<<
>>

§ 1 24. Ноэтически-ноэматический слой «логоса» 20 Означивание и значен

.0

Со всеми рассмотренными выше актами сплетаются выражающие — в специфическом смысле «логические» слои актов, относительно которых тоже 25 необходимо убедительно прояснить параллелизм но- эсиса и ноэмы.

Всеобщая, неизбежная двусмысленность речей, обусловленная таким параллелизмом и проявляющая свою действенность всюду, где обсуждаются соответствующие отношения, — она, естест- зо венно, сказывается и в речах о выражении и значении. 5 Эта двусмысленность опасна лишь до тех пор, пока ^ она не познана как таковая и, соответственно, не раз- (г) граничены параллельные структуры. Но если это уже произошло, то следует лишь позаботиться о том, что- 35 бы во всех конкретных случаях оставалось несомненным, с которой из двух структур сопрягается речь.

Мы начнем с известного различения чувственной, — так сказать, — телесной стороны выражения и его нечувственной, «духовной» стороны. Пускаться 40 в ближайшие разъяснения первой нам не приходит-

ся — точно так же, как и способа, каким единятся обе стороны. Само собой разумеется, что и всем этим обозначаются рубрики довольно важных феноменологических проблем.

І cd

Ь ч "U cd ч

X

Мы же будем устремлять свой взор исключитель- 5 но на «означивание» и «значение». Первоначально оба эти слова сопряжены со сферой языка, со сферой, в которой что-либо «выражается». Однако почти неизбежный и одновременно важный шаг состоит в расширении и подходящей модификации значения ю этих слов, вследствие чего они известным образом находят применение во всей ноэтически-ноэматиче- ской сфере, — следовательно, применяются ко всем актам, сплетены таковые с актами выражения или же нет[81]. Так и мы, рассуждая об интенциональных пере- is живаниях любого рода, постоянно говорили о «смысле» — слово, какое в общем и целом применяют как равнозначное «значению».

В целях отчетливости мы намерены отдавать предпочтение слову «значение», когда речь пойдет О Прежнем ПОНЯТИИ, особенно В 20 комплексных словах логическое » или «выражающее » значение. Словом же «смысл» мы будем, как и прежде, пользоваться, разумея его шире.

Пусть, чтобы начать с примера, здесь присутствует Предмет, С определенным СМЫСЛОМ, МОНОТЄТИЧЄСКИ 25 полагаемый в определенной полноте. Мы — как это нормальным образом и происходит, без запинок при- ^ соединяясь к первому, простому схватыванию воеприятия — осуществим экспликацию данного и со- о прягающее отождествление вычлененных частей или зо - моментов, — скажем, по схеме «Это — белое». Такой ф процесс не требует ни малейшего «выражения» — ни g выражения в смысле гласящих слов, ни выражения в | смысле, сколь-нибудь подобном словесному означи- х ванию, — каковое последнее может ведь наличество- 35 -о вать и вполне независимо от гласящих слов, если бы, 8\

ф

к примеру, таковые были бы «забыты». Однако, если только мы «помыслили» или высказали— «Это — белое», — вместе с тем возник новый слой, нераздельный с «подразумеваемым как таковым» чисто по мере восприятия. Таким способ эксплицируемо и выразимо и любое вспоминаемое и любое фантазируе- мое как таковое. Любое «подразумеваемое как таковое » — любое мнение в ноэматическом смысле (а притом как ноэматическое ядро) любого акта выразимо посредством «значений». Итак в общей форме предположим: логическое значение есть выражение.

Гласящие слова могут именоваться выражением только потому, что выражают принадлежное им значение — в таковом изначально заключено выражающее. «Выражение»— форма примечательная; она позволяет приспособить себя ко всякому «смыслу» (ноэматическому «ядру»), возвышая таковой до царства «логоса », до царства понятийного, а тем самым «всеобщего».

При этом последние слова поняты в совершенно определенном значении, какое следует отличать от других значений этих же слов. Вообще говоря, только что указанным отмечена большая тема феноменологических анализов, тема, основополагающая для прояснения сущности логического мышления и его коррелятов.

В ноэтическом аспекте рубрикой «выражающее» будет обозначаться особый слой актов — такой, к какому возможно своеобразно приспособлять и с каким возможно замечательным образом сливать все прочие акты, именно так, что любой но- эматический смысл акта, а стало быть, заключающаяся в таковом сопряженность с предметностью отпе- чатляется в ноэматическом аспекте выражения «понятийно ». Перед нами своеобразная интенциональная среда, по своей сущности отмеченная тем, что она способна, так сказать, отражать по форме и содержанию любую иную интенциональность, отображая таковую в своем собственном окрашивании и при этом вводя в нее свою собственную форму «понятий- ности». Однако назойливые речи об отражении и

отображении следует принимать с осторожностью, поскольку опосредующая их применение образность легко могла бы ввести в заблуждение.

