<<
>>

ДАН ПРИКАЗ ЕМУ НА ВОСТОК

Все противники Хрущева были выброшены из политики. Маленкова отправили директором гидроэлектростанции в Усть-Каменогорск на Алтае, Кагановича — управляющим трестом «Союзасбест» в город Асбест Свердловской области.

Они находились под наблюдением местных органов КГБ. Генерал-лейтенант Павел Анатольевич Судоплатов, бывший начальник одного из управлений НКВД, был арестован после крушения Берии. Его тоже судили как бериевца. Он писал, что после суда, осенью 1958 года, его привели в кабинет председателя КГБ Ивана Серова. Тот сказал:

—Вас отправят во Владимирскую тюрьму. Если вы вспомните там о каких-нибудь подозрительных действиях или преступных приказах Молотова и Маленкова, сообщите мне.

Это означало, что снятием с должности дело не ограничится. Но сразу раздавить своих соперников Никита Сергеевич не решился.

По сообщениям местных партийных органов и КГБ Хрущев знал, что в стране не очень одобрительно отнеслись к решениям июньского пленума ЦК. Многие не понимали, почему, собственно, по отношению к известным в стране людям приняты такие суровые меры? В чем же они все-таки виноваты? Люди хотели узнать факты, подтверждающие вину членов «антипартийной группы», а в газетах были одни пустые слова.

В Куйбышеве люди просто сорвали городской митинг, который собрали, чтобы осудить «антипартийную группу», вспоминает Виталий Иванович Воротников, будущий член политбюро, а тогда секретарь парткома авиационного завода. Дело в том, что за два года до этого в Куйбышеве побывал Молотов.

«Встречали его на заводе восторженно,— пишет Воротников,— люди смели все ограждения, шумно приветствовали его как одного из соратников Ленина и Сталина. Все были в восторге от его простоты, доступности: пожал испачканную машинным маслом руку работницы в автоматном цехе, с интересом слушал объяснения слесаря Володи Бермана в монтажке нашего цеха, интересовался жильем мастера в сборочном цехе, спросил о заработке, состоянии снабжения в городе.

Все это было необычно и ново для нас».

Когда Хрущев в 1957 году обвинил Молотова в том, что он превратился в партийного барина, не знает жизни народа, и этот тезис на городском митинге в Куйбышеве повторил секретарь горкома, толпа зароптала:

—Это неправда! Молотов был на нашем заводе. Мы не верим Хрущеву!

Молотова первоначально хотели сделать послом в Норвегии, запросили агреман. Но потом передумали. 3августа 1957 года на заседании президиума решили отправить в Монголию. Другие страны уклонились от чести принять у себя опального сталинского соратника, а монгольский лидер Юмжагийн Цеденбал, которому позвонил сам Хрущев, ни в чем не мог отказать Москве. Тем более что Вячеслав Михайлович был причастен к его утверждению главой государства.

Молотов рассказывал потом Феликсу Чуеву:

—Помню Чойбалсана. Малокультурный, но преданный СССР человек. После его смерти надо было кого-то назначать. Предлагали Дамбу… А он хитрый такой монгол, осторожный, по-русски не говорит. Одно это уже свидетельствует о том, что он для руководства не годится,— надо читать «Правду», «Коммунист». А Цеденбал выучился в Иркутском финансовом институте и там женился на русской.

Михаил Капица в те годы руководил дальневосточным отделом МИД.

«Молотов стал вроде бы моим подопечным. Тогда я убедился, насколько строг к себе и дисциплинирован этот уже немолодой человек (ему было 68 лет). Иногда он звонил по телефону ВЧ-связи, рассказывал о деле и просил позвонить Суслову. Я отвечал, что вопрос ясен, пусть действует. Он настаивал на том, чтобы получить указание Суслова».

Несмотря на всю свою осторожность, Молотов то и дело получал выговоры. Не прощалась ни одна мелочь. Вот пример. 25 сентября 1958 года в протоколе заседания президиума ЦК записали указание Министерству иностранных дел: «Вызвать Молотова и сказать, что поступил неправильно во время беседы с китайскими товарищами».

Через три года из Улан-Батора Молотова перевели в Вену и назначили представителем в Международном агентстве по атомной энергии.

