<<
>>

Современная украинская историография

Если до начала 90-х гг. XX в. среди украинских археологов во взглядах на проблему «готы и Черняховская культура» наблюдался практически тот же спектр оценок, что и среди российских исследователей, то после провозглашения независимости Украины все іромче стал слышен голос сторонников готской принадлежности Черняховской культуры.

Неоднородность этнической структуры Черняховского населения больше никем особо не оспаривалась, хотя в украинской лесостепи по-прежнему предпочитали видеть славян [546]. Однако в дальнейшем взгляды украинских исследователей начинают существенно изменяться.

На украинских исследователей 90-х гг. XX века немалое влияние оказали взгляды американского ученого украинского происхождения Омельяна Прицака, изложенные в книге «Происхождение Руси» [547]. В первом ее томе собраны и проанализированы скандинавские источники, в том числе и те, которые, сохранили историческую память о хрейдготах и Эрма- нарихе [548]. Критическая оценка этой работы дана в рецензии Е.А. Мельниковой [549]. О возрастании интереса к готской эпохе в истории Украины свидетельствует пространная статья Львовского историка Леонтия Войтовича [550]. Он попытался подвести итоги изучения истории готов на будущих украинс- ких землях. К сожалению, названная публикация в основном носит компилятивный характер и не содержит самостоятельных выводов.

Й.С. Пиоро еіце в 1970-80-х гг. активно исследовал вопрос о готах в Крыму, итогом этой многолетней работы стала защита кандидатской диссертации в 1989 г., а годом позже — публикация монографии 257. Автор считает археологическим отражением проникновения племен готского союза в Северное Причерноморье памятники Черняховской культуры, а одним из наиболее ярких свидетельств присутствия германцев — рунические надписи, найденные на территории Украины, Молдавии, Румынии 25S. В грунтовых могильниках Юго-Западного Крыма исследователь находил признаки смешения населения из северо-западных областей, скорее всего, германцев с сармато-апанами, хотя прямых свидетельств позднеантичных авторов о присутствии здесь именно готов не известно.

Более взвешенный и лучше аргументированный взгляд на соотношение памятников классической черияховской культуры и крымских древностей Ш-Ѵ вв. изложен им в одной из последних статей 259.

Один из ведущих украинских специалистов по археологии ранних славян В.Д. Баран в своих ранних работах утверждал, что Черняховская культура формируется еще до обоснования готов в Северном Причерноморье 26°. Он связывал со славянами верхнеднестровскую группу Черняховских памятников, а также древности типа Хлопкова-Боромли на Левобережье Днепра, а с пришлыми германцами — памятники с элементами вельбарской традиции 261. В конце 1990-х гг. позиция исследователя несколько изменилась и сблизилась с классической модификацией готской теории М. Эберта, согласно которой готы, переселившись в Северное Причерноморье, наслои- [551] лись на разноэтничную массу местного населения и как господствующий слой во многом определили характер местной культуры [552]. По его заключению именно готы являлись стержнем полиэтнического союза и способствовали интеграции в него разнокультурных элементов [553]. Несколько иных взглядов придерживается Д.Н. Козак, исследовавший на Западной Украине ряд пшеворских и вельбарских памятников [554]. Он полагает, что по пути на юг готские племена осели на землях современной Волыни и Подолии, вытеснив местное население — племена зубрицкой и позднезарубинецкой культур, связываемые им с венедами [555]. Действительно в последней четверти II в. памятники названных культур внезапно прекратили свое существование и сменились поселениями и могильниками вельбарского типа. Д.Н. Козак подчеркивает, что никаких контактов между этими двумя народами по археологическим и письменным данным здесь нс наблюдается [556] [557]. В итоговой монографии «Венеды» Д.Н. Козак утверждает, что готы установили политическое господство над славянами и всеми другими племенами, населявшими Украину во II—IV вв. кроме славянских группировок Верхнего Поднестровья и Днепровского Левобережья 261. При этом готы отрезали венедам выход к морю и тем самым нарушили их связи с античными центрами.

Обладая военным преимуществом, они разоряли поселения, сжигали и топтали посевы, создавая тем самым нетерпимые условия для нормальной жизни. Со временем эта ситуация стала невыгодна для обеих сторон, был достигнут компромисс, который базировался на признании венедами политической и вассально-даннической зависимости от готов при гарантии последним безопасности их жизни и возможности торговли с античными городами. На его взгляд, этот военно-политический феномен и получил название «держава» Германариха.

О.М: Приходнюк первым попытался применить к интересующей нас проблематике цивилизационный подход [558]. Он считал черняховское общество переходным к. раннеклассовому, находящимся на пути'-к созданию собственной государственности, и на этом основании предложил отказаться от традиционного названия «черияховскаи культура», заменив его на «протоцивилизацию» как более соответствующее уровню его социального развития 2Й>. Исследователь полагал, что это понятие точнее передает суть Черняховского феномена, гак как в него вошли несколько разнокультурных и разноэтничных образований на уровне отдельных моноэтничных археологических культур. Создателями этой «протоцивизизации» могли быть только готы как «единственные пассионарии» на близлежащем пространстве [559] [560]°. Здесь явно чувствуется влияние идей Л.Н. Гумилева.

Безусловно, ведущим специалистом по Черняховской культуре и связанной с ней этноисторической проблематике сейчас является Б.В. Магомедов. Ему принадлежит капитальный труд, посвященный Черняховской культуре [561]. Он включает не только полную сводку Черняховских памятников, открытых на территории Украины, Молдовы, России, но и их археологический анализ, выполненный: на современном научном уровне [562]. По мнению Б.В. Магомедова, Черняховская культура возникла на основе вельбарской культуры при сильном провинциально-римском влиянии. По его мнению, этническую основу черняховской культуры создал и' германские племена, а основную массу ее населения составляли-готы 27j.

С ними он связывает большинство1 Черняховских памятников, на которых прослеживаются характерные элементы вельбарской культуры («тип Косанов»). Б.В. Магомедов допускает, что в германские общины спорадически включались представители других этносов (поздние скифы, сарматы, славяне, фракийцы). При этом формирование новой этнокультурной общности проходило при мощном воздействии провинциально-римской цивилизации [563] [564] [565] [566] [567].

Весьма показательно- для современного уровня развития черняхово- ведения то, что Б.В. Магомедов не ограничился лишь археологическим анализом черняховской культуры, но попутно рассмотрел некоторые исторические, социальные и этнографические аспекты готской проблемы. Он привел ряд новых археологических данных, еще раз подтвердивших старый тезис, что в экономическом отношении черняховское население существенно выделялось на фоне соседних варварских народов 2,5. Отдельный параграф монографии посвящен «эре Германариха» 2/0. В отличие от большинства российских и украинских ученых основное ядро его «державы» исследователь локализует' в Поднепровьс, где обычно размещали славян-антов. Он соглашается с теми исследователями, которые видели в Германарихе прообраз могущественного эпического короля Рейдготланда Хейдрека 211.

Книга Б.В. Магомедова хотя и не решила до конца основные вопросы готской проблемы в Северном Причерноморье, тем не менее, еще раз убедительно продемонстрировала, какими большими возможностями располагает современное черняхововедение для изучения интересующей нас темы.

По существу в ней в систематизированном виде представлен новый массовый источник, без учета которого сейчас невозможно продвинуться вперед в изучении истории' юга Восточной Европы в целом и проблемы «державы» Эрманариха в частности [568].

Р.В. Терпиловский неоднократно обращался к проблеме взаимоотношений готов и древних славян. В завершенном ;внде его взгляды изложены в итоговой монографии [569] [570] [571]. Он признает, что".в начале IV в: отдельные группы носителей Черняховской культ-урых:вельбарской традицией продвигаются на север, на территорию, ранее занятую племенами киевской культуры.

В первых исследователь видит готов; во: вторых - славян-венетов.- Сложившуюся в лесостепи ситуацию исследователь связывает с описанной Иорданом войной готов с венетами. Археологически это подтверждается .тем, что на ряде хелищ. киевский горизонт перекрыт Черняховским.

Историографии Черняховской проблематики Днепровского Левобережья посвящено исследование харьковского археолога М.В. Любичева 28°. В ряде последующих публикаций он вполне обоснованно выделил здесь дочер- няховский горизонт памятников типа Боромля, оставленный славянскими переселенцами из Верхнего Поднестровья 28|..В последние годы М:В. Любичев успешно проводит исследования-одного из самых крупных поселений и могильников Черняховской культуры у с. Войтенки [572].

Завершая историографический обзор современного состояния изучения готской проблемы и Черняховской культуры следует назвать несколько последних тематических российско-украинских сборников, содержащих новые материалы по интересующей нас тематике [573] [574]. Сюда же следует отнести коллективную монографию М.М. Казанского; М.Б. Щукина и О.В. Шарова о памятниках, оставленных готами и гуннами в Северном Причерноморье, изданную в Оксфорде 2ІМ.

Мы проследили более чем вековой путь, который прошла наша наука в изучении и осмыслении феномена королевства Эрманариха. Историографический обзор показал, как в течение XX в. в изучении этой проблемы акцент постепенно смещался с использования данных нарративной традиции в сторону исторического анализа вещественных археологических источников. На большом временном промежутке тот же историографический анализ позволил выявить вненаучные факторы (политические, идеологические, националистические), которые не способствовали успешной разработке проблемы. Современный этап изучения королевства Эрманариха характеризуется очевидным прогрессом в постижении его характера при сохранении весьма широкого спектра оценок ранней готской государственности. Эти достижения были обусловлены рядом причин:

1. Переменами, в том числе в сфере методологии исторической и археологической науки, которые произошли в нашей стране на рубеже 80 — 90-х гг.

прошлого века.

2. Возвратом к традициям изучения готской проблемы, сформировавшихся в зарубежной и русской дореволюционной науке.

3. Комплексным использованием различных источников при очевидном возрастании удельного веса археологических источников.

4. Синхронизацией времени появления готов на юге Восточной Европы и начала формирования Черняховской культуры, а также се расцвета и времени правления Эрманариха.

Историографический обзор дает представление о чрезвычайной сложности проблемы государства Эрманариха в отечественной науке. Тем не менее, ряд вопросов его истории можно считать в той или иной степени решенными. В то же время остаются вопросы, которые требуют дальнейшего изучения или уточнения:

1. Не завершена публикация основного фонда археологических источников — памятников Черняховской и синхронных ей культур, а также их статистическая обработка.

2. Вопрос о масштабах владений Эрманариха и степени его влияния на варварский мир Восточной Европы, особенно к востоку от ареала Черняховской культуры.

3. Внутренняя организация королевства Эрманариха (поселенческие структуры, микрорайоны Черняховских памятников, их локальные варианты, социальный анализ Черняховских могильников и т. п.).

4. Генезис королевства Эрманариха как раннегосударственного образования.

5. Место Остроготского королевства в системе ранних государственных образований, включая варварские королевства Западной Европы.

Лишь после разработки этих непростых тем можно будет говорить об окончательном решении готской проблемы на юге Восточной Европы.

<< | >>
Источник: Зиньковскаи И.В.. КОРОЛЕВСТВО ЭРМАНАРИХА В ИСТОРИИ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ IV ВЕКА. 2010

Еще по теме Современная украинская историография:

  1. Предисловие
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. Доминик Ливен Империя, история и современный мировой порядок
  4. Оглавление
  5. ГЛАВА 3. КОРОЛЕВСТВО ЭРМАНАРИХА В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И УКРАИНСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ
  6. 3.3. Готекая проблематика в отечественной историографии второй половины 1950-х — 1980-х гг.
  7. Современная украинская историография
  8. СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ Источники
  9. Введение
  10. Глава 1. Польша и поляки в русской исторической традиции до начала XIX века
  11. Глава 2. Польский вопрос и польские студии 1830-х–1850-х годов
  12. Глава 3. Польский вопрос и полонистика в 1860-е – 1870-е гг.
  13. Литература
  14. СПИСОК ВИКОРИСТАНИХ ДЖЕРЕЛ
  15. Введение
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -