<<
>>

§ 5. Договорные акты Центрального банка Российской Федерации

Договор представляет собой один из способов правового регулирования общественных отношений. Указанная правовая категория получила широкое

і ЛУ

распространение в теории гражданского права .

В соответствии со ст. 420 ГК РФ договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. В общей теории права мало исследований по данной теме. И как верно отметил В. В. Иванов, «ни в одном из учебных курсов по теории права не сформулированы унифицированные определения понятия признаков договора - в лучшем случае приводятся «шаблонные» определения частноправового договора. Практически не дается сопоставительный анализ различных типов договоров и сообразно этому не проводятся четкие различия между ними. Нормативные и индивидуальные договоры рассматриваются по отдельности: первые (сжато и обзорно) при характеристике источников права, вторые - при оценке юридических фактов, правоотношений и форм правоотношений. Договоры не упоминаются, а если упоминаются, то должным образом не разбираются при описании таких ключевых правовых явлений и процессов, как правовое регулирование, правовая норма, правотворчество, правоприменение и т.д.»[575] [576].

В последнее время наметился подход к договору как универсальному средству установления на определенных условиях правовой связи между контрагентами, как способу регулирования различных общественных отношений, а не только гражданско-правовых. В литературе верно отмечено, что «договор, наряду в с другими правовыми актами (законодательными, административными, судебными) является универсальным средством правового регулирования[577]. Он может и должен применяться во всех отраслях российского права, включая публично-правовые. Договоры обладают некоторыми общими чертами, вытекающими из общих принципов договорного регулирования, и особенностями, обусловленными отраслевой спецификой.

Назрела необходимость разработки отдельного комплексного правового института, а именно «договор-

ного права» . Наиболее полно определение договора сформулировано В.В. Ивановым, который рассматривает договор, «договорный акт в самом широком смысле как совместный правовой акт, представляющий собой оформленное выражение обособленных согласованных автономных волеизъявлений двух или нескольких формально равных субъектов права, ставящих условия, исполнение которых предполагается обязательным» ' .

Из изложенного становится понятным, что договор, который широко используется в частноправовых отношениях, находит применение и как способ регулирования отношений между субъектами публичного права, где он имеет свои специфические особенности[578] [579] [580]. В настоящее время публично-правовые установления направляются в том числе и на создание правовых механизмов для решения управленческих задач, реализуемых путем применения договорных инструментов на уровне государственной администрации[581]. Таким образом, публичное право, к которому относится финансовое и банковское, использует договорное начало как особый способ правового регулирования[582]. Распространение договорных форм и методов на область государственного управления в теории права не оспаривается. Напротив, многие авторы признают, что организация управления на договорных началах не является чем-то принципиально невозможным.

Проблема договорной формы государственного управления разрабатывалась в теории административного права и в определенной мере - финансового права. В 1980 г. Всесоюзный научно-исследовательский институт системных исследований провел совещание по организационным и правовым вопросам использования и развития договорных форм и методов в советском государственном управлении. По результатам совещания был издан сборник статей. Авторы единодушно признали существование разнообразных договорных форм в области государственного управления и, главное, отмечают тенденцию возрас-

I ЗА

тания их значения .

Так В.А. Кикоть, рассматривая проблему в историческом и сравнительноправовом контексте, пишет о возможности существования договоров не только координационных, но и субординационных, учитывая, очевидно, «неполноту субординации» в некоторых властеотношениях. Он отмечает, что применение государственными органами в договорном порядке различных стимулов, получение их контрагентами пользы от такого сотрудничества все чаще оказываются более эффективными средствами управления, нежели использование традиционных властеотношений[583] [584] [585] [586].

Банк России заключает договоры для достижения целей деятельности Банка России по кругу вопросов, определенных федеральным законом. Воля и интерес при заключении договора Банка России установлены федеральным законом. В соответствии со ст. ЗО ФЗ «О банках и банковской деятельности» отношения между Банком России, кредитными организациями и их клиентами

осуществляются на основе договоров, если иное не предусмотрено федераль-

1 зя

ным законом .

Центральный банк Российской Федерации, совершает банковские операции и сделки, предусмотренные ст. 46 ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)». Правовой формой оформления сделок является договор. Например, договор на предоставление кредита Банка России ; договор хранения драгоценных металлов и ведения счета ответственного хранения драгоценных металлов в Банке России[587]; договор на рефинансирование; договор банковского счета на расчетно-кассовое обслуживание органов государственной власти и органов местного самоуправления[588], их организаций, государственных внебюджетных фондов, воинских частей, договор банковского счета с органами федерального казначейства[589].

Закон устанавливает для Банка России ограничения по кругу операций и соответственно по кругу заключаемых договоров. Так, Банк России не имеет права приобретать акции (доли) кредитных и иных организаций, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом (например, контрольный пакет акций Сбербанка России).

Банк России не имеет права осуществлять операции с недвижимостью, за исключением случаев, связанных с обеспечением деятельности Банка России и его организаций. При этом Совет директоров Банка России принимает решение о купле и продаже недвижимости для обеспечения деятельности Банка России и его организаций (дает разрешение на цену и иные условия заключения сделки). Банк России не имеет права заниматься торговой и производственной деятельностью и заключать соответствующие договоры, за исключением случаев, предусмотренных ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)».

Банк России вступает в договорные отношения исходя из публичноправовой правосубъектности. Поэтому договоры Банка России являются публично-правовыми договорами.

По мнению А.В. Демина, публично-правовой договор можно определить как «волевое соглашение не менее двух субъектов публичного права, заключенное на основании норм публичного права в общественных (общегосударственных) интересах, правовой режим которого содержит элементы, выходящие за рамки частного (гражданского) права»[590].

В.И. Новоселов признавал административный договор одной из форм исполнительной деятельности и определял его как «соглашение между исполнительным органом государственной власти или местного самоуправления, с одной стороны, и гражданином, предприятием либо иным субъектом, с другой стороны, об осуществлении деятельности, имеющей обоюдовыгодное значение для государства либо местного самоуправления и для субъекта исполнительной деятельности по вопросам, входящим во властную компетенцию исполнительного органа»[591] [592].

Одни ученые рассматривают договор только как индивидуальноправовой акт, не относящийся к источникам права; другие считают, что некоторые договоры из общей массы договоров и соглашений могут иметь нормативный характер; а третьи утверждают, что любой договор содержит нормы права особого вида - локальные (или микронормы), поэтому все договоры суть ис-

145

точники права .

Применительно к административному праву долгое время было незыблемым мнение о том, что договоры источниками административного права быть не могут и в качестве юридической формы в процессе государственного управления, то есть исполнительной и распорядительной деятельности государства, не могут применяться[593].

Ю.А. Тихомиров указывает, что для публично-правового договора характерны специфические признаки: ограниченный субъектный состав, определенный предмет договора, своеобразные обязательства сторон и способы их обеспеченности[594] [595].

Зарубежные государства также сталкивались с проблемой применения административных договоров в практике правового регулирования. Долгое время законность договорных соглашений, которые заменяли бы публичноправовые отношения между гражданами и государственными органами в форме административного акта, отрицалась классической административноправовой теорией, в частности Отто Майером, на том основании, что договоры между гражданами и государственной властью, так называемые субординационно-правовые договоры, являются невозможными по определению, так как в них отсутствует обязательное для договорного права равенство сторон; договор предполагает наличие «равных контрагентов, скоординированных субъектов».

Данная точка зрения, в значительной степени преодоленная в решениях Административного суда Пруссии, не разделяется господствующей в настоящее время правовой теорией; она однозначно отвергнута современной административно-правовой наукой. Вместе с тем другими авторами, например Форст- хофом, очень ярко и аргументировано показано, то современная административная деятельность в силу своей многогранности не может больше ограничиваться односторонней реализацией государственного суверенитета через разработки норм и их осуществление в форме административных актов и не может

148

отказаться от расширения за счет «согласительных правовых актов» .

Действующий в настоящее время в Германии закон «Об административном производстве» прямо рассматривает публично-правовой договор в качестве формы деятельности органов управления.

Тем самым законодатель решил однозначно в пользу публично-правового договора спор о том, возможны ли вообще договорные отношения в сфере публичного права[596].

Административный договор рассматривается в качестве института административного права, который выработан в результате добровольного согласования воли двух (либо более) субъектов административного права, одним из которых всегда выступает субъект государственной власти (реализующий исполнительную власть в общественных интересах), многосторонний акт, устанавливающий (прекращающий, изменяющий) взаимные права и обязанности его участников[597].

Договорно-правовое регулирование является неотъемлемой частью правового регулирования финансовых отношений[598] [599]. К числу существенных признаков финансово-правовых договоров в литературе отнесены следующие : 1) финансово-правовые договоры могут быть заключены между участниками финансовых отношений, причем на стороне одного из них выступает орган государства, наделенный властно-финансовыми полномочиями; 2) финансовоправовые договоры заключаются в рамках осуществления финансовой деятельности государства; 3) финансово-правовые договоры направлены на одну из трех основных целей - собирание, распределение или использование денежных средств государства и органов местного самоуправления; 4) основания и условия заключения договоров финансово-правовых договоров как правило определены законодательно.

И.В. Рукавишникова характеризует финансово-правовой договор следующим образом:

1) Относительно свободы заключения договора. Участники финансово-правовых отношений, как властвующий, так и подчиненный, вправе также по своему усмотрению вступить в договорные отношения либо воздержаться от этого. Однако «правовое пространство», в рамках которого они могут построить финансово-правовые договорные отношения, как правило, нормативно ограничено. Это означает, что стороны вправе вступить в договорные отношения, только если такая возможность предусмотрена в законе или ином нормативном правовом акте, а круг оснований возникновения финансово-правовых договоров четко определен и не может быть изменен иначе как путем прямого нормативного установления. Причем в данном случае речь не идет о принудительном заключении договора, как, например, при понуждении к заключению публичного договора. Ограничение свободы в заключении договора для субъектов финансовых правоотношений сводится к тому, что они не вправе по своему усмотрению изменять характер своих взаимоотношений, базирующихся на началах императивности и юридического неравенства.

2) Относительно свободы определения характера заключаемого договора. Участники финансовых правоотношений такой степенью свободы не обладают и вправе вступать только в те договорные отношения, которые дозволены или напрямую предписаны им финансовым законодательством.

3) Относительно свободы определения условий (содержания) заключаемого договора. Императивное вмешательство в реализацию волеизъявления участников договорных отношений проявляется в ограничении свободы договоров. Данное обстоятельство, по мнению ряда специалистов, обусловлено тремя основными причинами. Во-первых, защитой слабейшей (слабой) стороны, которая начинается со стадии заключения договора и завершается его исполнением и ответственностью за нарушение; во-вторых, защитой интересов кредиторов, угроза которым может оказать разрушительное влияние на гражданский оборот; и, в-третьих, защитой интересов государства, в концентриро-

і о

ванном виде выражающего интересы общества. Субъекты финансовых правоотношений, вступая в договорные отношения, чаще всего испытывают на себе императивное влияние в выборе тех или иных условий договора. Очерчивая границы дозволений, законодатель старается более детально урегулировать модели возможного поведения субъектов финансовых правоотношений[600] [601].

Ю.А. Тихомиров предложил следующую классификацию публичноправовых договоров с учетом их субъектов и содержания: учредительные договоры; компетенционно-разграничительные соглашения; соглашения о делегировании полномочий; программно-политические договоры о дружбе и сотрудничестве; функционально-управленческие соглашения; договоры между государственными и негосударственными структурами; договоры о гражданском согласии; международные договоры[602].

Из всех перечисленных видов публично-правовых договоров объектом пристального научного исследования стали функционально-управленческие соглашения, именуемые в литературе административными договорами.

Рассмотрим вопрос о разнице между договорами и соглашениями. А.И. Елистратов, полагал, что если договор всегда осуществляет некоторую распределительную функцию в отношении самих контрагентов, то соглашение (в специальном значении) выполняет конститутивную функцию в отношении к третьим лицам: оно определяет их права и обязанности. Делая данный вывод, указанный автор опирался на высказывания Георга Еллинека, который подводил под эту категорию не только все акты административных и судебных коллегий, но и законы, представляющие собой в конституционной монархии известное соглашение между обеими палатами и короной. «Соглашением с этой точки зрения будет каждый государственный акт, который требует для своей силы согласованной воли нескольких лиц и при этом лишен распределительного характера договора»[603] [604].

Среди современных ученых аналогичную точку зрения разделяет Ю.А. Тихомиров, утверждающий, что при известной тождественности понятие «договор» оправданно применять для регулирования вопросов статутнофункциональных, а понятие «соглашение» — для регулирования разных сторон совместной или согласованной деятельности . Не ставя перед собой задачи исследования правовых отличий между двумя терминами и учитывая, что в общепринятой практике смысловое значение слова «соглашение» определяется как договор, устанавливающий какие-нибудь условия, взаимоотношения, права и обязанности сторон, а слова «договор» — как соглашение о взаимных обязательствах, в дальнейшем понятия договор и соглашение в данной работе будут использоваться как идентичные.

Анализ договорного акта Банка России позволяет отметить его следующие специфические признаки: публично-правовой характер договора (разновидность финансово-правового договора); обязательной стороной данного договора выступает Банк России или уполномоченный им представитель; договор заключается в рамках осуществления банковской деятельности.

Договорные отношения в финансовом праве неоднородны.

Первая группа договоров - это непосредственно гражданско-правовые догово-

1 СО

ры, «вплетенные» в ткань финансовых правоотношений . При использовании отдельных договорных конструкций в финансовом праве законодатель устанавливает прямую отсылку к нормам гражданского законодательства. Это означает, что при заключении определенного договора субъекты финансовых отношений перемещаются в сферу гражданско-правового регулирования[605] [606]. Гражданское законодательство регламентирует не только порядок заключения договора и его существенные условия, но и вопросы ответственности сторон за его ненадлежащее исполнение.

Например, нормы банковского законодательства содержат прямую отсылку к гражданско-правовому регулированию. В договорных отношениях Банк России руководствуется нормами Гражданского кодекса РФ и ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)». Например, при заключении договора залога помимо норм ГК РФ о залоге Банк России учитывает ограничения ст. 47 ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», согласно которой обеспечением кредитов Банка России могут выступать: золото и другие драгоценные металлы в стандартных и мерных слитках;

иностранная валюта; векселя, номинированные в российской и иностранной валюте; государственные ценные бумаги[607]. При этом списки векселей и государственных ценных бумаг, пригодных для обеспечения кредитов Банка России, определяются решением Совета директоров Банка России. Федеральный закон делегирует Совету директоров Банка России право устанавливать в каких случаях и какие другие ценности могут выступать обеспечением кредитов Банка России, в каких случаях обеспечением кредитов Банка России могут выступать поручительства и банковские гарантии.

Вторая группа договоров, используемых как средство регулирования финансовых отношений, характеризуется большей степенью зависимости от императивных велений уполномоченных субъектов финансовых правоотношений. Данные договоры характеризуются тем, что сочетают в себе элементы гражданско-правовых принципов построения отношений и одновременно достаточно подробно урегулированы финансовыми нормами. Применительно к банковской деятельности можно выделить публично-правовые банковские договоры: договоры корреспондентского счета Банка России с кредитными организациями, договор банковского счета с бюджетными организациями.

В публично-правовой сфере договоры принимают на себя функции управления (например, координации, подчинения, организации, распределения) в целях взаимного удовлетворения публичных интересов.

В соответствии с федеральным законом Банк России принимает нормативные акты по тем или иным вопросам совершения им разрешенных законом операций и сделок. Таким образом, федеральный закон определяет основные требования к договорным актам Банка России. Конкретизация норм федерального закона о порядке заключения, исполнения и расторжения договоров Банка России, требованиях к содержанию договора, его основных положениях содержатся в нормативных актах Банка России, издаваемых на основе закона.

В договоре должны быть указаны процентные ставки по кредитам и вкладам (депозитам); стоимость банковских услуг и сроки их выполнения, в том числе сроки обработки платежных документов; имущественная ответственность сторон за нарушения договора, включая ответственность за нарушение обязательств по срокам осуществления платежей; а также порядок его расторжения и другие существенные условия договора. В частности, в договоре оказания аудиторских услуг, заключаемом Банком России с аудиторской организацией, должен быть указан состав передаваемой аудиторской организации информации, а также предусмотрена ответственность аудиторской организации за передачу полученной информации третьим лицам.

Закон устанавливает ограничения к договорным актам Банка России по субъектам. РІапример, Банк России не имеет права осуществлять банковские операции с юридическими лицами, не имеющими лицензии на осуществление банковских операций, и физическими лицами, за исключением случаев, когда Банк России обслуживает клиентов, не являющихся кредитными организациями, в регионах, где отсутствуют кредитные организации.

Закон предъявляет определенные требования к порядку исполнения договоров с участием Банка России. Так, Банк России не имеет права пролонгировать предоставленные кредиты. Исключение может быть сделано по решению Совета директоров Банка России.

23 августа 2005 года подписано соглашение между Центральным банком Российской Федерации и Федеральной антимонопольной службой России о взаимодействии на рынке банковских услуг, направленном на осуществление контроля за соблюдением антимонопольного законодательства, защиту конкуренции и антимонопольное регулирование[608]. Документ подписали Председатель Банка России СМ. Игнатьев и руководитель ФАС России И.Ю. Артемьев. Стороны договорились взаимодействовать по следующим направлениям: в работе Экспертного совета по защите конкуренции на рынке финансовых услуг при ФАС России; в работе Комиссии ФАС России по рассмотрению дел о нарушениях кредитными организациями антимонопольного законодательства и иных нормативных правовых актов о защите конкуренции на рынке финансовых услуг; в разработке проектов законодательных и иных нормативных правовых актов и сфере конкуренции на рынке банковских услуг; в проведении анализа конкуренции на рынке банковских услуг. Ранее Банк России и ФАС России совместно разработали и ввели в действие рекомендации для банков при предоставлении потребительских кредитов, устанавливающие стандарты раскрытия информации о реальной стоимости потребительского кредита. Создана также совместная комиссия, рассматривающая нарушения антимонопольного законодательства на рынке финансовых услуг.

Наиболее полно публично-правовая природа Банка России выражена в договорах корреспондентского счета с кредитными организациями и банковского счета с бюджетными организациями, имеющими финансово-правовые 162

аспекты .

Договор корреспондентского счета Центрального банка Российской Федерации с кредитными организациями

Согласно ст. 28 ФЗ «О банках и банковской деятельности» кредитные организации на договорных началах могут осуществлять расчеты через создаваемые в установленном порядке корреспондентские счета, открываемые друг у друга. Кредитная организация о вновь открытых корреспондентских счетах в России и за рубежом должна ежемесячно сообщать в Банк России. Корреспондентские отношения между кредитной организацией и Банком России осущест- [609]

і ґуу

вляются на договорных началах . В соответствии со ст. 15 ФЗ «О банках и банковской деятельности» Банк России открывает зарегистрированному банку корреспондентский счет в Банке России для оплаты уставного капитала.

В соответствии сп. 1.2 части 2 Положения Банка России «О безналичных расчетах в Российской Федерации» для проведения расчетных операций каждая кредитная организация, расположенная на территории Российской Федерации и имеющая лицензию Банка России на осуществление банковских операций, открывает по месту своего нахождения один корреспондентский счет в подразделении расчетной сети Банка России[610] [611]. Таким образом, открытие корсчета в Банке России является обязанностью кредитной организации. Если выбор бан- ков-корреспондентов и открытие в них корсчетов основаны на волеизъявлении кредитной организации и обусловлены различными экономическими факторами, и прежде всего объемом встречных платежей, то открытие корсчета в Банке России является требованием действующего законодательства и необходимым условием функционирования кредитной организации.

Следует отметить, что кредитная организация открывает корсчет в Банке России еще до получения банковской лицензии. Корсчет открывается Банком России кредитной организации после ее государственной регистрации и «работает» в режиме накопительного счета до 100%-ной оплаты учредителями уставного капитала и выдачи этой кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций. При предъявлении документов, подтверждающих 100%-ную оплату объявленного уставного капитала кредитной организации, Банк России в 3-дневный срок выдает кредитной организации лицензию на осуществление банковских операций.

Только после представления кредитной организацией в Банк России документов для открытия корсчета, указанных в гл. 6 Положения Банка России, в том числе лицензии на осуществление банковских операций, и подписания договора корсчета так называемый накопительный счет начинает функционировать как полноценный корсчет, назначением которого согласно банковским правилам является учет свободных денежных средств кредитной организации и расчетов с ней.

Учитывая изложенное, представляется целесообразным использование в ст. 15 ФЗ «О банках и банковской деятельности» термина «накопительный счет» вместо «корреспондентский счет». Открытие корсчета в Банке России позволяет кредитной организации участвовать в расчетах через платежную систему Банка России (централизованных расчетах), которая имеет определенные преимущества перед расчетами с использованием корсчетов, открытыми кредитными организациями в банках-корреспондентах.

Во-первых, использование для расчетов кредитными организациями средств, размещенных на счетах в Банке России, имеет нулевой кредитный риск.

Во-вторых, платежную систему Банка России характеризует универсальность расчетов. В связи с тем что каждая кредитная организация обязана иметь корсчет в Банке России, становится возможным осуществление на территории РФ расчетов любой кредитной организации с любой другой кредитной организацией с помощью соответствующих расчетно-кассовых центров (РКЦ).

Всем участникам расчетов через платежную систему Банка России, как кредитным организациям (филиалам), открывшим корсчета в РКЦ, так и РКЦ, с целью их однозначной идентификации при проведении расчетных операций присваиваются банковские идентификационные коды (БИК) участников расчетов.

В-третьих, платежную систему Банка России отличает надежное функционирование, применение современных, постоянно развивающихся средств обработки и передачи информации[612].

Назначение и особенности режима корреспондентского счета кредитной организации в Банке России в отличие от корсчетов, открываемых кредитной организацией в банках-корреспондентах, обусловлены сложной правовой природой Банка России, который в корреспондентских отношениях с кредитными организациями выступает в двух качествах: как сторона гражданско-правового договора и, как государственный орган, обладающий административновластными полномочиями.

Открытие, переоформление, закрытие корреспондентских счетов кредитным организациям осуществляет расчетно-кассовый центр (далее - РКЦ). Головной РКЦ, межрайонный РКЦ, районный РКЦ являются структурными подразделениями Банка России, осуществляющими банковские операции с денежными средствами[613] [614]. Сложная правовая природа Банка России как стороны договора корсчета проявляется в деятельности РКЦ, заключающего от имени Банка России указанный договор.

В свою очередь, территориальное учреждение является обособленным подразделением Банка России, осуществляющим на территории субъекта РФ часть его функций в соответствии с Положением «О территориальных учреж-

I / п

дениях Банка России» ’, другими нормативными актами Банка России и входящим в единую централизованную систему Банка России с вертикальной структурой управления. Согласно ст. 84 Закона о ЦБ территориальные учреждения Банка России не являются юридическими лицами, не имеют права принимать решения нормативного характера.

Следует согласиться с высказанным в литературе мнением о том что, требует уточнения редакция ст. 83 Закона о ЦБ, где РКЦ упоминаются как самостоятельные структурные подразделения, входящие в централизованную систему Банка России с вертикальной структурой управления наряду с территориальными и другими учреждениями и организациями Банка России. Договоры корсчета с кредитными организациями заключаются руководителем РКЦ, который действует от имени Банка России на основании доверенности, выданной в порядке передоверия начальником территориального учреждения Банка России[615].

Договор счета заключается на согласованный сторонами срок и определяет порядок расчетного обслуживания, права и обязанности кредитной организации (филиала) и Банка России при совершении расчетных операций по корреспондентскому счету (субсчету), способ обмена расчетными документами с Банком России, порядок оплаты за оказываемые Банком России расчетные услуги, ответственность сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору, иные условия, предусмотренные законодательством и нормативными документами Банка России.

Банк России вступает в финансово-правовые отношения с кредитными организациями, открывающими корсчета в Банке России. Банк России осуществляет свои властные полномочия, в том числе по регулированию централизованных межбанковских расчетов и контролю за их проведением.

Прежде всего, Банк России через РКЦ контролирует поддержание кредитной организацией своей ликвидности на уровне, обеспечивающем бесперебойное проведение расчетов с другими кредитными организациями.

Анализ режима рассматриваемого корсчета позволяет выделить следующие его особенности, нехарактерные для корсчетов, открываемых кредитными организациями в банках-корреспондентах.

Во-первых, с помощью рассматриваемых корсчетов Банк России контролирует правомерность и своевременность оплаты учредителями 100% объявленного уставного капитала создаваемой кредитной организации. Неоплата или неполная оплата уставного капитала в срок, установленный п. 7.1 Инструкции Банка России от 14 января 2004 г. № 109-И[616], является основанием для обращения Банка России в суд с требованием о ликвидации кредитной организации (ст. 15 федерального закона «о банках и банковской деятельности» ).

Во-вторых, с помощью корсчетов Банк России регулирует ликвидность

банковской системы. Такое регулирование осуществляется двумя способами:

1) путем предоставления кредитным организациям кредитов для поддержания их ликвидности.

Тем самым Банк России реализует одну из функций, установленных ст. 4 Закона о Банке России, согласно которой он является для кредитных организаций кредитором последней инстанции, организует систему их рефинансирования. Банк России в соответствии с Положением от 4 августа 2003 г. N 236-П[617] предоставляет кредитным организациям только кредиты, обеспеченные залогом ценных бумаг: внутридневные кредиты, кредиты овернайт и ломбардные кредиты. Условия предоставления и погашения кредитов Банка России определяются в генеральном кредитном договоре, составленном по установленной банковскими правилами форме;

2) путем привлечения в депозиты денежных средств кредитных организаций в целях изъятия излишней ликвидности банковской системы.

Согласно п. 1.6 Положения Банка России от 5 ноября 2002 г. № 203-П[618] перечисление средств в депозит, открываемый в Банке России, производится платежным поручением кредитной организации на списание средств со своего корсчета, открытого в подразделении расчетной сети Банка России, на счет по учету депозита, открытый в уполномоченном учреждении/подразделении Банка России. Возврат суммы депозита, открытого в Банке России, и уплата начисленных процентов по депозиту производятся платежным поручением Банка России на корсчет кредитной организации в подразделении расчетной сети Банка России.

В-третьих, с помощью корсчетов Банк России осуществляет надзор за выполнением кредитными организациями нормативов обязательных резервов. В соответствии с Положением Банка России «О безналичных расчетах в Российской Федерации» формирование обязательных резервов производится путем перечисления денежных средств с корсчета кредитной организации, открытого в Банке России, на счет по учету обязательных резервов.

При нарушении нормативов обязательных резервов Банк России имеет право списать в бесспорном порядке с корсчета кредитной организации, открытого в Банке России, сумму недовнесенных средств, а также взыскать с кредитной организации в судебном порядке штраф в размере, установленном Банком России (ст. 38 Закона о Банке России).

И, наконец, в-четвертых, с помощью корсчета Банк России контролирует осуществление ликвидационных процедур в кредитной организации, так как такой счет используется ликвидационной комиссией или конкурсным управляющим (ликвидатором) в качестве основного счета должника. В соответствии со ст. 46 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» конкурсный управляющий обязан использовать в ходе конкурсного производства только корсчет кредитной организации, признанной банкротом, открытый в учреждении Банка России, на который в порядке, определяемом нормативными актами Банка России, перечисляются остатки денежных средств с корсчетов кредитной организации, открытых в иных кредитных организациях, а также иные денежные средства, включая обязательные резервы, депонированные кредитной организацией в Банке России.

Договор банковского счета

Центрального банка Российской Федерации с бюджетными организациями

Порядок обслуживания счетов бюджетов всех уровней установлен п. 2 ст.

1 72

155 и п. 2 ст. 156 БК РФ .В рамках действующего законодательства обслужи- [619] вание счетов бюджетов осуществляется Центральным банком РФ; обслуживание бюджетных счетов в иных кредитных организациях возможно только для недотационных субъектов РФ, а также в случаях отсутствия на территории учреждения Банка России или при невозможности выполнения им полномочий по обслуживанию бюджетного счета .

Обслуживание счетов бюджетов всех уровней в Центральном банке позволяет фактически аккумулировать все средства и финансовые потоки публичных субъектов на едином бюджетном счете, в результате чего у государства появляется возможность использовать их в качестве кредитных и инвестиционных ресурсов, контролировать движение платежных поручений и осуществление платежей от имени и по поручению бюджетополучателя. Подобное соединение обеспечительных функций и контролы-ю-надзорных полномочий возможно объяснить тем, что законодатель стремился реализовать принцип единства бюджетной системы. Принцип единства бюджетной системы закреплен ст. 29 Бюджетного кодекса РФ и означает единство правовой базы, денежной системы, форм бюджетной документации, принципов бюджетного процесса в Poc- [620] сийской Федерации, санкций за нарушения бюджетного законодательства, а также единый порядок финансирования расходов бюджетов всех уровней, ведения бухгалтерского учета средств федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов.

Избранная федеральным законодателем позиция может быть объяснена и тем, что бюджетные средства, находящиеся на обслуживании в Центральном банке, оказываются наиболее защищенными от финансовых рисков. Подобная защита обеспечивается эмиссионной функцией Центрального банка РФ и ограничительными (а иногда и запретительными) административно-правовыми режимами. Произошедший в Российской Федерации в 1998 году финансовый кризис наглядно показал, что банкротство одной кредитной организации неминуемо повлекло за собой несостоятельность других и в результате возник хорошо известный финансовому рынку "эффект домино", при котором и Центральный банк РФ не выполнил свою основную функцию - не обеспечил (и вряд ли смог бы обеспечить) устойчивость российского рубля. Следовательно, одной из главных задач федерального законодателя должно стать создание правового механизма, гарантирующего повышение надежности всей банковской системы, особенно в части обслуживания публичных финансовых средств.

В современных условиях развития финансовой банковской системы Российской Федерации большое значение имеет проблема обслуживания счетов субъектов РФ и муниципальных образований[621] [622]. Финансово-правовые конфликты, возникающие в данной сфере, не раз становились предметом судебного рассмотрения. Решающая позиция относительно легитимности обслуживания счетов бюджетов всех уровней Центральным банком РФ была высказана 17 июня 2004 г. Конституционным Судом РФ, который рассмотрел вопрос о соот-

I 75

ветствии п. 2 ст. 155 и п. 2 ст. 156 БК РФ Конституции РФ .

Пункт 6 ст. 4 ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» в части обслуживания Банком России счетов бюджетов всех уровней содержит оговорку о применении его в случае, если иное не установлено федеральными законами. Подобные исключения стали вводиться законодателем в ежегодно принимаемых федеральных законах о федеральном бюджете на очередной финансовый год.

Так, п. 4 и 5 ст. 49 Федерального закона от 24 декабря 2002 г. № 176-ФЗ «О федеральном бюджете на 2003 год»[623] устанавливали, что в 2003 году обслуживание счетов бюджетов субъектов Российской Федерации, не получающих дотации на выравнивание уровня бюджетной обеспеченности из федерального бюджета, могло осуществляться кредитными организациями на конкурсной основе по специально заключенному соглашению. Такие недотационные субъекты Федерации получили право открывать счета в любых кредитных организациях также и для обслуживания расчетов по сделкам, совершаемым с государственными ценными бумагами. Более того, п. 6 ст. 49 Федерального закона «О федеральном бюджете на 2003 год» приостановил действие п. 2 и 3 ст. 156 Бюджетного кодекса РФ и абз. 9 п. 1 ст. 14 Федерального закона «О защите конкуренции на рынке финансовых услуг» в части порядка обслуживания счетов бюджетов недотационных субъектов Российской Федерации.

Аналогичный правовой режим обслуживания счетов бюджетов субъектов Федерации, получающих дотации из федерального бюджета, установлен статьей 43 Федерального закона от 23 декабря 2003 г. № 186-ФЗ «О федеральном бюджете на 2004 год»[624].

Таким образом, оспариваемые положения Бюджетного кодекса РФ в системной взаимосвязи с соответствующими нормами федеральных законов о федеральном бюджете на очередной финансовый год не соотносятся с конституционным принципом равноправия субъектов Российской Федерации во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти (ч. 4 ст. 5 Конституции РФ), поскольку дотационных субъектов РФ обязывают вступать в правоотношения с Банком Росси по обслуживанию счетов бюджетов, а недотационные субъекты РФ решают этот вопрос по своему усмотрению.

