<<
>>

Общие итоги

Те, которые отвергают общую доктрину, выставленную Майером в качестве основания для его рассуждений, обычно предполагаемую Фарадеем в виде руководящего принципа при выводе им своих заключений, ясно признаваемую Гельмгольцем и молчаливо принимаемую Дж. Гершелем, - те, говорю я, которые отрицают эту общую доктрину и даже осмеивают ее, должны бы с этой целью запастись ясными и сильными доводами. Подвергшись нападкам, и притом не в слишком умеренном тоне, за изложение этой доктрины и ее неизбежных выводов в специфической форме, я потребовал этих доводов от своих критиков.

Обращаю теперь внимание читателя на полученные вследствие этого требования ответы.

1. Критик "British Quarterly Review" привел для моего назидания афоризм проф. Тэта, гласящий, что "натуральная философия есть наука экспериментальная, а не интуитивная. Никакое априорное рассуждение не может доказать нам ни одной самой простой физической истины". Вследствие этого я спросил: что проф. Тэт понимает под физическими аксиомами и что хочет он сказать словами, что "образованный человек способен с первого взгляда видеть их очевидную истинность..."?

Ответа не последовало.

2. Вместо ответа на вопрос, каким образом проф Тэт может ссылаться на интуицию необходимости, не противореча другой своей доктрине, критик приводит - как будто это отвечает на мой вопрос - замечание проф. Тэта, что "так как свойства материи могли иметь такой характер, вследствие которого значение аксиом получил бы совершенно другой ряд законов, то эти законы (движения) должны быть рассматриваемы как основанные на убеждениях, выведенных из наблюдения и опыта, а не из интуитивного восприятия".

Вследствие этого я спросил его, каким образом проф. Тэт знает, что свойства материи могли бы быть иными, чем каковы они ныне? Я спросил, каким образом его интуиция относительно вещей, каковы они не суть, так определенна, что. исходя из нее, он может подорвать наши интуиции относительно вещей, каковы они суть?

Ответа не последовало; по поводу моего вопроса проф. Тэт лишь рассказал историю, смысла которой в применении ко мне никто не мог понять, но отвечать иначе он отказался. Никакого ответа не дал и его ученик.

3. Затем я спросил, каким образом проф. Тэт признает основанием физики Ньютоновы законы движения, когда они Ньютоном только развиты, но не доказаны, тем более что и проф. Тэт не приводит в пользу их никаких доказательств в своем "Руководстве натуральной философии" (Treatise on Natural Philosophy). Я приступил к рассмотрению, как могла бы быть мыслима апостериорная гарантия, если не существует априорной, и указал, что первый закон движения не может быть выведен ни из земных, ни из небесных явлений без petitio principii.

Ответа не последовало; критик лишь охарактеризовал мое рассуждение, как "в высшей степени ошибочное" (совершенно расходясь в этом с двумя выдающимися авторитетами, которые его читали), но, кроме этой характеристики, ничего не сказал в ответ на мой вопрос.

4. На мое указание, что Ньютон не приводит доказательств для своих законов движения, критик отвечал, что Principia в целом составляют именно такое доказательство", на что я заметил, что Ньютон назвал их "аксиомами" и что по обычному предположению аксиомы не могут доказываться выводами из них же.

Критик цитирует одно из писем Ньютона, показывающее, что хотя тот и называл законы движения "аксиомами", но все же рассматривал их как принципы, ставшие общими путем индукции, и что, следовательно, он не мог считать их априорными.

5.

В ответ на это я указал, что каково бы ни было понятие Ньютона об этих "аксиомах", но он открыто и определенно исключал их из разряда "гипотез". Из этого я заключал, что он не считал своих Principia в целом за доказательство их, как это делает критик, если признавал, что предположение, сделанное вначале и долженствующее быть доказанным посредством результатов этого предположения, есть "гипотеза".

Ответа не дано.

6. Оставив в стороне авторитеты, я рассмотрел по существу мнение, что достоверность законов движения доказана или может быть доказана путем установления истинности астрономических предсказаний, и показал, что сам процесс подобной проверки предполагает существование этих законов

Ответа нет.

7. Для того чтобы еще более выяснить тот факт, что конечные физические истины признаются и должны быть признаны за априорные, я указал, что в каждом своем опыте физик молчаливо предполагает существование между причиной и следствием отношения такого рода что если единица причины производит единицу следствия, то две единицы причини произведут две единицы следствия, из этого я заключил, что означенное общее предположение обнимает собою и частное предположение подтверждаемое вторым законом движения.

