<<
>>

Космогония американских индейцев

По мнению туземцев северной Виктории, мир (world) был создан орлом и вороной, которые долгое время вели войну между собой, но в конце концов заключили мир (peace) и народ был разделен на- две половины, которые носили их имена[50]. У членов племени нижнего течения реки Дарлинг была в ходу другая версия : их первый предок прибыл к реке с двумя женами : одну звали Орлом, а другую Вороной. Сыновья орла женились на дочерях вороны, и их дети стали называться воронами ; дочери орла переженились с сыновьями вороны и их дети стали называться орлами.

Позже орлы разделились на кенгуру и опоссумов, а вороны — на эму и уток[51]. Есть и другие варианты этого мифа, зарегистрированные в других частях Виктории и Новом Южном Уэльсе[52].

В некоторых районах Новой Гвинеи роды разделились по половинам согласно тому, были ли их тотемы наземными или морскими животными. К первой половине, носившей название Народа Великого Тотема, принадлежали роды крокодила, казуара, змеи и собаки. Ко второй — Народа Малого Тотема — роды дюгони, ската, акулы и морской черепахи. Один туземец отозвался о последних : «Они все происходят из воды ; все они друзья»[53]. Роды в Новой Британии (Меланезия) также были разделены на две пбловины, на-

званные То Кабинана и То Ковувуру в честь совместных создателей мира. То Кабинана создал плодоносную землю, сделал полезные изобретения и установил хорошие обычаи ; То Ковувуру создал бесплодные земли и горы, ему также приписывается все безобразное или плохо сделанное[54]. О меланезийцах вообще Кодрингтон писал :

«В туземном понимании человечества... нет как будто ничего более фундаментального, чем разделение людей на два или более класса, которые экзогамны и в которых поколения считаются по матери. Таков как будто основной взгляд туземца на других своих соплеменников; усвоение этого взгляда является едва ли не самой первой социальной концепцией, которая складывается в умах юных меланезийцев обоего пола, и не будет преувеличением сказать, что это разделение служит основой, на которой построено туземное общество»[55].

В Америке, как и в Австралии, племенное становище полностью отражает систему племенного строя, имея форму круга, разделенного на полукружия и четверти, согласно разделению племени (см. т. I, стр. 352—353). Тем самым, когда каждый тотемический род занимает отведенное ему место, становище воспроизводит мир природы, как его понимает племя, или, скорее, оно представляет социальную действительность, отраженную идеологически в мировоззрении племени. Однако у американских индейцев эта система в одном отношении продвинулась заметно дальше, чем у австралийцев. В Австралии, как мы уже отметили, тотемические виды классифицированы * субъективно в зависимости от конкретных условий, в каких находит их человек. Это соответствует тому, что известно об австралийских языках, в которых до крайности ограничено количество слов, обозначающих абстрактные понятия. Так, у тасманийцев существуют особые названия для различных видов деревьев, но нет слова для обозначения дерева вообще ; у туземцев Виктории нет слов для обозначения растения, цветка, рыбы, животного вообще[56]. С другой стороны, мы видим, что в Америке у многих племен тотемы классифицируются с некоторым пониманием их объективных природных свойств. Среди мохеганов, например, существовало три фратрии — Волка, Черепахи и Индюка, а роды группировались в следующем порядке: 1) Волк, Медведь, Собака, Опоссум; 2) Маленькая черепаха (Little turtle), Болотная черепаха (Mud turtle), Большая черепаха (Great turtle), Желтый угорь (Jellow eel); 3)'Индюк, Журавль, Цыпленок[57].

В племени сиу род Татада (Thatada) делился на четыре подрода со следующими тотемами: 1) черный медведь, гризли, енот, дикобраз; 2) ястребы, черные дрозды, темносерые птицы, совы; 3) три вида орлов ; 4) четыре вида черепах[58].

Эта классификация обнаруживает уровень абстракции гораздо более высокий, чем у австралийцев, а у других племен этот уровень был еще выше.

Племя виннебаго из Висконсина было разделено на две экзогамные фратрии — «Те, что наверху» и «Те, что внизу»[59]. Родовыми тотемами «Тех, что наверху» были птицы ; родовыми тотемами «Тех, что внизу» были сухопутные и морские животные. Ведущим среди «Тех, что наверху» был род Гром-птицы (Thunderbird), причем это был миролюбивый род. В вигваме этого рода председательствовал вождь племени, и там улаживались все споры. Ведущим родом | «Тех, что внизу», был род Медведь, который был воинственным ро- ; дом. В его вигваме наказывались провинившиеся и предавались *казни пленники. Разделение племени надвое отражалось и в устройстве лагеря, когда оно вело войну, и в планировке его поселений. Согласно преданию, высшее положение «Тех, что наверху» было установлено животными предками племени во время игры в лакросс (нечто вроде травяного хоккея. — Ред.), в которой птицы одержали верх над другими животными ; и, когда племя разыгрывает церемониальный матч в лакросс, обе фратрии всегда играют друг против друга. У этого племени, как и у других сиу и центральных алгонкинских племен, животный мир разделен на пять классов — заоблачные, небесные, земные, водяные и подводные. Можно полагать, что эта классификация, основывающаяся на том же принципе, что и организация племени, была выработана под влиянием шаманов — организаторов племенных празднеств[60].

Племя понков из Миссури состояло из двух половин, четырех фратрий и восьми родов[61]. Становище представляло собой круг со входом, расположенным обычно на западной стороне. В первой четверти, налево от входа, была фратрия огня, а за ней, во второй четверти, — фратрия ветра; в третьей ^четверти, направо от входа, была фратрия воды, а за ней, в четвертой четверти, — фратрия земли. Роды ассоциировались с черным медведем, дикой кошкой, лосем, буйволом, змеей и другими животными, но не группировались вместе по какому-либо ясному принципу, подобно тому, который мы отмечали только что у мохеган или виннебаго. В этом примере мы видим идеологию тотемизма в процессе трансформации ее в более абстрактное и объективное, хотя все еще проникнутое мифологией, воззрение на мир.

Племя зуньи в Нью-Мексико занимало одну-единственную деревню на реке, которая носит его имя. В конце прошлого столетия оно было организовано, согласно Кашингу[62], в деревню в виде семи

подразделений, или фратрий, причем в каждой было по три рода, за исключением седьмой, которая состояла из одного рода, а именно ;

  1. Север: журавль, куропатка, желтое дерево (Cladrastis lutea. — Ред.).
  2. Юг : табак, маис, барсук.
  3. Восток: олень, антилопа, индюк.
  4. Запад:              медведь, койот, весенняя трава (spring-herb).
  5. Зенит: солнце, небо, орел.
  6. Надир : вода, гремучая змея, лягушка.
  7. Центр: макао (попугай. — Ред.).

Север ассоциировался с ветром, зимой и войной ; юг — с огнем, летом и обработкой земли ; восток — с морозом, осенью и магией ; запад — с водой, весной и миром ; север был желтым, юг — красным, восток — белым и запад — синим. Есть свидетельства, что в более ранние времена там имелось шесть фратрий, а не семь, а еще раньше—только четыре.

Это подтверждается мифом зуньи о создании мира. В начале был волшебник, который подарил только что созданной человеческой расе две пары яиц. Одна пара была синяя, как небо, другая — красная, как земля. Одни люди выбрали синие яйца, другие — красные. Из синих яиц вылупилась ворона, которая улетела на холодный север; из красных яиц вылупился макао, обитатель теплого юга. Соответственно этому и люди разделились на две половины, которые вместе заняли все пространство и время — одни север и зиму, другие — юг и лето.

Прогресс, отмеченный в двух последних примерах, заключается в следующем: в то время как тотемизм продолжает сохраняться на уровне рода, более высокие сообщества организуются систематически на базе абстрактных понятий субстанции, качества, пространства и времени. Идеологическая надстройка достигла в своем развитии того пункта, когда она в свою очередь воздействует на социальную организацию, из которой произошла. Спрашивается, как все это получилось?

Оба этих племени возделывали сады, и племя зуньи также перешло к оседлому образу жизни. Другими словами, они продвинулись от дикости к низшей ступени варварства. Развитие у них производительных сил принесло им излишки, которые сделали возможным разделение труда, включая зачатки разделения труда на умственный и физический. Был подорван экономический базис первобытного коммунизма. Далее, оба племени находились под доминирующим влиянием магических братств, возглавляемых по наследству или частично по наследству вождями и жрецами. Допускались туда лишь посвященные, однако в то время, как в первобытном обществе на стадии дикости посвящение было доступно для всех, в этих братствах высшие посты предназначались лишь для тех, кто мог сделать необходимый взнос ; и таким образом формировалось ядро правящего класса. Эти братства проводили сложные церемонии — публичные и тайные, —связанные с охотой, обработкой

земли, здоровьем членов племени, и сохраняли мифы, относящиеся к истории племени. В качестве специалистов в этих магических обрядах, которые частично, но отнюдь не полностью были иллюзорными, выступали вожди и жрецы, освобожденные от производительного труда ; они выработали — в форме мистических тайн — те абстрактные понятия пространства и времени, которые вытекали из племенной организации.

Ацтеки развили еще дальше эти достижения, и от них, вероятно, были заимствованы некоторые черты благодаря культурным кон- | тактам более северными племенами[63]. Ацтекские племена уничто- 5 жили древнюю земледельческую культуру майя, и одно из них, теночкас (Tenochcas), в XV столетии н. э. основало в центральной Мексике военное царство со столицей Теночтитлан. Столица была разделена на четыре административных района соответственно четырем фратриям, каждая из которых включала двадцать родов. Каждый род выбирал своего вождя, и все вожди вместе составляли совет племени, откуда назначались должностные лица государства. Это были : военачальник и верховный жрец (оба они выбирались лишь из определенных семей), четыре командующих отрядами воинов, поставляемых фратриями; армия была высоко организована как общественный институт, отделенный от народа.

Ацтеки пользовались пиктографическим письмом и имели солнечный календарь. Год делился на восемнадцать месяцев по двадцать дней в каждом, образуя в целом 360 дней, причем ежегодно добавлялось еще пять дней, а в високосные годы, вероятно, и шесть дней. Месяц делилися на четыре пентады, то есть пятидневные недели. Первые дни четырех пентад назывались в честь кролика, дома, кремня и тростника. Годы группировались в «узлы», «связки» и эры. Тринадцать лет составляли один «узел»; 4 «узла» — одну «связку», а две «связки» — эру. Последующие годы в каждом «узле» обозначались упомянутыми выше знаками — кролика, дома, кремня и тростника — таким образом, чтобы данное число совпало с данным знаком, скажем «год 13 кремень», лишь однажды в пятьдесят два года.

Четыре знака имели и другое применение. Кролик ассоциировался с севером, черным, зимой, воздухом; кремень — с югом, синим, летом, огнем; дом — с востоком, белым, осенью, землей ; тростник — с западом, красным, весной, водой. В добавление к четырем основным странам света было три других — центр, зенит и надир. Числа 4, 5, б и 7 считались магическими. Точно так же как календарный цикл регулировался четырьмя знаками, существовал и космический цикл из четырех эпох, каждая из которых начиналась с создания нового мира и оканчивалась его разрушением.

Если, как было показано, концепция четырех горизонтальных стран света была свойственна племени, то столь же ясно, что идея вертикальной протяженности, выраженная тремя добавочными странами света, иерархична, ибо ацтеки делили вселенную на три слоя: верхний — мир богов, средний — мир живых и нижний — мир мертвых. Как замечает Вайан, «вертикальное устройство небес больше связано с чинами и общественным строем, чем с пониманием явлений природы»[64]. В последующих главах мы покажем, что пятая страна света — центр, в котором взаимно пересекаются горизонтальные и вертикальные линии протяжения, — имеет особое значение. Она — признак власти вождя или царской власти, которая служит, очевидно, для посредничества между богами и людьми, но в действительности для поддержания иллюзии племенного равенства в эпоху, когда общество уже разделилось на классы и образовалось государство.

Наконец, существование вселенной, как ее представляли себе ацтеки, поддерживалось постоянной борьбой противоположностей.

«Извечная война шла символически между светом и тьмой, теплом и холодом, севером и югом, восходом и заходом солнца. Даже звезды группировались в армии востока и запада. Бои гладиаторов, часто со смертельным исходом, выражали эту идею в ритуале ; и наиболее крупные ордена воинов — Рыцари Орла Хуитцилопочтли[65] и Рыцари Оцелота Тецкатлипока[66] — подобным же образом отражали конфликт между днем и ночью. Этой священной войной насыщены обрядность и философия религии ацтеков»[67].

Из всего сказанного видно, что среди ацтеков во времена испанского завоевания старые племенные идеи преобразовывались соответственно преобразованию старого племенного общества.

«Разделение труда становится действительным разделением лишь с того момента, когда появляется разделение материального и духовного труда. С этого момента сознание может действительно вообразить себе, что оно есть не что иное, чем осознание существующей практики, что оно может действительно представлять себе что-нибудь, не представляя себе чего-нибудь действительного, — с4 этого момента сознание в состоянии эмансипироваться от мира и перейти к образованию «чистой» теории, теологии, философии, морали и т. д.»[68].

Теперь мы должны оставить американских индейцев и перейти к другим народам, имевшим возможность продвинуть вперед дело этой эмансипации вплоть до тех выводов, которые из этого следовали.

49

Часть вторая

ВОСТОЧНЫЙ ДЕСПОТИЗМ

Едва только возникли земля и небо, уже существовала разница между высшими и низшими; и когда первый царь создал государство, общество уже было разделено. Двое благородных не могут служить друг другу, точно так же и двое простых людей не могут заставить друг друга работать. Это — математика небес.

Сюнь Цин.

<< | >>
Источник: Джордж Томсон. ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ИСТОРИИ ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА. Том II ПЕРВЫЕ ФИЛОСОФЫ ИЗДАТЕЛЬСТВО ИНОСТРАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Москва, 1959. 1959

Еще по теме Космогония американских индейцев:

  1. Космогония американских индейцев
  2. I ГЕНЕЗИС НАУКИ
  3. 4. Религия индейцев