<<
>>

§ 3. Виды «информационных» элементов в уголовнопроцессуальной форме

В действующем УПК РФ в ст. 5 (основные понятия, используемые в УПК РФ) не содержится легального понятия «технические средства». Тем не менее в тексте уголовно-процессуального законодательства [39] регламентируется порядок проведения следственных действий с их использованием, а также осуществление процессуальной деятельности, основанной по существу на возможности использования технических средств.

В связи с чем по текстуальному оформлению в УПК РФ применения информационных технологий можно выделить следующие группы:

1. Технические средства как средства фиксации, например, формулировка ст. 170 УПК РФ регламентирует, что «в случае производства следственного действия без участия понятых применяются технические средства фиксации его хода и результатов...»;

2. Технические средства для протоколирования, так, ст. 166 УПК РФ регламентирует, что протокол следственного действия может быть написан от руки или изготовлен с помощью технических средств;

3. Технические средства, конструктивно предназначенные для установления необходимых сведений, например, ст. 58 УПК РФ устанавливает возможность применения технических средств в исследовании материалов уголовного дела;

4. Технические средства проверки, например, формулировка ст. 107 УПК РФ допускает, что в целях осуществления контроля могут использоваться аудиовизуальные, электронные и иные технические

40

средства контроля» .

Наряду с изложенными, в УПК РФ содержатся и другие выражения об использовании технических, информационных, коммуникационных и иных средств без установления их понятийного значения. Такой подход не позволяет комплексно определить необходимые, т. е. основные, существенные признаки технических средств для их доказательственного [40] обозначения. Соответственно, затруднительно прогнозируется установление общих процессуальных закономерностей в деятельности субъектов доказывания при формировании и использовании сведений, получаемых с помощью таких средств.

Наличие процессуальных проблем в вопросах о возможности использования технических средств при производстве следственных действий находит должное отражение в работах многих ученых-процессуалистов[41]. Например, А. Е Федюнин считает: «Отсутствие единого понимания сущности технических средств, применяемых в сфере уголовного судопроизводства, неопределенность их правового статуса и порядка использования в уголовно- процессуальной деятельности не только влечет за собой неясность нормативно-правовых формулировок, но и негативно сказывается на качестве дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства уголовных дел»[42] [43]. Таким образом, приходится констатировать факт, что современное разнообразие в обозначении технических средств в УПК России диктует необходимость теоретической разработки и формулирования соответствующих законодательных новелл по определению самого понятия о них.

Даровских С.М. считает необходимым не только закрепление понятия «технических средств» в ст. 5 УПК РФ, но и включение самостоятельной нормы о технических средствах в гл. 11 УПК РФ «Доказывание» с указанием условий использования технических в уголовном

судопроизводстве, таких как «воспроизводимость» и особый порядок их

43

получения .

Необходимо отметить, что в контексте уголовного судопроизводства интерес вызывают не столько средства передачи информации, сколько природа информационного применения технических средств, в которую включено понятие о передаче, хранении, сборе, контроле, оценке и проверке сведений.

Можно выделить несколько видов уголовно-процессуальных форм с «информационными» элементами:

1) регламентирующие общий порядок применения техники в ходе производства следственных действий (ст. 58, 81, 82, 164, 166 УПК РФ) и специальный порядок, относящийся к отдельным следственным действиям (ст. 170, 178, 179, 180, 182, 183, 185, 186, 186.1, 189, 190, 192, 193 УПК РФ);

2) определяющие порядок применения технических средств при ознакомлении с материалами уголовного дела для различных участников уголовного судопроизводства (ст.

42, 47, 53, 54, 58 УПК РФ);

3) определяющие условия применения технических средств при пересмотре приговора в суде апелляционной, кассационной, надзорной инстанций (гл. 45.1., 47.1., 48.1. УПК РФ);

4) допускающие возможность применения технических средств для изготовления различных процессуальных документов (ст. 166, 259, 303 УПК РФ).