Чрезвычайно трудные проблемы начинаются с феноменов, принадлежных к рубрикам «означивание» и «значение»[82]. Поскольку любая наука в своем теоретическом содержательном наполнении, во всем том, что есть в ней «учение» (теорема, доказательство, теория), объективируется в специфически «логическом» медиуме — в медиуме выражения, то для философа и психолога, руководствующихся общелогическими интересами, проблемы выражения и значения — самые ближайшие, и они же — первые, какие вообще, как только всерьез пробуем дойти до самой их основы, толкают нас к феноменологически- сущностным разысканиям[83]. Отсюда мы увлекаемся к таким вопросам, как, к примеру: как следует разуметь «выражение» «выражаемого», как соотносятся выраженные переживания с не выраженными и что претерпевают последние благодаря привходящим выражениям, — нас отсылают тут к «интенциональности» переживаний, к их «имманентному» смыслу, «материи» и качеству (т.е. к присущему тезису характеру акта), к различению вот этого смысла и вот этих сущностных моментов, заключенных в «пред- выражаемом», к различению значения самого выражающего феномена и свойственных такому значению моментов и т.

д. По сегодняшней литературе еще хорошо видно, в сколь же малой степени отдают должное тем огромным проблемам с их полным, глубоко заложенным смыслом, на какие только указано сейчас.

-е- о

с; х

-Є-

gt;х

U ф

X

Слой выражения — вот что составляет его специфическое своеобразие — не продуктивен, если от- влечься от того, что он как раз и сообщает выражение всем прочим интенциональностям. Или, если угодно: § продуктивность этого слоя, ее ноэматическое свершение исчерпывается выражением и вступающей вместе с таковым новой формой понятийного.

При этом слой выражающий совершенно сущно- стно неразделен по своему тетическому характеру с 0 тем слоем, какой претерпевает выражение, и в этом их § совпадении друг с другом первая настолько принима- ф ю ет сущность последней, что мы так просто и называем о выраженное представление — представлением, выра- g женное верование, предположение, сомнение само по себе и как целое — верованием, предположением, сомнением, равным образом и выраженное желание о is или воление — желанием или волением. Что и различие позициональности и нейтральности переходит в

о

а

| выражение, непосредственно очевидно, и мы это уже х упоминали. Выражающая же сторона не может обла- -©- дать тезисом, позициональным или нейтральным, о 20 квалифицируемым иначе, нежели тезис слоя претер- У певающего выражение, и в совпадении обоих слоев мы обнаруживаем не две тесы, какие надлежало бы размежевывать, но лишь один тезис.

Полное прояснение принадлежных сюда струк- 25 тур доставляет значительные трудности. Уже признание того, что после абстрагирования от чувственного слоя гласящих слов в наличии действительно

о_ остается еще одно наслоение такого же вида, как

ф и

предполагали мы это здесь, стало быть, в любом слу- зо чае — даже и в случае сколь угодно неясного, пусто- 5 го, чисто вербального мышления — слой выражаю- ^ щего означения и нижний слой выражаемого, — уже m это дается нелегко, а тем более уразумение сущностных взаимосвязей всех этих наслоений.

Ибо на образ 35 наслоения нельзя слишком уж полагаться; выражение — это не нанесенный сверху лак и не напяленное сверху платье; это — духовное формование, какое исполняет в интенциональном нижнем слое новые интенциональные функции и испытывает на себе ее 40 коррелятивно интенциональные функции. Что озна-

чает этот новый образ, нужно изучать в самих феноменах и во всех существенных их модификациях. В особенности важно уразумение различных разновидностей «всеобщности», какие выступают тут, — с одной стороны, та всеобщность, какая неотделима от 5 каждого выражения и от любого его момента, включая и несамостоятельное: «есть», «не», «и», «если» и т. д., с другой же стороны, всеобщность «всеобщих имен», как-то «человек», в противоположность именам собственным, как-то «Бруно», и, напоследок, та ю всеобщность, что принадлежит даже и синтактически бесформенной внутри себя сущности в сравнении с только что затронутыми различными всеобщностями значения.

15

<< | >>
Источник: Гуссерль Э.. Идеи к чистой феноменологии и феноменологической философии. Книга первая / Пер. с нем. А.В. Михайлова; Вступ, ст. В.А. Куренного. — М.: Академический Проект,2009. — 489 с.. 2009

Еще по теме § 1 24. Ноэтически-ноэматический слой «логоса» 20 Означивание и значен:

  1. § 1 24. Ноэтически-ноэматический слой «логоса» 20 Означивание и значен
  2. § 1 27 Выражение суждений и выражений ноэм душевного
  3. Содержание