<<
>>

Артефакты в эксперименте и источники их возникновения

Артефакт (лат. arte factum — сделанный искусственно) — результат исследования, явля­ющийся следствием изменения зависимой переменной под влиянием побочных перемен­ных. Артефакт есть следствие ошибок или недостаточного контроля условий проведения исследования.

Одно и то же явление может быть артефактом в рамках одной эксперимен­тальной схемы и фактом в рамках другой, поэтому явления, не объясняемые принятой теорией, часто трактуются как артефакты.

Главный источник артефактов, нарушающий внешнюю валидность процеду­ры, — взаимодействие тестирования с экспериментальным воздействием. Напри­мер, тестирование уровня знаний по определенному предмету перед проведением эксперимента по заучиванию материала может привести к актуализации исходных знаний и к общему повышению продуктивности запоминания. Достигается это за счет актуализации мнемонических способностей и создания установки на запоми­нание.

Если рандомизация проведена качественно, то этот план является наилучшим, позволяет контролировать боль­шинство источников артефактов; кроме того, для него применимы различные вари­анты дисперсионного анализа.

Исследователь осознает те источники артефактов — внешние перемен­ные, которые он не может контролировать. Для частичной компенсации и контроля эффектов, возникающих при нарушении планов «истинных экспериментов», иссле­дователи используют искусственные схемы, которые и называются квазиэкспери­ментальными планами.

Можно перечислить и другие источники ар­тефактов — внешние переменные, которые не контролируются этим планом.

. Главными источниками артефактов являются раз­личия в составе групп. В первую очередь на результаты эксперимента может повли­ять «эффект смешения», т. е. взаимодействия состава группы с факторами тестиро­вания, фоновых событий, естественного развития и др. Например, если для участия в эксперименте отобраны параллельные классы А и В, то в В могут оказаться дети с меньшим IQ, чем в А, поэтому различия в результатах (увеличение запаса слов от первого тестирования ко второму) могут быть обусловлены большей обучаемостью первой группы по сравнению со второй.

Чем больше сходство экспериментальной и контрольной групп, тем более валидны результаты, получаемые с помощью этого плана.

Перечислим основные артефакты, которые возникают в ходе применения корреляционного плана:

1. Эффект последовательности — предшествующее выполнение одного теста мо­жет повлиять на результат выполнения другого (симметричный или асимметрич­ный перенос).

2. Эффект научения — при выполнении серии различных тестовых испытаний у участника эксперимента может повышаться компетентность в тестировании.

3. Эффекты фоновых воздействий и «естественного» развития приводят к неконт­ролируемой динамике состояния испытуемого в ходе исследования.

4. Взаимодействие процедуры тестирования и состава группы проявляется при ис­следовании неоднородной группы: интроверты хуже сдают экзамены, чем экст­раверты, «тревожные» хуже справляются со скоростными тестами интеллекта. Для контроля эффектов последовательности и переноса следует пользоваться тем же приемом, что и при планировании экспериментов, а именно — контрбалан­сировкой. Только вместо воздействий меняется порядок проведения тестов.

Само участие в эксперименте порождает у испытуемых ряд поведенческих про­явлений, которые являются причинами артефактов. Среди наиболее известных — «эффект плацебо», «эффект Хотторна», «эффект аудитории».

Схема эксперимента, если рассматривать его как деятельность экспериментато­ра, соответствует модели необихевиоризма: стимул — промежуточные перемен­ные — реакция. Экспериментатор дает испытуемому задания, испытуемый (проме­жуточная переменная) их выполняет. Если исследователь заинтересован в под­тверждении (или опровержении) своей гипотезы, то он может неосознанно вносить искажения в ход эксперимента и интерпретацию данных, добиваясь, чтобы испыту­емый «работал под гипотезу», создавая привилегированные условия лишь для экс­периментальной группы. Такие действия экспериментатора — источник артефак­тов. Американский психолог Р. Розенталь назвал это явление «эффектом Пигмали­она» в честь персонажа греческого мифа. (Скульптор Пигмалион изваял статую прекрасной девушки Галатеи.

Она была так хороша, что Пигмалион влюбился в Галатею и стал умолять богов оживить статую. Боги отозвались на его просьбы, и де­вушка ожила.)

Исследователь, заинтересованный в подтверждении теории, действует непроиз­вольно так, чтобы она была подтверждена. Можно контролировать данный эффект. Для этого следует привлекать к проведению исследования экспериментаторов-ассистентов, не знающих его целей и гипотез. Полноценный контроль — перепро­верка результатов другими исследователями, критически относящимися к гипотезе автора эксперимента. Однако и в этом случае мы не гарантированы от артефактов — контролеры такие же грешные люди, как и автор эксперимента.

На испытуемого одновременно воздействует и стимул, и фоновые условия, что порождает типичные для психологии проблемы контролируемости эксперименталь­ных переменных и экологической валидности исследования (иными словами, про­блема переноса данных лабораторного исследования в естественную среду). Если фон воздействует на психику больше, чем стимул, то в результате исследо­вания получается не факт, а артефакт.

Задача исследователя состоит в том, чтобы выяснить, какая из составляющих послужила причиной наблюдаемого поведения.

Отсюда все источники артефактов для проведения психологического экспери­мента можно условно разделить на два вида (есть еще третий источник — несовер­шенный инструмент, но его мы рассмотрим позже): внутренние состояния испытуе­мого и состояния среды. Д. Кэмпбелл (1980) выделяет и фоновые артефакты: фоно­вые эффекты, инструментальную погрешность, реакцию испытуемого на экспери­мент и т.д.

Если фиксация и анализ поведения являются прерогативой каузального подхо­да, то исследование продуктов деятельности есть прерогатива подхода теле­ологического. Действительно, используя телеологический подход в психологиче­ском исследовании в качестве конечной точки процесса, берем результат активнос­ти человека — испытуемого, а затем пытаемся интерпретировать результат с точки зрения тех внутренних психических причин (намерений, планов, мотивов, целей, способностей испытуемого), которые потенциально могут влиять на поведение и, следовательно, на особенности результата.

В этом случае, помимо недоучета внутренних иррелевантных задач, есть опас­ность «просмотреть» испытуемого. То есть всегда есть неучитываемые эксперимен­татором изменения в среде, которые произвел испытуемый. Кроме того, есть изменения в среде, которые не осознает и сам испытуемый, но которые также являются следствием его активности (табл.1.4).

Таблица 1.4

Испытуемый Экспериментатор
Осознание Нет осознания
Осознание основной продукт побочный продукт
Нет осознания побочный продукт побочный продукт

Очевидно, что даже в случае сотрудничества испытуемого и экспериментатора теоретически возможно появление неосознанных результатов деятельности испы­туемого. То же относится к деятельности исследователя по контролю за экспери­ментальными переменными.

Таким образом, источником артефактов в психологическом эксперименте могут быть как среда, так и испытуемый (и экспериментатор как фоновая часть среды).

Кроме того, источником артефактов может быть и неадекватность используемой психологической теории экспериментальной процедуре: исследователь может про­смотреть, не учесть психические переменные, влияющие на поведение системы (че­ловека).

Ряд побочных эффектов психолог может не заметить (просмотреть факты) из-за неполного учета изменений в среде, которые произвел испытуемый.

Кроме того, следует учитывать эффект «естественного» развития, о котором го­ворилось выше: за продукт деятельности испытуемого можно принять «естествен­ные» изменения среды. Особенно важно обращать на это внимание при проведении социально-психологических исследований, где среда изменчива.

<< | >>
Источник: Ответы по экспериментальной психологии. 2016

Еще по теме Артефакты в эксперименте и источники их возникновения:

  1. Выдержки из научных дневников (1965—1983)
  2.   3.1. Философские проблемы техники 3.1.1. Философия техники и методология технических наук 
  3.   3.1.2. Техника как предмет исследования естествознания  
  4. О славянской письменности
  5. Общие характеристики Древнего Китая
  6. ГИПАТИЯ, ИЛИ РАСТЕРЗАННАЯ МУЗА. К 1600-ЛЕТИЮ КАЗНИ ОТ РУК ФАНАТИКОВ-ХРИСТИАН
  7. Примечания и комментарии
  8. ТРУДЫ томской ДИАЛЕКТОЛОГИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ
  9. ОТРЯД HAEMOSPORIDIA
  10. Артефакты в эксперименте и источники их возникновения
- Акмеология - Введение в профессию - Возрастная психология - Гендерная психология - Девиантное поведение - Дифференциальная психология - История психологии - Клиническая психология - Конфликтология - Математические методы в психологии - Методы психологического исследования - Нейропсихология - Основы психологии - Педагогическая психология - Политическая психология - Практическая психология - Психогенетика - Психодиагностика - Психокоррекция - Психологическая помощь - Психологические тесты - Психологический портрет - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология девиантного поведения - Психология и педагогика - Психология общения - Психология рекламы - Психология труда - Психология управления - Психосоматика - Психотерапия - Психофизиология - Реабилитационная психология - Сексология - Семейная психология - Словари психологических терминов - Социальная психология - Специальная психология - Сравнительная психология, зоопсихология - Экономическая психология - Экспериментальная психология - Экстремальная психология - Этническая психология - Юридическая психология -