В целях обоснования приведенной классификации необходимо дать характеристику каждой группе:

В первой группе внимание обращено на то, что УПК РФ в самом общем виде определяет требования к проведению следственных действий с применением технических средств. Ст. 164 УПК РФ среди прочих общих требований к производству следственных действий называет следующие: «При производстве следственных действий могут применяться технические средства и способы обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств. Перед началом следственного действия следователь предупреждает лиц, участвующих в следственном действии, о применении технических средств». Ст. 58 УПК РФ определяет, что для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применения технических средств в исследовании материалов уголовного дела привлекается специалист. Существенные требования к протоколированию следственных действий при помощи технических средств закреплены в ст. 166 УПК РФ: протокол может быть написан от руки или изготовлен с помощью технических средств, при производстве следственного действия могут также применяться стенографирование, фотографирование, киносъемка, аудио- и видеозапись, стенограмма и стенографическая запись, фотографические негативы и снимки. Материалы аудио- и видеозаписи хранятся при уголовном деле. Кроме этого, в протоколе должны быть указаны и технические средства, примененные при производстве следственного действия, условия и порядок их использования, объекты, к которым эти средства были применены, и полученные результаты, а также то, что лица, участвующие в следственном действии, были заранее предупреждены о применении при производстве следственного действия технических средств.

Как было указано выше, в современном УПК РФ закономерностям производства следственных действий посвящена специальная норма ст. 164 УПК РФ, содержащая набор предписаний, правомочий и запретов, которыми должно руководствоваться лицо, производящее данные действия. Эти требования были модифицированы принятым Федеральным законом от 4 марта 2013 г. № 23-ФЗ «О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»[44]. В частности, изменения коснулись порядка привлечения к участию в производстве следственных действий понятых, а именно предусматривается возможность их замены техническими средствами. В соответствии с поправками, вносимыми в ст. 170 УПК РФ, устанавливается перечень определенных следственных действий, в которых допустима такая замена. Так, по усмотрению следователя понятые привлекаются: при производстве наложения ареста на имущество, почтовотелеграфные отправления; осмотре, в том числе трупа; эксгумации; следственном эксперименте, выемке, контроле и записи переговоров; проверке показаний на месте. Если по решению следователя понятые в указанных следственных действиях не участвуют, то применяются соответствующие технические средства. Предусмотренный порядок направлен на повышение эффективности производства следственных действий и снижение расходов из федерального бюджета за счет сокращения процессуальных издержек, возмещаемых понятым».

Помимо приведенного примера реализации общего и специального порядка применения технических средств, УПК РФ предусматривает и специальный порядок, относящийся к отдельным следственным действиям. К таковым можно отнести: участие понятых и возможность его замены применением технических средств (ст.170 УПК РФ), осмотр трупа и эксгумация (ст. 178 УПК РФ), освидетельствование (ст.179 УПК РФ), осмотр и выемка, контроль и запись переговоров (ст. 186 УПК РФ), получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами (ст.

186.1. УПК РФ), составление протокола допроса (ст. 190 УПК РФ), очная ставка (ст. 192 УПК РФ), предъявление для опознания (ст. 193 УПК РФ). С этой составляющей частью информационных технологий соотносимы следственные действия, предусмотренные ч. 9.1. ст. 182 УПК РФ, согласно которой при производстве обыска электронные носители информации изымаются с участием специалиста. По ходатайству законного владельца изымаемых электронных носителей информации или обладателя

содержащейся на них информации специалистом, участвующим в обыске, в присутствии понятых с изымаемых электронных носителей информации осуществляется копирование информации на другие электронные носители информации, предоставленные законным владельцем изымаемых

электронных носителей информации или обладателем содержащейся на них информации. При производстве обыска не допускается копирование информации, если это может воспрепятствовать расследованию

преступления либо, по заявлению специалиста, повлечь за собой утрату или изменение информации. Электронные носители информации, содержащие скопированную информацию, передаются законному владельцу изымаемых электронных носителей информации или обладателю содержащейся на них информации. Об осуществлении копирования информации и о передаче электронных носителей информации, содержащих скопированную

информацию, законному владельцу изымаемых электронных носителей информации или обладателю содержащейся на них информации в протоколе делается запись. Аналогичные правила предусмотрены ч. 3.1 ст. 183 УПК РФ и для производства выемки электронных носителей информации. Отличаются они лишь тем, что в ч. 9.1 ст. 182 речь идет о производстве обыска, а в ч. 3.1 ст. 183 УПК РФ - о выемке.

