Задать вопрос юристу

Обзор и перспектива

Философская антропология первой половины XX века — это не мо­нолитное образование. Хотя между Шелером и Плеснером и есть по­добие в исходной точке и отчасти в аргументации, что дало перво­му основание для очевидно несостоятельного упрека в плагиате, од­нако отличие от подхода Гелена уже значительно.

Если у Шелера и Плеснера речь идет о том, чтобы определить место человека в рам­ках теории органического, то у Гелена развивается теория человека из структурного принципа действия. Поле исследований предстанет еще более многообразным, если принять во внимание работы таких авторов, как Михаель Ландман52, вклад которого в Философскую ан­тропологию имел стимулирующее значение.

В то время как Шелер и Плеснер в своих продвижениях отталки­вались от герменевтики Дильтея, феноменологии Гуссерля и фунда­ментальной онтологии Хайдеггера53, основу теории действия Гелена составил, прежде всего, американский прагматизм. Если у Шелера и Плеснера, использующих исследования из биологии, речь идет об особом месте человека в рамках всего органического, то Гелену об­работанные им биологические исследования служат для того, чтобы развить свою теорию человека как «недостаточного существа».

В то время как ступенчатое строение космоса Шелера остается в рамках традиционного разделения между духом и телом или жизнью, Плеснеру в его Ступенях органического с помощью различения от­крытой и замкнутой форм, центрической и эксцентрической позицио-нальности и возможностями дистанцироваться от себя самого и с двой­ного отношения к телу (быть-телом и обладать-телом) удается сделать шаг в направлении преодоления этого дуализма. Окончательного от­вета на вопрос, насколько это Плеснеру удалось, еще нет.

Там, где Философская антропология опирается на биологические знания своего времени, она приходит к далековедущим (хотя толь­ко для своего времени) выводам. Так как с сегодняшней точки зрения биологические знания того времени неполны, то некоторые из положе­ний вышеназванных авторов должны быть модифицированы. Напри­мер, совершенно очевидно это в случае переоценки Геленом значения неотении и «внеутробной весны».

На основе новейших биологических исследований проблематичным становится и доходчивый тезис Гелена о «недостаточности человече­ского существа», даже если он привлекается только для обоснования зависимости человека от культуры и воспитания и для объяснения

52

Парадигмы антропологии

того, что человек должен управлять своей жизнью и потому должен действовать.

Сегодня нужно скорее исходить из того, что моменты, приведшие Гелена к тому, чтобы постулировать недостаточный харак­тер человека, в действительности представляют собой с самого начала эволюционное преимущество. Высокую оценку культуры и воспита­ния, институций и структур порядка для создания и поддержания об­щества, выведенную Геленом из недостаточности человека, можно раз­делять или нет, но отдельные из его воззрений о взаимосвязи между биологическими предпосылками человека и его действием оказывают­ся, как прежде, ценными для размышлений.

Критика должна быть направлена против учения Гелена об ин­ституциях, которое, хотя и содержит ценные элементы, но внеисто-рический концепт с фиксацией определенного оформления и функ­ций институций все же неприемлем. Излишнее выпячивание Геленом принципа разгрузки, невысокая оценка им индивидуализации и субъ­ективности, а также провокативные тезисы о современном искусстве и о «постистории» тоже вызывают возражения и критику.

При всех различиях, общим для Плеснера и Гелена является то, что они в своих поздних работах больше обращены к социологии и истории и демонстрируют в этих науках впечатляющие исследования. Конечно, этот поворот ведет всего лишь к удовлетворительному по своим подходам расширению или модификации их антропологических концепций.

Шелер, Плеснер и Гелен в своей антропологии едва ли понима­ли историчность и культурность своих исследований. Поэтому они не достигают антрополого-критической перспективы. Только у позднего Плеснера можно найти, например, в концепте «homo absconditus», кри­тику антропологии, направленную на ее принципы и размышляющую о фрагментарности и предварительности антропологического знания.

В своем интересе к человеку Философская антропология упускает из виду историческое и культурное многообразие людей. Это с необхо­димостью следует из попытки, обреченной по принципиальным при­чинам на провал и все же интересной, развить некую единую цельную концепцию человека, без учета изобилия форм жизни человека. Иссле­дование этих форм —цель исторической дисциплины, направленной на антропологические вопросы, подобной французской школе Анна­лов, которая нашла свое продолжение в nouvelle histoire. To же самое относится к cultural anthropology в англосаксонском мире, которая ори­ентировала свои исследования на культурное разнообразие человека и наработала обширный эмпирический материал.

<< | >>
Источник: Вульф К.. Антропология. История, культура, философия. СПб.: Изд-во С.-Петербургского ун-та,2008. - 280 с.. 2008

Еще по теме Обзор и перспектива:

  1. Обзор и перспектива
  2. Обзор и перспектива
  3. Обзор и перспектива <
  4. Парадигмы антропологии Обзор и перспектива
  5. ОБЗОР РАЗРАБОТОК ПО МАШИННОМУ ПЕРЕВОДУ: ИСТОРИЯ ВОПРОСА, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ[42]
  6. 11. ОБЗОР СМИ
  7. 11.3. Безадресный обзор
  8. 11.1. Обзор-презентация
  9. МОДЕЛИ КОМАНД: ОБЗОР
  10. 6.2.3. Организация предварительного аналитического обзора
  11. Веб-обзоры
  12. §41. Обзор содержания
  13. Обзор работы
  14. 1.4.1 Обзор подходов к типологии эпитета
  15. Проблемы и перспективы.
  16. Проблемы и перспективы.