<<
>>

СМЯГЧАЮЩИЕ И ОТЯГЧАЮЩИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ПРИ НАЗНАЧЕНИИ НАКАЗАНИЯ

Смягчающие и отягчающие ответственность обстоятельства при назначении наказания //Вопр. государства и права. -Харьков, 1974. - Вып. 2. - С. 246-259.

В свете исторических решений XXIV съезда КПСС большое значение приобретают вопросы дальнейшего укрепления законности в деятельности органов следствия, прокуратуры, суда и исправительно-трудовых учреждений.

«Любые попытки отступления от закона или обхода его, чем бы они ни мотивировались, терпимы быть не могут», - отмечал в своем докладе на съезде Генеральный секретарь ЦК КПСС товарищ Л. И. Бреж- нев[925]. Эти указания имеют прямое отношение и к вопросам применений наказания.

Уголовное наказание должно применяться в строгом соответствии с требованиями закона, назначаться с учетом степени и характера общественной опасности совершенного преступления и личности подсудимого. Наказание должно быть справедливым, гуманным и целесообразным. Только при этих условиях оно обеспечит достижение целей специального и общего предупреждения, исправления и перевоспитания осужденного, а также воспитания как самого осужденного, так и других лиц в духе строгого соблюдения советских законов и правил социалистического общежития. В. И. Ленин указывал, что «предупредительное значение наказания обусловливается вовсе не его жестокостью, а его неотвратимостью»[926]. Именно неотвратимость наказания повышает его специально-предупредительное и общепредупредительное воздействие.

Конечно, одним лишь наказанием невозможно уничтожить, искоренить преступность. Л. И. Брежнев в докладе на XXIV съезде КПСС отмечал, что «наряду с применением мер наказания, предусмотренных законами, у нас проявляется все большая забота о профилактике преступлений, о том, как их предупредить, не допустить»[927].

Большая работа Советского государства по профилактике преступлений, широкое привлечение общественности к этой деятельности не означает, что наказание перестает играть свою роль эффективного средства борьбы с преступностью.

Уголовное наказание, как наиболее острая форма государственного принуждения, является и в настоящее время важным орудием борьбы с лицами, совершающими преступления. Причем, как указывается в Программе КПСС и в июльских (1966 г.) решениях ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета и Совета Министров СССР об усилении борьбы с преступностью, в нашей судебной практике следует применять суровые меры наказания к лицам, совершающим тяжкие преступления, к злостным преступникам-рецидивистам и в то же время назначать лицам, совершившим преступления, не представляющие большой общественной опасности, наказания, не связанные с лишением свободы, широко осуществлять условное осуждение, применять (там, где это возможно) вместо наказаний меры общественного воздействия.

Действующая система наказаний, исходные (положения которой сложились еще при В. И. Ленине, себя полностью оправдывает, хотя, конечно, ее нельзя рассматривать как нечто застывшее. Она совершенствуется и развивается. Вопросы наказания находятся в центре внимания законодателя. Так, Закон от 11 июля 1969 г. «О внесении изменений и дополнений в Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик» содержит положения, относящиеся исключительно к вопросам применения наказания и освобождения от него. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 12 июня 1970 г. «Об условном осуждении к лишению свободы с обязательным привлечением осуждённого к труду» ввел новый вид наказания в наше законодательство. Вопросы применения наказания регулируются и Указом от 18 мая 1972 года «О внесении дополнений и изменений в Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик». Пленум Верховного Суда СССР в своих руководящих разъяснениях нацеливает судебную практику на строжайшее соблюдение законов о применении наказания.

Придавая такое серьезное внимание проблемам наказания, и законодатель, и судебная практика исходят из того, что эффективность наказания во многом способствует снижению преступности, предопределяет в значительной мере ее динамику.

Назначение наказания - важный этап в деятельности суда, и к нему должно быть приковано особое внимание. Следует при этом обязательно иметь в виду, что правильно решить вопрос о применении того или иного; вида наказания, его размере невозможно без установления в действиях лица признаков определенного состава преступления, правильной квалификации деяния, в совершений которого признан виновным подсудимый. Преступление и наказание находятся в единстве. «Если понятие преступления предполагает наказание, то действительное преступление, - как писал К. Маркс, - предполагает определенную меру наказания»[928]. Отсюда следует, что если не установлено преступление, если ему дана неправильная юридическая квалификация, то нельзя говорить о применении наказания.

