<<
>>

§ 21. Интенциональная и сопряженная со значением (bedeutungsmaBig) сущност

Более подробное исследование соответствующих и весьма трудных проблем мы хотим отодвинуть ненадолго в сторону и тотчас же обратиться к рассмотрению нового различия, в кото ром возникает для нас опять-таки новое понятие «интенционального содержания» акта и которое следует отделять от

ч

В дескриптивном содержании каждого акта мы различали качество и материю как два друг друга взаимно требующих момента.

Если мы их снова соединим вместе, то сначала кажется, что мы при этом только восстановили соответствующий акт. Если посмотреть внимательнее, то все же более убедительным оказывается другое понимание, согласно которому оба этих момента, приведенные к единству, не составляют конкретно полного а к т а. В самом деле два акта могут быть одинаковыми как в отношении их качества, так и в отношении их материи и, несмотря на это, быть дескриптивно различными. Поскольку для нас теперь (как мы увидим) качество и материя должны иметь значимость всецело сущностных и поэтому всегда наличествующих составных частей акта, было бы более уместно назвать их единство, которое составляет только часть полного акта, интенциональной сущностью акта. Устанавливая этот термин и соотносящееся с ним понимание положения дел, мы вводим сразу же второй термин. В той мере, в какой речь идет именно об актах, которые функционируют или могут функционировать в выражениях как акты, придающие значение (все ли они это могут делать, мы должны будем исследовать далее), следовало бы говорить именно о сопряженной со значением сущности акта. Ее идеирующее абстрагирование дает значение в нашем идеальном смысле.

Оправданием нашего понятийного определения может прежде всего послужить указание на следующий ряд отождествлений. Мы по праву говорим вообще, что один индивид в различное время или несколько индивидов, пусть в то же самое или в различное время, могут иметь то же самое представление, воспоминание, ожидание, осуществлять то же самое восприятие, высказывать то же самое утверждение, то же самое пожелание, питать ту же самую надежду и т.

д.[234]

Иметь то же самое представление — это верно, но это не означает представлять тот же самый предмет. Представление, которое я имею о ледяных пустынях Гренландии, конечно, другое, чем то, которое имеет о них Нансен; однако предмет тот же самый. Точно так же идеальные предметы прямая и кратчайгиая линия тождественны, однако представления (при соответствующей дефиниции прямой) различны. Разговор о том же самом представлении или том же самом суждении и т. п. не подразумевает даже индивидуальную тождественность актов, как если бы мое сознание развивалось до некоторой степени совместно с сознанием кого-либо другого. Так же мало идет речь об отношении полного равенства, следовательно, о неразличимости всех внут-

ренних конституентов акта, как будто один был бы просто дубликатом другого. Мы имеем то же самое представление о некоторой вещи, если мы имеем представления, в которых нам не просто вообще представлена вещь, но как точно та же самая, т. е. в соответствии с вышеприведенным рассмотрением: в том же самом «смысле схватывания» или на основе той же самой материи. В «сущности» мы имеем тогда в самом деле то же самое представление, несмотря на прочие феноменологические дифферен- ции. Значение такого сущностного тождества обнаруживается с наибольшей ясностью, если мы вспомним о фундирующей функции представлений для актов более высокого уровня. Ибо мы можем эквивалентно обозначить это сущностное тождество также и следующим образом: два представления в сущности тождественны, если на основе каждого из них, причем взятого чисто в себе (следовательно, аналитически), можно высказать о представленной вещи точно то же самое и ничто иное. Подобным образом и относительно других видов актов. Два суждения — это сущностно то же самое суждение, если все, что значимо относительно обсуждаемого положения дел в соответствии с одним суждением (лишь на основе самого содержания суждения), должно быть значимым относительно него и в соответствии с другим суждением. Их ранг истинности (Wahrheitswert) тот же самый, и он с очевидностью тот же самый, если это («das») суждение, [т.

е.] интенциональная сущность (как единство качества суждения и материи суждения) та же самая.

Давайте проясним для себя, что интенциональная сущность не исчерпывает акт феноменологически. Например, представление в фантазии, квалифицированное как простое воображение, в указанном отношении изменяется несущественно, если увеличивается или уменьшается полнота и живость выстраивающих ее чувственных содержаний; или в отношении предмета: если предмет[235] является то с большей ясностью и отчетливостью, то растекается в туманных очертаниях, его окраска бледнеет и т. п. Допускают ли здесь изменения в интенсивности, отрицают ли принципиально или нет равенство появляющихся здесь чувственных фантазм с ощущениями в сфере восприятия, это, во всяком случае, мало влияет на абсолютные качества, формы и т. д., поскольку как раз лишь интенция акта, так сказать, его замысел (Meinung) остается неизменным. При всех феноменологически столь явных изменениях {фиктивного} явления в фантазии сам предмет может постоянно выступать перед нашим сознанием как один и тот же, как неизменный и одинаковым образом определенный (тождество материи); не ему, но

«явлению» приписываем мы тогда изменения, мы {«имеем его в виду»}381 постоянно устойчивым; и мы имеем его в виду таковым в модусе чистой {фикции}382 (тождество качества). {В противоположность этому материя изменяется при протекании единого 5 представления о некотором предмете, который дан как изменяющийся (не нарушая охватывающую форму единства, которой соответствует в интенциональном предмете тождество изменяющегося). Подобное имеет силу, если относительно некоторого предмета, осознаваемого в качестве неизменного, обнаруживаются в 10 его схватывании новые признаки, которые до этого не принадлежали интенциональному содержанию предмета, предмету этого представления как таковому.}383

Также и в восприятии дело обстоит не иначе. Также и здесь, если мы сообща осуществляем «одно и то же» восприятие или is просто «повторяем » осуществленное, речь идет только о тождественном единстве материи и, таким образом, интенциональной сущности, единстве, которое никоим образом не исключает изменения в дескриптивном содержании переживания.

То же самое имеет силу и для изменяющейся доли, которую имеет или может 20 иметь фантазия в восприятии или в воспроизводящем представлении воспринятого. Оживают ли во мне вообще образы фантазии (Phantasievorstellungen) относительно задней стороны лежащей передо мной табакерки, обстоит ли с ними дело так-то и так- то относительно их полноты, постоянства, живости и т. д., это не 25 затрагивает сущностного содержания (смысла схватывания) восприятия, т. е. того в нем, что проясняет, при правильном понимании, каким образом можно обоснованно говорить о том же самом восприятии в противоположность множеству феноменологически различных актов восприятия. При всем этом предмет зо воспринимается {, как предполагают (vorausgesetztermaBen),} как ^ тот же самый, оснащенный теми же самыми определенностями, а именно «подразумеваемый» или «схваченный» и положенный в

              Впрочем, восприятие может иметь общую материю и с пред ставлением в фантазии — в той мере, в какой это представление ^ схватывает в воображении предмет (или положение дел) «как тот же самый», каким его перцептивно схватывает восприятие, так что первое ничего объективно не приписывает предмету, чего ему

в А без кавычек.

582 А: {воображения}.

ш А: {Это, естественно, при предположении, что соответствующее представление хочет дать наглядный образ как раз постоянного предмета. Если же оно нацелено на изменяющийся предмет, то представление расширяется до некоторого потока представлений с соответствующим образом варьирующейся интенцией представления; и об этом текучем представлении можно было бы сказать то же самое, что мы сказали в отношении представления о постоянном(vonKonstantem).}.

также не приписывает второе. Так как теперь и представление может быть квалифицировано таким же образом ([тождественно] воспоминанию), то мы уже видим, что видовые отличия интуитивных актов не определяются посредством интенциональной сущности.

Подобное имеет силу и для актов любого вида. То же самое желание имеют многие люди, если их желающая интенция тождественна.

Пусть у одного желание будет полностью выраженным, а у другого нет, у одного — наглядно и ясно вместе с отношением к фундирующему содержанию представления, у другого — менее наглядно. В любом случае тождество «сущностного» заключено, очевидно, в обоих различенных выше моментах, в моментах качества акта и в моментах материи. То же самое мы относим и к ясно выраженным актам, и особенно к актам, придающим значение, причем таким образом, как мы это уже выше высказали, что то, что сопряжено в них со значением (BedeutungsmaBiges), т. е. то в них, что образует реальный (reell) феноменологический коррелят идеального значения, совпадает с их интенциональной сущностью.

Для подтверждения нашего понимания сопряженной со значением сущности (акт придания значения in concreto) мы напоминаем о рядах тождеств, благодаря которым мы отделяем единство значения от единства предметности[236], как и о частых примерах ясно выраженных переживаний, которые служили нам для иллюстрации нашего общего понимания интенциональной сущности. Тождество определенного суждения или определенного высказывания заключается в тождественном значении, которое повторяет себя в многообразных единичных актах именно как то же самое и представлено (vertreten) в них благодаря [их] сопряженной со значением сущности. То, что при этом остается открытым пространство для весьма значительных дескриптивных различий в отношении составных частей акта, мы подробно изложили[237].

<< | >>
Источник: Гуссерль Э.. Логические исследования. Т. II. Ч. 1: Исследования по феноменологии и теории познания / Пер. с нем. В.И. Молчанова. — М.: Академический Проект,2011. — 565 с.. 2011

Еще по теме § 21. Интенциональная и сопряженная со значением (bedeutungsmaBig) сущност:

  1. § 21. Интенциональная и сопряженная со значением (bedeutungsmaBig) сущност