является изменением, движением. Движение (изменение) обяза­тельно связано с временным различием, тогда как предметы мо­гут различаться и в пространственном, и в другом отношении.

Движение является, как известно, атрибутом материи не­отъемлемо присуще материи и такое ее свойство, как различие. Поскольку понятие информации трактуется на основе категории различия, можно предположить, что информация также имеет атрибутивный характер. Связь понятий движения и информации, в частности, такова, что позволяет нам результат движения ото­бражать методами теории информации.

Это имеет важное значение для изучения процессов развития, дает возможность выработать информационный критерий, позво­ляющий устанавливать степень развития той или иной системы.

Прежде всего остановимся на самом понятии развития. Из­вестно, что в настоящее время существуют самые различные оп­ределения этого понятия. Первоначально развитие отождествля­лось с прогрессом. Такую точку зрения до сих пор можно встре­тить в философской литературе. Некоторые включают в развитие и регрессивные изменения. Развитие определяется и как процесс необратимых качественных изменений структуры той или иной системы. Существуют и другие определения понятия развития. Они в определенной степени являются результатом обобщения материала конкретных областей науки. Это значит, что понятие развития имеет свое специфическое содержание, что оно не рас­творяется в понятии движения. И все же, хотя различать данные понятия необходимо, часто предлагаемые критерии этого разли­чия не являются достаточно обоснованными.

Так, определение развития только как прогресса не может

выполнять методологическую функцию, например в астроно-

*

мии и в ряде других наук.

Уязвимы и другие определения развития, например пред­ставление о нем как лишь о качественном изменении пли же вы­деление в качестве его специфического признака необратимости изменений. Ведь необратимость - это признак не только разви­тия, но и вообще любого движения, в том числе и механическо­го. Это хорошо показал Л. Бриллюэн в книге «Научная неопре­деленность и информация». Необходимо либо уточнить, чем не­обратимость движения отличается от необратимости развития, либо предложить иной критерий отличия развития от движения.

Нам представляется, что, пока не найдено адекватного кри­терия отличия этих понятий, не будет ошибкой при анализе про­цессов развития методологически исходить из более широкого понятия - движения, которое не противоречит ни одному из су­ществующих определений развития и под которое можно под­вести любые его формы.

Определение развития на основе понятия движения дает возможность пользоваться для фиксации результатов развития информационным критерием, т. е. изменением различий.

Поскольку далее рассматривается лишь развитие каких- либо конкретных систем, то под развитием данной системы понимаются ее внутренние изменения или изменения внутрен­него разнообразия. Если внутреннее разнообразие системы не изменяется, то в этом случае движение системы относительно других систем будет чистым движением. Вместе с тем оно может изменить внутреннее разнообразие более широкой сис­темы, куда входит данная система - тогда оно выступит как развитие.

Разнообразие, как отмечалось выше, имеет различные уровни, классы и т. д. Внутренне оно может изменяться на уров­не: элементов, отношений порядка и любых других отношений и связей, целостности и т. д.

Кроме того, возможны различные направления самого из­менения разнообразия. Можно выделить, например, такие фор­мы, как восходящее развитие (или прогресс), нисходящее разви­тие (или регресс).

Под восходящим развитием, или прогрессом, понимается увеличение внутреннего разнообразия систем. На языке теории информации это означает накопление информации. Нисходящая ветвь развития, или регресс, означает уменьшение внутреннего разнообразия систем, или уменьшение количества информации. В свою очередь, прогрессивное или регрессивное развитие может быть бесконечным или конечным, прогрессивное развитие может сменяться регрессивным или регрессивное - прогрессивным и т. д.

Изменение информационного содержания систем - это ко­личественный критерий развития. Он не является единственным, возможны и другие критерии, устанавливаемые на основе теории информации. Само собой разумеется, мы не считаем информа­ционный критерий единственным или универсальным критери­ем развития. Существуют и могут еще выявиться и другие, менее общие критерии, позволяющие определять уровень развития тех или иных явлений.