В качестве примера можно привести следственные действия, предусмотренные ст. 186, 186.1. УПК РФ, а именно контроль телефонных и иных переговоров: прослушивание и запись переговоров путем использования любых средств коммуникации, осмотр и прослушивание фонограмм и получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами.

Сущность следственного действия контроля и записи переговоров заключается в даче следователем уполномоченным органам санкционированного поручения осуществлять прослушивание и запись на материальные носители информации телефонных переговоров лиц, которые имеют отношение к расследованию уголовного дела, либо могут располагать сведениями, имеющими значение для уголовного дела; после непосредственной записи переговоров следователь истребует записанную аудиозапись телефонных переговоров, о чем делается соответствующая отметка в протоколе. При этом, как справедливо отмечает Н.Г. Шурухнов, контроль и запись телефонных и иных переговоров как следственное действие, ограничивающее конституционное право на тайну телефонных переговоров, должно осуществляться в строгом соответствии с правилами, установленными федеральными законами[45], из чего можно сделать вывод, что при производстве обозначенного следственного действия особенно необходима строгая и детальная регламентация.

Существует еще одно похожее следственное действие - выемка почтово-телеграфных отправлений. Необходимо обратить внимание на отличие обозначенного следственного действия от ранее рассмотренного, т.е. от контроля и записи телефонных переговоров. При выемке почтовотелеграфных отправлений изъятию, в первую очередь, подлежат уже созданные текстовые сообщения ( например, смс или письма электронной почты), уже имеющиеся на каких- либо носителях информации или написанные в оперативной памяти технических средств, а при осуществлении контроля и записи телефонных переговоров - такая запись создается уполномоченным должностным лицом.

В отечественной уголовно-процессуальной доктрине выемка электронных писем не рассматривалась широко, хотя, на сегодняшний день e-mail переписка является широко и повсеместно распространённой, в связи с чем подобное упущение из внимания как законодателей, так и практиков представляется необоснованным. Подробная процедура выемки электронной корреспонденции как с правовой, так и с технической точки зрения описана

Н.Г. Шурухновым, который пошагово описывает нюансы производства следственного действия: особенности определения адреса/адресата и сервера отправки/получения электронной почты, ее расположение в папках

46

почтового ящика .

Необходимо отметить, что аналогично нормативно-правовому регулированию использования информационных технологий в других следственных действиях, техническая сторона осуществления контроля и записи переговоров не имеет регулирования в уголовно-процессуальном законодательстве вовсе. В результате фиксируются переговоры всех лиц, пользующихся определенным телефоном или находящихся в определенном помещении. В то же время процессуальный закон допускает контроль и запись в отношении переговоров определенного лица. Возникает проблема доказательственного значения зафиксированных переговоров других лиц, которые фактически были записаны без судебного решения.

Вторая группа норм определяет порядок применения технических средств при ознакомлении с материалами уголовного дела для различных участников уголовного судопроизводства (ст. 42, 47, 53, 54, 58 УПК РФ). Порядок ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела урегулирован ст. 217 УПК РФ. Согласно требованиям ч. 1 ст. 217 УПК РФ после ознакомления потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей с материалами уголовного дела следователь предъявляет обвиняемому и его защитнику подшитые и пронумерованные материалы уголовного дела, за исключением случаев, когда для обеспечения безопасности потерпевшего, его представителя, свидетеля, их близких родственников, родственников и близких лиц [46] следователь вправе не приводить данные об их личности, в порядке ч. 9 ст. 166 УПК РФ. Для ознакомления также предъявляются вещественные доказательства, фотографии, аудио-, видеозаписи и иные приложения к протоколам следственных действий. Для гарантии невнесения следователем изменений в материалы уголовного дела в процессе ознакомления обвиняемого и его защитника с этими материалами обвиняемому и его защитнику следует воспользоваться правом, предоставленным им ч. 2 ст. 217 УПК РФ, а именно снимать копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств: копировального аппарата или путем фотографирования. При этом копирование материалов дела осуществляется за счет обвиняемого и его защитника, а следователь лишь предоставляет материалы дела.