Ответа нет, т. е. нет старания показать неверность этого положения, а вместо того одни придирки, основанные на опущении мною слова "пропорциональность" в местах, где оно подразумевалось, хотя и не было поставлено.

8. Я обратил внимание критика на одно место из "Философии естествознания" Дж. Гершеля, где то г причисляет к "признакам того отношения, которое мы понимаем под причиной и следствием" "пропорциональность следствия с его причиной во всех случаях прямого независимого действия" и где это предположение пропорциональности представляется как предшествующее физическому исследованию, а не как долженствующее быть установленным посредством его.

Ответа нет.

9. В заключение я высказал требование, чтобы эта пропорциональность была доказана. Я говорил: "Пусть мой критик установит ту истину, что между причиной и следствием существует пропорциональность, посредством процесса, нигде не предполагающего, что если единица силы производит известную единицу следствия, то две единицы подобной силы произведут две единицы такого следствия".

Ответа нет.

Таким образом, так как по всем этим существенным пунктам трое моих оппонентов-математиков не дают никакого ответа, то этим самым они доставляют мне повод обратить их приговор против них же самих. Они отвлекали внимание читателей от главных вопросов и направляли его путем спора на побочные. Основные вопросы ими обходились, а новые, подчиненного порядка, возбуждались.

Какой же вывод можно сделать из всего этого? Да только такой, что тот, кто в силах напасть на центральную позицию своего противника, не станет растрачивать свои силы на мелкие аванпостные стычки. Если он отказывается от нападения на самую крепость, то, значит, он видит, что она неприступна.

Если я взял на себя труд отвечать на критику и отражать неправильные истолкования своих воззрений, то сделал это потому, что нападение на частную доктрину, которую я защищаю, является отчасти нападением и на конечную доктрину, лежащую в основе дедуктивной части Основных начал, - на доктрину, утверждающую, что количество существования (бытия) вообще неизменно. Я согласен с В. Гамильтоном, что сознание необходимости причинности вытекает из невозможности постигнуть возрастание или уменьшение совокупности бытия. Пропорциональность между причиной и следствием есть вывод, отрицание которого предполагает утверждение, что некоторое количество причины может исчезнуть без результата или некоторое количество следствия может возникнуть без причины. Я настаиваю на априорном характере второго закона движения в той абстрактной форме, в которой он выражается, просто потому, что это также есть вывод, хотя и несколько более отдаленный, из той же самой конечной истины. И единственное основание, заставляющее меня настаивать на значении этих интуиции, заключается в том, что, согласно эволюционной гипотезе, безусловное единообразие в вещах производит безусловное единообразие в мыслях и что основные мысли более представляют собою бесконечно обширные накопления опытности, чем результаты наблюдений, опытов и мыслительных процессов какой-либо единичной жизни.

<< | >>
Источник: Герберт Спенсер. Опыты научные, политические и философские. Том 2. 1868

Еще по теме Общие итоги:

  1. N 3. Общие тактические приемы и правила
  2. IX. Общие итоги второго периода в истории науки уголовного права в России
  3. Общие итоги нашего исследования
  4. 1. Боръба партии и Советского правительства за ликвидацию последствий неурожая в Поволжье и первые итоги восстановления сельского хозяйства к концу 1921 г. 
  5.   3. XI съезд РКІІ(б) об итогах и уроках первого года новой экономической политики  
  6. Глава 1 ОБЩИЕ ВОПРОСЫ СООТНОШЕНИЯ КАТЕГОРИЙ
  7. ОБЩИЕ ИТОГИ: ОТ ИДЕИ ОРГАНИЧЕСКОЙ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ К ГИПОТЕЗЕ АДАПТИВНОЙ ЭВОЛЮЦИИ
  8. г)              общие итоги раздела
  9. § 1.  Общая  характеристика  правовых  механизмов
  10. Параграф второй. Методология общего сравнительного правоведения
  11. Статья 46. Решения общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме
  12. [2] Рецепция РЧП. Понятие, значение и этапы Рецепции. Итоги Рецепции, особенность рецепции в России.
  13. подводя итоги
  14. Общие итоги
  15. Итоги и последствия войн
  16. Установление итогов голосования и определение результатов выборов
  17. 2.2.3. Образ общего.
  18. 3.1. Общие проблемы изучении поздней бронзы на Северо-Западном Кавказе.