Применение информационного критерия развития предпо­лагает умение производить системно-структурное исследование, т. е. выявлять сложность, упорядоченность, организацию или структуру системы, ее внутреннее разнообразие.

Зная разнообразие системы в один момент времени, то есть состояние системы, мы можем определить, как изменилось это разнообразие (состояние) в другой момент времени. Если это разнообразие увеличилось на уровне элементов системы, то можно сказать, что на этом уровне система развивается прогрес­сивно. Если в этой же системе произошло уменьшение связей, то мы говорим, что на уровне организации объект развивается рег­рессивно. Количество разнообразия, заключенное в системе, т. е. степень сложности, упорядоченности, организации, определяет степень развития системы в данном отношении.

Степень развития выступает как главная характеристика развития, с точки зрения информационного критерия. Зная сте­пень развития в различные моменты времени, мы всегда сможем определить направление развития. Если нам известно количество информации в системе, мы всегда можем установить его измене­ние во времени, т.

е. темпы развития.

Информационный критерий развития позволяет более точ­но определять различные характеристики развивающихся сис­тем. Теперь, характеризуя, например, прогрессивное развитие, мы можем не ограничиваться утверждением, что прогресс - это переход от простого к сложному, от низшего к высшему. Изучив внутреннее разнообразие одной системы (более простой) и срав­нив его с внутренним разнообразием другой системы (более сложной), мы можем довольно точно установить степень просто­ты или степень сложности систем. Вообще, с точки зрения ин­формационного критерия развития, та из сравниваемых систем оказывается более высокоразвитой, которая содержит большее разнообразие на всех его уровнях. Сравнивая системы, мы мо­жем обнаружить, что одна из них может быть более развитой в одном отношении, на одном уровне, тогда как другая будет более развитой в другом отношении. Информационный критерий от­крывает широкие возможности сравнительного определения степени развития систем как близких по степени развития, так и весьма далеко отстоящих друг от друга.

Исследуя конкретную материальную систему, особенно очень сложную, мы отображаем не все разнообразие, а лишь его часть. Поэтому наши знания о степени развития очень сложных, например живых систем, являются еще недостаточно адекват­ными. Как уже отмечалось, из этого не следует делать вывода о субъективности или непригодности информационного критерия развития.

Теоретико-информационный метод изучения развития сис­тем позволяет соединять структурно-системный и генетический (исторический) подходы. И в этом одно из существенных его преимуществ. «Единство обоих подходов, - отмечает Б. М. Кед­ров, - дает возможность, сначала гипотетически, а затем все уве­реннее проникать в сущность изучаемых явлений в таких усло­виях, когда у одних недоступна для непосредственного изучения их предшествующая история, а у других - их современная струк­тура» [58]. На основе информационного критерия развития мы смо­жем в будущем сравнивать, например, степень развития незем­ных организмов с земными и даже строить предположения о

**

развитии первых .

Стремление соединить системно-структурный и генетиче­ский подходы было ярко выражено уже в попытках классифика­ции форм движения материи. Все же концепция форм движения материи не достигла еще необходимого единства системно­структурного и генетического аспектов. Известный шаг вперед был сделан созданием концепции эволюционного ряда, или ряда развития (правда, пока лишь для прогрессивного развития).

Под ступенями развития материи имеются в виду наиболее общие материальные системы, которые последовательно появля­лись друг за другом в процессе прогрессивного развития мате­рии (разумеется, речь идет лишь об известной нам части вселен­ной). Ступеней развития материи бесконечно много. Поскольку человечество появилось сравнительно недавно (по космическим масштабам времени), то нам известны всего пять наиболее об­щих ступеней: дозвездная (возможно, галактическая или мета- галактическая), звездная, планетная, биологическая и социаль­ная [59]. Каждая последующая ступень развития появилась из пред­шествующей, и в этом смысле их появление упорядочено во времени.

Каждая ступень характеризуется структурой (организаци­ей), элементами которой являются определенные дискретные единицы (элементы). Так, для дозвездной (метагалактической, галактической) ступени за структурную единицу можно принять элементарные частицы, для звездной - атомы, для планетной - молекулы, для жизни - клетку (или организм) и для общества - человека. Структурная единица - это появляющийся именно на данной ступени развития основной ее элемент. Ступени разви­тия, по сути дела, являются системами, поскольку они удовле - творяют всем требованиям, предъявляемым к системам.

Характерно, что количество информации в ступенях разви­тия и во всех структурных единицах увеличивается. Это положе­ние удалось доказать, используя концепцию разнообразия, т. е. дополнив качественный аспект ряда развития количественным, теоретико-информационным. В данном случае относительно под­робно изучалось лишь одно из направлений развития материи - восходящая ветвь (причем в основном на уровне сложности).

В последнее время в нашей литературе высказываются мнения о количественных критериях развития, близких к ин­формационному. Так, Л. В. Смирнов полагает, что «величина не­гэнтропии системы является во многих случаях критерием раз­витости объекта, и направление развития совпадает тогда с ли­нией возрастания негэнтропии» [60].

Конечно, развитие не сводится к прогрессу, а лишь на про­грессивной линии и происходит в ряде случаев возрастание не- гэнтропии. Кроме того, критерий возрастания негэнтропии не распространяется на все прогрессивное развитие. Ведь негэн- тропия (если ее понимать только в термодинамическом смысле) определяет увеличение лишь одного класса разнообразия, свя­занного с тепловым движением, именно того, которое изучается термодинамикой. Если негэнтропия (в термодинамическом, ста­тистическом смысле) уменьшается, то это еще не означает рег­ресса, так как могут увеличиваться и иные классы разнообразия. И, следовательно, система в термодинамическом отношении бу­дет регрессировать, а в другом отношении развиваться прогрес­сивно. Вряд ли можно согласиться с Л. В. Смирновым, когда он говорит, что «математическое представление о развитии является по своей природе теоретико-вероятностным» *. Наиболее широ­кое математическое представление о развитии теоретико-инфор­мационное. Его частный случай: теоретико-вероятностная мо­дель описывает лишь одну из сторон процесса развития.

Иногда полагают, что критерием развития в неорганиче­ской природе может служить выделение или поглощение энер­гии. Реакции, идущие с выделением энергии, называются экзо­термическими, а с поглощением энергии - эндотермическими. Как правило, образование химической связи всегда сопровож­дается выделением энергии, а разрыв ее требует затраты энер­гии. Поэтому образование, например, молекул из атомов всегда экзотермично, а обратный процесс эндотермичен. Однако про­цесс образования молекулы сложного вещества путем превра­щения молекул других веществ может быть и экзо- и эндотер- мичным. Например, получение аммиака сопровождается выде­лением энергии, а соединение углерода с серой связано с по­глощением энергии. В обоих случаях происходит усложнение вещества, но процесс в одном случае экзотермичен, в другом - эндотермичен. Отсюда ясно, что выделение или поглощение энергии не может служить указателем направления развития, так же как и изменение энтропии.

И все же в неживой природе накопление информации до­вольно часто происходит в форме увеличения термодинамиче­ской негэнтропии (особенно в физическом движении). Это кри­сталлизация жидкостей, поляризация диэлектрика при взаимо­действии с электрическим полем, образование атомов из элемен­тарных частиц и т. д.

Изменение разнообразия в атомах можно измерять и на уровне разнообразия элементов, т. е. по степени их сложности. В атомах, т. е. химических элементах, разнообразие составляющих растет при движении от простейшего из них - водорода далее к 104-му элементу. Водород, например, состоит только из протона (р) и электрона (е), гелий состоит из двух протонов (2р), двух нейтронов (2n) и двух электронов (2е), литий имеет состав (Зр + 4n + Зе), бериллий (4р + 5n + 4е) и т. д. По современным представлениям, протоны в атоме не различаются между собой (считаются тождественными), то же самое относится к нейтро­нам. Поэтому увеличение протонов и нейтронов с точки зрения теории информации, не ведет к увеличению разнообразия, а лишь увеличивает избыточность. Однако, поскольку количество электронов в нормальном атоме равно количеству протонов, увеличение числа протонов в ядре атома ведет к увеличению числа электронов. Электроны же в атоме все различны в силу принципа Паули - каждый электрон отличается от другого хотя бы одним квантовым числом. В то же время и увеличение ней­тронов в ядре ведет в общем к отличию атомов даже при одном и том же количестве протонов и электронов в них (изотопы). Следовательно, увеличение элементарных частиц в атомах обу­словливает в конечном счете рост разнообразия химических элементов, которых вместе с их изотопами насчитывается около полутора тысяч.

Образовав из элементарных частиц нечто целое, качествен­но новую систему, отличающуюся от простой суммы элементар­ных частиц, атомы вступают между собой в различные комбина­ции. И в результате происходит увеличение разнообразия новых систем - молекул. Свойства молекул зависят не только от качест­венного и количественного различия атомов в молекуле, но и от порядка (последовательности) их расположения и связи.

Особенно большим количеством информации обладают так называемые полимеры (макромолекулы), имеющие цепное строение и многократно повторяющиеся звенья молекул. Разно­образие в макромолекулах создается главным образом последо­вательностью звеньев. Кроме того, макромолекулы образуют различные формы (конфигурации) в пространстве, что также придает им новые свойства (за счет топологического и метриче­ского пространственного разнообразия). Наиболее сложные мак­ромолекулы - это нуклеиновые кислоты и белки. Полимеры нук­леиновых кислот являются неоднородными, апериодическими, что позволяет им аккумулировать большие количества информа­ции, чем однородным полимерам. Цепь белка (полипептидная цепь) состоит из аминокислотных остатков. Полное количество информации в белке зависит от последовательности аминокис­лот и от конфигурации полипептидной цепи. По подсчетам, оно составляет около 4,5 бита на аминокислотный остаток [61].

Измерение информационного содержания ряда химических соединений показало, что в результате химической эволюции в общем происходило увеличение количества информации; при этом не следует думать, что увеличились одни и те же классы разнообразия. Некоторые классы разнообразия сужались, другие же, наоборот, расширялись.

Первые живые существа содержали по сравнению с моле­кулами колоссальные количества информации. Современные оценки, еще, к сожалению, весьма грубые, указывают лишь при­мерный порядок информационного содержания одноклеточных организмов или яйцеклеток.

В яйце в самом начале его развития можно различить следующие основные структуры. Во-первых, ядро, в хромосо­мах которого содержатся гены, во-вторых, его окружение - ци­топлазму с корпускулярными включениями и, наконец, тонкий поверхностный слой цитоплазмы - кортикальный слой яйца.

В соответствии с этим X. Равен [62] различает ядерную (или ге­нотипическую), цитоплазматическую и кортикальную информа­цию. Генотипическая информация кодируется в последовательно - сти нуклеотидов в цепи дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК) и, согласно оценкам, близка к 1010 битам в яйцеклетке млекопи­тающего. Это примерно соответствует библиотеке из 2000 томов. Цитоплазматическая информация, по-видимому, лежит в пределах от 104 до 1016 битов на молекулярном уровне. Количество корти -

12 13

кальной информации не больше 10 - 10 битов. Общее количе- ство информации в яйцеклетке достигает, следовательно, пример-

12 13

но 10 - 10 битов. Необходимо учесть, что в основе этих расче­тов лежит предположение, что исследуемая биологическая система (яйцо, одноклеточный организм) носит статистический характер, а в действительности она таковой не является. Кроме того, оценива­ется максимальное количество статистической информации, так как не учитываются многочисленные избыточные структуры.

Отметим некоторые результаты подсчета количества ин­формации в организме человека, который выполнили американ­ские ученые С. М. Данков и Г. Кастлер. Согласно этим оценкам, человеческий организм на атомном уровне содержит количество информации не более 2 х 108 битов, а на молекулярном - 5 х105 битов [63]. Снижение количества информации при переходе к молекулярному уровню объясняется тем, что сами молекулы уже обладают определенным информационным содержанием на атомном уровне. На основании этих еще приближенных оценок можно сделать вывод, что информационное содержание орга­низма взрослого человека (на атомном и молекулярном уровнях) больше информационного содержания яйцеклетки, из которой он развивается. Таким образом, в процессе исторического развития живого вещества от одноклеточных к человеку произошло ко - лоссальное накопление информации.

Наконец, можно показать, что информация накапливается в процессе развития не только в природе, но и в обществе [64] и по­знании [65].

Увеличение количества информации неразрывно связано с изменением качественной определенности систем. В связи с этим до последнего времени мы судили о степени развития лишь по изменению качественных особенностей систем. Очевидно, поэтому и само развитие до сих пор многими понимается лишь как качественное (и в ряде случаев необратимое) изменение. Од­нако изменение качества систем может быть лишь частным слу­чаем информационного критерия. Другими словами, критерием развития может выступать и качественный аспект информации.

Можно предположить, что степень развития некоторых сис­тем характеризуется, например, ценностью информации (праг­матический информационный критерий). Ценность информации как критерий развития относится прежде всего к системам, соз­данным человеком, и, как мы отмечали, связана с категорией це­ли. Приведем пример. На смену очень сложным по конструкции поршневым авиационным двигателям пришли более простые - реактивные. Причем последние обеспечивают летательным ап­паратам такую скорость и высоту полета, которых невозможно достичь при помощи поршневых двигателей. Очевидно, что соз­дание реактивных двигателей необходимо расценивать как про­грессивное явление. Если же подойти к этому явлению с точки зрения формального (количественного) информационного кри­терия, то мы должны были бы прийти к противоположному за­ключению. Но ведь цель совершенствования двигателей - не в усложнении их конструкций, а в достижении высоких скоростей полета и т. п. Поэтому в нашем примере количественный инфор­мационный критерий неприменим. Здесь следует применять ценностный критерий. Этот критерий действует и в сфере по­знания, и, по-видимому, в других областях общественной формы движения.

При помощи методов теории информации становится воз­можным измерение и темпов развития. Вопрос о темпах - один

V» [66]_/ т~ч

из важнейших в диалектической теории развитии. В конечном счете от темпов развития той или иной материальной системы зависит ее положение среди других систем. Только та матери­альная система может обогнать другие в развитии, которой при­суща, при прочих равных условиях, большая скорость прогрес­сивного развития. В частности, большие темпы развития социа­листической и коммунистической систем по сравнению с капи­талистической являются одним из существенных факторов, обу­словливающих переход человечества от капитализма к комму - низму. Уже этот пример показывает, что общетеоретический ана­лиз темпов развития имеет большое практическое, мировоззрен­ческое и методологическое значение.

Ограничимся здесь рассмотрением лишь темпов прогрессив­ного развития. Вопрос об ускорении темпов прогресса органиче­ской материи и человеческого общества по сравнению с неоргани­ческой природой был поставлен еще Ф. Энгельсом. Однако лишь в последнее время этот вопрос привлек внимание философов *.

Действие закона ускорения темпов прогресса рассмотрено на примере развития биологической и социальной ступени. Данных о действии этого закона в неживой природе почти нет, но можно предположить, что он действует и там. Соображения о нарастании темпов прогрессивного развития строятся на со­поставлении длительности качественных скачков в развитии космических систем, вещества земли (в основном в области жи­вой природы) и смены общественно-экономических формаций. И хотя темпы развития - количественная характеристика, одна­ко до сих пор мы судили об их нарастании лишь по качествен­ным изменениям. Вполне понятно, что кроме такого анализа темпов развития в принципе возможен и количественный ана­лиз. Это означает, что можно установить количественную зави­симость одного из существенных параметров развития от вре­мени. Таким параметром, как было выше выявлено, может быть информационное содержание, количество внутреннего разнооб­разия системы.

Ранее было приведено достаточно данных для того, чтобы высказать определенные суждения об ускорении прогресса на основании информационного критерия. Выберем для анализа эволюционный ряд и определим темпы прогресса структурных единиц ряда. Выбор лишь одной цепи ряда развития обусловлен тем обстоятельством, что для структурных единиц подсчитаны примерные количества информации, тогда как для ступеней раз­вития они не подсчитаны. Относительно последних нам извест­но, что количество информации в них растет, но хотя бы прибли­зительных количественных данных еще не получено.

Можно предположить, что эволюционный ряд - это главная прогрессивная линия развития, которая характеризуется наи­большими приращениями количества информации при опти­мальной избыточности. Избыточность в биологических систе­мах, как показали С. М. Данков и Г. Кастлер, должна быть опти­мальной, так как слишком высокая избыточность вызвала бы большие усилия со стороны организма для поддержания жизне­деятельности, а слишком низкая избыточность ведет к снижению надежности систем.

Кроме главной прогрессивной линии, могут быть и другие линии прогресса и различные линии регресса. Их можно срав­нивать по количеству накопленной информации, по скорости ее накопления, по относительной избыточности и скорости ее из­менения.

Например, для скорости изменения количества информа­ции можно выделить следующие положения: максимальное, нулевое, минимальное. Между этими положениями имеется ряд значений. Для скорости изменения избыточности также можно выделить минимальное, нулевое, максимальное и про­межуточные значения.

Для прогрессивного развития возможно любое увеличение количества информации с любым изменением избыточности, а для регрессивного развития - любое уменьшение количества информации также с любым изменением избыточности. Можно выделить и промежуточное направление между прогрессивным и регрессивным развитием (возможно, его следует назвать одно­плоскостным): нулевая скорость изменения количества инфор­мации при любых соответствующих вариациях избыточности. В частном случае, когда существует нулевая скорость изменения количества информации и нулевая скорость изменения избыточ­ности, развития не происходит.

Выберем на главной прогрессивной линии эволюции четы­ре точки, характеризующие структурные элементы (и в какой-то мере ступени развития) материи в процессе развития: атомы, мо­лекулы, одноклеточный организм и организм человека. Как по­лагают С. М. Данков и Г. Кастлер, при переходе от атомного уровня к молекулярному количество информации увеличивается

3 11

в 10 раза. Организм человека содержит примерно в 10 раз больше информации, чем одноклеточный организм. Поскольку переходы от атомного уровня к молекулярному, от молекулярно­го к одноклеточным и от одноклеточных к человеку занимали периоды времени одного порядка (миллиарды лет), то отмечен­ное увеличение количества информации характеризует относи­тельные темпы его роста в генетически связанных материальных системах. Увеличение количества информации в развивающихся системах показывает, что темпы развития материи на главной прогрессивной линии не просто растут, а растут поразительно быстро, изменившись с 10-6 битов до 1019 битов (в год) за период в несколько миллиардов лет естественной эволюции.

Ускоренный характер прогрессивного развития для ряда материальных систем уже определен в виде конкретных функ­циональных зависимостей: экспонента, т. е. показательная функ­ция (ех) для филогенетического развития, экспонента для роста научной информации и т. д. Весьма важную роль играет количе - ство информации для темпов биологического развития. И. И. Шмальгаузен в своих работах показал, что «количество средней информации является мерой материала для естественно­го отбора и поэтому указывает на пределы возможной скорости естественного отбора» [67].

Сам факт ускорения темпов прогресса ставит вопрос о при­чинах этой закономерности. В самом общем плане можно отме­тить следующие причины: 1) сохранение предшествующих структурных единиц (или ступеней) в более высоких; 2) процесс дифференциации систем; 3) процесс интеграции или взаимодей­ствия элементов систем на одном уровне и на разных уровнях разнообразия.

Ясно, что все эти процессы ведут в общем к ускоренному накоплению информации. Достаточно проанализировать форму­лу экспоненты, чтобы убедиться в том, что скорость накопления информации пропорциональна количеству информации в систе­ме. Значит, чем большее количество информации накопила дан­ная система, тем более быстрыми темпами она может развивать­ся. Большее накопление информации в системе создает возмож­ности для взаимодействия, интеграции ее элементов, а значит, ведет и к накоплению все большего разнообразия.

Сам факт пропорциональности (а в общем случае - зависи­мости) темпов и степени прогресса материальных систем гово­рит о том, что прогрессивное развитие - это прежде всего само­развитие и что определяющие развитие характеристики зависят от самих этих систем.

Отметим, что процесс развития в определенном аспекте можно моделировать процессом передачи информации. Разви­вающийся материальный объект можно представить в качестве некоторой системы, связанной определенными информацион­ными каналами с окружающей средой. Для прогрессивно разви­вающихся систем накопление информации аналогично ее пере­даче из внешней среды к системе и сохранению ее там. Темпы развития (прогресса) аналогичны скорости передачи информа­ции, т. е. приросту ее количества в единицу времени в системе. Система, принимающая информацию, обладает определенной пропускной способностью, которая зависит от степени ее слож­ности, упорядоченности, организации, связанной, как было вы­яснено ранее, с количеством информации. Следовательно, чем в общем сложнее, упорядоченнее, организованнее система, тем больше ее пропускная способность [68]. Но максимально достижи­мая скорость передачи информации в систему из внешней среды пропорциональна ее пропускной способности - это элементар­ное положение теории передачи информации. Следовательно, использование информационной модели развития дает возмож­ность прояснить механизм ускорения темпов прогресса в связи с усложнением, упорядочиванием, повышением степени органи­зации материальных систем.

Применение теории информации к анализу развития помо­гает глубже разобраться в этом сложном процессе, количествен­но охарактеризовать его степень, направление и темпы.

<< | >>
Источник: Урсул, А. Д.. Природа информации: философский очерк /А. Д. Урсул; Челяб. гос. акад. культуры и искусств; Науч.-образоват. центр «Информационное общество»; Рос. гос. торгово-эконом. ун-т; Центр исслед. глоб. процессов и устойчивого развития. - 2-е изд. - Челя­бинск,2010. - 231 с.. 2010

Еще по теме § 8. Информационный критерий развития систем:

  1. Функциональные компоненты педагогической системы
  2. 1.1. Развитие теоретической базы концепции рабочих команд
  3. РОЛЬ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ЦЕНТРОВ В РАСПРОСТРАНЕНИИ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ЗНАНИЙ. СПЕЦИФИКА ПОДГОТОВКИ СПЕЦИАЛИСТОВ В ПРОМЫШЛЕННО-РАЗВИТОМ СЫРЬЕВОМ РЕГИОНЕ
  4. 3. ОБЪЕКТНО-ПРЕДМЕТНЫЙ ПОДХОД К УПРАВЛЕНИЮ РАЗВИТИЕМ
  5. 4.4. Функции систем менеджмента
  6. 10.4. Информационные технологии и коммуникации в процессах управления
  7. 11.3. Система управления человеческими ресурсами
  8. § 4. КРИТЕРИЙ КАЧЕСТВА РЕГУЛИРОВАНИЯ И НАДЕЖНОСТЬ ДЕЙСТВИЯ СИСТЕМЫ
  9. ЧЕЛОВЕК И ИНФОРМАЦИОННАЯ ТЕХНОЛОГИЯ
  10. 5. Критерии классификации правовых систем
  11. 9.2. Институциональная структура политической системы общества
  12. Глава 39 (2). К вопросу о прогнозировании поведения информационных самообучающихся систем
  13. СИСТЕМЫ И МЕТОДЫ КОНТРОЛЯ ДЕНЕЖНЫХ ПОТОКОВ
  14. АВТОМАТИЗИРОВАННЫЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ ФИНАНСОВОГО МЕНЕДЖМЕНТА
  15. § 1. Зарубежный опыт развития нормотворческой юридической техники (Рафалюк Е. Е.)
  16. § 8. Информационный критерий развития систем