Карьерные дипломаты стремятся перебраться из Азии в уютную Европу. Но в Улан-Баторе была какая-то работа, а в Вене Молотов скучал. Но он не долго там просидел.

В Вене Хрущев и Молотов встретились в последний раз. В столице Австрии в начале июня 1961 года состоялась встреча Никиты Сергеевича с новым американским президентом Джоном Кеннеди. Хрущева встречали все советские дипломаты, в том числе представитель в МАГАТЭ Молотов. Он пришел на вокзал вместе с Полиной Семеновной.

Хрущев широко улыбнулся и приветственно сказал:

—А-а, Вячеслав Михайлович, здравствуйте, я вас очень рад видеть.

Но едва ли тому было приятно с ним встретиться. Судьба Молотова решилась через несколько месяцев, когда он обратился к руководству партии с очередной запиской. Вячеслав Михайлович напрасно напомнил о себе — вызвал раздражение. 7октября на заседании президиума ЦК Хрущев сказал:

—Может быть, отозвать его из Вены? А если будет упорствовать, так и исключить из партии…

Молотова отозвали в Москву, а в феврале 1962 года первичная организация управления делами Совета министров исключила его из партии. Вячеслав Михайлович протестовал. Его дело разбирал Свердловский райком, потом Московский горком партии. Окончательное решение принял первый секретарь горкома Петр Нилович Демичев:

—Вы должны сдать ваш партийный билет.

Комитет партийного контроля при ЦК КПСС счел исключение правильным.

Молотов не смирился с исключением из партии и ежемесячно посылал в ЦК партийные взносы. За ним, как и за другими бывшими партийными руководителями, следили, разговоры записывались. Председателю КГБ Владимиру Ефимовичу Семичастному в 1962 году Хрущев поручил побеседовать с Кагановичем, который продолжал говорить о том, что его несправедливо отправили в отставку. Опытный Лазарь Моисеевич приехал на Лубянку с узелком, думая, что его посадят.

<< | >>
Источник: Леонид Михайлович Млечин. Министры иностранных дел. Внешняя политика России. От Ленина и Троцкого – до Путина и Медведева»: Центрполиграф; М.; 2011. 2011

Еще по теме ДАН ПРИКАЗ ЕМУ НА ВОСТОК:

  1. ПРИКАЗ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО СУХОПУТНЫМИ ВОЙСКАМИКОМАНДУЮЩЕМУ ГРУППОЙ АРМИЙ «Б» ОТ 6 СЕНТЯБРЯ 1940 г.
  2. ИЗ ПРИКАЗА КОМАНДУЮЩЕГОНЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИМИ ВОЙСКАМИ В РУМЫНИИ О ЗАДАЧАХ 11-Й АРМИИ ПРИ НАПАДЕНИИ НА СОВЕТСКИЙ СОЮЗ (ОПЕРАЦИЯ «МЮНХЕН»). 9 ИЮНЯ 1941 Г.
  3. ПРИКАЗ СТАВКИ ВЕРМАХТА ОТ 21 АВГУСТА 1941 Г.
  4. ПРИКАЗ 6-Й АРМИИ О НАСТУПЛЕНИИ НА СТАЛИНГРАД ОТ 19 АВГУСТА 1942 Г
  5. ДОПОЛНЕНИЕ К ОПЕРАТИВНОМУ ПРИКАЗУ № 2ОТ 31 ДЕКАБРЯ 1942 Г.
  6. ОПЕРАТИВНЫЙ ПРИКАЗ СТАВКИ ВЕРМАХТА № 6
  7. ПРИКАЗ ПО 4-Й АРМИИ ОТ 38 ИЮНЯ 1943 Г.
  8. «Приказ о комиссарах»
  9. «Приказ о командос»
  10. Выполнение приказа «Об особой подсудности в районе «Барбаросса»
  11. «Приказ о командос»
  12. § 1. Приказ или распоряжение и международно-правовая практика
  13. Глава 2. Преступность на Дальнем Востоке России и борьба с ней в дореволюционный период
  14. Глава 3. Охрана общественного порядка на Дальнем Востоке России в дореволюционный период
  15. Раздел 1. Внешнеполитическая и административная работа Посольского приказа в начале XVII в.
  16. Раздел 2. Условия работы Посольского приказа в начале XVII в.
  17. Раздел 3. Служилые татары и новокрещены Посольского приказа