Третья группа уголовно-процессуальных форм с использованием «информационных» элементов определяет условия применения технических средств в судах первой (ст. 241 УПК РФ), апелляционной (гл. 45.1.), кассационной (гл. 47.1.), надзорной инстанций (гл. 48.1.) . Требования к гласности уголовного судопроизводства содержатся в том числе и в обеспечении доступа к информации о деятельности судов посредством предоставления присутствующим в открытом судебном заседании лицам, как участникам процесса, так и лицам, не являющимся участниками процесса, представителям редакций средств массовой информации

47

(журналистам) права фиксировать ход судебного разбирательства (письменная форма, аудиозапись, фотосъемка, видеозапись, киносъемка, трансляция хода судебного разбирательства). Положения ч. 5 ст. 241 УПК РФ не предусматривают обязанность лиц, присутствующих в открытом судебном заседании и фиксирующих его ход в письменной форме и (или) с помощью [47] средств аудиозаписи, уведомлять суд и получать у него разрешение на фиксацию хода судебного разбирательства в данных формах. К письменной форме фиксации хода судебного разбирательства относится в том числе и ведение непосредственно в информационно-телекоммуникационной сети Интернет текстовых записей, осуществляемых с помощью компьютерных и иных технических средств, а также зарисовки судебного процесса. Фотосъемка, видеозапись, киносъемка и трансляция по радио и (или) телевидению хода судебного разбирательства могут осуществляться исключительно с разрешения суда. В таком же порядке допускается осуществление видеотрансляции хода судебного разбирательства в сети Интернет. Лица, присутствующие в открытом судебном заседании, но не являющиеся участниками процесса, представители редакций средств массовой информации (журналисты), желающие осуществлять фотосъемку, видеозапись, киносъемку, трансляцию хода открытого судебного разбирательства, должны обратиться к суду с соответствующей просьбой (заявлением). Решение суда об удовлетворении или об отказе в удовлетворении просьбы (заявления) об осуществлении лицами, присутствующими в открытом судебном заседании, но не являющимися участниками процесса, представителями редакций средств массовой информации (журналистами) фотосъемки, видеозаписи, киносъемки, трансляции хода открытого судебного разбирательства, отражается в протоколе судебного заседания. Материалы аудиозаписи, фотосъемки, видеозаписи, киносъемки, которые получены в результате фиксации хода судебного разбирательства, осуществляемой с соблюдением требований процессуального законодательства Российской Федерации участниками процесса и лицами, присутствующими в открытом судебном заседании, но не являющимися участниками процесса, представителями редакций средств массовой информации (журналистами), не могут быть истребованы судом у таких лиц.

Четвертая группа уголовно-процессуальных форм регламентирует возможность применения технических средств для изготовления различных процессуальных документов. Ряд основополагающих указаний о применении технических средств в ходе производства следственных действий содержится в ст. 166 УПК РФ, регламентирующей порядок составления протокола следственных действий. В ч. 2 ст. 166 УПК РФ говорится о возможности применения при производстве следственного действия стенографирования, фотографирования, киносъемки, аудио- и видеозаписи и содержится указание на то, что результаты их применения в виде стенограммы и стенографической записи, фотографических негативов и снимков, материалов аудио- и видеозаписи хранятся при уголовном деле. Часть 8 ст. 166 УПК РФ содержит почти аналогичные по содержанию указания, но говорит о необходимости приложения материалов не к «уголовному делу», а к протоколу. По-видимому, несмотря на существенные совпадения содержания ч. 2 и ч. 8 ст. 166 УПК РФ, в них все же имеются разные цели использования результатов применения технических средств. В ч. 2 ст. 166 УПК РФ имеются в виду средства, которые способствуют точности протокольного описания, но не становятся его составной частью и к протоколу не прилагаются (например, «рабочие» аудиозаписи), а в ч. 8 ст. 166 УПК РФ упоминаются результаты применения технических средств, имеющих доказательственное значение и составляющих с протоколами единый доказательственный комплекс. На наш взгляд, такая коллизия норм, трудноразличимых по своим целям, создает трудности при их применении. Очевидна и нежизнеспособность этого комплекса норм, так как, с одной стороны, возможно произвольное применение технических средств (и неприложение полученных результатов к протоколу в случае, если следователь решит, что они не помогают уточнить его содержание), а с другой стороны, возможно приобщение всех результатов применения технических средств к протоколу следственных действий без учета предписаний ч. 2 ст. 166 УПК РФ о том, что материалы приобщаются к делу, а не к протоколу. В последнем случае требования ч. 2 ст. 166 УПК РФ становятся излишними (особенно, если учитывать, что стенография в ходе производства следственных действий на практике не применяется).

Считаем необходимым сделать в рассматриваемом вопросе следующую оговорку. С нашей точки зрения, ввиду особенностей нормативно-правового регулирования, которое носит в отношении использования информационных технологий и конкретных технических средств фрагментарный и непоследовательный характер, для целей анализа и условной систематизации возможны элементы, используемые

исключительно в определенной УПК РФ уголовно-процессуальной форме при производстве различных следственных и процессуальных действий. Но рассмотрение и условная классификация видов «информационных» элементов в уголовно-процессуальной форме, с нашей точки зрения, имеет следующую погрешность, обусловленную смежной технической стороной вопроса. Существует такая ситуация, что одни и те же информационные элементы используются в разных видах уголовно-процессуальных формах с использованием информационных элементов, например, использование одних и тех же технических средств при изготовлении процессуальных документов, которые сопровождают каждое следственное действие и, например, изготовление протокола судебного заседания. Однако в рамках рассмотренного вопроса для нас представляет интерес именно классификация видов уголовно-процессуальной формы с использованием информационных элементов, а не на наоборот. Такое положение обусловлено и самой структурой УПК РФ, который в отличие от правил доказывания США, рассмотренных в пятом параграфе, сконструирован исходя из общих правовых правил.

В рамках приведённой классификации обосновано существование использования, как информационных технологий, так и высоких информационных технологий. Например, фото- и аудиозапись можно отнести к первой названной группе, а изготовление протокола следственных действий при помощи персонального компьютера - ко второй. Тем не менее вне зависимости от отнесения того или иного информационного элемента к какой-либо из групп, он будет обладать особенностями, присущими группе в целом.

<< | >>
Источник: МЕДВЕДЕВА МАРИЯ ОЛЕГОВНА. УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ФОРМА ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 3. Виды «информационных» элементов в уголовнопроцессуальной форме:

  1. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
  2. § 3. Криминалистическая характеристика преступлений КОРРУПЦИОННОЙ НАПРАВЛЕННОСТИ В УГОЛОВНО - ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЕ
  3. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  4. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  5. § 1. Познание сущности информации как одна из тенденций развития науки криминалистики
  6. § 3. Утрата информации как закономерность формирования доказательственной информации
  7. Список использованной литературы
  8. ОГЛАВЛЕНИЕ
  9. Введение
  10. § 1. Информационные технологии как предмет уголовнопроцессуального регулирования
  11. § 3. Виды «информационных» элементов в уголовнопроцессуальной форме
  12. § 4. Возникновение и основные этапы развития нормативного регулирования информационных технологий в уголовном процессе России
  13. § 3. Уголовно-процессуальная форма информационных технологий, используемых для контроля деятельности должностных лиц и органов, осуществляющих уголовное судопроизводство
  14. § 5. О перспективах реформирования уголовного процесса на базе внедрения информационных технологий
  15. Заключение
  16. Протоколы следственных действий как источники доказательств в уголовном процессе
  17. Проверка и оценка иных документов, используемых в качестве доказательств по уголовному делу
  18. § 1.1. Становление и развитие компетенции Европейского Союза в области уголовного процесса
  19. 2.2 Субъекты правоотношений по реабилитации
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -