<<
>>

Диалогическая онто-логика культуры


В мире культуры, т. е. вещей и деяний, схваченных в момент явления из первоначал бытия и вместе с этими первоначалами, возникает — решающая для XX века — форма (регулятивная идея) понимания бытия, космоса, человека, “как если бы...” они были произведением.
Феномен произведения (преждв всего произведения искусства) дает схематизм философской онтология как онто-логики культуры.
Понимание произведения как феномена бытия в культуре и понимание культуры как сферы произведений: два эти понимания
863 Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М. 1979. С. 361.
617
“подпирают” и углубляют друг друга. Бытие в культуре, общение в культуре есть общение и бытие на основе произведения, в идее произведения, когда соавтор мыслится по ту сторону этого бесконечного и вечного мира, будь ли это античный или средневековый соавтор, и само бытие оказывается в центре этого общения автора и соавтора различных культур. В XX веке произведение выступает с особой силой в определении мира как возможностного мира и понимания бытия, как если бы оно было произведением. Это не средневековое произведение, творимое единым автором, скажем Богом, оно всегда в центре возможного общения различных культур. Собственно, из этого определения, из такого понимания культуры вытекают все особенности вообще бытия, науки, теории, философии XX века, где мир мыслится не как действительно сотворенный, а в своих бесконечных возможностях. Это бесконечные возможности характерны вообще не для каждой культуры, они культурно характерны именно для XX века (и в физической теории, и в искусстве, и в философии) — в культуре, взятой в целом и осмысливаемой в условном наклонении “как если бы…” (космос, творение, природа…). Бесконечное бытие как если бы оно было произведением, адресованным одной культурой (смыслом и формой бытия) другим культурам. Поэтому диалогическая онто-логика строится как онтологика культуры, исходя из этого последнего определения.
Очевидно, что понятие культуры в диалогике резко отличается от
соответствующего понятия традиционной культурологии (культура как
этнопсихология, как , как ценностная, ментальная, семиотическая...
система). Феномен особой (исторической или современной) культуры
обретает онтологическое значение и основание, если может быть понят как
раскрытие одного из возможных общезначимых смыслов
сверхисторического бытия. Такое понимание возможно, поскольку в историческом существовании человека определенным образом открывается горизонт сверхисторического. Культура в диалогической логике это сфера тех и только тех конкретных, вещественных форм — произведений, — в которых запечатлевается и содержится то, как человек возводит определенность своего исторического существование в общезначимое бытие. Иными словами, культуры понимаются как уникальные и общезначимые откровения бытия и человека, формы (склады) человеческого духа, навсегда сохраняющие своеобразную формирующую силу, способность возрождаться, открывать новые смысловые обороты и глубины, — т.е. продолжающие быть и после гибели породившей их цивилизации, и за пределами общности (этнической, языковой, традиционной), на почве которой они сложились. Культура это
618
то, как и в чем разные времена (эпохи) оказываются со-временными и разные “ментальные миры” — осмысленно со-общенными разумами.
Онтологический (общезначимый, универсальный, вечный) смысл культур определяется из точки их возможного общения (спора) «по последним вопросам бытия» (М.М.
Бахтин). В этой точке (возрождаемая изнутри этой точки) бывшая культура оказывается не только прошлой, исторически законченной, а всегда настоящей альтернативой, могущей развернуться непредсказуемым смысловым будущим. Это мир смысла, способного расти в ответ иным смысловым мирам, в том числе и тем, что исторически возникли позже.
Диалогическая онтологика культуры мыслится как философия, отвечающая эпохальному смыслу истины, основывающему возможность современной (XX-XXI вв.) культуры бытия. Собственный смысл (т.е. общезначимость) этой возможной (вовсе еще не действительной) культуры как раз и состоит в открытии фундаментального диалогизма бытия. Философская (онтологическая) радикализация понятия культуры оказалась допустимой только потому, что на дальних горизонтах современной культуры, в ее философских предвосхищениях, в средоточии “чистой” онто-логики была допущена и затребована соответствующая идея. В основе понятия культуры как онтологической идеи лежит принцип предельной онтологической индивидуации: бесконечно возможное бытие сбывается каждый раз настоящим бытием (миром) в определенном, исключительном смысле, внутренне соотнесенным с другими возможными смыслами бытия-по-настоящему.
Произведениями культуры в этом смысле слова будут только те вещи (словесные, каменные, музыкальные... “поэмы”), в которых исторический человек строит себя в горизонте (в регулятивной идее) личности, а сущее мыслит в горизонте бытия (онтологически обоснованной истинности). Таковы два сопряженных средоточия архитектонической целостности культуры: в одном повороте она понимается как особая поэтика личности, в другом — как онто-логика или как особая логическая культура всеобщего (чистого) разума. Свойственный исторической культуре образ мысли (“дух времени”, “ментальность”, “понимание в мире”) обретает форму общезначимой онто-логики, когда (1) специально продумывается и обосновывается в том, что содержит в себе идею (или критерий) истины, когда, например, озадачивается различием понятного “для нас” и мыслимого “само по себе”. Этому требованию отвечает метафизическая (и метаисторическая) онтология, формулирующая и обосновывающая некий принцип тождества мышления и бытия (или умопостижимого основания умопостижения), — тождество ratio essendi и ratio cognoscendi:
619
определенность и определение в Античности, мыслящее причастие творящему замыслу в Средние века, параллелизм причины-действия и основания-следствия в Новое время...
Но онтологически само-обосновывающий разум эпохи открывает свой культурный смысл (а вместе с ним онтологический смысл своей культуры), когда (2) вдумывается в коренную парадоксальность своих онтологических начал как конститутивных актов само-обоснования. Внутренняя (само)критика метафизических (онтологических) начал развертывается как философская онто-логика. Она складывается (a) как логика возможных (культурных) смыслов бытия, конкретнее говоря, — смыслов связки “есть” в онтологическом суждении «мышление есть бытие»; (b) как архео-логика, логика онтологических начал или априорных пред-полаганий, включающая в себя логику противоречия разума самому себе в своем онтологическом начале, в точке онтологического само-обоснования; (c) как парадоксо-логика, т.е. логика невозможности необходимого онтологического тождества: бытие как внеразумное (внелогическое) основание разума, обосновываемое, однако, — в этом внеразумном (или даже сверхразумном) статусе — самим разумом как внебытийным (в ничто обитающем) началом бытия; (d) как онто-логика культуры в смысле логики онтологически возможных миров и разумов, логики культурных оснований “естественного” (или “сверхъестественного”) света разума (в онто-логике мысль словно выглядывает за край собственного света); наконец, (e) как диа-логика, поскольку мир культуры может быть сосредоточен мыслью в своем начале (т.е. впервые стать миром) только на грани с иным началом, в общении с иной возможностью быть миром, в лакуне межкультурного диалога, в “хронотопе” всемирно-исторического перекрестка; и обратно: диалог культур возможен, имеет смысл лишь тогда, когда сама культура понимается собранной, сосредоточенной в своем онто-логическом начале.
В качестве логики онто-логика культуры есть аналитика онтологических начал (миро-допущений). Это логика априорных начал культуры, тех источников света, которые воспринимаются внутри мира культуры как естественный (или сверхъестественный) свет разумения. Так, для античности истина бытия заключена в самодовлеющем существе сущего (to ontos on), понимаемом как внутренняя форма (eidos). Эйдетический ум, сказывающийся во всех сферах античной культуры, актуализирует возможное бытие как совершенный образ (“космос”), вид, внутреннюю форму. Философская аналитика обнаруживает онтологическую апорию, коренящуюся в средоточии этой истины (этого смысла истины), а именно изначальную апорийность “бытия” в суждениях «многое есть (как) единое», «единое есть (как) многое». Для культуры Средневековья истина бытия — при-сущность, причастность сущего
620
творящей энергии сверхсущего творца, понимаемая как внутренняя форма действия. Причащающий разум актуализирует возможность бытия как всеобщего “субъекта” («Я есмь сущий»). Онтологическая антитетика этой истины сказывается в том, что бытие сущего (“что”) определяется как момент, заключенный между ничто его собственного (не)бытия и ничто его божественного (сверх)бытия. Для культуры Нового времени истина бытия есть однородная сущность, скрывающаяся за явлениями разнородного существования. Мир пред-определяется как бесконечный предмет познания, разум — как субъект методического познания. Истина, определяемая познающим разумом как объективность, чревата внутренним противоречием. Сущностное бытие характеризуется двумя антиномически сопряженными атрибутами: относительно мира существований оно определяется как мысленная идеализация, относительно мыслящего субъекта — как внемысленная протяженность. Наконец, диалогическая онтология разума культуры, возможность которого намечается на эпохальном рубеже XX-XXI веков, есть онтологика этих возможных миров-культур как уникальных допущений бесконечно-возможного бытия.
Онто-логика культуры есть логика возможностей быть с мощностью мира, логика миропорождающих допущений, своего рода “божественных” замыслов. Такое понимание возможно и насущно потому, что отвечает внутренней интенции современной культуры, повсюду смещающей фокус онто-логического внимания со смысла бытия-осуществленности и/или бытия-развития к смыслу бытия-возможности, бытия-наброска, бытия-начинания. Соответственно, диалогической онто-логике культуры близки те направления современной философии, где мысль сосредоточивается на онтологических парадоксах, у начал, на порогах, в вакууме виртуальных миров: неокантианская философия культуры там, где она выходит на грань с онтологической проблематикой; философски заостренная культурология М.М. Бахтина; феноменологическая аналитика “жизненного мира” и фундаментальная онтология М. Хайдеггера, остающаяся, впрочем, в горизонте монологического понимания бытия; деконструкция традиционного моно-онтологизма, понятая как пропедевтика к онтологии возможностного бытия.
621
Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: А.В. Ахутин. Поворотные времена (Статьи и наброски) 2003. 2003

Еще по теме Диалогическая онто-логика культуры:

  1. ПРЕДИСЛОВИЕ
  2. Dasein(Материалы к толкованию)1. О чем пойдет речь.
  3. На полях «я и ты» М. Бубера
  4. 1. Предварительные отграничения
  5. Двуполюсность культуры
  6. Диалогическая онто-логика культуры
  7. Микросоциум культуры
  8. 4. От наукоучения к логике культуры
  9. ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ
  10. ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ КАК ФИЛОСОФИЯ
  11. I. ИСХОДНЫЙ СЦЕНАРИЙ
  12. П. УСТНЫЙ ДОКЛАД
  13. О ЛОГИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПОНЯТИЕ «ДИАЛОГ КУЛЬТУР»
  14. КУЛЬТУРА. ДИАЛОГ КУЛЬТУР
  15. КУЛЬТУРА XX ВЕКА И ДИАЛОГ КУЛЬТУР
  16. Цивилизация и культура