Анализируя установленный порядок обслуживания бюджетных счетов всех уровней Банком России, Ю.А. Крохина ставит следующие вопросы: «как соотносятся ограничения на открытие счетов местного бюджета и бюджета субъектов Российской Федерации в иных кредитных организациях с конституционными принципами свободного перемещения финансовых средств, поддержки конкуренции, запрета монополизации (статьи 8, часть 1; 34, часть 2, Конституции РФ)? Не создает ли такое регулирование предпосылки для экономической деятельности, направленной на монополизацию и недобросовестную конкуренцию? Как можно оценить соответствующие положения по обслуживанию бюджетов Банком России и его территориальными учреждениями в свете требований антимонопольного законодательства?» .

Согласно п. 6 ст. 4 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» Банк России осуществляет обслуживание счетов бюджетов всех уровней бюджетной системы Российской Федерации посредством проведения расчетов по поручению уполномоченных органов исполнительной власти, на которые возлагаются организация исполнения и исполнение бюджетов. В таком правовом режиме материальные бюджетные права, а также право-требование к бюджетному счету сохраняются за соответствующим собственником бюджетных средств в лице уполномоченного органа исполнительной власти. Бюджетные права, позволяющие публичному собственнику выбирать уполномоченный банк для обслуживания бюджетного счета, относятся к процедурно-процессуальным гарантиям обеспечения бюджетного процесса.

Конституционным Судом РФ выработана правовая позиция, согласно которой «в силу верховенства Конституции Российской Федерации и федеральных законов (ст. 4, ч. 2, Конституции Российской Федерации) на Центральный банк [625]

Российской Федерации в процессе осуществления им своих функций... в полной мере распространяются конституционные принципы свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств, поддержки конкуренции, свободы экономической деятельности...» (Определение от 15 января 2003 г. № 45-0 «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Арбитражного суда г. Москвы о проверке конституционности ст. 12 и 30 Федерального закона «О защите конкуренции на рынке финансовых услуг»).

C 1 января 2006 г. начала действовать ст. 215.1 БК РФ, которая предусматривает передачу счетов бюджета Федеральному казначейству РФ, которое держит счета в Центральном банке РФ. В июле 2005 г. Банк России выпустил письмо «О мерах, принимаемых территориальными учреждениями Банка России к организациям, обслуживающим счета бюджетов» . Данным документом предлагается применять меры воздействия к кредитным организациям, обслуживающим счета бюджетов, и в случае выявления подобных фактов направлять

1 яо

сведения в органы прокуратуры .

Федеральным законом «О банках и банковской деятельности» особо оговариваются требования, предъявляемые к договорам на обслуживание счетов бюджетов, заключаемым между кредитными организациями и соответствующими органами государственной или муниципальной власти. Такой договор должен содержать взаимные обязательства сторон, предусматривать их ответственность, а также условия и формы контроля за использованием бюджетных денежных средств.

Одним из важнейших мероприятий Банка России по совершенствованию банковской системы РФ, банковского надзора, финансовых рынков и платежной системы является участие в подготовке изменений и дополнений в российское законодательство (Гражданский кодекс РФ и ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансиро- [626] [627] ванию терроризма»), предусматривающих, в частности, определение оснований для расторжения по инициативе кредитной организации договора банковского счета (вклада)[628] [629] [630].

В Концепции реформирования бюджетного процесса в Российской Федерации в 2004-2006 годах, одобренной постановлением Правительства Российской Федерации от 22 мая 2004 г. № 249 (раздел 4 «Бюджеты действующих и принимаемых обязательств»), отмечается, что наряду с выделением действующих и принимаемых обязательств в бюджетном процессе предлагается различать обязательства, вытекающие из нормативных правовых актов (публичные обязательства) и из договоров (соглашений), одной из сторон которых является государственное (муниципальное) учреждение (гражданско-правовые обязательства). Если по гражданско-правовым обязательствам должны быть установлены жесткие требования на их принятие (лимиты бюджетных обязательств), то для публичных обязательств предполагается разработать и ввести бюджетные процедуры, обеспечивающие безусловное их исполнение. Изложенный подход представляется недостаточным, так как он не затрагивает правовых основ принудительного взыскания долга публично-правовых образований (Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований), а не только государственных (муниципальных) учреждений.

До настоящего времени не изучено законодательство и внесение изменений в статьи законов, связанных с процедурой безакцептного списания денежных средств со счетов банков (в случае открытия уголовного дела против клиента банка).

Актуальной является проблема в банковской практике о целевом использовании денежных средств фонда социального страхования . Расчетнокассовые центры Банка России и кредитные организации внимательно рассматривают обращения государственных органов, граждан и организаций о необходимости целевого использования средств государственного социального страхования при перечислении денежных средств по пособиям органами Фонда социального страхования Российской Федерации предприятиям - должникам для выплаты работникам пособий по государственному социальному страхованию и разделяют подход уполномоченных органов о важности адресности социальных выплат. Проблема заключается в том, что по действующему законодательству (глава 45 Гражданского кодекса Российской Федерации) денежные средства Фонда социального страхования Российской Федерации перечисляются Фондом на расчетные, текущие счета предприятий, учреждений, организаций для выплаты сотрудникам данных хозяйствующих субъектов пособий по государственному социальному страхованию. При достаточности денежных средств на расчетном, текущем счете хозяйствующего субъекта пособия по государственному социальному страхованию выплачиваются администрацией хозяйствующего субъекта сотруднику, то есть средства Фонда доходят по целевому назначению. При недостаточности денежных средств на расчетном, текущем счете хозяйствующего субъекта при поступлении на него денежных средств от Фонда социального страхования Российской Федерации происходит гашение картотеки по правилам статьи 855 Гражданского кодекса Российской Федерации. Таким образом, при наличии картотеки к счету хозяйствующего субъекта пособия по государственному социальному страхованию не доходят до конкретного сотрудника, то есть наблюдается необеспечение принципа целевого использования денежных средств Фонда.

Принимая во внимание острую социальную напряженность по данному вопросу необходимо разработать механизм защиты денежных средств Фонда социального страхования Российской Федерации для обеспечения их использования при перечислении через банковские учреждения строго по целевому назначению. В сложившихся условиях представляется целесообразным на законодательном уровне ввести механизм защищенности данных счетов от бесспорного (безакцептного) списания, а на уровне ведомственного нормотворче- ства Центрального банка Российской Федерации рассмотреть вопрос о введении специального счета для денежных средств Фонда социального страхования Российской Федерации, аналогичного счету с признанной частью «7» для выплат заработной платы.

Следует отметить, что целевое финансирование - проблема сложная и не нашедшая адекватного отражения в российском законодательстве. При действующей регламентации очередности платежей (ст. 855 Гражданского кодекса РФ) предприятия, имеющие определенные финансовые затруднения и картотеку к банковскому счету, фактически парализованы. Средства целевого назначения, в том числе и пособия по социальному страхованию (оплата больничных листов, пособий при рождении ребенка и т.д.), поступающие на счет предприятий - должников, “съедаются” картотекой и не доходят до получателей. Поскольку банки находятся в общем экономическом пространстве, государственное регулирование развития банковской системы требует закрепления правовых норм об определенной финансовой либерализации, предоставлении дополнительных вариантов правового режима банковского счета. Необходимы меры по частичной разблокировке счетов, имеющих картотеку, и обеспечению использования средств по целевому назначению.

Выходом из создавшейся ситуации может быть закрепление в статье 855 Гражданского кодекса РФ положения о том, что при недостаточности денежных средств на счете клиента для удовлетворения всех предъявленных к нему требований средства целевого назначения (бюджетное финансирование, перечисление средств из внебюджетных фондов и т.д.) списываются со счета вне очереди и направляются исключительно на установленные цели. До законодательного урегулирования сложившейся ситуации в правоприменительной банковской практике представляется необходимым принять во внимание, что статья 39 Конституции РФ гарантирует гражданам социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом; статья 16 Федерального зако-

на «Об основах обязательного социального страхования» закрепляет, что средства бюджетов фондов социального страхования изъятию не подлежат.

Следует отметить, что фактически при использовании банковского счета предприятий образуется комплекс правоотношений различного характера. Отношения между предприятием и обслуживающей кредитной организацией по договору банковского счета носят гражданско - правовой характер, а отношения по выплате средств социального страхования являются публично - правовыми. Имеются все основания считать что, в подобных публично - правовых отношениях договор банковского счета (частные начала гражданского права) используется только лишь как транзитный механизм для средств социальных фондов, не являющихся средствами предприятия. Поэтому, приоритет в данном случае должны иметь публично - правовые отношения, как способствующие реализации конституционных прав граждан.

Таким образом, исходя из публично-правовой направленности использования денежных средств пособий по государственному социальному страхованию следует сделать вывод о том, что при поступлении указанных денежных средств на расчетный, текущий банковский счет предприятия из органов фонда социального страхования при наличии картотеки к банковскому счету по неоплаченным платежным документам на перечисление денежных средств в бюджеты различных уровней и оплаты исполнительных документов денежные средства пособий по социальному страхованию все же не должны направляться на гашение картотеки, поскольку это привело бы к нецелевому использованию денежных средств Фонда социального страхования Российской Федерации, что недопустимо. В подобных ситуациях денежные средства пособий по социальному страхованию банковским учреждениям следует выдавать хозяйствующему субъекту для выплаты работнику, что в полной мере согласуется с положениями Конституции Российской Федерации и требованиями законодательства о [631] целевом использовании средств бюджетов и внебюджетных фондов и адресности социальных выплат.

Рассмотренные вопросы вызывают необходимость остановиться на процессуальных проблемах договорных актов Банка России. Научный анализ процесса заключения договора имеет большое значение как на теоретическом, так и на практическом уровне.

При изучении процессуальных проблем особую актуальность приобретают вопросы списания денежных средств с банковского счета должника по судебным решениям[632] [633] [634]. Длительное время необходимо было при правовом регулировании исполнения судебных решений о взыскании денежных средств C публично-правовых образований за счет денежных средств казны соответствующего уровня необходимо добиться согласованности законодательства об исполнительном производстве, не содержащего время норм об особенностях исполнения судебных решений о взыскании денежных средств с казны соответствующего уровня, и бюджетного законодательства, закрепляющего принцип целевого расходования денежных средств . Обращение к данной проблеме весьма своевременно. Расчетно-кассовые центры Банка России и кредитные организации, обслуживающие банковские счета бюджетов субъектов Российской Федерации или бюджетов муниципальных образований, находились в затруднительном положении в выборе нормы права, подлежащей применению, что нашло отражение в судебной практике .

C одной стороны, по пункту 2 статьи 854 Гражданского кодекса Российской Федерации следует произвести бесспорное списание с банковского счета, поскольку имеется решение суда. Иначе судебный пристав-исполнитель или взыскатель могут поставить вопрос о взыскании с банка штрафа в федеральный бюджет за неисполнение судебного решения в размере 50 % от неисполненной суммы и 100% неудержанной по исполнительному документу суммы согласно ст. 91 Федерального закона «Об исполнительном производстве».

C другой стороны, должник в лице финансового органа, исполняющего бюджет соответствующего уровня, настаивает на применении норм о бюджетном иммунитете (статья 239 Бюджетного кодекса Российской Федерации), в соответствии с которыми можно сделать вывод о том, что исполнение судебных решений о взыскании денежных средств за счет бюджета соответствующего уровня, не касающихся недофинансирования и убытков от незаконных действий, требует согласия органов, исполняющих соответствующий бюджет.

Необходимо научное исследование аргументации о применении к правоотношениям по списанию средств со счетов бюджетов субъектов Российской Федерации и бюджетов муниципальных образований п.З ст.845 Гражданского кодекса Российской Федерации в системной взаимосвязи со ст.ст. 286, 287 Бюджетного кодекса Российской Федерации. Злободневным являлся вопрос: обязаны ли расчетно-кассовые центры Банка России списать денежные средства при поступлении от взыскателя или судебного-пристава исполнителя инкассового поручения с приложенным исполнительным документом о взыскании определенных сумм денежных средств с субъекта Российской Федерации или муниципального образования в лице финансового органа, исполняющего бюджет соответствующего уровня, за счет средств казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования соответственно, принимая во внимание наличие договора банковского счета с финансовым органом на балансовом счете 40201 “Средства бюджетов субъектов Российской Федерации” или балансовом счете 40204 “Средства местных бюджетов” и отсутствие у РКЦ каких-либо замечаний по оформлению инкассового поручения.

Взыскатели и судебные приставы-исполнители обосновывают свои требования об исполнении расчетно-кассовыми центрами выставленных инкассовых поручений тем, что без распоряжения клиента списание денежных средств, находящихся на счете, допускается по решению суда (п.2 ст.854 Гражданского кодекса Российской Федерации) и банк или иная кредитная организация, осуществляющие обслуживание счетов должника, в трехдневный срок со дня получения исполнительного документа от взыскателя или судебного пристава - исполнителя исполняют содержащиеся в исполнительном документе требования о взыскании денежных средств либо делают отметку о полном или частичном неисполнении указанных требований в связи с отсутствием на счетах должника денежных средств, достаточных для удовлетворения требований взыскателя (ст.6 Федерального закона “Об исполнительном производстве”) .