Проблема наказания в советском уголовном праве - это целый комплекс сложных вопросов, связанных с выяснением самого понятия наказания, его целей, системы и видов наказания, принципов назначения, эффективности наказания, порядка его применения. Все эти вопросы имеют не только теоретическое, но и, что не менее важно, существенное практическое значение. Некоторые же из них носят дискуссионный характер, нуждаются в дальнейшем обсуждении. Следует отметить, что за последние годы многие проблемы наказания получили свое в ряде случаев обстоятельное освещение как в отдельных монографиях, докторских и кандидатских диссертациях, так и в статьях, опубликованных в юридических журналах. Такой интерес к вопросам наказания находит свое объяснение в том, что правильное их решение - одно из условий дальнейшего укрепления законности и правопорядка в нашей стране - служит делу предупреждения преступлений.

Вопросы применения наказания чрезвычайно многогранны и обширны. В данной статье остановимся лишь на одном из них, а именно на вопросе о смягчающих и отягчающих обстоятельствах, учитываемых при назначении наказания в судебном приговоре. Он имеет немаловажное теоретическое и практическое значение. Многие его аспекты до сих пор дискуссионны.

Так, например, вопрос о возможности «перехода» отягчающих обстоятельств, названных в законе, в разряд смягчающих приобрел сейчас весьма важное практическое значение в связи с тем, что суду предоставлено право в исключительных случаях не признать состояние опьянения отягчающим ответственность обстоятельством (и 10 ст. 39 УК РСФСР; п. 10 ст. 41 УК УССР)[929]. Если раньше в литературе делались попытки как-то классифицировать отягчающие и смягчающие обстоятельства (например, по элементам состава или по признакам, характеризующим деяние и субъекта), то в последнее время высказан взгляд, вообще ставящий под сомнение возможность такой классификации[930], с чем вряд ли можно согласиться. В судебной практике, как известно, здесь также немало неясностей.

В силу ст. 37 УК РСФСР (ст. 39 УК УССР) суд, назначая наказание, руководствуясь принципом индивидуализации, учитывает и те обстоятельства дела, которые «смягчают и отягчают ответственность». Смягчающими называются такие обстоятельства, которые говорят в пользу подсудимого, свидетельствуют о меньшей степени его виновности, уменьшают его ответственность. Напротив, отягчающими являются те обстоятельства, которые говорят против обвиняемого, свидетельствуют о большей степени его вины, усиливают тем самым ответственность.

В чем же значение этих обстоятельств? В литературе это значение порой определяется очень узко. Так, в Курсе советского уголовного права, подготовленном авторами ЛГУ, прямо утверждается, что «влияние смягчающих обстоятельств проявляется только в одном: суд при прочих равных условиях должен назначить более мягкую меру наказания. Наличие смягчающих обстоятельств дает право суду избрать в рамках санкции статьи и наиболее мягкий вид наказания, (при альтернативной санкции) или минимальный размер любого вида наказания»[931]. В последнем учебнике Общей части авторы пишут, что «при преобладающем значении смягчающих обстоятельств наказание должно приближаться к минимальному пределу, при большей весомости отягчающих обстоятельств - к максимальному пределу санкции»[932].

Представляется, однако, что анализ соответствующих норм закона дает основание к трактовке более широкого значения как смягчающих, так и отягчающих обстоятельств.

Учет смягчающих обстоятельств дает суду право: 1) назначить наказание ближе к низшему пределу (минимуму) санкции статьи УК, предусматривающей преступление, в совершении которого признан виновным подсудимый; 2) при альтернативной санкции назначить, менее тяжкий вид наказания из тех, которые в этой санкции предусмотрены;

в силу ст. 43 УК РСФСР (ст. 44 УК УССР) назначить наказание ниже низшего предела (минимума) санкции статьи, предусматривающей совершенное преступление; 4) перейти, руководствуясь ст. 43 УК РСФСР (ст. 44 УК УССР) к другому, более мягкому виду (наказания по сравнению с тем, который прямо указан в санкции статьи; 5) применить условное осуждение и 6) при определении вида ИТК или ВТК в силу ст. 24 УК РСФСР (ст. 25 УК УССР) определить отбывание лишения свободы в колонии менее сурового режима. Напротив наличие отягчающих обстоятельств дает суду право: 1) назначить наказание в виде максимума или приближенное к максимуму санкции статьи УК, предусматривающей совершенное преступление; 2) при альтернативной санкции применить более тяжкий вид наказания из тех, которые в этой санкции указаны; 3) исключает применение наказания ниже низшего предела санкции; 4) исключает переход к другому, более мягкому наказанию, в санкции не предусмотренному; 5) исключает применение условного осуждения и 6) дает суду при указанных в ст. 24 УК РСФСР (ст. 25 УК УССР) условиях возможность применить более тяжкий вид ИТК при осуждении лица к лишению свободы.

В связи с таким большим значением смягчающих и отягчающих обстоятельств необходимо точное соблюдение закона, устанавливающего их перечни. В ст. 38 УК РСФСР (ст. 40 УК УССР) дан перечень обстоятельств, смягчающих ответственность. Причем в этой статье специально оговорено, что при назначении наказания суду предоставляется право учитывать и иные, то есть не упомянутые в ст.

38 УК, смягчающие обстоятельства. Следовательно, перечень смягчающих ответственность обстоятельств не является исчерпывающим. Суд может признать таковым любое из обстоятельств, даже не указанное в законе. В этом находит свое проявление принцип социалистического гуманизма, пронизывающий советское уголовное законодательство. И суды широко учитывают при назначении наказания такие, например, смягчающие обстоятельства, как безупречную трудовую деятельность, примерное поведение до совершения преступления, плохое здоровье, наличие на иждивении у подсудимого нетрудоспособных членов семьи и т. п. Такая практика является совершенно правильной и основывается на законе.

Иначе решается законом вопрос об учете отягчающих обстоятельств. Статья 39 УК РСФСР (ст. 41 УК УССР) не предоставляет суду права учитывать в качестве отягчающих при назначении наказания такие обстоятельства, которые не указаны в законе. Поэтому перечень отягчающих обстоятельств является исчерпывающим и в силу этого распространительному толкованию подлежать не может. Между тем в практике не редко пытаются расширить перечень отягчающих обстоятельств и ссылаются при назначении наказания на такие обстоятельства, которые в законе в качестве отягчающих не обозначены. Так, назначая наказание в приговоре, суды в качестве отягчающих расценивают такие обстоятельства как, например, «непризнание обвиняемым своей вины», «отказ давать правдивые показания», «отсутствие чистосердечного раскаяния в совершенном преступлении» и т. п. Верховный суд УССР специально указал по делу З., что ссылка суда при определении наказания на такие обстоятельства, как отрицание вины, применение ранее к подсудимому административного взыскания, в качестве отягчающих противоречит ст. 41 УК УССР, так как эти обстоятельства в ней не указаны[933]. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 30 июня 1969 г. «О судебном приговоре» специально обратил внимание на то, что «содержащийся в законе перечень отягчающих обстоятельств является исчерпывающим, и суд не вправе при мотивировке избранной им меры наказания ссылаться на обстоятельства, которые не указаны в законе»[934].

Еще более определенно сформулировал эти Положения Пленум Верховного Суда УССР в постановлении от 28 марта 1972 года. Здесь обращено внимание судов на то, что статья 40 УК УССР устанавливает лишь примерный перечень обстоятельств, смягчающих ответственность, и что, исходя из этого, суд имеет право при назначении наказания учитывать и иные смягчающие обстоятельства, например, безупречное поведение подсудимого на производстве и в быту до совершения преступления; неправильное поведение потерпевшего, ставшее причиной или условием, способствовавшим совершению преступления; болезненное состояние виновного и членов его семьи; наличие малолетних детей и пр.). В то же время Пленум указал, что статья 41 УК УССР, в отличие от статьи 40 УК УССР, устанавливает исчерпывающий перечень обстоятельств, отягчающих ответственность, в связи с чем при назначении наказания суды не вправе ссылаться на иные отягчающие обстоятельства, не предусмотренные законом (например, непризнание подсудимым своей вины, отсутствие смягчающих ответственность обстоятельств, наличие снятых или погашенных судимостей и т. п.). Основываясь на этих указаниях, Президиум Львовского облсуда по делу С. исключил из приговора указание на такое отягчающее обстоятельство, как непризнание подсудимым своей вины, так как это обстоятельство в качестве отягчающего не предусмотрено законом[935].

Следует заметить, что каждое смягчающее и отягчающее обстоятельство должно рассматриваться не изолированно. Статья 37 УК РСФСР (ст. 39 УК УССР) предписывает при назначении наказания руководствоваться социалистическим правосознанием, учитывать характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного и «обстоятельства дела, смягчающие и отягчающие ответственность». Таким образом, закон ориентирует суд на учет всех обстоятельств в их совокупности, что и определяет место и значение каждого из них в уголовном деле и влияние их на избрание меры наказания.

К. Маркс в свое время указывал, что «об отягчающих вину обстоятельствах не может быть речи, раз невозможны обстоятельства, смягчающие вину»[936]. Эта мысль Маркса прямо связывает отягчающие и смягчающие обстоятельства в единую их совокупность, которая и является основанием выбора судом конкретной меры наказания. В такой совокупности одни обстоятельства подкрепляют друг друга, другие нейтрализуются, третьи выступают как более значительные, четвертые - как менее весомые и т. д. И именно в таком своем качестве смягчающие и отягчающие обстоятельства фигурируют в конкретном деле.

Смягчающие и особенно отягчающие ответственность обстоятельства часто включаются в закон в качестве элемента состава преступления. В связи с этим большое значение имеет вопрос о том, вправе ли суд при избрании конкретной меры наказания ссылаться на эти обстоятельства, в частности для усиления наказания в пределах санкции соответствующей статьи, предусматривающей преступление, совершенное подсудимым?

Вопросу этому до сего времени как-то не уделялось должного внимания, в нашей литературе он затрагивался, лишь вскользь, хотя и остается, до сих пор спорным, а для практики имеет очень важное значение.

В советской литературе вопрос этот разрешается следующим образом. Так, указывалось, что там, где смягчающие и отягчающие обстоятельства включены законом в качестве элементов состава, там суд не может ссылаться на них при определении на- казания[937]. Аналогичное положение высказано в учебнике по уголовному праву (коллектив авторов МГУ). Касаясь таких обстоятельств, как корысть и иные низменные побуждения, авторы считают, что, если эти обстоятельства указаны в диспозициях соответствующих статей Особенной части, они уже не могут указываться судом в качестве отягчающих обстоятельств при назначении наказания[938].

Правда, несколькими годами ранее те же авторы (Н. Ф. Кузнецова и Б. А. Куринов) признавали наличие таких ситуаций, когда суду необходимо учитывать и те отягчающие обстоятельства, которые являются элементами состава преступления. «Так, размер похищенного, - пишут они, - сыграв свою роль элемента состава при квалификации преступления, прямо учитывается судом при определении конкретной меры наказания в пределах санкции соответствующего уголовного закона»[939].

А. Д. Соловьев также высказал подобное суждение. Он писал: «Ссылка на обстоятельства, указанные в диспозиции статьи соответствующего закона, в обоснование усиления или смягчения меры наказания при осуждении по данной статье может иметь место лишь тогда, когда содержание отягчающего или смягчающего обстоятельства является дробным, то есть, когда в нем можно различать градации: например, менее тяжкие последствия, особо тяжкие последствия»[940].

По существу такую же позицию заняли и авторы Курса Общей части. В принципе, возражая против учета при назначении наказания тех отягчающих обстоятельств, которые определяют квалификацию деяния, они все же допускают возможность такого учета, если указанное обстоятельство может быть конкретизировано. (Так, при прочих равных условиях лицу, совершившему две кражи, и лицу, совершившему десять краж, будут назначены различные наказания, хотя действия и того и другого будут квалифицированы по ч. 2 ст. 89 УК РСФСР)[941]. Такая же точка зрения развивается в Учебнике по Общей части, изданном в 1969 году, а ровно и в Курсе Общей части, подготовленном ИГПАН[942].

Однако в учебнике 1972 года издания, написанном коллективом ВЮЗИ, вновь утверждается, что смягчающие и отягчающие обстоятельства, включенные в диспозицию закона как элементы состава, не могут вообще учитываться судом при определении наказания за преступление[943].

С этими взглядами согласиться нельзя. Мнение, что при назначении наказания невозможен учет смягчающих и отягчающих обстоятельств, являющихся признаками состава преступления, основано на несуществующем разрыве состава преступления и санкции, установленной в законе и определяющей степень опасности этого состава. В свое время А. Н. Трайнин писал: «Основанием для «применения типового наказания служат признаки, включенные как элементы в состав преступления, основанием для применения индивидуального наказания - конкретное содержание элементов состава и признаки, не включенные в состав. Поэтому одинаково ошибочным и одинаково вредным для социалистического правосудия явилось бы игнорирование указанных в законе признаков преступления и, наоборот, руководство при определении наказания только наличием состава без учета всех других, к составу не отнесенных обстоятельств и признаков»[944]. Здесь важно указание на то, что при назначении наказания в каждом случае имеет значение именно конкретное содержание элементов состава. Отсюда напрашивается теоретический вывод, сводящийся к тому, что суд не может быть ограничен при назначении наказания лишь теми смягчающими или отягчающими обстоятельствами, которые лежат за пределами состава.

Представляется, что применение более сурового наказания возможно при указании в приговоре на те отягчающие обстоятельства, которые являются элементами состава и не только в тех случаях, которые имеют в виду Н. Ф. Кузнецова, Б. А. Куринов, А. Д. Соловьев,

Н.              А. Беляев, Г. А. и Г. Л. Кригер.

Во многих статьях Особенной части УК в качестве элементов состава фигурирует не одно, а два и более отягчающих обстоятельств. Например, в ч. 2 ст. 81 УК УССР элементами квалифицированной кражи государственного или общественного имущества являются повторность и совершение такого преступления по предварительному сговору группой лиц, а в ч. 2 ст. 89 УК РСФСР еще и совершение кражи с применением технических средств.

Разумеется, что если установлены оба (по УК УССР) или даже три (по УК РСФСР) отягчающих обстоятельства этого преступления, то при назначении наказания в приговоре суд может и должен учесть всю совокупность этих обстоятельств, избрав подсудимому более суровое наказание, хотя и в пределах санкции закона.

Далее, например, обоснование в приговоре по ст. 93 УК УССР или ст. 102 УК РСФСР применения смертной казни наличием тех отягчающих обстоятельств, которые являются элементами состава убийства, не вызывает никакого сомнения. Именно, как правило, лишь наличие нескольких отягчающих обстоятельств, указанных в ст. 93 УК, как свидетельствует практика, является основанием для применения смертной казни. Прав С. В. Бородин, когда пишет, что «приговор, по которому назначена эта мера наказания без ссылки на квалифицирующие обстоятельства убийства при мотивировке меры наказания, оказывается неубедительным»[945].

В связи с характеристикой смягчающих и отягчающих обстоятельств большое значение приобретает мотивировка наказания в судебном приговоре, где эти обстоятельства должны найти свое отражение. В ст. 334 УПК УССР указывается, что вынося приговор, суд обязан привести мотивы избранной им меры наказания. Таким образом, можно сделать вывод, что применение наказания в ряде случаев может основываться на констатации и тех отягчающих (смягчающих) обстоятельств, которые описаны в качестве элементов состава преступления в диспозиции статьи Особенной части УК. Кроме того, УПК требует, чтобы суд приводил в приговоре основание избрания меры наказания, когда она может быть назначена лишь при отягчающих или смягчающих обстоятельствах, указанных в законе, по которому квалифицировано преступление. Речь идет о таких статьях УК, где наказание, предусмотренное в санкции, может назначаться только при наличии отягчающих или смягчающих обстоятельств (например, санкции ст. 1901 или ч. 2 ст. 168 УК УССР). Назначая в такого рода случаях наказание суд обязан привести соответствующие мотивы.

При отсутствии в нашем уголовном законодательстве абсолютно определенных санкций требование закона о необходимости всякий раз мотивировать избранное судом наказание является совершенно правильным.

Мотивировка наказания должна быть конкретной, а не носить общий, формальный характер. Нельзя признать удовлетворительным и такие мотивировки наказания в приговоре: «при избрании меры наказания суд учитывает тяжесть совершенного преступления и данные о личности подсудимого», «тяжесть и характер совершенного преступления, а также данные о личности», «большую степень социальной опасности преступления, степень виновности и данные, характеризующие личность» т. п. Они слишком общи, не конкретны и не отвечают принципу индивидуализации наказания. На это обратил внимание Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 30 июня 1969 г. «О судебном приговоре». Пленум потребовал от судов строгого соблюдения принципа индивидуализации наказания, обязав при вынесении приговора указывать, «какие конкретные обстоятельства, свидетельствующие о характере и степени общественной опасности преступления, а также о личности виновного, учтены судом при избрании меры наказания. Ссылка в приговоре лишь на то, что наказание назначено «с учетом личности виновного», является недостаточной»[946].

При мотивировке наказания отягчающие обстоятельства должны приводиться в формулировках, указанных в соответствующих пунктах ст. 39 УК РСФСР (ст. 41 УК УССР), конечно, с необходимой их конкретизацией применительно к рассматриваемому делу. Те смягчающие обстоятельства, которые указаны в законе, также необходимо приводить в формулировках текста ст. 38 УК РСФСР (ст. 40 УК УССР). Другие же смягчающие обстоятельства, указываемые в мотивировке наказания, должны быть изложены четко и конкретно, чтобы было ясно, почему суд пришел к выводу о назначении виновному менее сурового наказания.

Надо также обратить внимание еще на одну сторону вопроса. В приговоре суд вправе ссылаться в качестве мотива избрания им определенной меры наказания только на такие обстоятельства, которые исследованы и подтверждены в судебном заседании. Таким образом, каждое смягчающее и отягчающее обстоятельство должно быть предметом доказывания в судебном заседании, и лишь при условии, что эти обстоятельства будут с достоверностью установлены, подтверждены, они могут быть положены в основу наказания и включены в мотивировку приговора.

<< | >>
Источник: М. И. БАЖАНОВ. Избранные труды / М. И. Бажанов ; [сост.: В. И. Тютюгин, А. А. Байда, Е. В. Харитонова, Е. В. Шевченко ; отв. ред. В. Я. Таций]. - Харьков : Право,2012. - 1244 с. : ил.. 2012

Еще по теме СМЯГЧАЮЩИЕ И ОТЯГЧАЮЩИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ПРИ НАЗНАЧЕНИИ НАКАЗАНИЯ:

  1. § 4. Смягчение наказания
  2. § 2. Сущность смягчающих и отягчающих обстоятельств наказания
  3. § 3. Обеспечение законности при выборе вида и размера административного наказания как способ защиты прав граждан
  4. § 1. Принципы назначения наказания
  5. § 2. Общие начала назначения наказания
  6. § 1. Понятие и значение обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность
  7. § 2. Виды обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность
  8. § 3. Назначение наказания при рецидиве преступлений
  9. VI. Учет смягчающих и отягчающих обстоятельств при назначении наказания
  10. СМЯГЧАЮЩИЕ И ОТЯГЧАЮЩИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ПРИ НАЗНАЧЕНИИ НАКАЗАНИЯ
  11. § 2. Обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность
  12. Принципы назначения наказания
  13. Смягчающие и отягчающие обстоятельства при назначении наказания
  14. Назначение наказания по совокупности преступлений
  15. Тема: НАЗНАЧЕНИЕ НАКАЗАНИЯ
  16. § 3. Обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание
  17. § 7. Отягчающие ответственность обстоятельства
  18. § 1. Принципы назначения наказания