По мнению финансовых органов, исходя из ст.239 Бюджетного кодекса Российской Федерации, обращение взыскания на бюджетные средства на основании судебного акта, предусматривающего взыскание по гражданскоправовым обязательствам (за поставленную электроэнергию, газ, выполненные ремонтные работы, оказанные услуги) требует согласия финансового органа, а при отсутствии в РКЦ такого согласия финансового органа или при направлении финансовым органом в РКЦ письменного отказа от оплаты инкассового поручения, выставленного на основании подобного исполнительного документа, расчетно-кассовые центры должны вернуть взыскателю или судебному приставу - исполнителю поступившие инкассовые поручения с приложенными исполнительными документами о взыскании с казны субъек- [635] та Российской Федерации или казны муниципального образования. В противном случае финансовые органы предупреждают РКЦ об ответственности за нарушение принципов иммунитета бюджетов и целевого расходования денежных средств бюджетов, возникающие сложности в финансировании социальных программ и т.п.

Таким образом, требуется доктринальное осмысление правомерности и обоснованности списания расчетно-кассовыми центрами Банка России денежных средств со счетов бюджетов субъектов Российской Федерации и бюджетов муниципальных образований по исполнительным документам о взыскании денежных средств за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Представляется, что ст. 239 Бюджетного кодекса Российской Федерации, устанавливающая иммунитет бюджетов, не является нормой прямого действия; механизм реализации ст.ст. 286 и 287 Бюджетного кодекса РФ о порядке списания бюджетных средств со счетов бюджетов субъектов Российской Федерации и со счетов местных бюджетов без распоряжения их финансовых органов действующим законодательством не предусмотрен, поэтому необходимо иметь в виду, что кредитная организация производит списание денежных средств на основании расчетных документов и в пределах остатка денежных средств на счете (глава 45 «Банковский счет» Гражданского кодекса Российской Федерации). Такой вывод сделан на основе анализа судебной практики Верховного Суда Российской Федерации (решения от 4 апреля 2003 г. № ГКПИ 03-213; от 28 марта 2002 г. № ГКПИ 2001-1482; от 27 февраля 2002 г. № ГКПИ 2001-1790, 2002-139; от 22 октября 2001 г. № ГКПИ 2001-1345, от 19 июля 2001 г. № ГКПИ 2001-864)[636], в которой даны подходы к правопониманию идей законодателя в определении механизма реализации норм о бюджетном иммунитете.

Принимая во внимание наличие определенной коллизии законодательства об исполнительном производстве, банковского и бюджетного законода-

тельства в вопросе списания денежных средств со счетов бюджетов по решению суда необходимо использовать Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14 мая 2003 г. № 8-П в плане учета правовой позиции суда о разрешении коллизии банковского законодательства и законодательства об исполнительном производстве.

Относительно вопроса о списании денежных средств со счета бюджета муниципального образования следует учесть, что Конституционным Судом Российской Федерации приоритет отдан конституционному принципу исполненного судебного решения: в пункте 5 указанного Постановления подчеркивается, что “защита нарушенных прав не может быть признана действенной, если судебный акт своевременно не исполняется...”, и обращается внимание на то, что в развитие указанных конституционных положений Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. “О судебной системе Российской Федерации” (в редакции от 15 декабря 2001 г.) определяет, что вступившие в законную силу постановления федеральных судов являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации; неисполнение постановления суда влечет ответственность, предусмотренную Федеральным законом.

Актуальным для финансово-правовой науки является обращение к вопросам исполнения судебных решений о взыскании денежных средств за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования со счетов органов федерального казначейства в связи с заключением соглашений о передаче кассового исполнения бюджетов субъектов Российской Федерации или бюджетов муниципальных образований органам федерального казначейства и открытием в связи с этим органам федерального казначейства банковских счетов на балансовых счетах 40201 «Средства бюджетов субъектов Российской Федерации» и 40204 «Средства местных бюджетов».

Совершенствование законодательства по затронутой проблеме позволит разрешить обозначенные коллизии финансового и административного, бюджетного и банковского законодательства в вопросах обращения по судебным решениям взыскания на денежные средства казны субъектов Российской Федерации и муниципальных образований с учетом конституционного принципа исполненного судебного решения и принципа целевого использования бюджетных средств, с позиций оптимального сочетания частных и публичных интересов.

Новеллами бюджетного законодательства и законодательства об исполнительном производстве являются правила о том, что исполнение исполнительных листов финансовыми органами и федеральным казначейством осуществляется по общему правилу без обращения в банк должника, только к бюджетным учреждениям. Если они имеют не только лицевые счета в органах федерального казначейства, но и банковские счета в РКЦ Банка России или кредитных организациях, то списание производится с бюджетного счета по заявлению взыскателя и службы судебных приставов, это как раз исключение предусмотренное Бюджетным кодексом РФ[637].

Таким образом следует сделать вывод, что обозначенная коллизия гражданского и бюджетного законодательства в вопросах списания денежных средств с банковского счета по судебным решениям о взыскании с казны соответствующего уровня была разрешена в пользу принципов бюджетного права, на что обращается внимание в литературе[638].

Итак, среди правовых актов Центрального банка Российской Федерации особое место занимают договоры, как форма правовых актов Банка России в сфере финансовой деятельности государства. Банк России заключает договоры для достижения целей деятельности Банка России по кругу вопросов, определенных федеральным законом. Воля и интерес при заключении договора Банка России определены федеральным законом.

Договор корреспондентского счета с кредитными организациями, договор банковского счета с бюджетными организациями являются публичноправовыми договорами, имеющими финансово-правовые аспекты.

См.: Шотта О.В. Система правовых актов в современной России. С. 52.

109

124

161

См: СПС Консультант Плюс

<< | >>
Источник: Пастушенко Елена Николаевна. Правовые акты Центрального банка Российской Федерации: финансово-правовые аспекты теории. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Саратов - 2006. 2006

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 5. Договорные акты Центрального банка Российской Федерации:

  1. III. Угрозы национальной безопасности Российской Федерации
  2. § 4.   Осуществление  и  защита  прав слабой стороны в гражданском правоотношении
  3. ФОРМЫ (ИСТОЧНИКИ) ПРАВА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ И РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  4. Глава 18. Конституционные акты Российской Федерации и Республики Башкортостан о правовом статусе республики
  5. Современное евразийское измерение межгосударственных отношений Республики Казахстан и Российской Федерации
  6. ОГЛАВЛЕНИЕ
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. § 3. Правотворчество в системе функций Центрального банка Российской Федерации
  9. § 1. Понятие, признаки и юридическое значение правовых актов Центрального банка Российской Федерации
  10. § 2. Правовые акты Центрального банка Российской Федерации в системе правовых актов органов государственной власти Российской Федерации
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -